Цитадель Детей Света
23 Ноября 2017, 01:22:52 *

Войти
Гильдия переводчиков анонсирует наш новый-старый проект: Пир для воронов: перезагрузка
 
   Начало   Помощь Staff Tags Галерея Войти Регистрация Сайт Wiki Westeros Кубик  
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Лучшие произведения раздела!  (Прочитано 8364 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Риббонс Альмарк
Капитан
*****

Репутация: +672/-29
Сообщений: 4514


Инноватор


WWW
« : 12 Сентября 2007, 16:14:20 »

В данной теме я буду выкладывать произведения, победившие в нашем конкурсе. Тема закрыта и выкладывать здесь что-либо буду только я. Напомню, что в конкурсе участвуют произведения всех жанров.

Сам конкурс, по результатам которого определяются лучшие произведения, расположен в этой теме.
« Последнее редактирование: 26 Ноября 2007, 04:47:45 от Элан Морин Тедронай » Записан
Риббонс Альмарк
Капитан
*****

Репутация: +672/-29
Сообщений: 4514


Инноватор


WWW
« Ответ #1 : 12 Сентября 2007, 16:15:25 »

Lanfear
                                                 

Каждый раз, когда ты уходишь, для меня наступает маленькая смерть… Я умираю, провожая тебя и возрождаюсь вновь, подобно Фениксу, когда ты возвращаешься.
Открывая глаза, чувствуя рядом тепло твоего тела, я знаю, что жива, знаю, что настал новый день… День, который вскоре разлучит нас… Ненадолго, нет! Однако я успею умереть и возродиться…
Каждый раз, засыпая, я ощущаю тебя рядом, зная, что ночью ты будешь со мной. Пусть только в снах, зато только моим.
Ты улыбаешься опять… твоя улыбка прекрасна, она наполняет мою душу светом. Не качай головой, мне нравится это! Я сама выбрала свою судьбу. Вот опять, ты смеешься, легонько целуешь меня и… уходишь…. А я умираю, медленно, но верно. Смотрю по сторонам, в сотый раз подмечая давно въевшиеся в память мелочи интерьера, и снова закрываю глаза… Мне еще рано пробуждаться, еще несколько минут со мной будет твое тепло, еще несколько минут я буду счастлива.
Что есть жизнь, что есть сон? Где грань между этими двумя мирами? Мы живем, спеша, торопясь закончить начатое, и вновь возвращаемся в таинственный мир сновидений.
Вновь я вижу твой взгляд. Он со мной каждую секунду. Каждый вздох, каждое биение сердца говорят мне: жди, он вернется. И я жду…
Тянусь к тебе, как цветок навстречу солнцу. Ты даешь мне силы цвести и процветать, ты даешь мне силы жить и надеяться… Ты питаешь корни моего существа, и я благодарна тебе за это.
Открываю глаза, потягиваюсь, ощущая холодную простынь рядом… Вот и прошли минуты, отведенные нам… Встаю и иду в душ, холодный, отрезвляющий, изгоняющий все мысли из головы кроме одной: так холодно будет всегда, пока мы не вместе.
Одеваюсь, выхожу из дома, еду в такси, безразлично глядя в окно на серые улицы города… В них нет тебя, а значит, нет красок.
Помнишь, как мы гуляли, взявшись за руки? Я рассказывала очередную чушь, а ты смеялся? Я готова всю жизнь говорить чушь, лишь бы видеть улыбку на твоих губах и слышать мягкий смех…
Твой звонок… Затаив дыхание беру трубку, надеясь услышать родной голос… Мир оживает, наполняясь красками… Теперь есть силы дожить до вечера…
Бегу с работы, бросив незаконченными срочные дела, зная, что ты ждешь дома…
Один раз я сказала тебе, что любить меня нельзя, я причиняю лишь боль… Я помню твой укоряющий взгляд, помню нежные руки и ласковый шепот не забивать голову пустяками. Я верю тебе. И забываю все неурядицы, растворяясь в твоих объятиях. Снова ночь, снова мы едины… Отворачиваясь, чтобы ты не видел слез, я наслаждаюсь каждой минутой бытия рядом с тобой. Ты лениво, в полудреме дотрагиваешься до плеча. Оказывается, ты тоже не спишь, молча слушая мои  рыдания. Прижимаюсь к твоему телу, чувствуя, как жизнь возвращается ко мне…
Ночь… Наше время… Время жить… А утром я снова умру, прощаясь с тобой на целый день…
Записан
Риббонс Альмарк
Капитан
*****

Репутация: +672/-29
Сообщений: 4514


Инноватор


WWW
« Ответ #2 : 27 Сентября 2007, 21:40:14 »

Trydent


За горизонтом, сбитое влет,
Солнце упало.
Ветер полынную горечь несет -
Осень настала.
Мрак, торжествуя, скрывает в себе
Веру с надеждой...
Нам никогда не остаться во тьме
Теми, что прежде.
Нам, так привыкшим слышать тебя –
Больно в молчаньи,
Бросилась в нервную дрожь сентября
Вечность печали.
Выбор один - зубы сжать и хранить
Веру в поэта,
Чтобы остался он петь и любить
В Памяти Света.
Записан
Риббонс Альмарк
Капитан
*****

Репутация: +672/-29
Сообщений: 4514


Инноватор


WWW
« Ответ #3 : 07 Октября 2007, 20:51:16 »

Trydent

А мне все больше нравятся брюнетки
Блондинки тоже нравятся, но меньше
Еще – прелестны рыжие кокетки
Да я сойду с ума от этих женщин!

Когда они, на ломких простынях,
Лежат, раскинув мне свои объятья,
И до утра я, позабыв о снах
Их ублажаю на своей кровати.

В кругу друзей, под пиво иль вино
В любовных похваляемся успехах
Но рано или поздно – все равно
Я сам себе признаюсь – не до смеха.

Что толку врать про долгие часы?
Ну полчаса, ну час – не больше, впрочем
И этого хватает для двоих -
Но разве в этом смысл совместной ночи?

Ведь мы потом, прижав к плечу плечо
За чашкой кофе будем ждать рассвета.
Мне от твоей ладони горячо
И холод окон отступает в лето…

Быть рядом, просто ощущать тебя
Смеяться вместе, говорить и слушать
И, даже замолчав, успеть понять
Что диалог наш продолжают души

Глазами упереться в потолок
Чтоб пелена с души тихонько спала
И осознать – ну как я раньше мог
Жить без тебя в безудержных кошмарах?

Твое лицо, глаза, волос поток,
Подушка, остро пахнущая солью,
И жизнь как распустившийся цветок…
Вот это я готов назвать любовью
Записан
Риббонс Альмарк
Капитан
*****

Репутация: +672/-29
Сообщений: 4514


Инноватор


WWW
« Ответ #4 : 11 Ноября 2007, 23:11:02 »

Элан Морин Тедронай

Молчание Бога

   Город был пуст и безжизнен. Окна полуразрушенных домов слепо взирали на безлюдные улицы тысячами черных провалов. Мостовые были усыпаны битым стеклом и мусором,  ветер лениво шуршал обрывками бумаги и опавшими листьями – аллеи тоже умерли, голые стволы некогда прекрасных деревьев ныне стояли согнутыми, изломанными, изуродованными. Тишина и безмолвие царили повсюду, тусклый свет солнца едва пробивался сквозь свинцово-серые облака, застилавшие все небо от горизонта до горизонта.
   Шаги были почти не слышны. Молодой мужчина, лет двадцати пяти на вид, медленно брел по улицам и аллеям мертвого города, обходя груды мусора и перешагивая через поваленные фонарные столбы. Невзрачная ветровка, потертые джинсы и ношенные кроссовки были под стать этому унылому месту, хотя и выглядели несколько странно на фоне уцелевших колоннад и двух-трех этажных зданий. В его серых глазах застыли печаль, тоска, одиночество и предчувствие неизбежного. Спустя некоторое время он вышел на главную площадь города - дома, дворцы и музеи, окружавшие ее, стояли целыми, но их окна были пусты, как и окна всех домов города, а фонтаны, украшавшие площадь, пересохли. Навстречу ему, с другого конца площади, столь же медленно шел другой мужчина, старше – лет сорока, одетый в безупречный серый костюм с галстуком, на ногах его блестели лакированные черные туфли, так, словно пыль и грязь не касались их. Мужчина в ветровке очень сильно удивился бы, если бы не увидел здесь другого. Но второй был здесь, а значит все повторится, как было уже не раз до этого. Именно неизбежность того, что им предстояло, а вовсе не вид мертвого города, наполняли глаза молодого человека тоской и едва ли не отчаянием. Двое мужчин сблизились до расстояния в несколько шагов и замерли друг напротив друга, остановившись в центре площади, возле огромного фонтана, выполненного в форме ангела с распростертыми крыльями и воздетым вверх мечом.
   - Ты звал меня, враг, - произнес тот, что был в костюме и туфлях, усталым тихим голосом, казалось, его донимает скука, - я пришел.
   - Ты сам встал у меня на пути, враг, как и всегда, - голос мрачен, но полон решимости.
   - Снова ты взялся за старое? И ради чего на этот раз? Ради жизни какого-то ребенка! Одного единственного ребенка – после того, как мы сходились здесь, решая судьбы многомиллионных государств!   
   - Судьба человечества, или судьба одного человека – это не важно! Я не могу стоять в стороне, если у меня есть возможность помочь, ты же стремишься лишь разрушать. Зачем тебе это?
   - Этот спор идет меж нами сотни лет, тебе все равно не понять меня, мне – тебя. К чему пустые разговоры, Альберт? Делай то, что собирался.
   - Сделаю, Карл, сделаю, можешь не сомневаться, - с этими словами стена ослепительно белого пламени вспыхнула вокруг мужчины в костюме, окружила его, грозя вот-вот испепелить. Лишь мгновением позже багровый огонь ринулся навстречу, разорвав круг белого пламени, потеснив его назад, к Альберту. Двое мужчин, двое смертельных врагов, стояли друг напротив друга, их лица были сосредоточены, а меж ними бушевало пламя -  белое и багровое, две огненные стены теснили друг друга с переменным успехом.  Плавился камень мостовой, но одежда людей, стоявших в нескольких шагах от ревущего ада, даже не дымилась.
   - Чего ты добиваешься, Альберт? Ты ведь знаешь, что мы бессмертны, иначе один из нас давным-давно бы уже убил другого. 
   - Лучше скажи, чего добиваешься ты. Зачем ты разрушаешь все, что я создаю? Неужели тебе доставляет удовольствие видеть страдания людей, видеть их слезы, слышать их стоны?!
   - Я не разрушаю, я лишь оберегаю род людской от тебя и твоих безумных идей.
   - Безумных? Желать сделать всех людей счастливыми - это по-твоему безумие?!
   - Только бездушные марионетки могут быть счастливы. До тех пор, пока люди свободны, они всегда будут страдать и причинять боль друг другу. Разве они просили тебя о помощи? Нет.
   Багровое пламя погасло, и белый огонь Альберта победно устремился вперед, но Карла уже не было – стремительно взмыв в воздух он пронесся над огнем и нанес ответный удар. Там, где секунду назад стоял Альберт камень взорвался и брызнул во все стороны градом осколков, оставив воронку в центре площади. В следующее мгновение исполинский невидимый кулак ударил в грудь Карлу и тот отлетел в сторону, пробив стену дома и скрывшись под градом рушащихся перекрытий. Мужчина в ветровке, которого когда-то называли Альбертом, медленно направился к пробитому дому.
   - Почему ты мешаешь мне сейчас? К чему тебе смерть ни в чем не повинного ребенка?! – крик разнесся по всему городу.
   - Он должен умереть – таковы законы природы, такова суть вещей. Это жестоко, не спорю, но так устроен мир. Не мы с тобой создали эти законы, не нам их и нарушать. Такова природа Вселенной, ты же, в своем милосердии, стремишься подчинить Вселенную себе. Из нас двоих тиран и деспот – ты, не я,  я лишь храню мир таким, какой он есть, оберегая его от твоих посягательств, - голос шел отовсюду, со всех сторон, невозможно было определить за каким углом, в каком доме скрывается говоривший. Альберт был настороже и все же пропустил удар – воздух вокруг него сгустился, затвердел, грозя раздавить в пыль. Он не умер бы, нет, он и в самом деле был бессмертен, но это означало бы поражение и гибель того мальчишки, что было недопустимо. Напрягая волю, он разжимал тиски воздуха, но Карл, стоявший на балконе одного из домов, сменил тактику – теперь непроницаемый щит теснил Альберта, прижимая его к стене.
   - Неужели тебе чуждо милосердие?! Прошу тебя, Карл, во имя Господа Бога, отступись, ты же сам говорил – это всего лишь один единственный ребенок.
   - Бога?! Бога, говоришь ты? Нет никакого Бога, Альберт! Кому как ни нам с тобой знать это! Есть лишь природа, люди и мы. Ничего больше.
«Мальчик должен жить, он не заслужил смерти». С этой мыслью Альберта воздушный щит разлетается на куски, и вот уже с ладоней молодого мужчины срываются один за другим десятки слепящих лучей света, они нацелены в грудь, в голову Карла, но тот отбивает их стремительными, неуловимыми движениями рук, и отраженные лучи бьют в стены домов, в колонны, в булыжники мостовой, обращая камень в облака пара.
   - Но если нет Бога, Карл, то откуда взялись мы с тобой? Вспомни, мы были такими же людьми, как они. Столь же слабыми, несведущими и недолговечными созданиями, прозябавшими в нищете и страданиях, - лучи света били все быстрей и быстрей, Альберт наступал, и Карл уже с трудом отбивал шквал, обрушившийся на него. – Вспомни тринадцатый век, вспомни, где мы родились и чем занимались. Вспомни! И так было до тех пор, пока в один день мы не проснулись, ощутив в себе эту силу.
    Карл вновь взмыл в воздух и перенесся на крышу соседнего дома, отступая. Альберт последовал за ним, ни на секунду не теряя его из вида и не ослабляя натиска.
   - Более семи веков мы вершим судьбы человечества, незримые, всеведущие и почти всесильные. Почему мы стали такими, и почему именно мы, а не кто-то другой? Кто, как не Господь Бог дал нам эти силы? И для чего, как не для того, что бы привести человечество к Царству Небесному, ко всеобщей любви и вечному счастью? Мы могли бы сделать это, могли бы, если бы ты, вместо того, чтобы препятствовать каждому моему начинанию, разрушать плоды всех моих трудов, помогал мне. Молю тебя, Карл, остановись, помоги мне, вместе мы сможем, я знаю, мы сделаем людей счастливыми!
    Двое людей  стремительно неслись по крышам домов, совершая немыслимые прыжки, перелетая через улицы, а иногда и через целые кварталы города. Сотни, тысячи лучей света били из рук Альберта и, отражаясь от рук Карла, обращали в облачка пара крыши и стены домов, колонны, статуи, памятники и скрюченные стволы деревьев. Взлетев над главной площадью, Карл, вместо того, чтобы в очередной раз отразить атаку, широко развел руки в стороны. Лучи ударили его в грудь и лицо, заставив его с криком боли рухнуть вниз, на землю. Но прежде того с его рук сорвалась сеть алых молний и оплела Альберта, пронзая все его тело, и низвергла его на землю.
   Боль рвала его тело на части, лишая сил. Альберт почти не почувствовал удара, когда его тело пробило крышу, а затем и все четыре этажа одного из зданий на краю площади. Дом содрогнулся, и часть стены рухнула на мужчину, похоронив его под собой. Ему не составило бы труда выбраться, если бы не боль и усталость – молнии, пронзившие его тело, впитали в себя значительную часть его силы. «Встань!» - приказ самому себе, но сверху его придавила рухнувшая стена, нужно еще убрать ее, а силы… слишком их мало. Неожиданно завалы камня превращаются в пар и исчезают, но прежде чем Альберт успевает подняться, алые молнии вновь оплетают его, и швыряют на камни площади. Сознание плывет от боли, лихорадочно несутся мысли : «Нужно встать, нельзя сдаваться. Нельзя. Мальчик должен жить.»
   - Я вижу, что ты страдаешь, Альберт, твои силы на исходе. К чему весь этот цирк, ведь ты уже понимаешь, что проиграл. Ты говоришь мне, что Бог дал нам силу. Я не знаю, может быть, ты и прав. Но почему же этот Бог не сказал нам, зачем он дал нам силу? Где он, этот самый Бог? Ты видел его хоть раз Альберт, или, может быть, слышал? Я – нет. Зачем, зачем ты истязаешь себя, Альберт? Ради жизни этого мальчишки?
   «Господи, помоги, прошу тебя. Не дай ему погибнуть, лишь я один могу спасти его. Молю тебя, Создатель, дай мне силы.» Наконец-то ему удается встать. Выпрямившись, он смотрит в глаза своего врага, Карла, и не видит в них ни злорадного торжества, ни ненависти – лишь те же одиночество и непонимание, что наполняют его собственную душу.
   - Да, Карл, ради его жизни, только ради нее.
   И вновь плеть алых молний устремляется к нему, но на этот раз синие молнии, сорвавшись с его собственных пальцев, встречают эту плеть на середине пути. И вот уже двое врагов медленно кружатся по площади, неразрывно соединенные сетями алых и синих молний, молний, что столкнувшись друг с другом, отражаются в стороны и крушат дворцы и музеи, разбивая в мелкое крошево стены домов.
   - Альберт, в эти самые секунды тысячи детей умирают по всему миру. От болезней, от голода. Ты не спасешь их, ты просто не успеешь спасти всех. Тысячи умрут, ты спасешь лишь одного. Но кто, кто, скажи мне, пожалуйста, Альберт, дал тебе право выбирать кому жить, а кому умереть? Неужели ты возомнил себя Судьей и Господом Богом, о котором говорил мне?! – Карл сорвался на крик. Алые молнии уверенно теснили синие, Альберт отступал. «Не думать, не думать об этом. Иначе – поражение и смерть.» И он заставил себя отринуть отчаяние, сменив его жгучей ненавистью к тому, кто всегда разрушал его надежды, кто приносил столько страданий людям. И теперь уже синие молнии перешли в наступление. А Карл продолжал :
   - Ты ненавидишь меня, Альберт, я чувствую это. Ты призываешь гнев, ярость, чтобы потеснить меня. Так кто из нас Зло – ты или я? Ты говоришь о рае, Альберт. Но это иллюзия, бред твоего больного мозга. Как, как ты себе это представляешь? Что будет, если человек в твоем раю захочет убить другого, что ты сделаешь тогда, Альберт – подчинишь его волю своей? Изменишь его память? Но это насилие, враг мой, насилие над личностью. Неужели ты не понимаешь, что так нельзя. Изменить же природу людей, сделать так, чтобы они не хотели убивать друг друга, мы не можем. Ни ты, ни я. Открой глаза, Альберт, и ты поймешь – если есть Бог, то ему виднее - он знал, кому давать силу. Нет ни добра, ни зла, есть лишь Равновесие. В бесконечной борьбе двух сил, кроется равновесие Вселенной, война – двигатель прогресса, без войн и страданий человечество зачахнет, скатится в маразм, в трясину застоя и неподвижности. Если Бог дал силы тебе, чтобы ты вел человечество к «раю», то тот же Бог дал силы и мне, чтобы я мешал твоим безумным попыткам, чтобы в нашей борьбе рождались жизнь, движение и развитие Вселенной. Загляни себе в душу, Альберт, и ты поймешь, ты выполняешь свой долг, я – свой. Иначе и быть не может. Все должно быть именно так, и никак иначе.
   «Этого не может быть! Господи, скажи, что это не так, прошу тебя, ответь!» - и синие молнии гаснут, алая плеть обвивает Альберта и, подобно щупальцам гигантского спрута, поднимает его высоко в воздух, чтобы затем со всего размаху швырнуть его на камни разрушенной площади.
   Распростершись навзничь, он лежит, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой, дикая боль пронзает все его тело. Человек в сером костюме подходит к нему, черные лакированные туфли, на которых нет ни пятнышка, замирают возле его лица.
   - Вот и все, Альберт.
   Боль уходит, и мир разлетается миллионами осколков.

   - Мы потеряли его.
   - Он был обречен с самого начала, Володя. Его могло спасти только чудо.


   Белые стены пропитаны болью, горем и отчаянием. Тихий голос, разбивающий надежду и весь мир в пыль :
   - Мне очень жаль, ваш сын умер.
  Молчание. Слезы и тишина, а потом  :
   - Алеша! Нет! Господи, за что?! За что Алешеньку-то… За что?! – горе рыдающей матери сжимает ему сердце. Поражение. Опять.
   - Я ведь тоже не всегда одерживал победу, Альберт, - это Карл. Люди не видят их, проходят сквозь них, не обращая внимания, - бывало и так, что поражение выпадало и на мою долю. Мне жаль тебя, Альберт. Действительно жаль. Но отступить я не могу, как и ты. До свидания, враг, – с этими словами он исчезает. 
   «Господи, умоляю тебя, ответь! Зачем, зачем ты дал нам эту силу, ради чего?! Почему, почему ты оставил меня, Создатель, почему?!» - немые, беззвучные вопли вторят рыданиям безутешной матери. «Господи, ответь мне!!!» Бог как всегда молчал.       
Записан
Риббонс Альмарк
Капитан
*****

Репутация: +672/-29
Сообщений: 4514


Инноватор


WWW
« Ответ #5 : 11 Ноября 2007, 23:15:07 »

Den Stranger

Дневник дракона

Запись 1. Съел двух рыцарей, теперь маюсь изжогой. Пожаловался маме. Она закатила получасовую лекцию на тему правильного питания. Уж кто бы говорил. Сама то, уже сто лет как на салатной диете. Все фигуру бережет. К папе обращаться не стал, у него творческий кризис и он не в настроении.

Запись 2. По прежнему маюсь с желудком. Поспрашивал товарищей по слету. Те объяснили, что в таких случаях ни в коем случае нельзя есть ничего острого. Решено, с этого дня перестаю проглатывать рыцарей вместе с мечами и копьями.

Запись 3. На очередном слете прослышал что появилась новая фишка. Нужно похищать принцесс, причем желательно блондинок и девственниц. Что с ними дальше делать толком никто не знает, но говорят что это признак истиной крутости!

Запись 4. Облетел дюжину королевств. Довел до истерики восемь принцесс требуя у них справки от гинеколога. Так ничего не нашел, пришлось слопать подвернувшегося под лапу какого то Первого Министра. Вкууууууусноооо….

Запись 5. Рассказал о съеденном на слете. Ребята обзавидовались. Оказывается это редчайший деликатес. Их специально откармливают изысканейшими блюдами, дабы мясо приобрело утонченный вкус. Говорят что вкуснее Первых Министров только Олигархи и еще Высшее духовенство, но до тех нам увы не добраться…

Запись 6. Прогуливался по лесу. Вдруг из кустов выскочил какой то полуголый мужик в одних кожаных трусах и здоровенным топором. Прокричал что он известнейший герой и истребитель чудовищ Карман-Варвар. Никаких карманов я при нем не заметил, да особо и не рассматривал Чего мне всякие варвары когда я думаю как найти свою принцессу…

(позже) Лежу, все сильнее мечтаю о принцессе. Варвар тоже не теряет времени зря, вот уже пять часов ломая свой топор о ноготь на моей передней лапе. А хороший мужик оказался. Ну когда у меня найдется время заняться своим маникюром. Принцессы клюют только на изысканных драконов.

(еще позже) Варвар сбежал обратно в кусты. Топор вернее то что от него осталось похоже достался мне. Поблагодарив его, я попросил заглянуть через недельку. Мне еще заусенцы на задних лапах надо поправить. А коли уж такой мастер педикюра мне попался, то грех не воспользоваться навести красоту на халяву…

Запись 7. Ребята на слете хвастались принцессами. У Грилезуба их аж две, висят на цепочке на шее. Меня тут же объявили немодным и сказали что пока не добуду свою принцессу в тусовку могу не возвращаться.

Запись 8. Нашел какой то старый черный замок. На верхней башне стояла какая то деваха. Чумазая, растрепанная, тощая как швабра. Спросила меня не являюсь ли я рыцарем спасителем. Офигел от такой наглости но решил быть вежливым и ответил что на самом деле я дракон и ничего общего с этими ходячими консервными банками я иметь не собираюсь. Разговорились. Деваха оказалась принцессой. Была похищена с целью выкупа местным черным магом, но все рыцари претендующие на ее руку, едва лишь завидев «ангельский лик» этой красотки, предпочитали сами откупаться от мага лишь бы не спасать ее. Я даже всплакнул от жалости пару раз. Потом долго думал. Принцесса конечно не ахти, но это все таки принцесса. И несомненная чиста и непорочна (ибо кто на такую позарится) Решено, похищаю ее с ее же согласия.

Запись 9. Принцесса была разочарована увидев мою пещеру. Сказала что все порядочные драконы должны собирать золото а у меня что то пустовато. Очень долго объяснял ей что драконы все разные, у кого то к нумизматике склонность, а я вот марки собираю. Хочешь покажу свою коллекцию?

(позже) Принцесса разревелась и запустила мне кляссером в голову. Сказала что у всех принцесс драконы как драконы, сокровища собирают, а ей неудачнице достался какой то филателист-ботаник. Успокоилась лишь тогда когда я сообщил приблизительную стоимость одной из страниц альбома. Думаю мы с ней поладим.

Запись 10. За стеной расшумелась мама. Видимо опять обнаружила у себя очередную жировую складку. Прежде чем я успел что то объяснить, принцесса убежала в ее пещеру. Какая нелепая потеря…

(позже) Что то подозрительно тихо за стеной. Ну-ка схожу я на разведку…

(еще позже) Ну и как это понимать? Мама с принцессой сидят чуть ли не в обнимочку и обсуждают различные типа диет, а заодно изучают журналы моды трехсотлетней давности ну и перемывают косточки всем мужикам. Мое появление было встречено радостными воплями. Им видите ли срочно потребовалось послать кого-нибудь в город.  Мол принцесса обнаружила что ее набор косметики подошел к концу, так что со списком длинной в мой хвост отправляюсь в путь.

Запись 11. Ну и чего кричать? Что просили то и принес. Ну что, я буду перечитывать список посреди торговой площади пока в меня стреляют из катапульт, арбалетов и магических посохов? Ну притащил я вам всю лавку, сами выберете. Да вместе с лавочником. Не смотрите, что он сейчас трясется, когда я  лавку уносил он меня всего пудрой обсыпал. Замучаюсь ее отмывать, а надо, ребята еще подумают что ориентацию сменил. Короче сами разбирайтесь что к чему, а я на озеро.

Запись 12. А возле озера тихо. Ни шумов, ни скандалов, ни королевской гвардии с этими дурацкими пиками. Надо кстати наведаться в городской арсенал а то мой запас зубочисток подходит к концу. Короче тишь да благодать, лишь я, да один малознакомый маг. Мило с ним побеседовали. Он пересказал мне дюжину магических рецептов которые можно приготовить из клыков, когтей, чешуй и крови дракона. Я в ответ подробно объяснил как готовится жаркое из мага в собственном соку. Разошлись усталые но довольные.

Запись 13. И снова родимый слет Ребята обсмеяли мою принцессу. В ответ пришлось придумывать кучу дурацких сказок о злых чародеях и кознях богов изменивших ее прекрасный облик. А затем дабы изменить тему рассказал что по последней заморской моде принято похищать не только принцесс но и весь королевский двор в придачу с королем. Ребята задумались а затем резко как то улетели.

Запись 14. Тихо как то стало. Лишь королевские войска по лесам что то усиленно шастают. Немного прогулялся. Встретил знакомого купца, что всегда привозил мне самые редкие марки. Разговорились. Оказывается за последние несколько дней драконы обчистили дворцы двух десятков столиц. Народ в панике и поговаривает о нашествии монстров и гневе богов. Пообещал разобраться.

Запись 15. На слете весело. Куча народу и все в панике. Ребята хвастаются кто больше сумел притащить. Особенно доволен Грилезуб. Он прихватил короля, какую то придворную даму, финансового туза и десяток придворных. Жалуется что для Флеш Рояля не хватает только валета, но что это такое и с чем едят он понятия не имеет. Смутно начинаю догадываться что если мы все и вымрем то от коллективной тупости.

(позже) Мордогрыз приволок какого то знаменитого полководца. Тот вначале был в ярости, а затем чуть не умер от восторга. Заявил что такого количества совершенных боевых машин в одном месте ему еще не встречалось. Прежде чем мы успели опомнится он завербовал Мордогрыза и еще пару ребят в армию, объявил Великий Поход до края Вселенной (ну или хотя бы вооооон до того водопада) и прихватив заодно всех похищенных королей и их свиту удалился в неизвестном направлении… Думаю слетов в ближайшее время не будет…

Запись 16. Принцесса долго интересовалась, а правда ли что по легендам драконы могут превращаться в людей. Ответил что правда, но что для этого нужен магический эликсир который хранится у моей мамы. Принцесса задумалась. А та лавка с косметикой ей серьезно помогла. По крайней мере гоблины больше не шарахаются завидев ее еще за километр. Надо бы еще нарядов притащить но меня больше в город не отпускают. Мама говорит что большой выбор это конечно хорошо, но превращать нашу пещеру в филиал рыночной площади она не позволит.

Запись 17. Приперся первый героический спасатель принцесс. Я даже проснутся тлком не успел, когда он вылетел из пещеры преследуемый принцессой, которая гналась за ним с поленом в руке. Потом долго снимал этого незадачливого рыцаря с верхушки самого высокого дерева на которое он залез с перепугу, причем бедолага постоянно спрашивал кого из нас ему надо спасать. Пришлось рявкнуть что никого и пинком указать направление к ближайшему городу.

Запись 18. Еще один спаситель. На этот раз эльф. Из чистокровных. Пришел с лютней и запел песню вызывая меня на бой. Как то даже не интересно. Принцессе тоже. Сидит у меняна загривке и кидает в певца гнилыми помидорами, благо я их целый воз приволок.

(позже) А певец был хорош. Продержаться под обстрелом целых пять часов и продолжать петь несмотря на заляпанную одежду и лицо томатном соке это надо уметь. Лишь помидор залетевший в рот сумел его успокоить и на некоторое время спровадить из этих мест.

Запись 19. Снова вернулся эльф причем не один а с оркестром. А помидоры кончились. Впрочем все не так плохо. При первых же аккордах из своей пещеры выбежал папа наконец то исцелившийся от своей депрессии и радостно закричал что наконец то к нему в гости забрели истинно творческие личности которым он наконец то покажет все глубины своего многогранного таланта. Мне интересно как он будет показывать эти глубины лежащим в обмороке эльфам?

Запись 20. Что то шумновато здесь становится. Пещеру осаждают сотни столичных кутюрье с абсолютно новыми моделями платьев для моей принцессы. Та сидя на моей голове раздает указания. Тот кто предоставит ей некачественный образец немедленно приговаривается к съедению. Естественно мною, несмотря на то что я только что наелся на месяц вперед. Мама у себя организовала фитнесс клуб, и теперь у меня создается иллюзия что я живу на вулкане. Папа занимается со своими эльфами, учит их пению. Короче дурдом.

Запись 21. Попробовал потихоньку сбежать. Притащили обратно. Возле пещеры развернуто крупное строительство. Принцесса объяснила что к нам от войны сбежался весь окрестный люд, поскольку свой дракон это конечно страшно но чужие еще хуже, а сюда они по крайне мере не полезут. Мою коллекцию марок забрали в казну создающегося королевства. Жаловаться родителям бессмысленно. Папа со своими учениками сочиняет новый гимн а мама создает фермы по выращиванию салата.

Запись 22. (и похоже что последняя) Прощайте мои дорогие друзья по слету. Прощайте рыцари, маги и прочие спасители. Меня хотят сделать королем, хотя я этого и не хочу. Принцесса говорит что в первую очередь нам нужно сделать наследника. Да, она стала действительно прекрасной, ноя  не хочу становится человеком! Аааааа!! Они несут эликсир! Спасите меня!!!

(надпись рукой принцессы) Нет уж милый мой дракон. Если уж спасаешь принцессу, то всю ответственность на совершенный поступок бери на себя… Ну ничего. Мы еще сделаем из дракона человека…
Записан
Риббонс Альмарк
Капитан
*****

Репутация: +672/-29
Сообщений: 4514


Инноватор


WWW
« Ответ #6 : 26 Ноября 2007, 05:35:47 »

Илайас

Прошу прощения, если затрону чьи-либо религиозные чувства.

"Размышления о Вечном"

        Взрыв! Взрыв послужил началом. Началом бесконечной истории, которая  никогда не кончится. Взрыв этот был ничем иным как взрывом атома в вакууме. Ничто не мешало взрывной волне, и по сей день, она распространяется, увеличивая вселенную во всех направлениях.
        Бесконечность. Звучит нелогично, не правда ли? Сейчас мы сидим и смотрим в монитор, а во всех направлениях от нас простирается бесконечность. Трудно представить.
        Сейчас речь пойдёт о первой планете. Появилась она, таким образом, каким по нашему предположению появилась Земля. Углубляться в процесс материализации планеты не будем, необходимые знание вы можете почерпнуть из учебников астрофизики.
        Спустя много лет на первой планете, название которой не имеет значения, появились разумные существа. Они создали цивилизацию, история которой не имеет ни малейшего значения. Речь пойдёт об одном из этих существ, который ничем не отличался от других. Он родился, жил на благо цивилизации, и как нестранно умер. Казалось бы, всё просто, но всегда есть «но». Он был способен мыслить, а значит, был наделён частичкой вселенной, которая после смерти останется в ней. Когда его сердце остановилось, а мозг прекратил функционировать, квинтэссенция его разума отлетела от его мертвого тела.
         Какое-то время вольный разум блуждал по просторам вселенной. Ощущение непередаваемой лёгкости, свободы, бесконечности переполняло сущность вольного разума. Нет знания прекрасней, чем осознание того, что ты являешься неотъемлемой частью вселенной. Но через некоторое время существо, когда-то имевшее материальную форму, задумалось. Задумалось о своей цели,  своём предназначении. И разумная сущность пришла к такому выводу: необходимо даровать возможность жить другим существам.
         С этой мысли и началось создание нашей планеты, подробнее о котором вы можете узнать из библии, источник весьма достоверный. Квинтэссенция разума трудилась, не покладая рук, и когда дело было сделано, глазам предстала не самая приятная картина. Люди появившиеся на этой планете были весьма аморальными и  непринципиальными созданиями. Дабы наставить их на путь истинный, вольный разум материализовался на этой планете под именем Иисуса Христа, сына Божьего. И нёс Иисус свою веру людям. Учения эти несли особый смысл, они позволяли сохранить людям частичку себя, без которой не будет возможна жизнь после смерти. Но люди – существа весьма неадекватные. И в один из бесконечности земных дней  подвергли они своего Творца мученической смерти. Квинтэссенция разума отделилась от мертвого тела, и отправилась в далёкое странствие за поиском чистой, как слеза, истины.
          Земляне лишились главного духовного наставника, и теперь только праведные смогут после смерти воссоединиться с вселенной. Смерть Творца тяжким грузом легла на жизни землян, и видимо по этому большинство из них потерянные и безбожные.
          Теперь разум Творца Земли блуждает по бесконечным просторам вселенной, а может уже создаёт новые миры. Сколько таких Творцов во вселенной? Сколько неудачных попыток творения, как наша Земля?  Сколько земных жизней пропадёт в туне бесконечности, не воссоединившись с вселенной?
Записан
Риббонс Альмарк
Капитан
*****

Репутация: +672/-29
Сообщений: 4514


Инноватор


WWW
« Ответ #7 : 28 Января 2008, 23:21:17 »

Филиппа Эйльхарт



Что бы было, если бы «Колесо Времени» решила бы написать, скажем, Цветаева? Была бы еще, как минимум, одна тема школьного сочинения... 

набросок такого сочинения и изложен ниже:

Сочинение:
«Образы главных героев произведения М. Цветаевой «Поэма Колеса»

Троллоки в дверь – прочь за порог -
Сталью, огнями, снегами...
В древний пленительно-страшный острог
Тридесятью городами.

Именно так начинается пролог произведения Марины Цветаевой «Поэма Колеса», именно так начинается путь ее героев, таких разных, но все же схожих как между собой, так и с самой поэтессой, поиском своего места в огромном мире вдали от родины.
Давайте рассмотрим главные образы поэмы, данные нам в первой главе:

Дракон, такое имя дает юноше-герою поэтесса. Это очень символично, хотя Цветаева так и не присоединилась ни к одному течению поэзии Серебряного Века, в том числе к символизму. Огонь – вот основная его характеристика, которая отражена автором и в описании внешности героя:

Кудри твои – пламя костра –
Не прикоснись рукою...
Слово же падает с губ – искра! - 
Не потушить водою.
Наперебой в голове – да не в пору!:
То «убивай!», то «не тронь!»
Волны идут от тебя по Узору,
Лед твоих глаз – огонь!

Затем следует описание друзей Дракона, обозначенного автором как Лис и Волк:

Один – повеса, мот, игрок,
Другой – пошел не в прыть,
Один на всех у них итог –
Три нити - в одну нить.

Далее поэтесса вводит в поэму несколько автобиографичного персонажа, которого, словно в шутку над другим поэта Серебряного Века, называет «Девушкой в платье голубом».

Позже эта автобиографичность проявится в 11 главе поэмы, в которой описываются, в частности, взаимоотношения данной героини с подругой-рыбачкой:

Как на чуднЫх – из Башни – барышень
Дивилось глупое бабье...

Но пока это всего лишь:

Девушка в платье голубом
А на руке колечко,
То ли печально, то ли добром -
Чем же окончится встреча?..

Далее следует образ девушки, которую поэтесса именует «полуночницей»:

Косу сплела умело –
Не скажешь, что в первый раз
О принцах мечтать – посмела!
Но... только в полночный час.

Очень близок к ней по духу другой женский образ – «мудрая дева», чей взгляд на жизнь и взаимоотношения с любимым крайне интересен:

Шерсть ведь практичнее шелка,
Красивее шерсти шелк...
И выбрать – что в сердце иголкой,
А он еще про свой долг!

Эта героиня и завершает представление основных блистательных художественных образов этой великой поэмы. Далее их будут ждать новые встречи, перипетии судьбы, будет меняться их восприятие мира и себя, но главным, хотя и невидимым, героем поэмы останется Колесо (олицетворение судьбы), которое, как не раз говаривала «девушка в платье голубом» в обычной для нее шутливой манере:

Все катится туда, куда ему охота,
И вкатывает нас все чаще в грязь.
Эх, девки, если б не работа...
Другой бы был про это сказ...

The End Улыбка
Записан
Tags:
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2009, Simple Machines
Страница сгенерирована за 0.08 секунд. Запросов: 22.
Яндекс.Метрика