Цитадель Детей Света
24 Июля 2017, 05:34:59 *

Войти
Гильдия переводчиков анонсирует наш новый-старый проект: Пир для воронов: перезагрузка
 
   Начало   Помощь Staff Tags Галерея Войти Регистрация Сайт Wiki Westeros Кубик  
Страниц: [1] 2 3 ... 136   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Танец с Драконами. Спойлеры  (Прочитано 263234 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« : 17 Марта 2008, 03:34:46 »

Переношу сюда СПОЙЛЕРЫ ПО ТАНЦУ ДРАКОНОВ - на страром форуме они были, но кто-то очень добрый их удалил, или, может быть, тема сама утанула.

Все спойлеры опубликованы в 2004-2007 годах, и, вобшем-то, уже устарели.
Материал записан фанатами на основе чтения Мартином отдельных глав на различных вечеринках.
Точно известно что Мартин все спойлерные главы многократно после этого переписывал.

В настоящее время все спойлеры опубликованы на английском сайте asoiaf.westeros.org
Всего у нас есть целых 13 спойлеров:

1)     Пролог
2)     1-я глава Джона Сноу.
3)     2-я глава Джона Сноу.
4)     1-я глава Дени.
5)     2-я глава Дени.
6)     3-я глава Дени.
7)     4-я глава Дени.
8 )    1-я глава Тириона.
9)     2-я глава Тириона.
10)   1-я Глава Давоса.
11)   2-ая глава Давоса(22.03.2011, перевод Xanvier Xanbie)
12)   1-я глава Аши.
13)   1-я глава Теона. (30.07.2008, перевод Lady Sansa)
14)   1-я глава Брана. (11.08.2009, перевод Duncan)
15) 1-ая глава Квентина и другая информация по ПОВам ТД (24.10.2009, перевод Lady Sansa)
« Последнее редактирование: 25 Марта 2011, 20:14:21 от Lady Sansa » Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #1 : 17 Марта 2008, 03:38:20 »

1. Пролог.

(пересказ был опуболекован на этом форуме в разделе "Новости о танце", другой пересказ был на форуме forum.chronarda.ru, не знаю, остался он там, или нет)

Начинается пролог с принюхивающегося волка. Он охотится вместе со своей маленькой озорной сестричкой и одноглазым братом. Они слышат "щенка" и начинают преследование. Они выслеживают другую стаю: "щенок", самец и самка. У самца "длинный зуб", а у самки "меньший костяной зуб". Волки атакуют и убивают, особенно охотясь за щенком, у которого "сладкое мясо". Волки убили мужчину, женщину и младенца.

Затем мы возвращаемся к Варамиру, который помнит, как человек по имени Хагген(?) говорил ему, что люди поедающие людей - мерзость. Хагген был тем, кто учил его быть меняющим шкуры (шкуроменом? хе-хе - моё) Варамир умирает в лачуге. Он лежит там и вспоминает горение и жар. Горение орла. Он помнит все воспоминания варга, он помнит волков и роды приплода.

Он болен и у него плывет голова. Мальчишка ударил его ножом за то, что он взял беличью накидку его матери. Одичалая женщина по имени Тистле заштопала его. Варамир вспоминает, что рогоногие люди убили его мать, потом Варамир украл накидку и мальчишка убил ЕГО. Когда Тистле помогла ему, она спросила его имя. Он назвался Желваком. Из-за тог, что случилось у стены, Варамир боится теперь пользоваться своим настоящим именем. Он проклинает имя Манса.

Варамир вспоминает его (Манса? - моё) мать. Она была Лесной Ведьмой, а он был Варамиром Шестишкурным. Он ездил на медведице и жил в собственных Палатах. Дюжина деревень платила ему дань. Когда ему хотелось женщину, он посылал за ней своего тенекота (барса? - моё). Время от времени какой-нибудь "герой" приходил попытаться его убить, но Варамир сам убивал его.

Когда Варамир был молод Хагген торговал с Восточным дозором и он был очарован тем, что лежало за Стеной. Вот как Манс ухитрился соблазнить его зелеными землями. Он обращается к текущему положению. Тристле оставила его дожидаться ее возвращения. Он едва мог двигаться, так что Тристле оставила его, но обещала вернуться. Она была копьеженой, уродливой, одна из тысяч, сбежавших с поля битвы.

Никто не знал, куда идти после битвы. Некоторые толковали о том, чтобы найти Детей Генделя. Плакальщик говорил о Башне Тени. Некоторые даже предлагали отправиться к Теннам, что было бессмыслицей, поскольку Тенны присоединились к Мансу!

Но Лесная Ведьма говорила о КОРАБЛЯХ.

У него их (судя по тексту, зверей) было 9 штук, но они исчезли один за другим, когда он больше  не смог ходить. Он думал об отце, который отдал его Хаггену Шкуромену. Он пытался сбежать от Хаггена, но был бит. Хагген учил его, аднака. Он учил его, как менять шкуры. Собаки были самыми легкими для варгования. Волки были труднее, потому, что нельзя по-настоящему приручить волка, очень похоже на женщину и брак. Кошки еще труднее, поскольку они самовлюбленны и жестоки. Лоси были плохи. Медведи еще хуже, Хагген не занимался с ними. Однако птицы были самыми худшими. Человек не должен летать, поскольку он может забыть себя.

Хагген брал его на север, на встречу с другими шкуроменами. Он встретил Волчьих Братьев и Бороса, у которого были клыки (имеются в виду клыки, как у кабана или моржа - моё). Это там Варамир убил Хаггена. Он даже взял одного из его волков, до тех пор, пока тот не умер. У Хаггена было только 3 шкуры, а у Варамира - 6.

Теперь остались только волки. Тенекот сбежал сразу как погиб орел. Медведица убивала всякого, кто попадался на глаза, пока не сбежала. Но волки остались с ним. Варамир знает, что умирает и думает, что волки попируют на нем и находит это справедливым.

В следующем воспоминании, Варамир вспоминает, как мальчик по имени "желвак" говорит о том, чтобы взять шкуру другого человека, вместо того, чтобы умирать., а Хагген избил его в кровь, приговаривая :"Все люди должны умирать! Даже шкуромены!"

Наконец он выбирается наружу и зовет Тристле. Он может слышать волков. Он пробирается сквозь снег и добирается до чардрева. Он поскальзывается и падает и лежит кровоточа на землю. Чардерво смотрит на него и он начинает вспоминать прошлые грехи. Он говорит себе, что "это делали животные", а не он. Он опять думает о Желваке, а потом о Шишке, маленьком брате Желвака. Желвак был мал и слаб, а Шишка рос большим и крепким мальчиком. По мере развития воспоминания, Желвак использует шкуромену, чтобы убить Шишку посредством 3 маленьких собачек, но его ловит отец. Потом он отдает Желвака Хаггену.

Наконец ему удается доползти до лачуги и он приуготавливается умереть. Он готовится перейти в волчью шкуру и затем умереть, так, чтобы потеряться там (в волке - моё). Он кратко вспоминает Джона Сноу и свою ненависть к Джону. Ему бы хотелось, чтобы Манс позволил ему убить Джона и взять Призрака, потому что, лютоволк был бы королевской шкурой.

В тот момент, когда он почти поменял шкуру, комната холодеет, его руки примерзают к полу. Тристле вернулась. Она покрыта инеем и ее глаза сверкают голубым. Слезы, глаза и губы Варамира замерзают, но он успевает выскользнуть из своей шкуры. Он ощущает животных кругом. Птиц и зверей кругом. В особенности... лося с двумя детьми на спине и лютоволка, проснувшегося и поднявшего голову.

(следующий абзац изменен мною на основании других отчетов так, чтобы сделать его более понятным - DolByc)

Варамир проскальзывает в Одноглазого, умирает и теряется. Волк видит людей. Много людей. Слишком много людей, чтобы сосчитать. Но что-то не так. Они не живут. У них голубые блестящие глаза. Они замечают волков и поворачиваются к ним.


//=====================================================//
//    Другой пересказ той же главы
//    взят с форума forum.chronarda.ru, он короче, но более связан по смыслу
//=====================================================//

Начинается повествование с волка, принюхивающегося к запахам. Он охотится вместе со своей юркой сестрой и одноглазым братом. Они слышат "щенка " и начинают преследование. Они догоняют другую стаю- "щенка", мужчину и женщину. У мужчину есть "длинный зуб", а у женщины "костяной зуб поменьше". Волки атакуют и убивают, в основном стараясь заполучить ребёнка, который "сладкомясый".Волки убивают мужчину, женщину и ребёнка.
Затем мы возвращаемся к Варамру, который вспоминает, что мужчина по имени Хагген, говорил ему, что луди, которые едят других людей " отвратительны". Хагген был тем человеком, кто научил его менять шкуры. Варамир умирает в лачуге. Он лежит здесь и вспоминает ожоги и жар. Горящий орёл.Он хранит память всех своих варгов, он помнит волков с появления выводка.
Он болен и его голова "плывёт".Мальчик ударил его ножом, за то что он (Варамир) забрал бельчью накидку его мёртвой матери.Женщина-одичалая , по имени Тистл зашила его рану. Варамир вспоминает, что люди Харнута зарезали мать мальчика, после чего Вармир взял её накидку, а мальчик ударил ножом его. Когда Тистле помогала ему , она спросила его имя. Он назвалсы Лампом. Так как после того, что случилось возле Стены Варамир боится использовать своё настоящее имя, оно тесно связано с Мансом.
Варамир вспоминает свою мать. Она была Лесной Ведьмой, а он Варамиром Шестишкурым. Он ездил на медведе и жил в своеом собственном Замке (Холле).Дюжина деревней платили ему дань. Когда ему хотелось женщину он посылал своих сумрачных котов привести её ему.Иногда какой-нибудь " герой" приходил и пытался убить его, но Варамир всегда справлялся с ними.
Когда Варамир был юным Хагген торговал c Восточным Дозором И Варамир был очарован тем что лежит за Стеной.Благодаря этому Мансу удалось соблазнить его на cxватку с зeлeноземельными. Он размышляет над нынешней ситуацией.Он валяется в ожидании Тистл.Он едва может ходить, потому она оставила его, пообещав вернуться. Она была копьеносица, уродина, одна из тысяч, бежавших с поля боя.
Никто не знал куда бежать после битвы.Одни говорили о том, чтоб найти детей Дженделя, Плакса ныл что-то о Башне Теней, другие даже заводили разговоры о том, чтоб напасть на Тенн, что не имеет смысла ибо Тенн были с Мансом( тут непонятно- это мысли Варамира или пересказчика).
Лесные Ведьмы, однако, говорили о кораблях.
Их было деветяро , но они yскользали один за другим, ибо он больше не мог передвигаться. Он думает о своём отце, который отдал его Хаггену Меняющему Шкуры.Он старался сбежать от Хаггена , но тот ловил его и бил. Хагген также и учил его, он учил его как менять шкуры. Собаки были самыми лёгкими варгами. Волки были посложнее, так как ты никогда по настоящему не можешь приручть волка, это слишком похоже на женщину и брак. Коты были ещё сложнее, ибо они тщеславны и жестоки. Лоси были ужасны,медведи ещё хуже, Хагген не связывался с ними. Однако хуже всех были птицы, человек не должен летать, а то он может забыть кто он есть. Хагген брал его на север познакомить с другими Шкуросменяющими. Он видел Волчьих Братьев и Кабанов , у которых были клыки. Там он и убил Хаггена, он даже забрал у него одного волка, ещё до того как он (Хаген ) умер. У Хаггена было только 3 шкуры, а у Варамира 6.
Теперь остались только волки, сумрачный кот сбежал, когда погиб орёл, медведь убил всех кто попался ему на глаза до того как убежать, но волки остались с ним. Варамир знает, что умирает и думает, что волки попируют над ним, когда он умрёт и думает, что это честно.
При другом воспоминании Варамир вспоминает мальчика по имени Ламп, говорящего о том, что лучше взять шкуру другого человека, чем умереть, Хагген избил его до крови приговаривая- Все люди должны умирать, даже меняющие шкуру.
В конце концов он выбирается наружу и зовёт Тистл. Он может слышать волков. Он пробивается через снег и добирается до чардрева. Он поскальзывается и падает и лежит на земле истекая кровью.Чардрево ссмотрит , кажется , прямо на него и он начинает вспоминать свои прошлые грехи. Он говорит себе " животные сделали это, не я". Он думает опять о Лампе, затем о Бампе, младшем брате Лампа. Ламп был маленьким и слабым, a Бамп обещал вырасти крепким мальчиком. Мы узнаём, что Ламп убил Бампа, поменявшись шкурами с 3-мя маленькими собаками и был пойман своим отцом. После чего Лампа отдали Хаггену.
В конце концов он приполз в хижину и приготовился умирать. Он приготовился забраться в шкуру волка и затем умереть, так он продолжит жить в теле волка. Он коротко вспоминает Джона Сноу и помнит, что ненавидел его. Он жалеет, что Манс не позволил убить Джона и забрать Призрака ибо лютоволк был бы достойным партнёром.
Когда он уже близок к смене шкуры, в комнате резко усиливается холод и его руки примерзают к полу. Тистл вернулась, она покрыта морозом и её глаза горят голубым. У Варамира замерзают слёзы, глаза и губы, но он успевает выскользнуть из своей шкуры. Он чувствует животных повсюду. Птицы и звери везде, но примечтелен лось с 2-мя детьми на нём и лютоволк , встрепенувшийся и задравший кверху свою голову. Варамир влазит в Одноглазого, умирает и теряет себя. Два волка видят людей, много людей, слишком много, чтобы сосчитать, но что-то не так- они не живые, у них пылающие голубые глаза и они смотрят на волков.
« Последнее редактирование: 20 Мая 2008, 13:15:26 от Бастет » Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #2 : 17 Марта 2008, 03:42:53 »

2) 1-я глава Джона Сноу.
(вариант 2004 года, новый вариант опубликован на сайте Мартина и переведен AL
по адресу: http://www.crows.ru/book4/jon.htm)

Примечание:
Согласно новой информации от 16.10.2010 с Октокона (Octocon), конец 1-ой главы Джона изменён.
В новой версии (зачитанной на коне) Джон отрубает голову Слинту, а Станнис наблюдает за этим.


В начале глава Джон находится в сознании у Призрака, Призрак думает о своей стае - Леди и Серый Ветер мертвы, а Лето неподалеку за Стеной. Потом Призрака обкаркала "луна", оказавшаяся Мормонтовым вороном и Джон проснулся.

Потом Джон пошел к Станнису. Станнис в бешенстве, поскольку никто из северных лордов его не поддерживает, кроме Карстарков, да и те потому, что им некуда больше податься - на Севере не забыли, что они предали Робба и Север, с другой стороны они пытались убить Ланнистеров. Особо он возмущен поведением 10-летней Мормонтихи, которая едва вышла к нему и
послала в жопу. Джон с трудом припомнил эту девчушку, упоминается о других детях Мормонтах. И кстати, Мормонты до сих пор лояльны Королю Севера.

Станнис твердо собрался сжечь Манса, несмотря на то, что Джон логично доказывает, что дикари следуют за Мансом и не будут следовать за его ребенком. Станнис не верит и даже собирается поженить Вэл с Виманом Мандерли. Также обсуждаются и другие кандидаты в женихи , например сын Вимана и дядюшка Карстарка.

Кроме того, Станнис разгневан тем, что Джон не передал ему пустующие крепости Ночного дозора, с тем, чтобы он мог вознаградить верных ему (Станнису) людей. Джон отказывает. В добавок к тому Джон требует, чтобы Станнисовы люди на стене подчинялись Ночному Дозору, на что Станнис вытаскивает Светозарный и угрожает сделать кого-нибудь 999-м Лордом-Коммандором, поскольку Торн и Слинт оспаривают результаты выборов  . Джон продолжает ему отказывать и тогда Станнис заявляет, что все замки, которые не будут населены через шесть месяцев, он отберет и без согласия Джона.

Джон уходит, а вместе с ним выходит и Мел. Она говорит, что теперь регулярно видит Джона в огне, что ему нужно быть осторожным (сюда же, видимо, относятся и ранее ставшие известными нам слова Мел о том, что опасаться надо не только тех врагов, которые проявляют открытую враждебность, но и тех которые улыбаются). Потом Мел закидывает крючок, говоря, что Р'хлорр, конечно, всеведущ, но его слуги нет. И заканчивает тем, что: "Ты ничего не знаешь, Джон Сноу".

« Последнее редактирование: 25 Марта 2011, 07:14:37 от Lady Sansa » Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #3 : 17 Марта 2008, 03:45:22 »

3) 2-я глава Джона Сноу
Вариант 2004 года. Это был самый первый из опубликованных спойлеров.

Джон стоит у Стены. Стена плачет. Перед ней собрался свободный народ - около тысячи пленных, в основном старики, женщины и дети. Все они голодают и одеты в лохмотья.

Выводят Манса Налетчика. Он одет в домотканую рубаху, без плаща, с голыми руками, связанными пеньковой веревкой. На шее у него петля. Он идет по снегу босиком. Джон думает, что надо было оставить ему старый плащ, который зашила красными нитками свободная женщина. "Королю нужна мантия". Манс улыбается и высоко держит голову, пока не замечает клетку над костром. Тут он спотыкается и говорит: "я согласен преклонить колени!" - но его дергают за петлю на шее.

Мелисандра говорит: "Все люди делают свой выбор." Она стоит так близко, что Джон ощущает аромат её дыхания - анис, мускат и гвоздика.

Манс отбивается, и когда его наконец вталкивают в клетку, он весь покрыт кровью. Выносят рог Джорамуна. Мелисандра называет его "рог Тьмы, адский рог" - от его звука должна была пасть Стена, и тогда бы открылся путь Иным. Джон смотрит на Мелисандру и Станниса, и думает: "он камень, она огонь".

Станнис одет в доспехи со знаком красного пламени против сердца. Упоминается, что королева Селиса сейчас в Восточном Дозоре. "Мелисандра - его королева. Она стоит за ним, как красная тень."

Рог бросают в костер. Мелисандра произносит что-то на непонятном Джону языке, и от этого руны на роге вспыхивают пламенем. Манс выкрикивает "Я не король!" Клетка с Мансом окутывается огнем. Манс горит и кричит. Мелисандра говорит одичалым: "Полюбуйтесь теперь на вашего короля, и на его адский рог!" Джон хочет отвернуться, но не может - вокруг его люди, он не должен проявлять слабость.

Джон вспоминает песню о дорнийской жене и дорнийском клинке.

"Братья, вышел мой срок, мой конец недалек,
Не дожить мне до нового дня,
Но хочу я сказать: мне не жаль умирать,
Коль дорнийка любила меня."

Джон приказывает четверым лучникам стрелять в Манса, чтобы прекратить его мучения. Манс умирает от стрел.

Никаких драконов из пламени не родилось. "И какой был смысл сжигать королевскую кровь?" - думает Джон.

Шоу меж тем продолжается. Мелисандра провозглашает: "Никто не может выдержать Его пламени! Свободный народ! Вас не спасли ни ложные боги, ни ваш ложный король!" Станнис вздымает над головою меч Светозарный. Он сияет ярче, чем прежде. Джон думает, "может, на ЭТО ушла королевская кровь?"

Мелисандра начинает скандировать: "Одна страна, один бог, один король!"
(Мартин, когда читал это место на сходке, неожиданно заорал так, что слушатели аж подпрыгнули). Люди королевы подхватывают клич и повторяют снова и снова.

Станнис предлагает одичалым выбор: признать его власть или уйти обратно на север. У их командиров выбор более жесткий: непокорные будут убиты. Тем, кто согласен преклонить колени, разрешено пройти на юг. Станнис командует: "Открыть ворота!", и Скорбный Эдд их открывает. "Войдите в эти врата, и найдете жизнь!" - говорит Мелисандра.

В свете костра Мелисандра и Станнис отбрасывают на Стену громадные тени.

Мысленно Джон называет происходящее "скоморошьим фарсом". Он отмечает, однако, что представление тщательно продумано.

Люди королевы раздают всем, кто хочет пройти в ворота, щепки чардрева. Каждый должен кинуть щепку в костер: "куски старых богов, чтобы накормить нового бога". "Однако новый бог ревнив," думает Джон. Женщина с двумя детьми повернулась и побежала к холмам. Один старик взял кусок чардрева и попытался ударить им солдат. Его закалывают. Остальные подходят к воротам, обходя его тело.

Далее следует сцена коленопреклонения. Джон говорит Станнису: "Свободный народ всегда смеялся над "поклонщиками". Позвольте им сохранить достоинство, и они вас будут больше любить." Станнис отвечает ему: "Мне нужно от них послушание, а не любовь".

Новый магнар теннов, сын старого, первым встает перед ним на колени. За ним Гремучая Рубашка. Сын Альфина Вороноеда, сестра Хармы Собачьей Головы, рогоногие, народ с Молочной реки, постепенно встают на колени почти все. По другую сторону Стены их ждут еда и одежда. Одичалые идут сквозь ворота один за другим. "Мы сожгли их богов и короля, зато у них теперь вдоволь луковой похлебки." - замечает Скорбный Эдд.

Однако кое-кто все-таки выбрал свободу (примерно один из десяти). Среди пленных было четверо гигантов. Сперва они тоже собрались пойти в ворота, но оказалось, что мамонты не проходят. Один из гигантов не захотел бросить своего верного мамонта, и тогда другие тоже решили остаться по ту сторону Стены.

Станнис и Мелисандра говорят оставшимся, чтобы они несли свободному народу весть об "одной стране, одном боге и одном короле". Но те, кто вернется к Стене с войной, будут уничтожены.

Сир Аллистер говорит Джону: "Одичалые ненавидят нас." Джон взглядом заставляет его заткнуться, и между ними повисает тяжелое от взаимного отвращения молчание. Джон думает, что ему придется разобраться с Аллистером, пока Аллистер сам не разобрался с ним.

Джон приказывает Боуэну Маршу разобрать внешние заграждения и использовать их как топливо для сожжения трупов. Боуэн пересказывает ему кой-какие слухи, которые распространяют сир Аллистер и другие. Джон - оборотень, он служит одичалым и их богам, и поэтому отдал им Стену. Станнис собирается назначить Гремучую Рубашку лордом, и подарить ему один из замков Стены. "И он снова станет Костяным Лордом," думает Джон. Он говорит Маршу, что Станнис собирался отдать одичалым только Дар, а не саму Стену. Янос Слинт, по словам Марша, считает что Джон держит сторону Станниса в попытке отнять у Ланнистеров Железный Трон, и намерен использовать для этого Ночной Дозор. Многие братья боятся, что это навлечет на Дозор гнев лорда Тайвина. (Никто на Стене пока не знает о печальном инциденте в сортире).

Боуэн встревожен тем, что многие братья не способны переварить зрелище спокойно идущих в ворота одичалых. Всю жизнь они защищали от них Стену, а теперь вынуждены сдать её. Это недовольство распространяется среди большой (большей?) части братьев. Джон говорит, что самого Торна надо за это послать на кухню резать лук для той похлебки. Боуэн отвечает: "Не стоит пожалуй, если ты собираешься еще когда-нибудь кушать лук." Он также объясняет Джону, что подобные настроения исходят не только от Торна или других известных недоброжелателей Джона.

Джон выделяет людей в помощь Боуэну и его стюардам. Он возвращается в Черный Замок вместе с другими братьями, присутствовавшими на церемонии за Стеной (их было около двухсот). Они идут вместе со Скорбным Эддом, который выполняет роль его охранника.


* * *

Когда они входят на территорию Замка, Джона окружают люди королевы и приказывают следовать за ними. Они ведут его к Станнису. Джон думает, что это не очень-то уважительно по отношению к лорду-командующему. Но подчиняется.

Он поднимается в Королевскую башню. Там его обыскивают и отбирают оружие. В комнате много народу. Гремучая Рубашка (или теперь уже Костяной Лорд?) носит толстый браслет с рубинами. Станниса окружают люди королевы с нашивками огненного сердца. Ни одного из людей короля в комнате нет.

Станнис уже без доспехов, но кажется, что ему все равно неуютно в комнате. Впрочем, Джон еще не видел, чтобы Станнис чувствовал себя уютно. Джон преклоняет колено перед королем, но тот некоторое время не обращает на него внимания. Потом он обращается к Джону, и выказывает недовольство тем, что Джон приказал застрелить Манса. Он говорит, что стрелы выглядели, как знак милости. Джон не отрицает, что сделал это из милосердия. Гремучая Рубашка говорит, что Джон бастард, а бастард всегда найдет как вывернуться. На самом деле он это сделал, чтобы потом хвастаться будто он убил Манса Налетчика.

Джону предлагают выпить (сам Станнис пьет воду с лимоном). Но Джон думает, что он не будет пить с этими людьми. Он отказывается.

Обсуждается восстановление Замка Ночи. Там сейчас работают все строители Дозора, но все равно это займет не меньше шести месяцев. Станнис намерен провести это время с пользой - начать полномасштабную войну за Север, пока железные люди лишены центрального руководства, а войско Русе Болтона все еще на Юге.

Станнис хочет атаковать немедленно, используя одичалых в качестве военной силы против Грейджоев и Ланнистеров. Джон напоминает, что Ночной Дозор не будет участвовать в войне. Станнис говорит, что он хочет от них только вооружения: ему нужны копья, кольчуги и хауберки на триста человек. Джон не в восторге от такого требования. До сих пор Дозор всегда побеждал свободный народ из-за лучшей выучки и лучшего вооружения. Станнис собирается отдать одичалым оба эти преимущества. Джон думает, что братья никогда на это не пойдут. Вслух он говорит, что после смерти Донала Нойе у них не осталось оружейника. Он все же соглашается предоставить копья, но отказывается дать доспехи. Станнис удовлетворяется этим. "Пусть снимают доспехи с тех, кого убьют."

Станнис предполагает держать одичалых в узде, используя их женщин в качестве заложников. Он поручает Джону присмотреть за Вель. Джон рассказывает, что женщины-копьеносицы воюют наравне с мужчинами. Станнис резко против идеи женщин-воинов. Лорд Медоуз говорит, что маркитантки только обуза для армии на марше. Джон объясняет разницу между маркитантками и копьеносицами. Станнис говорит: "Я никогда не возьму на войну женщину. Никогда."

Сам Станнис намерен командовать резервом. Одичалые будут в авангарде. Двое лордов назначены командирами флангов. Лорд Медоуз с сотней людей останется на Стене, чтобы проводить там генеральную линию.

Джон и Станнис рассматривают карту, на углах которой стоят свечи. Станнис говорит, что его первой целью будет Винтерфелл. Он намерен устроить там ставку. "В самом слове Винтерфелл всё еще остается достаточно власти". Северные лорды объединятся вокруг Винтерфелла. Потом он хочет ударить на Дредфорт и расправиться с бастардом Болтона, пока Русе не вернулся с Юга. В этом он рассчитывает на помощь Карстарков, которые уже вступили со Станнисом в альянс.

Земли Карстарков лежат на побережье севернее Дредфорта, и Станнис посетил их по пути к Восточному Дозору. Он вел переговоры со старым лордом Карстарком (дядей казненного Роббом Рикарда). (Автор пересказа указывает, что формально этот старик не может считаться главой рода Карстарков: еще жив один из сыновей лорда Рикарда, который до сих пор занят ловлей Джейме.)

Джон всегда считал Станниса достаточно осторожным, но этот план ему кажется безумием. Однако имеет ли он право вмешаться? "Я дал клятву не участвовать в междоусобицах... Но говорить - не значит воевать!" И Джон начинает говорить, и постепенно не оставляет от плана камня на камне. Станнисовские офицеры прерывают его презрительными замечаниями, но сам Станнис внимательно слушает.

Джон рассказывает о мятеже Болтонов восемьсот лет назад, и как король Харлон Старк держал осаду Дредфорта в течение четырех лет, чтобы справиться с ними. Пока армия Станниса будет осаждать замок, с юга подойдет Русе. Офицеры возражают, что они будут в безопасности, так как Ров Кейлин никто никогда не мог взять. "- с юга!"- отвечает Джон.

(Выпад Джона повисает в воздухе. Видимо тут пропущен кусочек рассуждений: РК сейчас находится в руках врагов Станниса. Для того, чтобы быть в безопасности, Станнис сперва сам должен взять РК. И как раз он-то и будет брать его с севера, а не с юга. - прим.перев.)

Северяне действительно могли бы объединиться вокруг Винтерфелла - но они никогда не потерпят там чужака, южанина.

Более того, кампанию ждет провал с самых первых шагов. Нельзя использовать одичалых против северян. Вражда северян со свободным народом тянется тысячелетия, она намного старше и глубже, чем любые ссоры между лордами. Если их поставить перед прямым выбором "одичалые или Болтоны", они предпочтут Болтонов. Весь север объединится против армии Станниса.

В то же время, если подойти к делу достаточно деликатно и не наделать ошибок, северные лорды могли бы быть естественными союзниками Станниса. "Вам нужны Хорнвуды, Мандерли, Умберы. Одного Кархолда будет мало." Умберы могли бы охотно примкнуть к Станнису, так как у них достаточно серьезные причины для ненависти к Болтонам (Красная Свадьба). И это был бы весьма ценный союз, поскольку они держат северную часть Королевского тракта. Однако Умберы ненавидят одичалых сильнее всех - их земли лежат около Стены и испокон веку подвергаются набегам.

Армия Станниса не дойдет до Винтерфелла. Вороны летят быстрее, чем ходят люди. Как только они ступят на Королевский тракт, все население Умберов до последнего человека поднимется против них, и начнется драка. А тем временем соберется ополчение остальных лордов.

Один из присутствующих бросает с пренебрежением: "Умбер на стороне Болтона? Что за чушь." Другой замечает, что Умберы не двинутся с места, поскольку Большой Джон сидит заложником в замке Фреев. На это один из лордов отвечает: "Ну что ж, зато его дядьям выгодно, чтобы он умер - тогда земли перейдут к ним. Так что Умберы нам помогут." Джон возмущен: "Вы бы, конечно, так и поступили! Но дядья тут не причем - у Большого Джона есть дети. Да это всё не имеет никакого смысла - война со свободным народом в крови у каждого Умбера. Они никогда не помирятся."


* * *

Тут Станнису надоело. Он встал и приказал: "Оставьте меня все, кроме лорда Сноу." Присутствующие расходятся весьма неохотно, допивая вино, бросая на Джона ядовитые взгляды и бормоча всякие слова типа "этот щенок", и т.п. Мелисандра и Деван, оруженосец Станниса, остаются в комнате.

Станнис говорит, что его брат всегда побеждал в битвах, действуя быстро и отважно. Но если разобраться, то за его спиной обычно стоял Нед Старк и умерял его отвагу своей осторожностью. "Сейчас мне необходимо действовать быстро, пока мои враги не организованы." Станнис смотрит на Джона, видимо ожидая, что тот начнет умерять баратеоновскую отвагу старковской осторожностью.

Джон опять колеблется: "Я не могу участвовать. Но... говорить - не воевать..." Ему сейчас очень не хватает мейстера Эйемона и его мудрых советов. Мейстер вместе с Сэмом и Джилли все еще на море.

Станнис снова предлагает Джону роль Хранителя Севера. Ему нужна сильная власть в Винтерфелле, и он хотел бы, чтобы Севером правил Старк. Джон снова отказывается, ведь он теперь лорд-командующий. Впрочем, добавляет он, я бы отказался все равно. Станнис молча скрежещет зубами. Джон предлагает Станнису держать Винтерфелл под опекой короны, для того чтобы передать его Сансе. "Сансе Старк или Тириону Ланнистеру?" - отвечает Станнис. Он просит Джона припомнить какого-нибудь родственника, троюродного дядю, хоть кого-нибудь с кровью Старков. Желательно, чтобы это был пожилой человек со многими сыновьями. Увы, родственник не отыскивается. Станнис решает отдать Винтерфелл Карстаркам.

Он добавляет, что лорд Карстарк убежден, что Дредфорт падет, и что Мандерли выступят на стороне Станниса. (Им принадлежали Белая Гавань и Ров Кейлин, и самый старший и толстый лорд Мандерли, кажется, до сих пор цел и невредим. - прим.перев.)

Станнис замолкает и ждет. Джон привычно подавляет приступ совести по поводу участия в междоусобицах, и со вздохом излагает полный план войны за Север.

Начать кампанию надо не с Винтерфелла, а с Темнолесья (Deepwood Motte). Этот замок ближе к Стене, к нему можно подобраться незаметно, он деревянный, а не каменный. И самое главное: он в руках железных людей, а не северян. Вернуть его законным владельцам - справедливое дело. За избавление от островитян многие будут готовы простить Станнису использование одичалых.

Между Стеной и Темнолесьем лежат горы. Они принадлежат мелким лордам, которые по сути не более, чем вожди горских кланов (Флинты, Локе, Вуллы "Большие Вёдра", и др.). Они не испытывают такого отвращения к одичалым. "Горцы бедны, горды и обидчивы. Но очень гостеприимны." Джон рассказывает, как его отец гостил у них, и как они любили его угощать, когда он проезжал через горы.

Станнис спрашивает, может ли он рассчитывать на поддержку горцев. Джон отвечает, что по-крайней мере некоторые из них охотно помогут, если они будут знать, что Станнис идет на железных людей. Путь будет проходить через земли Норри, и можно рассчитывать на то, что Норри их пропустят. "Остальные тоже останутся нейтральными... если... " - тут Джон запинается и переводит взгляд на Мелисандру. "Горцы поклоняются старым богам, и они не потерпят никакого вреда своим деревьям."

"Пусть хранят свои деревья и сидят во тьме." - отвечает она. А кроме того, успокаивает Джона Мелисандра, сама-то она останется на Стене. Чтобы помогать лорду Медоузу. "Ага," думает Джон, "так вот кто будет проводить среди нас генеральную линию". Джон пытается убедить Мелисандру, что Стена - не место для женщин. Это вносит напряжение в мужской коллектив. Мелисандра принимает его слова за комплимент.

Джон и Станнис обсуждают путь к Темнолесью. Чтобы не связываться раньше времени с Умберами, Джон советует пробираться через горы козьими тропами. "Козьими?" - с презрением переспрашивает Станнис. Джон объясняет, что так можно будет незаметно подойти к самым воротам замка. Он напоминает, как Молодой Дракон выиграл битву, пройдя по козьей тропе. Станнис возражает, что завоевание Дорна решили корабли, а не козьи тропы. Флот Таргариенов захватил все земли до реки Зеленой Крови, пока основные силы дорнийцев сражались с Молодым Драконом на Перевале Принцессы.

Так или иначе, Станнис принимает план Джона.

Когда настает время его отпустить, с ним заговаривает Мелисандра.
"Я видела в пламени, что у тебя есть враги, Джон Сноу."
"Я знаю," - отвечает Джон.
"Я могла бы тебе сказать, кто это."
"Я знаю, кто это."

Станнис говорит: "Не те, кого ты знаешь. Те, кто улыбается тебе."
Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #4 : 17 Марта 2008, 03:46:42 »

4) 1-я глава Дени.
Опубликована в "Пире воронов".
Перевод выложен по адресу: http://www.crows.ru/book4/deny.htm
Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #5 : 17 Марта 2008, 03:47:15 »

5) 2-я глава Дени.

Глава начинается с Дени, наблюдающей за танцовщицами в Меерине. Ее мысли соскальзывают на Даарио и она дусает о том, что глупо его ревновать к рукоятям его мечей, которые сделаны из золота в виде силуэтов обнаженных женщин. Она видит Ксаро Ксоан Даксоса и думает, что ей надо поговорить с ним о тринадцати судах, с которыми он прибыл в порт поскольку они могут быть ответом на ее молитвы.

Дени разговаривает с Ксаро, наблюдая за танцем. Он льстит ей, говоря, что он видел ребенка, покидающего Кварт, а сейчас видит королеву древнего города. Эта лесть не влияет на нее и она проджолжает думать о получении тринадцати кораблей.

Дени вспоминает об историях об о том как Астапор и Юнкай были центром работорговли в прошлые времена, после того, как драконий огонь превратил их земли в пустыню вследствии войны, которую Гис развязал против старой Валирии. Ксаро говорит Дени, что он знает о Сынах Гарпии, и о том, что они объявили награду за голову Дени. Он видел кровавые рисунки на брусчатке дорог и стен. Ксаро называет Сынов Гарпии трусами и говорит с Дени о защите, которую она может найти в Меерине. Она называет всоих кровных всадников и Сера Барристана Храброго, который дважды спас ее от убийц. Ксаро повторяет имя Селми, зовя его "Барристан Старый" и говорит, что Сер Джорах был более подходящим слугой, более молодым и в лучшем состоянии. Дени говорит Ксаро, что она не хочет говорить о Джорахе Мормонте.

Они говорят о любви. Ксаро говорит что ей нужно выйти замуж, и она соглашается. Ксаро предлагает себя, проливая Квартианскую крокодилову слезу, и Дени кидает в него вишню, не покупая то, что у него есть на продажу. Она говорит ему, что он проявляет больше игтереса к танцовщицам, чем к ней (или может быть это танцовщики? - из текста англоязычного пересказа это непонятно - прим. переводчика). Они продолжают разговор спорм о достоинствах работорговли и Ксаро говорит, что некоторые вещи могут казаться плохими, а на самом деле они хорошие. Ксаро рассматривает работников Дени, таких как землекоп, как рабов. Дени объясняет, что им платят и Ксаро осмеивает это, говоря что Меерине нет рабов (хотя, очевидно, подразумевая  что этот человек является рабом, даже если ему платят (Ксаро-марксист???!!! - прим. переводчика)). Пока они гуляют, Ксаро начинает нервничать, потому что Сер Барристан постоянно следует за ними. Дени отвергает его жалобы, говоря что он старый рыцарь и лоялен.

Ксаро продолжает давить на Дени в связи с ее борьбой против работорговли, говоря, что Меерин раньше был богат, а теперь беден, был сыт а теперь голодает, в нем был мир, а теперь в нем кровь. Это уязвляет Дени. Она обещает вернуть Меерин к его величию. Но Ксаро не думает, что это произойдет. Он продолжает сообщением, что произошла битва на Рогах Хаззата и что король-мясник бежал в свой дворец, а его новоявленные Безупречные бежали след в след за ним. Ксаро рассказывает ей, что Мудрые Господа наняли легионы наемников. Он уверяет ее, что пока она будет осаждать Юнкай, Меерин падет у нее в тылу. Ксаро говорит, что у нее много врагов, некоторые даже при ее дворе. Дени думает о трех предательствах. Она перечисляет свои армии, наемников, Вторых Сыновей, Буревестниках. Она добавляет что у нее есть драконы.

"Правда?" - спрашивает Ксаро. Дени думает о Хаззее, маленькой девочке, убитой Дрогоном, и гадает какие слухи просочились от ее двора. Дени уводит разговор от крови и огня и Ксаро говорит о подарке, который он собирается ей предложить. Дени, полная подозрений, продолжает разговор.

Ксаро предлагает Дени тринадцать галер в обмен не на ее драконов, но в обмен на ее согласие отплыть в Вестерос немедленно. Она спрашивает его, что произойдет, если она решит подождать год-два-три. Ксаро говорит, что он боится, что она не проживет так долго. Дени отвечает, что  Юнкайцы не такие грозные, как он думает, и он отвечает, что ей следует беречься ее других врагов, включая тех, что с синими губами. Дени отвечает, что она оставила всех чародеев с Ксаро в Кварте. Ксаро отвечает, что она никогда не смотрит за спину, а Пиат Прии направил чародеев преследовать ее. Дени говорит, что она провела 14 лет убегая от ножей и больше бегать не будет. Она отсылает Ксаро, говоря, что обдумает его предложение. Ксаро предлагает ей переспать с ним, но она милостиво ему отказывает.

Когда Ксаро уходит, Дени подзывает Сера Барристана. Она рассказывает ему о загадке, которую как-то раз ей загадал Визерис: " Кто ко всему прислушивается, но ничнго не слышит?". Ответ - рыцарь Королевской Гвардии. Она спрашивает Сера Барристана, что он думает о предложении Ксаро. Он хотел-бы, чтобы Дени взяла корабли и отплыла в Вестерос. Дени думает о Сере Джорахе, и, несмотря на его предательство, хотела-бы получить его совет, поскольку считает Сера Барристана "слишком приземленным и практичным". Они обсуждают проблемы транспортировки с таким малым количеством кораблей, и то, как сдерживать драконов.

После обсуждения Дени велит Серу Барристану отвести ее к яме. Он возражает ей в течении некоторого времени, но она настаивает. Они пробираются по лабиринтам под великой пирамидой Меерина. Они подходят к яме, и Барристан удерживает Дени. Она спрашивает, не думает ли он, что "они" повредят ей. Барристан не знает, но предпочитает не рисковать.
Жаркие глаза Визериона и Раегаля горят во тьме. Сожженнные кости лежат на полу и место пахнет серой и источает жар. Два меньших дракона сидят на цепи в одной из бойцовых ям. Дени говорит с Барристаном о драконах, спрашивая перестанут ли они когда-нибудь расти, потому что они больше, чем в прошлый раз, когда она их видела. Он говорит, что они продолжать расти, пока есть достаточно места и еды. Но но цепи в яме...

Дени задумывется о том, не станут ли они ненавидеть ее или друг-друга, и не умрут ли они, если она будет их держать на привязи слишком долго. Дени думает об опасности драконов, о Харренхоле и о том, как он пал, о Танце с Драконами и о том, как Аегон III видел, как его собственную мать пожрал зверь. Она думает о растекающихся глазах рабовладельцев Астапора под пламенем Дрогона и понимает, что ее драконы не боятся людей. Дени думает о Хаззее, маленькой девочке, которую убил Дрогон и гадает используют ли Сыны Гарпии ее смерть, чтобы усилить ненависть к Дени и ее правлению. Она думает об отце Хаззеи и о том, как она уплатила виру и как Разнак требовал, чтобы она его убила, или, по крайней мере, вырвала ему язык, чтобы он не мог рассказать. Дени отказалась так сделать и отослала его. Разнак предупредил его, что его дочь умерла от укуса змеи, или была разорвана волками, но он НИКОГДА не смеет упоминать драконов.

Дени глядит на Визериона и гадает, сколько осталось до того времени, когда его пламя сможет плавить металл и разбивать камень. Она вспоминает, как сама вела его к яме и заталкивала его внутрь при помощи целого стада волов. Когда он был втиснут, его заковали. С Раегалом было труднее. Она предполагает, что он слышал борьбу Визериона и это сделало более трудной задачу обуздать его. Денины люди поймали его нежащимсяя в солнечных лучах и использовали железную сеть, чтобы затащить его в яму. Шесть человек получили ожоги в борьбе, и двое из них серьезные.

А потом Дрогон...

Крылатая тень, отец Хаззеи назвал его, наслаждался солнечной ванной на вершине Великой Пирамиды, где когда-то стояла статуя Гарпии. Днеины люди пытались его схватить три раза, и три раза они провалились. Четыре человека были зажарены пламенем Дрогона. Последний раз она видела его летящим над Дотракийским морем и не видела его с последней попытки схвать.

Дени думает о своем титуле "мать драконов" и гадает, не подходит ли больше "мать чудовищ". Она впадает в отчаяние, думая о том, что она, может быть, выпустила в мир. Она думает, что раз она кровь драконов, и раз ее дети чудовища, она должно быть тоже чудовище.

Она глядит на Сера Барристана и говорит ему, что она сказала Ксаро, что боится только одну вещь, хотя и не сказала торговцу что это. Барристан предполагает, что она боится только своих драконов.

"Себя" - отвечает ему Дени.
Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #6 : 17 Марта 2008, 03:49:17 »

6) 3-я глава Дени.
Глава начинается со сна Дени о Даарио. Это сексуальный сон - объятия, поцелуи и т.д. Во сне они муж и жена, ведущие простую жизнь. Ирри будит ее.

Миссандея плачет. Дени отгоняет Серого Червя и Разнака. Сыны Гарпии нанесли новый ночной удар, 9 погибших. Они охраняли королевский мир на улицах Меерина, когда на них напали. Брат Миссандеи, Моссадор, был среди них. Дени тяжело переносит новости. Они ужасают ее.

Арфистка, Рилона Рии, убита после того, как Сыны Гарпии отрезали ей пальцы. Дени тепло вспоминает ее музыку. Двое из девяти были отравлены в винном магазине, где они обычно останавливались ночью, чтобы пропустить стаканчик. Владельцы арестованы. Дени приказывает Серому Червю допрашивать их "добром" (sweetly) сначала, а потом, если потребуется, жестко (sharply), используя слова Серого Червя.

Дени в ярости. Она приказывает Серому Червю предпринять "все, что необходимо", включая "жесткий (sharply)" допрос дочери виноторговца. Она говорит Серому Червю, что хочет получить имена. Затем она приказывает Серому Червю исключить Безупречных из дозора и сделать их только ее личной охраной. Мееринцы будут защищать Меерин, говорит она. Дени приказывает Серому Червю сформировать новую стражу, набранную из бритоголовых и освобожденных. Когда он спрашивает ее, как она собирается финансировать эту новую стражу, Дени приказывает наложить на каждую пирамиду дань (tax - но я не думаю, что перевод "налог" будет правилен - прим. переводчика) за каждого убитого Безупречного. Серому Червю эта идея не нравится, но Дени настаивает, что она заставит Сынов Гарпии бояться ее.

Дени возвращается в свою комнату вмести с Мессандеей и ложится вместе с ней. Она успокаивает девочку, рассказывая ей о  первых годах их с Визерионом бегства от Узурпатора, и как тяжело было их защитникам защищать их. Дени говорит Мессандее, что теперь она хорошо понимает крушение надежд, и говорит о себе, как о Матери Драконов. Миссандея попраляет ее, говоря, что она Мать Всем. Они засыпают.

Дени спит беспокойно, ей снится Королевская Гавань, которая быстро сменяется темными картинами Залива Рабовладельцев (Slaver's Bay). Она просыпается и решает принять холодную ванну, чтобы успокоиться. Она раздумывает о 13 кораблях, которые ей предложил Ксаро, чтобы она уплыла в Вестерос и взвешивает возможные транспортные проблемы при использовании этого флота для плавания на Запад. Она думает о драконах, ломая голову над тем, как она сможет взять их с собой. Ее мысли переходят к Дрогону, крылатой тени. Затем ее размышления прерваны. Она что-то слышит.

Женщина в деревянной маске, лакированной в черный и красный цвет, стоит под деревом. Это Куэйсс (Quaithe). Дени требует ответить как та преодолела охрану. Куэйсс отвечает, что она пришла другим путем, и если Дени вызовет их, они поклянуться, что  Куэйсс здесь нет.

Куэйсс говорит Дени, что "стеклянные свечи горят. Скоро явится кобыла бледная. После нее придут иные (без заглавной буквы). Ворона и кракен, лев и гриффон, сын солнца и скоморохов дракон (не кукольный - такой перевод, на мой взгляд, исказил-бы смысл, хотя, может быть и мой перевод не точно передает всю, ИМХО, двусмысленность термина mummer's dragon - прим. переводчика). Помни о неумирающих. Остерегайся надушенного сенешаля." (Насколко я понимаю, слова, забранные в кавычки - прямая цитата из главы - прим. переводчика).

Дени думает, что сенешаль - это Разнак.Она требует от Куэйсс, чтобы та перестала говорить загадками. Куэйсс говорит, что ее цель показать Дени дорогу, после чего Дени повторяет фразу об "идти на север, чтобы прийти на юг и т.д." Куэйсс заклинает Дени помнить кто она такая. Дени думает о крови дракона, трех конях, трех предательствах. Ее прерывает Миссандея. Куэйсс исчезла.

За завтраком, Дени рассказывает о предложенных Ксаро 13 галерах, с тем, чтобы Дени покинула Меерин и отправилась в Вестерос. Дотракийцы уверены, что 13 - это несчастливое число (и слишком малое), но Дени отвечает, что этого достаточно, чтобы доставить их в Вестерос. Ирри и Джхикви не нравится идея пересекать ядовитое море с лошадьми.

Появляется Разнак, и Дени тотчас начинает ему не довярять. Она размышлеят о предупреждении Куэйсс, и размышляет, могла ли она когда-либо ему доверять.

Дени идет к ее королевскому трону и выслушивает дневные прошения, которых стало значительно меньше, но одно из прошений зловеще. Юнкай осаждает Астапор. Лорд Гаел умоляет Дени устремиться на юг с ее силами. Она отказывается. Он продолжает, говоря, что король Клеон продолжает то, что она начала, уничтожая гнусных рабовладельцев. Дени знает, что она не сможет удержать Меерин без Безупречных, но не может признать это публично. Гаел умоляет Дени привести ее армию и ее драконов. Дени думает, что ее драконы скорее спалят город, чем защитят его. Она опять отказывает. Гаел говорит, что она принесла им смерть, а не свободу. Он плюет ей в лицо, и получает сдачи от Силача Белваса. Он вбивает Гаелово лицо в пол и вытаскивает его, оставляя за собой дорожку из зубов и крови.

Хиздар приходит к Дени, после нескольких других просителей, прося ее в 7-й раз опять открыть бойцовые ямы. Он связывает 7 прошение с ее 7 богами, надеясь, что это будет иметь какое-то значение. Хиздар также привел с собой 7 сопровождающих,  гладиаторов из ям, чтобы они умоляли ее об открытии. Дени не хочет слушать, но потом думает, что королева должна слышать своих подданных. Дени понимает все больше и больше, что многие из тех, кого она освободила, вовсе не хотят быть свободными, поскольку они жили лучше в качестве рабов (как чемпионы, сопровождающие Хиздара).

Дени думает, что победители правы, их жизнь будет лучше, но затем спрашивает о судьбе проигравших. Барсена отвечает " все мужчины должны умирать... и все женщины тоже" (непереводимая игра слов - all men значит и все люди и все мужчины - прим. переводчика). Дени благодарит их за совет и отсылает. Она рефлексирует, типа "о горе мне", по поводу судьбы Матери Драконов. Дени приказывает Разнаку собрать всех ее командиров в оружейной.

Дени посвящает коммандиров в ситуацию с Юнкаем, говоря, что она хочет вмешаться, поскольку после того, как Астапор сокрушит Юнкай, следующей остановкой будет Меерин. Ее Безупречные и Бритоголовые высказывают целый ряд стратегических планов, чтобы справиться с Юнкаем. Дени думает, что Сер Джорах Мормонт точно знал-бы что делать, и какая жалость, что он предал ее.

Один из ее коммандиров полагает, что Юнкайские наемники не оплачваются и вполовину так хорошо, чтобы воевать с драконами. Дени возражает, что драконы не настолько выросли, чтобы участвовать в войне. Моллоно полагает, что одного присутствия драконов будет достаточно, если таковое воспоследует. Дени задумается, будут ли они и в самом деле следовать, или опустошат страну и ее армию. Дени опять думает о Хаззее, девочке, которую ранее убил Дрогон (она думает о Хаззее довольно часто в новых главах). Дени обдумывает иронию того, что Мать Драконов нуждается в защите от своих детей.

Барристан Селми возвращается после инспекции Ксаровых галер. Одна из них так изъедена червями, что не сможет покинуть порт, но остальные, за исключением некоторых проблем, готовы к плаванью. Селми побуждает Дени использовать их, чтобы плыть в Вестерос. Это заставляет Дени думать о том, что она чужая в Восточных Землях, и как Вестерос будет приветствовать ее, когда она возвратитися домой, собираясь под ее знаменами. Разнак говорит, что это значит, что Юнкай возьмет Меерин и изнасилует его дочерей и девственных жен(! - п.п.). Бритоголовый Скахаз хлопаят по своему мечу, говоря, что он убьет свою семью, прежде чем увидит ее подпавшей такой участи. Это причиняет Дени боль.

Они спорят, предлагая Дени отплыть, оставив Безупречных. Кто-то предлагает ей оставить драконов. Она заставляет их замолчать. Она решает, что она не может взять Ксаров флот, и что Вестерос должен подождать. Барристан пытается поколебать ее, говоря, что народ будет восторгаться сестрой Раегара, и это заставляет Дени улыбнуться. Но она настаивает, что Семь Королевств будут там-же, когда она появится, когда-бы это ни произошло. Она посылает за Ксаро, чтобы сообщить ему, что она отклоняет его дар.

Ксаро входит с большой, старой картой. Он разворачивает ее перед Дени. Она понимает, что карта стара, поскольку Валирия не окружена "дымящимся морем" и "пока-что не остров"(!!!!!!!!!! - п.п.) ( это новая информация о Роке (Doom - п.п.), может быть?). Ксаро обнимает Дени и показывает ей, как она отклонилась от своего пути, прийдя в Меерин, и обещает ей , что его флот доставит ее туда, где ей следует быть, в Вестерос.

Дени отказывает ему. Просит его одолжить ей корабли для другой цели. Ксаро, со слезами на глазах, говорит Дени, что он видит, что она теперь играет в Королеву с мечтами о завоеваниях и драконах. Он говорит, что она не представляет себе результат ее действий, и что она даже не знает многих из врагов, которых она уже успела нажить. Он говорит, что ее драконы, которые, даже будучи маленькими, были когда-то чудом, сейчас рассматриваются  как большая опасность. Он говорит, что им не будет позволено вырасти достаточно большими, чтобы размножаться, и та же судбюа ждет ее. Он добавляет, что ему следовало убить ее еще в Кварте. Это ввергает Дени в гнев. Она говорит, что она не спускает угрозы легко. Ксаро уверяет ее, что это не угроза, а обещание. Она приказывает ему убираться из Меерина, или он узнает, разжалобят-ли его скоморошьи слезы Визериона и Раегала.

На следующее утро, корабли Ксаро ушли, но тринадцать подаренных остались. Посланник Ксаро явился к Дени и положил подушку у ее ног. На подушке лежала окровавленная перчатка. "Это означает войну" - подумала Дени.
Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #7 : 17 Марта 2008, 03:50:41 »

7) 4-я глава Дени
Дени купается в бассейне на крыше Большой Пирамиды Меерина. Ирри и Чжику приходят к ней, и говорят: «время пришло». Дени одевают как гисарку (жительницу этой страны) в платье с вуалью и токар (тяжелую накидку богатой женщины). Она приказывает служанкам приготовить её серебро (для раздачи призов на турнире), чтобы наблюдать первые бои на открытой вновь гладиаторской арене в Ямах Дазнака.

«Сыны Гиса» (бывшие рабовладельцы) ненавидят её правление в Меерине. и обещают сотню рабынь-девственниц любому, кто убьёт её.

После взятия Меерина, Дени запретила гладиаторские бои и освободила рабов-гладиаторов. Но бойцы арен (включая Берсену, наиболее известную в Меерине женщину-гладиатора, Кроза по прозвищу «пятнистый кот», Гогора Гиганта и Белакью Костолома) посетили её, и убедили вновь открыть Ямы, ссылаясь на то, что в рабстве они были богаты как принцы, а свободными, стали бедны как нищие.

Советники Дени в Меерине также убеждали её открыть Ямы, (чтобы увеличить доход казны, поднять популярность Дени в глазах населения, и дать возможность заработать деньги бывшим рабам, поддержавшим её во время взятия Меерина).
Лишь Миссандея и сир Барристан Селми уговаривали её не разрешать бои гладиаторов.

Миссандея просит, чтобы Дени не ходила на гладиаторские бои. Дени говорит, что люди одобрят её появление там, на что Миссандея отвечает, что они и так будут рады открытию арены.

Спустившись с 800-футовой пирамиды, Дени приветствует двух жителей Меерина, Скахаза и Рознака.
Скахаз, по прозвищу «Бритоголовый», начальник городской стражи, был один из первых рабовладельцев, перешедших на сторону Дени. Рознак - её сенешаль в Меерине.

Дени говорит, что желает ехать в шахты на лошади, а не в паланкине. Скахаз спрашивает, мудрое ли это решение, но Рознак отвечает, что Дени сделала правильный выбор.

Драконы Дени растут, и есть много претензий, что они сожрали крестьянских овец. Дени компенсирует овцевладельцам все их убытки, но начинает подозревать, что те её обманывают.

Она беспокоится о состоянии городских финансов. Запасов в городе много, но окрестности города были выжжены рабовладельцами, прежде чем армия Дени подошла к Меерину, и никакой урожай не удастся собрать с сожженных полей.
Для пополнения запасов она надеется на торговые сделки с Лхазарянами, однако экономика Меерина была основана исключительно на торговле рабами, и не производит ничего на продажу.

Барристан беспокоится о безопасности Дени, и советует ей взять Безупречных, но Дени предпочитает доверится городской страже Меерина, которая вместо шлемов носит маски животных (стражники, наполовину бывшие рабы, наполовину «бритоголовые» скрывают свои лица под бронзовыми масками, чтобы сохранить анонимность. При этом рабы-мастера, угрожают выдать, кто из отпрысков знатных родов сотрудничает с Дени).

Что касается Безупречных, то они презираемы в Меерине как завоеватели, и после нападений на них, Дени опасается использовать их в качестве городской стражи.

Взамен их, Барристан обучает 40 молодых парней (бывших рабов), как рыцарей Вестероса, но их подготовка ещё не закончена.

«Кровные всадники» Дени не в городе - она послала их чтобы освобождать рабов в окрестных поместьях (и объединить землевладельцев, согласившихся поддержать Дени)

Короче, Дени и её двор (включая Ирри, Чжику, Рознака, Скахаза и Барристана) едут к гладиаторским ямам.
Туда же движется огромная толпа народа. Застрявший на улице паланкин (из спойлера непонятно чей) блокирует их движение. Носильщики застрявшего паланкина стоят на дороге. Дени к ним своего человека, и спрашивает, улучшилась ли их жизнь после освобждения из рабства.
Барристан отвечает, что бывшие рабы теперь получают плату, и нет надсмотрщиков, которые избивали бы их прямо на улицах.

К застрявшей в пробке Дени приближается Хиздар Золарег. Он - ключевая фигура в городе. Рознак и Скахаз говорят, что если Дени хочет спокойно править в Меерине, ей нужно держать Хиздара на своей стороне. (Кроме этого, Хиздар упомянут как возможный кандидат в мужья Дени). После освобождения рабов, Хиздар за гроши скупил большую часть закрытых Дени гладиаторских арен, и теперь он один из самых богатых людей в Меерине.

Он сообщает новости о битве при Рогах Хаздата, где Клеон, «король-мясник» Астапора, боролся с жителями Юнкая.
Юнкайцы наняли несколько отрядов наемников, и пытались нанять «Золотой Отряд» (Элитный отряд наемников - выходцев из Вестероса, который Визерис тщетно пытался нанять для завоевания трона)
<Далее автор спойлера пишет, что он кое-что пропустил - в описании этих событий. Насколько я понял, мы имеем неточный пересказ главы со слов Мартина.>

Они приближаются к ямам. Дени и её двор занимают ближайшие к арене места в нижнем уровне, окрашенные в цвет крови. Они смотрят на собравшихся на гладиаторские бои жителей Меерина, в числе которых Зопал - главный противник Дени.

Перед началом боев, Хиздар представляет Дени зрителям. Они не могут выговорить её сложное иностранное имя, поэтому называют её «Матерью». Дени думает, что она не их Мама, это они любят свои гладиаторские бои, а не она.

Бои начинаются. Знаменитай гладиатор, «Пятнистый кот» Кроз, побеждает в нескольких поединках. Затем, после нескольких незначительных матчей, прославленная женщина-гладиатор Барсена выходит на бой против вепря.
Но вепрь убивает её (сбивает с ног, и разрывает своими клыками).

В отвращении, Дени встает, и сбрасывает ненавистный ей мееринский наряд. В этот момент в небе появляется тень. Дрого, самый большой из её драконов, спускается к арене с небес, и Дени думает, что он прилетел за ней. Но дракон обдает струей огня вепря и тело Берсены, а затем начинает пожирать оба зажаренных тела.
Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #8 : 17 Марта 2008, 03:53:03 »

8 ) 1-я глава Тириона
Пересказ ранней версии (2005 года).
Свежая опубликована AL по адресу: http://www.crows.ru/book4/tyrion.htm

Тирион пил все время, пока плыл через Узкое море. Он пил красное дорнийское. Все время проводил в каюте: поочередно пил и изрыгал вино обратно, в компании юнги, обязанностью которого было подмывать за карликом. Сначала он думал плыть в Дорн, чтобы помочь Мирцеле захватить Железный трон, потом он даже начал подумывать о Севере и Стене, но побоялся холода и присяги Ночного дозора (большей частью обета безбрачия). Он еще не знал что Станис уже на Севере.

Вскоре он понял, что они везут его в Вольные города, но в какой из них - он не знал. Тирион вспоминает, что в каждом из девяти городов свой диалект, постепенно становящийся языком. Фраза "Куда все шлюхи отправляются" постоянно крутится у него в голове и он думает о ее значении.

Тирион вспоминает свой побег из Королевской Гавани и Вариса, который сказал, что Тирион теперь знает каким был Тайвин. Из этого следует, что Варис специально показал Тириону проход в комнаты Тайвина, чтобы вызвать разрыв между карликом и остальными Ланистерами.

В самом конце путешествия, пьяного и ничего не соображавшего Тириона заталкивают в пустой винный бочонок и, запечатав, сгружают с корабля и отправляют в поместье магистра Илирио. К тому времени когда они прибыли туда, Тирион, был весь покрыт синяками. Илирио лично решил открыть бочонок и выпусти карлика наружу:
"Смотрите, пьяный карлик!" - усмехнулся он.
"Смотрите, гнилая морская корова!" - передразнил его Тирион.

Илирио говорит, что ему нравятся манеры Тириона и приветствует его в вольном городе Пентосе. Упоминается, что Тирион умеет говорить на Валирийском. Потом карлика отнесли в комнату, где он смог прийти в себя после запоя и корабля. Когда он проснулся, возле него сидела светловолосая девушка. Она говорила на Вестеросском и вымыла его. После, Бес решил погулять и осмотреть владения Илирио. Первым делом он находит винные погреба и сразу отправляется к "хорошей штуке". Он открывает бутылку и отправляется в сад. Тирион видит стражу вокруг и по описанию мы понимаем что магистра охраняют Безупречные.

Во время прогулки он встречает прачку, которая развешивает белье на веревке. Она не отвечает ему и он понимает, что она не говорит по Вестеросски. Тем не менее он заговаривает с ней и вслух рассуждает о том выборе, который у него есть. Он говорит, что не может оставаться здесь, но Стена - слишком холодна и опасна, а Дорн - слишком непредсказуем. Прачка игнорирует и уходит, оставляя карлика одного.

Тирион затем отправляется обратно и встречает Илирио. Он потрясен тем, насколько толстым оказался магистр Пентоса. Илио начинает разговор первым, рассказывая Тириону о его новой светловолосой служанке и очень удивлен что Тирион не собирается спать с ней. Он упоминает что девушка была куплена у короля и, как он знает, говорит на языке Семи королевств. Она из Лисса, где ее учили искусcтву любви.

Илирио говорит Тириону о ситуации в рабовладельческих городах-государствах, но осторожно умалчивает о Дени. Он также говорит о том, какой выбор есть у Тириона, что Станис уже у Стены (что очень удивляет карлика). Илирио затем продолжает отговаривать его от поездки в Дорн, объясняя это тем, что Доран Мартелл может быть очень недоволен смертью Оберина и правлением Ланистеров вообще. Они соглашаются, что Дорн это слишком опасная игра. Тирион хмурится, думая что Илирио хочет оставить его в Пентосе.

Когда Илирио говорит, что неплохо бы сместить Ланистеров с Железного Трона, Тирион напоминает ему, что все еще Лев. Илирио смеется, говоря что Вестеросцы вышивают зверей на одежде и относятся к этому слишком серьезно. Илирио говорит что у Принца Пентоса есть целое семейство львов в зверинце и, если Тирион желает, его можно отвести к ним в клетку. Тирион отказывается, полагая это намеком на то, что Илио хочет скормить его львам.

Принц Пентоса, продолжает Илирио, занимается любовью с Девой Полей и Девой Моря каждую весну - чтобы вызвать добрый урожай и хорошую погоду. Если это не случится, и город заденет война, засуха, чума или наводнение, - Принца зарежут.

В конце части, Тирион думает что у него есть еще один выход - отправиться еще дальше на восток.
Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #9 : 17 Марта 2008, 03:53:56 »

9) 2-я глава Тириона
Тирион и Иллирио уезжают из Пентоса через Закатные Ворота. Они путешествуют в огромном паланкине, в который влезет четыре Иллирио, так что там полно места для карлика. Он с наслаждением растягивается на подушках. Сзади следует пешая охрана из Безупречных, а также целый караван мулов с сундуками, бочками и мешками всякого рода деликатесов, чтобы Иллирио не испортил похуданием свою прекрасную фигуру.

Тирион жалуется, что он бы предпочел путешествовать по морю до Залива Работорговцев, но Иллирио рассказывает ему об опасностях осенних штормов и пиратов. Иллирио собирается отвезти его к Речной дороге, откуда Тирион сможет добраться до Дени. Тирион ворчит, что когда он наконец до неё доберется, её драконы станут огромными, как Балерион Черный Ужас. Иллирио замечает, что это было б как раз неплохо.

В дороге они много пьют, едят, и болтают. Время от времени Тирион твердо решает прервать свой длительный запой, но почему-то продолжает наливать и пить. Они с аппетитом поглощают разные вкусности, запивая их отборными сортами вин.

Останавливаются они только для того, чтобы облегчиться на обочине дороги. Это старая валирийская дорога, сплавленный камень возвышается на полфута над уровнем земли. Она рассчитана на три фургона в ряд, и на ней не видно ни малейших признаков износа. Тирион вспоминает, что Валирия включала в себя Драконий Камень, но никогда не заходила на материк Вестероса. Ему кажется странным, что валирийцы никогда не покушались на богатые Семь Королевств. "Богатство лежало дальше на запад, но ведь у них были драконы. Они должны были отлично знать, где его искать."

Тирион замечает на дороге кучку навоза, и думает об отце. Надо было убить его давным давно. Пусть теперь смотрит из своего ада, как его сын помогает воцариться дочери Эйериса и вступает во владение Бобровым Утесом. Впрочем, Тирион и сам себе кажется почти мертвецом. Его жизнь кончилась со смертью Красного Змея.

Тирион расспрашивает Иллирио о Дени. "Надеюсь она не такая нежная дева, чтобы пораниться о Железный Трон?" Иллирио рассказывает, что Дени была маленькой испуганной девочкой, вечно настороже. Впрочем, она очень хорошенькая. Он даже подумывал избавиться от Визериса и взять её в жены. Все же он не решился это сделать; она казалась ему прелестной снаружи, но мертвой внутри - как драконье яйцо. Но робкая девочка умерла в Дотракийском море, а эту новую королеву он совсем не знает. Тирион спрашивает, зачем Иллирио хочет посадить на трон дочь Безумного Эйериса. Иллирио отвечает, что хочет посадить на трон сестру Рейегара.

В процессе разговора Иллирио признается, что Визерис обещал ему должность Мастера Монеты и замок на выбор: Штормовой Предел, Харренхол, или Бобровый Утес. Тириона это весьма забавляет. Оба соглашаются, что королевской благодарности доверять смешно. Иллирио объясняет, что пошел на это дело только ради Вариса. Тирион думает, что верить этому не стоит, но хранит свои мысли при себе.

Выясняется, что по дороге они должны встретиться с Грифом. Гриф - командир отряда наемников. Он рыцарь, родом из Вестероса, и служит Иллирио уже очень давно. Тирион думает, что Гриф, должно быть, похож на Бронна. У Грифа есть сын, которого он тоже посвятил в рыцари. Его называют Молодой Гриф. Иллирио уверяет, что Тирион Молодому Грифу должен очень понравиться.

Тирион выражает скептическое отношение к сделкам с наемниками, особенно с тех пор как Серсея предложила лордство в награду за его голову. Иллирио говорит, что только сам Гриф будет знать, кто такой Тирион, и что он доверяет Грифу, как брату. Тириону такая доверчивость кажется ошибкой, но вслух он говорит: "Тогда и я буду доверять Грифу так, как доверяю своему брату."

Они всё продолжают есть и пить. Тирион думает, что Иллирио слишком упивается звуком собственного голоса, и от этого выбалтывает лишнее. Впрочем, он тут же понимает, что и сам страдает тем же пороком.

Заходит разговор о Варисе. Тирион узнает, что Иллирио и Варис вместе выросли. Варис лазал по крышам и ночевал в канализации. В Мире Варис сделался Принцем Воров, но оттуда ему пришлось бежать в Пентос. За ним по пятам гнались работорговцы, которым Вариса заложил один коллега по ремеслу.

В Пентосе Вариса догнали и чуть не забили до смерти. Вообще, в Пентосе Варису жилось похуже, поскольку пентошийцы презирают евнухов. Там они с Иллирио занялись довольно выгодным бизнесом. Варис шпионил за начинающими ворами и крал у них добычу, а Иллирио договаривался с жертвами найти их вещи за вознаграждение. Половина местных воров мечтала убить Вариса, а вторая половина начала сбывать ему вещички. Иллирио и Варис разбогатели, и вскоре Варис начал обучать своих маленьких "птичек", которых по эту сторону моря называют "мышками".

"Мышками" были маленькие сироты, которых он учил лазить по стенам и забираться в трубы. А также читать, разбираться в бухгалтерских книгах, расписках и договорах. Мышки находили секретную информацию, запоминали её и убегали. Варисовские таланты создали ему такую громкую репутацию, что о нем узнал нервный король, не доверявший своей королеве, слишком самостоятельному сыну, и слишком гордому деснице.

Послушав эту историю, Тирион признал, что Иллирио представляет собой нечто большее, чем простой сыроторговец. А Иллирио признал, что Тирион и вправду так сметлив, как утверждал Варис.

Они ели и пили, пили и ели, и наконец Иллирио уснул. Тирион задумчиво рассматривает бокал Мирийского Огненного, и размышляет о драконах. Он вспоминает свое одинокое детство, как он представлял себя Таргариеном, или валирийским повелителем драконов, летящим над землей. Вспоминает, как два его дяди спросили, что ему подарить на день рожденья. Он попросил подарить ему дракона. Не обязательно большого, можно совсем маленького дракончика, ведь он и сам невелик. Герион рассмеялся, а Тигетт покачал головой и сказал, что драконов больше нет. Последний дракон умер сто лет назад. Тириону это показалось ужасно несправедивым, и он горько плакал весь вечер, пока наконец не уснул. Он думает о Дениных трех драконах, и слышит в своем сердце шум кожаных крыльев.

Они проезжают Равнины (Flatlands). Тирион слышит рассказы о Бархатных Холмах и ройнарском городе Арнар. Он был разрушен валирийцами. Тириона весьма радует мысль, что он наконец увидит Вольные Города. Он мечтает посетить каждую шлюху Волантиса, сделать им всем по бастарду, и назвать их Тайвинами.

Тирион вспоминает свое 16-летие, когда он объявил, что отправится в Вольные Города, по стопам Гериона. Но Тайвин ему это запретил, поскольку сомнительно, чтоб Тирион был способен не опозорить имя Ланнистеров. Тирион гордо заявил, что он взрослый человек, и может делать все, что ему угодно.

Тайвин ответил, что только дети и дураки верят, что взрослые люди могут делать всё, что им угодно. Он предложил Тириону раскраситься в клеточку, как то принято у шутов, и поехать позабавить перечных королей и сырных лордов. Но только чтоб Тирион оплатил дорогу из своего кармана, и никогда не возвращался. Тирион спросил, зачем тогда лорд Тайвин держит его при себе, раз он такой никуда негодный. Тайвин решил, что ему и правда надо поискать какое-нибудь применение. Он заставил его в день рожденья вычистить все канализационные стоки в Бобровом Утесе. По подозрению Тириона, отец надеялся, что его уродец наконец утонет в канализации. Но эти надежды не сбылись, и Тирион с гордостью вспоминает, как он отлично справился с заданием.

Они проезжают с южной стороны Андальских Холмов. Андалы ушли отсюда десять тысяч лет назад. Тирион вспоминает слова септона о том, как Семеро бродили по этим холмам в человеческом облике. Тирион цитирует текст "Семилучевой Звезды" (упоминаются и другие священные книги, но без названий). Когда-то он даже подумывал стать септоном - до того, как нашел настоящее применение своему мужскому хозяйству, и пал жертвою любви.

Иллирио рассказывает о своей первой любви, и как её унесла серая смерть. В своей спальне он хранит кисти её рук. Тирион говорит Иллирио, что его возлюбленной была его собственная рука. Он не способен говорить с ним о Тише.

Идет разговор об андалах и ройнарах. Иллирио рассказывает, что андалы научились у ройнаров ковать металлы. Тирион узнает, что холмы опустели из-за частых набегов кхалов. Они спорят о дотракийцах. Тирион утверждает, что дотракийцы быстро бы охладели к грабежам, если бы кто-нибудь уничтожил парочку кхалазаров. Иллирио не согласен: слишком много трудов, проще откупиться. Тирион понимает наконец, почему Тайвин всегда так презирал Вольные Города.

Тирион слушает рассказ о войне скальных гоблинов с гигантами. Гоблины победили, но их зачаровали и обратили в рабство лебединые девы озер. А потом пришли андалы и всех поубивали. В более поздние времена у озер свирепствовала банда грабителей, пока ройнары не утопили их. Говорят, что эти грабители все еще живут в озерах, и хватают тех, кто пытается ловить там рыбу.

Тирион и Иллирио проезжают большого валирийского сфинкса. Их было два, второй сейчас восседает в Вейес Дотраке.

В эту ночь Тирион упивается до такого состояния, что начинает петь песню про них с Шаей. Он вспоминает её руки, как они били его, а он всё перекручивал на её шее цепь, поворот за поворотом. Он не может вспомнить, поцеловал ли он Шаю в последний раз.

Его мысль обращается к Тише, и он вспоминает их первую ночь. Они оба ничего не умели. Он пытается представить себе её лицо, но вместо этого видит Тайвина, сидящего в уборной с арбалетным болтом в животе.

Тирион засыпает, и просыпается от остановки паланкина. Он выбирается наружу помочиться, и видит Иллирио в окружении Безупречных. Тот беседует с двумя незнакомцами. Тирион обменивается с ними сортирными шуточками, после чего интересуется, не угрожает ли им какой враг, и не пора ли ему хвататься за топор.

Высокий незнакомец смеется, и спрашивает своего дружка, Халдона, что он об этом думает. Халдон сомневается, что Тирион способен убить даже утенка. Тирион попадается на удочку, и требует принести утенка. Высокий вытаскивает меч, и говорит: "Слышь ты, мелкий языкастый горшок с мочой! Утенок - это я. Ну что, не передумал?"

Тирион нервничает и пытается объяснить, что имел в виду утенка несколько поменьше размером. Утенок хохочет. Халдон говорит, что Гриф, конечно, будет благодарен за карлика, но вообще-то он посылал их за кой-какими сундуками. Халдон приказывает Утенку погрузить сундуки на мулов. Утенок начинает ныть, что он рыцарь. Но сундуки все-таки грузит. Иллирио спрашивает о Молодом Грифе, и интересуется, готов ли мальчик. Халдон отвечает, что Молодой Гриф ростом с Грифа, и три дня назад он затолкал Утенка в лошадиную кормушку.

Иллирио просит передать Молодому Грифу свое благословение, и говорит, что у него есть для него подарок в сундуках. Халдон отвечает, что у него нет больше времени валандаться с паланкинами. Иллирио раздражается, и говорит, что есть вещи, которые Грифу необходимо знать. Золотой Отряд нарушил контракт с Миром и скачет из Спорных Земель на запад. Халдон обрывает его словами, что они уже знают, потому что Беннаро видел это в пламени, и что Золотой Отряд идет в Волантис. Именно поэтому Гриф их и торопит. Иллирио отвечает: "У дракона три головы. Спешить некуда."

"А Гриф считает, что надо спешить", отвечает Халдон. Он косится на Тириона, и начинает говорить на другом языке. Тирион его не знает, но предполагает, что это волантенский. Ему удается разобрать несколько слов, похожих на древне-валирийские. Эти слова - королева, дракон и меч.

Халдон спрашивает Тириона, умеет ли он скакать на лошади так же хорошо, как пускает струю. Тирион спрашивает, кто они такие. Халдон говорит, что его называют Полумейстер, и что в отряде он выполняет роль лекаря. Далее Тириону представлен сир Ролли с Утиного Луга (Rolly Duckfield, = Duck). Тирион говорит, что придется его называть сир Утенок, и тот не возражает. Он говорит, что любой рыцарь может посвящать в рыцари, и Гриф сделал рыцарем его.

Они спрашивают, как зовут карлика. Иллирио отвечает: "Йолло". Тириону такое имя отвратительно, звучит как кличка обезьяны или пентошийца. Он утверждает, что его зовут Хугор Холм. (В "Семилучевой Звезде" Отец коронует семизвездной короной Хугора с Холма). Халдор интересуется, кто он такой - мелкий ублюдок какого-нибудь мелкого короля?

До Тириона доходит, что Халдор ничего не упускает из виду. Он решает быть с ним поаккуратнее. Он отвечает, что любой карлик - ублюдок в глазах своего отца. Они советуют Тириону захватить топор и приготовиться к скачке, поскольку Гриф не привык ждать ни человека, ни карлика.
Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #10 : 17 Марта 2008, 03:57:10 »

Комментарий: именно эта глава легла в основу предположений о том, что Тирион должен встретиться с Джоном Коннингтоном (Рыцарь Грифонов = Гриф), который прячет у себя "Чудесно спасенного" сына Рейегара - Эйгана, или же Лже-Эйгана. (Тайинственного "мальчика", готовность которого почему-то очень волнует Илларио)
Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #11 : 17 Марта 2008, 03:58:36 »

10) 1-я Глава Давоса.
Как и большенство спойлеров, опубликована в 2005, то есть ещё до выхода "Пира Воронов"

Давоса ведут через откидной мост к воротам. Под ним соляной ров и зеленые воды. Его руки связаны, когда его тащат через двор. Внутри крепости стражник и Давос снимают плащи - Давос не забыл о его любезности, снаружи шел дождь.

Лорд был в зале, он пил пиво и ел сестринское рагу. Старжник говорит Лорду, что Давоса нашли в Чреве Кита (логове контрабандистов), когда он пытался купить сеебе проезд с острова. На Давосе была лента со знаками коронованного оленя, пылающего сердца и белой руки. Давос подумал, что одно слова Лорда - и он будет висеть на Висельных Воротах Систертона. Волны разбивались о огромные каменные арки Брейквотера и кружились в подземельях. Давос мог окончить свои дни и там, прикованный к влажному полу, и утонуть с приливом. Давос думает, что он не умрет как контрабандист, потому что он - Десница короля, и лорд может продать его королеве.

У лорда были перепонки между тремя пальцами.Давос слышал, что у некоторых лордов с Трех Сестер были перепончатые руки и ноги. Лорд хочет увидеть руки рыцаря, чтобы удостовериться, что тот - Луковый Рыцарь и Десница. Лорд - Годрик Борелл, лорд Сладкой Сестры. Поскольку его нашли в Чреве Кита, Годрик спрашивает, означает ли это, что он вернулся к прежним привычкам. Давос отрицает, говоря, что он пытался уехать в Белую Гавань - Станнис послал его туда с сообщением. Годрик говорит ему, что он не в томместе, не с тем лордом, и что он на Сладкой Сестре, в Систертоне.

Систертон не был сладким - он был мерзким, маленьким, злым, и полным вони. Давос знал это еще с тех времен, когда был контрабадистом. Улицы были грязными и вымощены досками, дома - крытыми соломой хибарами. Три Сестры были любимым местом контрабандистов в течении веков.

Давос и Лорд Годрик оба говорят, что у них есть и были друзья на Трех Сестрах. Годрик говорит, что он вешает тех, кто не является его друзьями. Он спрашивает давоса, что он делает тут, если направляется в Белую Гавань.

Он думает - приказ короля и предательство друга - но говорит, что дело в "штормах".

29 кораблей покинули Cтену, и Давос был бы шокирован, если бы еще хотя бы половина была на плаву. Олдео и Сын Старой Матери разбились на Скагосе - острове единорогов и каннибалов. Саатос Саан разбился на Серых Скалах. Саландар Саан злился из-за других потерь - были потеряны и другие корабли, и Лисенский флот был разбросан по узкому морю. Саландар злится на давоса, спрашивая, где обещанные деньги, и он будет известен как Нищий или Разбитый. Саан срывается на Давоса, говоря о королевском слове и о том, что его люди устали быть терпеливыми. Он говорит, что был терпелив на Драконьем камне и в Восточном Дозоре.

Годрик возвращается к "штормам", и говорит, что шторма были священными на Сестрах еще до прихода Андалов. Леди Волн и Лорд Небес - это они устраивали шторма, когда "сходились". Годрик говорит, что королей на заботят Сестры, так как они малы и бедны, а вот шторма принесли Давоса.

Давос думает, что принес его друг, а не шторма. Годрик говорит стражнику оставить Давоса, что что Давоса тут никогда не было. Давос говорит Годрику, что если он отправит его в Белую Гавань, Станнис расценит это как дружественный акт. Годрик говорит, что может сделать это, а может отправить Давоса в холодный мокрый ад.

Три Сестры были верны себе. Вроде бы они приносили вассальную клятву Арренам, но власть Орлиного гнезда над ними была в лучшем случае "?".Годрик говорит, что Сандерленд потребовал бы Давоса к себе, если бы знал, что он тут. Борелл управляет Сладкой Сестрой, также, как Лонгторп - Длинной и Торрент - Малой. все трое поклялись в верности Тристану Сандерленду, лорду Трех Сестер. У Тристана 7 сыновей, которые хотят быть рыцарями и разоряют его - и потому он моежт продать Давоса Серсее. Давос говорит, что Сандерленд - вассал Орлиного Гнезда, и потому его должны доставить Лизе Аррен, а не Серсее. Годрик сообщает ему новости о том, что Лиза аррен убита певцом, и спрашивает, где сейчас пираты. Годрик говорит, что Торрент видел их паруса с Малой Сестры, а Флинты - со Вдовьего Дозора. Давос говорит ему, что они в море и что Станнис отправил их доставлять неприятности Ланнистерам, но это было ложью - на самом деле Саан покинул короля и они скорее всего отправились на Степстон (?Stepstone?) c  теми кораблями, что у них остались.

Давос приплыл к берегу на лодке. Саан дождался появления огоня маяка Ночного Фонаря (? Night's Lamp) прежде чем высадить Давоса. Их дружба стоила хотя бы этого. Саан взял бы Давоса с собой, но тот отказался покинуть Станниса. Станнису был нужен Вейман Мэндерли, и доверил Давосу убедить его присоединиться к ним. Саан говорит Давосу, что Станнис убъет его со своими почестями. Годрик замечает, что под его крышей Десницы раньше не останавливались, и интересуется, заплатит ли Станнис  за Давоса выкуп.Давосу это тоже интересно. Годрик спрашивает, находится ли Тирион вместе со Станнисом в Черном Замке. Давос говорит нет, и слышит историю убийства Тайвина Тирионом. версия Годрика, конечно же, отличается от известной, включает в себя омытого кровью Тириона и т.д. Давос шокирован вестью об убийстве Тайвина. Годрик говорит, что на Сестрах карликов не оставляли в живых, их сразу после рождения отдавали на пир воронам, но септоны остановили это. Давос думает, что смерть Тайвина все меняет, и просит послать известие Станнису. Годрик говорит, что Станнис узнает, но не от него. Годрик не хочет, чтобы узнали, что он каким-то образом помогал предательству Станниса. Он упоминает, что Сандерленды вовлекли Сестер в два из восстаний Блэкфайеров, и дом Бореллов от этого сильно пострадал.

Годрик приглашает Давоса сесть и угощать пивом и рагу. Описание сестринского рагу - густого чаудера (суп из морепродуктов - прим ХЛ.), подаваемого в хлебе, особого блюда Сестер. Он говорит, что готовит его его дочь Гелла, и спрашивает, женат ли Давос. Он говорит, что в рагу входят три вида крабов - красный, паучий (spider-crab) и завоеватель (conqueror). Он говорит, что никогда не есть паучих крабов, кроме как в рагу, потому что не хочет быть принятым за каннибала - и показывает на собственный герб, висящий на стене -  паучий краб на серо-зеленом фоне.

Годрик спрашивает о том, как Станнис сжег своего десницу. Мелисандра отдала своему богу Алестера Флорента, чтобы получить попутный ветер, который довел их до севера. Его крики и агония довели их до самого Восточного Дозора, если верить красной женщине. Давосу не нравился ветер. Внучка Годрика принесла еще хлеба, у нее тоже были перепончатые пальцы, занк Бореллов в течение пяти тысячелетий. Поесть ознчало, что у Давоса были права гостя, и по крайней мере на эту ночь он в безопасности. У лордов Сестер была плохая репутация, и ни у кого хуже, чем у Годрика Борелла, лорда Сладкой Сестры, щита Систертона,  хоязина Брейвотерского замка и хранителя Ночного Фонаря. Давос спрашивает о специях в рагу - это шафран. Годрик говорит, что он из Кварта, и что был там и перец, молотый перец из Волантиса. Он смеется, что добыл его у неповоротливой девы. Шторм бросил ее на Укус (the Bite), и она разбилась на скалах. Предки его были королями-пиратами до тех пор, пока их не усмирили Старки. Сейчас люди с Сестер не принимали участия в открытом пиратстве, а действовали хитрее - они использовали маяки вдоль берегов Сестер, заводя корабли в ловушки вместо того, чтобы проводить их спокойным путем, и грабли остатки кораблекрушений.

Годрик говорит Давосу о Белой Гавани и что шторма оказали Давосу услугу. Он говорит, что Давос опоздал. лорд Вейман готов прелонить колено, и не перед Станнисом. Он расказывает о Мэндерли - 900 лет назад они пришли на север - они были владели Мэндером, прежде чем поднялись слишком высоко и Зеленые Руки осадил их. Король-волк взял из золото и дал им земли и позволил им сохранить своих богов. Львиная Звезда заходила в Систертон двенадцать дней назад за водой, и была полна Фреев, едущих в Белую Гавань. Давос думал, что Фреи убили сына лорда Вэймана, и Годрик это подтвердил. Вэйман был так разгневан, что поклялся сть только хлеб и пить вино, но вскоре уже ел нормально. Фреи везли Вэйману останки. Рэйгар Фрей ужинал у Годрика - он потерял жену, но скоро возьмет новую в Белой Гавани. Лорд Уолдер и лорд Вэйман пришли к соглашению, и скрепят его браком.

Давос чувствует себя больным - думая, что теперь Станнис проиграл, потому что Белая Гавань оставалась открытой даже в самую тяжелую из зим, и в городе было столько же серебра, сколько в Бобровом утесе золота. Белая Гавань - рот Севера, а Винтерфелл - его сердце. Давос думал, что должен хотя бы попробовать. Давос умоляет Годрика помочь ему.

Насилие над тремя Сестрами совершилось больше двух тысяч лет назад - Систертон не забыл, поэтому Годрик не любит северян. До этого они были свободны, потом им прилось присягнуть Орлиному Гнезду чтобы избавиться от северян. Волк и сокол сражались за Сестер более тысячи лет - пока они не забрали с осторва все, что можно было забрать. Станнис тоже разолил Годрика однажды причалив, во главе флота Роберта, без предупреждения, и угрожая ему расправой, если хотя бы один из его кораблей выбросит на берег в темноте,  если Ночной Фонарь не будет гореть. Годрик спрашивает, почему он должен помочь Станнису. Давос перебирает в уме причины - потому что он истинный король, потому что он справедлив, потому что он защитит мир от угрозы с севера и потому что у него есть волшебный меч. Давос думает, что предложить Годрику - золото, брак - он не знал, что сказать. Алестер игар в эту игру и погиб из-за нее. Давос только напоминает ему, что Тайвин мертв, и пыаеься заставить его сомневаться в Томмене и Серсее. Давос чувствует, что Годрик сомневается и  не хочет быть на проигравшей стороне.

Давос настаивает, говоря о заслугах Станниса - обороне Штормового Предела, захвате Драконьего камня у послених Таргариенов, о том, как он разбил Железный Флот у Прекрасного острова (? Fair Isle), и Томмену с ним не сравниться. Годрик возражает, говоря, что у Томмена все золотов Бобрового Утеса и Хайгардена, и Болтоны и Фреи... Но Годрик говорит, что в этом мире только зима придет обязательно, и что это сказал его отцу Нед Старк.

Годрик говорит, что до восстания Роберта, Чаячий Горд был верен Эйрису,.и Неду нужно было пересечь горы чтобы призвать своих лордов-знаменосцев, когда Эйрис потребовал его голову. На Пальцах рыбак вез его через Укус, но их застал шторм - и дочь рыбака довезла Неда до Сестер. Он оставил ей золото и бастарда в животе - она назвала его Джоном Сноу, в честь Джона Аррена. У отца Годрика был выбор - отправить Неда Эйрису и завоевать его рсположение, или отпустить его - но к тому времени Джон Аррен занял Чаячий город, и первым на его стенах был Роберт Баратеон, и он убил Рэндилла Графтона. Их мейстер думал, что Рэйгар убъет восставшего, но Годрик считал, что Роберт сражался как король. Тогда Нед сказал фразу о зиме. Его отец отпустил Неда и сказал ему, что если тот проиграет, его тут никогда не было. "Как и меня", подумал Давос.
Записан
dvnd
Лейтенант
****

Репутация: +78/-1
Сообщений: 1985


« Ответ #12 : 17 Марта 2008, 03:59:24 »

11) 1-я глава Аши. "Своенравная Невеста".
Совсем свежая, опуюликована в конце 2007.

Аша - в Темнолесье (захваченном ей родовом замке леди Гловер), с двумястами своими воинами.
В начале главы, Аша получает письмо, с вложенным в него с кусочком кожи, и сообщением, что это кожа Теона.

По мере развития главы, мы узнаем, что Аша вновь замужем. Очевидно, после её бегства с "Веча Королей", Вороний Глаз заочно выдал её замуж за Эрика Железнодела (которого Аша оскорбила на вече).
Обряд венчания был проведен по всем правилам, вместо сбежавшей невесты была поставлена печать о её согласии на брак. Так что теперь Аша имеет ещё одну причину не возвращаться она Железные Острова.

Между тем сама Аша крутит шашни с Кварлом "Девицей" (одним из своих знаменосцев)
В главе есть довольно живописная сексуальная сцена.

Трис Ботли так же ухаживает за Ашей, отклоняя предложения других женщин. Он предлагает Аше бежать с ним.
(Автор спойлера ДУМАЕТ, что, Железные люди теряют положение на Севере. ВОЗМОЖНО, они потеряли Торрхенов Удел, и Ров Кайлин)
Аша не может вернуться домой, но понимает, что ей не удержатся на Севере. Она могла бы стать пиратом, или даже торговцем, но не рассматривает пока серьёзно эти возможности

Во время разговора о прошедшем "Вече королей", Аша узнает, что по закону Железных Островов, она не может больше оспаривать власть короля Эурона (проиграв на выборах, не имеет права оспаривать их результаты).
Однако, если есть претендент, которому не сообщили о предстоящем вече, он вправе потребовать повторных выборов короля.

(В качестве прецедента приводится рассказ о том, что сын короля, которого не пригласили на выборы, добился перевыборов короля, и 40 лет правил Железными Островами). Аша понимает что ей нужно найти Теона, и тот вправе потребовать Королевский трон от своего имени.

Пока она вынашивает эти планы, войска пяти лордов Севера подходят к замку, желая спасти леди Гловер.
Так же она узнает, что ещё большая армия северян движется к замку, желая взять его штурмом.
Леди Гловер и её мейстер умоляют Ашу сдать замок,
напоминая, что дети леди Гловер удерживаются Чтецом (дядей Аши) в заложниках, и в случае плена, её можно на них обменять.
Аша отклоняет их предложение, поскольку это не гарантирует безопасности её людям (победители вправе убить сдавшихся в плен воинов врага, за исключением самых знатных, которых оставят для выкупа)
Так же, будучи обменяна на детей леди Гловер, она автоматически попадет в плен к Эурону, и законному мужу.

Единственный выбор - между попыткой удержать замок (который легко взять штурмом, как ранее взяла его сама Аша), и бегством.
Аша решает прорваться к морю, чтобы достигнуть стоящих у берега своих четырех кораблей, которые, как она надеется, ещё не взяты северянами.

Когда отряд Аши собрался для бегства, она слышит звук труб. Это неправильно - думает Аша - северяне никогда не трубят в трубы, но у неё нет времени разбираться в этом вопросе. Её люди покидают замок ночью, через задние ворота, без факелов, чтобы не выдать своё положение северянам. После бегства, они останавливаются в лесу, но по прежнему не решаются зажечь факела, чтобы указать путь отставшим во время бегства.

Северяне настигают их в лесу. Они так же не зажгли факелы, но, в отличие от Аши, отлично знают эти места. Вслед за этим следует длинная сцена боя, которая включает борьбу северян с обнаженной железной женщиной, (очевидно какой-то из служанок или воинов Аши) которую нападавшие настигли ночью в лесу.

В конце главы, Аша прижата к дереву несколькими воинами северян. Она вновь слышит трубы, и догадывается, что к замку прибыла третья армия - армия Станниса, солдаты которой участвовали в ночной атаке на её лагерь.
В самом конце главы, она получает удар по голове, и теряет сознание.
Записан
Mezeh
Друг Ночного Дозора
Капитан
*

Репутация: +100/-3
Сообщений: 3934



« Ответ #13 : 17 Марта 2008, 11:53:15 »

Есть еще один маленький спойлер - начало второй главы Давоса. Но там всего пять минут чтения, описывающих прибытие Давоса в Белую Гавань инкогнито. Кроме этого факта есть еще описание города.

Кроме того несколько спойлеров было разбросамо в блоге Мартина.

Один - действие одной из глав Танца начнется в порту Волантиса.

Другой - будет ПОВ от персонажа бывшего в первом сетеминиатюр по ПЛИО (Сандор, Лорас или Меллисандра).

Кроме того Мартин признался, что в Танце будет ПОВ Квентина.
Записан
Merelena
Под-Лейтенант
***

Репутация: +19/-0
Сообщений: 642


Debes, ergo potes


WWW
« Ответ #14 : 26 Апреля 2008, 11:28:58 »

В Хрониках Арды появился небольшой пересказ спойлера Вонючки (Теон)
Бедняга - мне даже стало его жалко

ссылка удалена
« Последнее редактирование: 20 Мая 2008, 13:16:55 от Бастет » Записан
Tags:
Страниц: [1] 2 3 ... 136   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2009, Simple Machines
Страница сгенерирована за 0.093 секунд. Запросов: 23.
Яндекс.Метрика