Цитадель Детей Света
03 Декабря 2020, 07:48:04 *

Войти
Гильдия переводчиков анонсирует наш новый-старый проект: Пир для воронов: перезагрузка
 
   Начало   Помощь Tags Галерея Войти Регистрация Сайт Wiki Westeros Кубик  
Страниц: [1] 2   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Различные интервью с Джорджем Мартином  (Прочитано 22858 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Lady Sansa
Гранд-Мейстер
Ночной Дозор
*

Репутация: +182/-0
Winterfell Winterfell

Сообщений: 3844



« : 24 Апреля 2008, 18:58:33 »

Появилась идея создать отдельную тему в библиотеке, где будут размещаться интервью с Джорджем Мартином. Что-то вроде раздела "So spake Martin" с Цитадели.

Так что предлагаю в эту тему помещать переводы интервью и прочие ответы Мартина на вопросы, касающиеся ПЛиО, с кратким пояснением в начале, когда это интервью  состоялось, и ссылкой на источник.


Записан
Lady Sansa
Гранд-Мейстер
Ночной Дозор
*

Репутация: +182/-0
Winterfell Winterfell

Сообщений: 3844



« Ответ #1 : 24 Апреля 2008, 19:08:47 »

15-20 апреля 2008 года

Он-лайн интервью с читателями на форуме Barnes & Noble Book Club

Ссылки на первоисточник:
Форум Barnes & Noble Book Club
Раздел Апрель 2008 в So Spake Martin

Вопросы приведены в сокращённом виде по сравнению с форумом.
______________________________________________________________________________________________________________


Знают ли Мейс Тирелл и Королева Шипов о сексуальных предпочтениях Лораса?

− Да. И он, и она.

Был ли Джон Арен отцом Роберта Арена?

− Насколько кому-либо известно − да. Установление отцовства без  ДНК тестов всегда было ненадежным методом.

Мертва ли сестра Клиганов и не была ли она Тишей?

− Мертва. Не была.

Где находится меч «Вдовий Плач»?

− Он по-прежнему в Красном Замке, дожидается, пока Томмен подрастет достаточно, чтобы носить его.

Дж. Мартин сообщил ранее, что в ТД будет новый ПОВ и дал намёк, что это будет один из трёх персонажей: Сандор Клиган, Лорас Тирелл или Меллисандра. Кто из них это будет?

− Это будет не Сандор.

Вопрос по поводу того, что в саге маловато юмора. Что чувство юмора проявляется только в главах  Тириона и Джейме.

− Неужели Долорус Эд не кажется вам смешным?
− Я согласен, что юмор обязательно должен присутствовать. Пусть даже чёрный юмор из разряда того, каким полицейские и пожарники отгораживаются от тех ужасов, с которыми сталкиваются каждый день на работе.
− Тем не менее, мне кажется, что в книгах больше юмора, чем видится вам. Но конечно, понятие «смешного» − крайне субъективная вещь.

Узнаем ли мы больше о происхождении Джона Сноу?

− В конце концов, да.

Вопрос о том, основаны ли сюжеты книг Дж. Мартина на  результатах ролевых игр.

− К сожалению, нет. Дикие Карты были основаны на ролевой игре, в которую я играл ещё в восьмидесятых годах. Но ПЛиО не связано ни с одной ролевой игрой.

Правда ли, что Тед Насмини иллюстрирует одно из изданий ПЛИО выходящее малым тиражом в серии Subterranean Press?

− Да, предполагается, что Тед Насмини будет иллюстрировать одну из книг SubPress. Том Канти работает с Пиром Ворон, а Марк Фишман будет иллюстрировать Танец с Драконами, так что, скорее всего,  Тед будет художником для Ветров Зимы.

Что там насчет сериала HBO?

− Проект продвигается, ничего нового пока не могу сказать.

Когда выйдет Танец с Драконами?

− Зависит от того, когда я его закончу, и живете ли вы в США или в другом месте. Если я смогу завершить книгу к концу июня, как я надеюсь, то книга выйдет осенью. Если нет, то…
− Следите за обновлениями на моём сайте.
 
Кто был бы ПОВом пролога, если бы Пир с Танцем не были разделены на две книги?

− Пэйт.

Появится ли полная карта мира к концу саги?

− Всего МИРА? Нет. Точно нет. Ни одна европейская средневековая карта не могла бы включать Америки или Австралию, и даже представления того времени о Китае (Катае) и Индии были довольно… э, неточными.
− Но для тех мест, в которых происходит действие, через которые проезжают персонажи, карта будет.

Появятся ли Пирожок, Джендри, Нимерия, Рикон, Лохматик в ТД или в последующих книгах саги?

− В дальнейшем в саге появятся они все. В Танце − некоторые из них, но не все.

Допустили бы сейчас в Вестеросе полигамные браки, особенно, если бы это касалось Таргариенов?

− Если у вас есть несколько здоровых огнедышащих драконов, то становится на удивление легче убедить людей принять что-то, чем в иных обстоятельствах.

Как умрут Джейме и Серсея?

− К сожалению, хоть мне и нравится отвечать на вопросы, я не собираюсь раскрывать ничего важного, что случится дальше в книгах, и уж точно не окончательную судьбу главных персонажей. Читайте дальше и узнаете.

Читатель пишет, что издатели заинтересованы в том, чтобы успешные книги выходили как можно более длинными, и автору с редакторами сложно сохранить объективность и отличать необходимость разделить один том на две отдельные книги от соблазна увеличить количество книг, так как проект коммерчески успешный. Как вы решаете вопрос, где разделить книги?

 − Здесь нет каких-то жёстких правил и временных рамок. Просто книга идёт за книгой. У меня множество редакторов, которые дают советы и предложения. Я не считаю, что популярность книг оказывает какое-то влияние на этот вопрос.  Художественные задачи не изменились бы, даже если бы книги выходили маленьким тиражом для аудитории в несколько сотен читателей.

Обычно ПОВ «плохих» персонажей открывает их с более человечной стороны и вызывает к ним симпатию у читателей. Однако, с ПОВом Серсеи получилось всё наоборот. Как будто он был создан, чтобы ещё более настроить читателей против неё.


− Я не задумываюсь особенно над тем привлекательны ли мои персонажи, приятны ли они (мне хватило этого, когда я работала на телевидении). Я хочу сделать их настоящими, жизненными. Если я смогу создать трехмерного персонажа во плоти и крови, то кому-то из читателей он понравится, а кому-то − нет, и это меня вполне устраивает. В конце концов, именно так люди относятся к реальным людям, которых встречают в жизни. Посмотрите, как разнообразны мнения о политиках и кинозвёздах. Если АБСОЛЮТНО ВСЕ любят какого-то конкретного персонажа, или его ненавидят, это, скорей всего, значит, что он из картона. Так что я предоставляю читателям самим решать кого любить, ненавидеть, кем восхищаться, кому симпатизировать, а кого жалеть и т.д. И то, что, персонажи Сансы, Кейтилин, Джейме, Теона вызывают такой спектр реакций, позволяет предположить, что это у меня получается.

Вдохновило ли вас смутное время между арабами и берберами на написании линии Дени?

− Нет. Звучит здорово, но, боюсь, я не настолько хорошо знаю берберов и их историю, чтобы вдохновляться ими.

Воинствующая Вера имеет прототипом ордена  крестоносцев?

− Да, хоть и не совсем один в один.

Какой состав актеров вы бы хотели видеть в экранизации саги?

− У меня было несколько актёров на заметке для конкретных ролей, когда я заканчивал Игру престолов, в 1995 году. К сожалению, к данному моменту эти актеры постарели на двенадцать лет, в отличии от персонажей. Так что, теперь актеры, которых я изначально хотел бы видеть в этих ролях, пожалуй, слишком стары для них. 

Встретятся ли в будущем Санса и Сандор?

− Как это возможно? Пёс мёртв, да и Санса, возможно, тоже. Есть только Алейна Стоун.

Будут ли новые ПОВы?

− Эх. Да. В Танце их больше, чем я собирался сделать.

Будет ли раскрыто откуда произошли Иные? Сыграет ли Арья какую-то особенную роль в саге?

− Без комментариев.

Покажут ли нам глазами ПОВа какие-нибудь места на востоке, например Асшай, Йи Ти и т.д.?

− Возможно, какие-то. Я не поддерживаю теорию, предложенную в «Приблизительном путеводителе по волшебной стране» (здоровенная книга, кстати), что герой, в конце концов, должен посетить все места, показные на карте.   

Где находятся Bayasabhad, Shamyriana и Kayakayanaya? Сыграют ли какую-то роль женщины-воительницы?

− К северо-востоку от Вейс Дотрак. Большой роли их обитательниц в саге не предвидится.

Безликие и Жалостливые как-то связаны между собой?

− Нет. У них очень разное видение того, что они делают.

Встретятся ли в будущем Дейенерис и Джон Сноу?

− Читайте и узнаете.

Были ли бастарды у Тайвина Ланнистера?

− Он бы вас высек за один только такой вопрос.

Где был Оберин Мартелл во время мятежа?

− Хороший вопрос. Так сходу я не помню. Возможно, в Дорне, а может быть за узким морем в команде наемников. Чтобы ответить точно, мне нужно свериться со своими заметками.

Грегор Клиган был посвящен в рыцаре в Харренхолле?

− Не думаю, но опять-таки мне нужно свериться с записями. Думаю, он уже был рыцарем.

Существовала когда-либо Леди-правительница Винтерфелла или Королева Зимы?

− Нет. Хотя я надеюсь когда-нибудь написать историю про Дунка и Эгга, где они едут в Винтерфелл и встречаются с дамами-«волчицами».

Учат ли высокородных леди заниматься хозяйственными делами, как, например, обслуживать гостей (купать), готовить сыр и т.д.?

− Санса не просто молодая леди. Она дочь не просто благородного, но и одного их самых могущественных людей Вестеросса. Великие дома стоят намного выше, чем обычные благородные семейства, а те, в свою очередь, значительно выше простолюдинов.
− Она не будет готовить сыр, ни в коем случае. Хотя Арье это может показаться вполне забавным.

Дети Леса − это что-то вроде эльфов? И есть ли какие-то ещё расы кроме них?

− Нет, это не эльфы. Дети − это… , ну, в общем, Дети.
− В Вестеросе также есть гиганты, так что, да, в моем мире есть и другие расы. Но не эльфы. Эльфы уже достали.

То, что магическая составляющая в саге проявляется всё сильней и сильней, было запланировано изначально?

− Да, запланировано с самого начала.

Издатель не озабочен слишком натуралистичными сценами саги?

− Мои издатели абсолютно довольны взрослым тоном моих книг. Есть полным-полно вычищенных до скрипа юношеских фэнтази для тех, кто не любит такие вещи.
− Я получаю время от времени письма от читателей, которые возражают против сексуальных сцен, хотя странным образом никто не возражает против сцен насилия. Это характеризует американского общество с довольно печальной стороны, так как люди возмущены описанием полового акта, но совершенно не обеспокоены описанием того, как топор прорубает голову.

Каков размер Вестероса? Он как Европа или даже больше?

− Я сознательно пытаюсь быть неточным в таких вопросах, чтобы не было фанатов с навязчивыми идеями, которые с рулеткой мерили бы расстояния на карте и потом сообщали мне, что Нед не мог добраться из точки X  в точку Y за то время, что я сказал.
− Тем не менее, если вам действительно это так интересно, то можете сами посчитать расстояния. Длина Стены − сто лиг. В лиге − три мили. Отталкивайтесь от этого.
− Но если, опираясь на эту информацию, вы найдете какие-то ошибки в  длительности путешествий, отставьте их при себе.

Является ли Калигула прототипом Мизинца?

− Определенно, нет. Гай Калигула был ненормальным, а Петир Бейлиш само воплощение здравомыслия. Калигула вёл себя так, чтобы привлекать всеобщее внимание. Мизинец более незаметный.

Как персонаж Тириона получился таким великолепным? Кто послужил прототипом для него?

− Его образ основан на многих прототипах. Включая меня самого. Но я выше его.

Вы всегда собирались писать от лица множества персонажей?

− Да.

В чём преимущества и недостатки этого подхода?

− Только так можно рассказать большую,  широко раскидывающуюся, запутанную историю, используя при этом в качестве рассказчика персонажа с его ограниченным видением ситуации, как это делаю я.

Сколько у драконов конечностей?

− Две. Спереди у них крылья.

Какого рода драконы: мужского, женского, гермафродиты? Или какая-то магия необходима для их воспроизводства?

− Драконий секс − это сложный вопрос. Об этом в следующих книгах.

Все ли Великие дома владеют валирийским оружием?

− Существует больше валирийских мечей, чем до сих пор было показано в саге. Не все из них принадлежат великим домам. Менее высокородные семьи при случае могли покупать их для большего престижа, или иногда рыцари или даже просто войны могли получить их во владение на поле битвы,  после смерти владельца. Но после Рока Валирии таких мечей больше не производилось.

Может ли в цепи мейстера быть несколько звеньев из одного метала?

− Несколько одинаковых звеньев возможны, это значило бы, что мейстер особенно сведущ в данной области.

Будете ли вы участвовать в создании HBO сериала, когда тот начнут снимать?

− Если сериал действительно начнут снимать, то я буду писать один сценарий в каждом сезоне.
− Я не могу писать больше и при этом надеяться закончить сагу.

От лица какого персонажа вам больше всего нравится писать?

− От Тириона. От Арьи тоже забавно писать.

Таргариены были единственным валирийским Домом, который владел ДРАКОНАМИ? Или, возможно, другие Дома также владели драконами?

− Они − единственные наездники-драконов, которые пережили Рок Валирии.

«Кивасса» основана на каких-то конкретных играх?

− Немножко шахмат, немного блицкрига, немного стратегий. Всё взболтать и добавить воображения.

Мысленно вы сопоставляете акценты различных частей Вестероса с акцентами в реальном мире?  Или такие детали, как дорнийское «протяжное» произношение больше результат цвета кожи?

− Да, в Вестеросе есть «региональные» акценты. Я подумывал о том, чтобы выражать их через фонетические ошибки в речи персонажей (и я действительно в некоторых случаях так поступаю с малообразованными персонажами), но так можно и с ума сойти. Так что вместо этого, я пытаюсь передать акцент через синтаксис и  описания.

В тексте много «исторических загадок» − не только таких, которые могут повлиять на текущий сюжет, но и более старых вещей, которые составляют общую основу − которые интересуют многих читателей. Знаете ли вы ответы на все эти преднамеренные загадки, или вы придумываете их только тогда, когда это становится необходимым?

− Думаю, это зависит от загадки. Я знаю «ответы» на многие.

В Пире есть намеки на то, что у дорнийцев более развит национализм (не могу подобрать термин лучше), чем в других регионах. Множество простого люда призывают к войне после смерти Оберина, например, чего мы ранее не наблюдали, так как простонародье обычно предпочитает мир и благополучие. К тому же, Тимеон просит Бриенну «отправить его в Дорн», когда она его убивает. Это специально, или я вижу слишком много между строк?

− Дорн был отдельной от других шести королевств нацией до тех пор, пока сто лет назад не присоединился, так что, да, у них действительно сильнее развито чувство национализма.

Может ли когда-нибудь выйти объединённый Пир и Танец?

− Не буду говорить нет, но такая книга будет просто огромной. Её придется переплетать, как словарь, и продавать со специальной подставкой. Или же можно напечатать её очень мелким шрифтом и включить в набор лупу для чтения.

Рассказываете ли вы важную информацию о следующих книгах Пэррис? Спрашивает ли она сама о такой информации?

− Нет и нет.

Слышал ли Давос Сиворт действительно ответ Матери на свои молитвы, или это происходило в воображении? Специально ли написано так, что из текста это непонятно?

− Да, специально. И поэтому я не буду отвечать на вопрос. Читатели могут строить свои собственные предположения на этот счет.

Учитывая, сколько времени занимает написание саги, не может ли возникнуть проблема с сериалом HBO, что серии по написанному материалу будут сняты до того, как сага будет закончена?

− Ну, у меня есть большое преимущество на старте.

Высказываете ли вы пожелания по поводу того, кто будет начитывать аудиокниги? Будет ли Рой Дотрис читать следующую книгу?

− Я высказываю пожелания. Я выбрал Роя Дотриса. К сожалению ,он был очень занят в театральной постановке, когда записывался Пир. Мы может только надеяться, что он вернётся работать со следующей книгой.

Читаете ли вы фанатские форумы?

− Я, разумеется, знаю о таких форумах, но стараюсь их избегать.

Если вы читаете версии, придумываемые фанатами, не хочется ли вам изменять какие-то вещи в книге, чтобы результат оказался для всех сюрпризом?

− Вот это как раз одна из основных причин, ПОЧЕМУ я избегаю форумов. 

Что означает видение Брана о каменном гиганте?

− Мне очень жаль, но вам придется самостоятельно интерпретировать видения и сны.

Каково это − писать куски текста от лица лютоволка?

− Невозможно, на самом деле. Я постоянно смотрю на текст и говорю: «Волк не знает такого слова». Конечно, волк вообще не знает НИКАКИХ слов, на самом деле. А писать, не используя слов, сложно. Всё, что я могу сделать, это попытаться придать как можно больше вкусов и запахов этим кускам текста, чтобы показать, что волк по-другому воспринимает мир, по сравнению с человеком… Но я всегда сомневаюсь, нет ли с этим перебора, или, наоборот, недобора.
− Да, писать сцены с волками −  ужасно тяжело.

Насколько разработан валирийский язык?

− Правильнее сказать «насколько неразработан» валирийский язык. Я, увы, не Дж.Р.Р. Толкиен, и не могу представить, чтобы десять лет придумывать  не один, а два полноценных языка. У меня есть всего-навсего восемь валирийских слов. Когда мне понадобится девятое − я его придумаю.
− Прошу прощение, если разочаровал кого-то из вас. Все это всего лишь фокусы.

Узнаем ли мы больше о Лиане и Харенхолле?

− Да, вы услышите больше о Лиане и Харренхолле.

Гиганты в саге как-то связаны с командой Нью-Йоркские Гиганты?

− Абсолютно никак. Интересное замечание, тем не менее. И «Ура, Гигантам!».

Почему лавры присоединения Дорна достались Даерону Доброму, хотя вообще-то это его предшественник договорился о браке его сестры?

Даерон II был намного старше, чем его сестра Дейнерис. Он уже был женат и имел собственного сына (Баелора Сломанное копьё), прежде чем она родилась. Эта свадьба была устроена королём Баелором Благословенным, который также провёл церемонию. Это было частью договора о мире с Дорном, после завоевания Даерона I. Свадьба Дейнерис и Дорнийского принца произошла значительно позже, и была частью договора, по которому Дорн вошёл в  королевство.

Не восходят ли корни восстания Даемона Блэкфайра к Даене? Не могла ли она сказать своему сыну, что если бы не Танец Драконов (изменивший порядок наследования у Таргариенов), то королевой была бы она, и тогда он был бы её наследником и стал королем?

− Вполне возможно. Но, всё-таки, это то, что Аегон публично подарил меч «Черной пламя» своему бастарду, побудило широкие толки, что возможно это его стоило бы сделать королём.

Не странно ли, что ни один из Великих домов не был разрушен в результате войн и мятежей со времен Покорения?

− Ну, сага ещё не закончена.

Почему Баелор Благословенный, король-септон, не вооружил вновь Веру?

− Баелор-благословенный не хотел вооружать вообще никого. Он бы предпочел разоружить весь мир. Он был человеком мира, и его излюбленным оружием была молитва.

Не был ли Даерон I геем?

− Нет, не был. Он был женат, но умер, не оставив потомства.

В следующей повести о Дунке и Эгге они поедут к Стене?

− К сожалению нет. Хотя она будет о кое-каких других вопросах, задававшихся здесь. Она называется «Загадочный Рыцарь».

Собираетесь ли вы написать какие-нибудь рассказы о древней Валирии?

− Не сейчас. Но в будущем всё возможно.

А как насчет молодых Роберта, Эддарда и Войны Узурпатора?

− Не сейчас. Но я никогда не говорю никогда.
Записан
Lady Sansa
Гранд-Мейстер
Ночной Дозор
*

Репутация: +182/-0
Winterfell Winterfell

Сообщений: 3844



« Ответ #2 : 24 Апреля 2008, 19:21:12 »

Ноябрь 2007 г.

Ответы Мартина на вопросы в Entertainment weekly

Ссылка на интервью

______________________________________________________________________________________________________________________


Я понимаю, что  у вас есть жизнь помимо ПЛиО, но мне кажется, что вы высокомерно себя ведете по отношению к поклонникам, которые терпеливо ждут, пока вы закончите ТД.  Почему вы считаете, что можете так срываться на фанатов?


Дж. Мартин: Я пробовал разные варианты ответов (на такой тип вопросов). Я пытался обновлять информацию на своем сайте, или касаться этой темы в ЖЖ. Но некоторым людям всегда что-то не нравится. Или Биллу нравится, но тогда Фред разгневан тоном вашего ответа Биллу, и тому подобное. Я ни в коем случае не считаю, что высокомерен по отношению к своим фанатам. Мне кажется, я более чем  выполняю свой долг в том, что касается поддержки связи с читателями. Чего они хотят, так это пятой книги ПЛиО, и того же хотят мои редакторы и издатели, я сам этого хочу. И я её пишу! Что вы от меня хотите: чтобы я послал её незаконченной или плохой? Я работаю над ней изо всех моих сил. Писать временами тяжело, и далеко не всегда получается так быстро, как хотелось бы. (Вздыхает) Чему я научился, так это больше не пытаться предсказывать, как скоро я её закончу.

Почему ТД дописывается так долго, если он уже был написан?

Дж. Мартин:
  Это распространенное заблуждение. Части ТД были готовы в 2005 году, когда я закончил ПВ. Это вовсе не значит, что было две готовые книги. Была одна законченная книга и одна частично написанная. И я тогда прикинул, сколько времени у меня займет доведение этой незаконченной книги, и эта прикидка оказалась прискорбно оптимистичной. (Смех) Что я могу сказать? Процесс оказался куда более долгим.

Почему вам так легко убивать персонажей?

Дж. Мартин:
Это очень раздражает, когда открываешь книгу и уже через 10 страниц, знаешь, что персонаж, который появился на первой или второй странице пройдет через всё без единой царапины, потому что он − главный герой. Это совершенно не реалистично, и мне это не нравится. Если бы я был солдатом, отправляющимся на войну, то  был бы очень напуган в ночь перед битвой. Это страшная штука. И я хочу, чтобы мои читатели чувствовали этот страх, когда переворачивают  страницу. Я хочу, чтобы они чувствовали, что никто не в безопасности: что если мой герой окружен тремя врагами с мечами, то он в большой беде, потому что один против троих. Это прекрасный способ показать, что пишешь не мультяшное приключение, где герой одним махом убивает двадцатерых, благодаря своему замечательному владению мечом, и идет дальше без единой царапины, при этом постоянно отпуская шуточки.

За смерть какого персонажа ПЛиО, вас сильнее всего атаковали читатели?

Дж. Мартин:
Тяжелей всего было писать сцену свадьбы в третьей книге. Она была самая жестокая и тяжелая. И я получил много писем от читателей, многие из которых говорили, что сцена великолепна, но были и другие, которые говорили, что не могут читать дальше, что бросают мою книгу,  так как было слишком больно читать об этом. Но так и подразумевалось, что это будет больно. Это было больно писать, это должно было быть больно читать, эта сцена должна была разрывать сердце и наполнять читателя ужасом и скорбью. К этому я и стремился.

Как там дела на HBO с экранизаций ПЛиО?

Дж. Мартин:
Дэвид Берноф и Д.Б. Вайс написали сценарий, и он был отправлен на студию несколько месяцев назад. Мне сказали, что на HBO он понравился, и они сейчас занимаются составлением бюджета, но зеленый свет проекту все еще не дан. Сейчас, конечно, еще и забастовка сценаристов мешает, так что нельзя толком сказать, что происходит в Голливуде. Но HBO − это то, чего я хотел для экранизации с самого начала. К моменту окончания книжная сага будет около 10000 страниц, что слишком много даже для нескольких фильмов. И там много секса и насилия,  из-за чего я не мог всерьез рассматривать общественные телевизионные каналы. HBO может экранизировать это так, как надо. Я держу пальцы скрещенными. Теперь все зависит от HBO.

Знаете ли вы каким будет конец ПЛиО?

Дж. Мартин:
О да, конец я знаю. Мне нравится сравнивать это с путешествием. Если я отправляюсь из Нью-Йорка в Лос-Анжелес, то  могу посмотреть на карту и узнать, что я буду проезжать через Чикаго и Денвер. Но это не значит, что я знаю все, что встретится за каждым поворотом и изгибом дороги, где будет объезд, а где автостопщик.  Это то, что я узнаю по дороге. И, по-моему, в этом как раз и состоит прелесть писательства.



Как недавняя смерть автора «Колеса времени» Роберта  Джордана повлияла на ваши личные и профессиональные приоритеты?

Дж. Мартин:
Не могу сказать, что из-за этого что-то изменилось, но это очень меня расстроило. Я знал Джима − его настоящее имя было Джим Ригни − он был очень добрым и щедрым человеком.  Он прорекламировал меня, когда я начинал свой цикл,  дал положительный отзыв на обложке, который привлек многих читателей. Да и его собственные работы открыли дорогу моему циклу. Он показал нам, как писать книги длиннее, чем трилогии. Не думаю, что моя сага появилась бы, если бы  «Колесо Времени» не было таким успешным. Мне всегда хотелось чего-то масштабного по размерам, и Джордан, в большой степени, открыл эту возможность своим циклом.


ПЛиО кажется написанной с политически прогрессивной позиции (множество сильных женских характеров, персонажи-гомосексуалисты, и т.д.) Как вы отвечаете на обвинение в том, что попадаете в типичное для мужчины-фантаста клише, когда наглядно показывается множество сексуальных отношений между женщинами,  но нет явно показанных отношений  между мужчинами?

Дж. Мартин:
(Долгий смех) Ну, эээ, о боже. Не знаю. Я об этом не думал!

В БМ, в начале есть глава, в которой Санса вспоминает сцену в конце БК, когда Пёс вошел в её комнату во время битвы. В этой главе она думает о том, как он её поцеловал, но в той сцене в БК, на самом деле такого не произошло. Это ошибка или что-то другое?

Дж. Мартин:
Это не ошибка. Это что-то другое! (Смех) «Пристрастный рассказчик» − ключевая фраза в данном случае. Вторая сцена происходит в мыслях Сансы. И как это раскрывает её психологически? Я стараюсь тонко подходить к таким вещам.

Вернет ли Арья своего волка?

Дж. Мартин:
Читайте дальше и узнаете!
Записан
MashaRock
Знаменщик
**

Репутация: +3/-0
Сообщений: 221



« Ответ #3 : 25 Апреля 2008, 10:15:21 »


За смерть какого персонажа ПЛиО, вас сильнее всего атаковали читатели?

Дж. Мартин:
Тяжелей всего было писать сцену свадьбы в третьей книге. Она была самая жестокая и тяжелая. И я получил много писем от читателей, многие из которых говорили, что сцена великолепна, но были и другие, которые говорили, что не могут читать дальше, что бросают мою книгу,  так как было слишком больно читать об этом. Но так и подразумевалось, что это будет больно. Это было больно писать, это должно было быть больно читать, эта сцена должна была разрывать сердце и наполнять читателя ужасом и скорбью. К этому я и стремился.


когда я прочитала эту главу, я после нее не могла книжку с неделю в руки взять! мне даже кошмары снились по этому поводу! я представить себе не могла что можно ТАК написать и оставить ТАКИЕ ощущения у читателя! и все сцены после того, включая ПВ, уже не оставляли такого впечатления, разве что фраза о том что Арья ослепла!
Записан
Merelena
Под-Лейтенант
***

Репутация: +19/-0
Сообщений: 642


Debes, ergo potes


WWW
« Ответ #4 : 25 Апреля 2008, 15:01:25 »

Хех - тогда я должно быть совершенно непрошибаемый читатель Улыбка. Чего в этом роде я и ожидала от посещения Фреев.
Хотя сцены с музыкальной какофонией, заглушающей звуки резни, действительно написаны сильно.
Записан
Lady Sansa
Гранд-Мейстер
Ночной Дозор
*

Репутация: +182/-0
Winterfell Winterfell

Сообщений: 3844



« Ответ #5 : 25 Апреля 2008, 16:38:10 »

Я чувствовала, что что-то такое случится - атмосфера явно накалялась, но всё равно это действительно самая ужасная сцена книги. Ещё очень больно было когда бастард Болтона убил северян под стенами Винтерфелла.
Записан
Mikka
Разведчик
Ночной Дозор
*

Репутация: +51/-5
Сообщений: 1615



« Ответ #6 : 26 Апреля 2008, 08:13:10 »

наверное не плохо даже отдельную темку под "красную свадьбу" создать. или назвать ее как то вроде "самое ужасная сцена в книге".
Что касается лично моего отношения к "красной сывадьбе", то я вовсе не считаю ее самой ужасной в книге. Да, она запоминающая, шокирующая, но, в действительности, верная. Для меня, наверное это не секрет, Робб Старк (как и его отец) самый ненавистный и непориятный человек в ПЛиО - так что я не особено там чем-то расстроился.
самые жестокие сцены в книге связаны с Дейенерис: убийство Визериса (мне его было ужасно жаль), смерть Дрого и восшествие Дени на костер, убийство маленьких рабов в Юнкае (вроде бы?), гибель аристократов в Астапоре (в чем они перед ней был виноваты??).
Записан
Mikka
Разведчик
Ночной Дозор
*

Репутация: +51/-5
Сообщений: 1615



« Ответ #7 : 26 Апреля 2008, 08:13:37 »

Цитировать
ПЛиО кажется написанной с политически прогрессивной позиции (множество сильных женских характеров, персонажи-гомосексуалисты, и т.д.) Как вы отвечаете на обвинение в том, что попадаете в типичное для мужчины-фантаста клише, когда наглядно показывается множество сексуальных отношений между женщинами,  но нет явно показанных отношений  между мужчинами?

Дж. Мартин: (Долгий смех) Ну, эээ, о боже. Не знаю. Я об этом не думал!

А не это ли подвигло Мартина написать ПОВ Лораса?
Записан
Merelena
Под-Лейтенант
***

Репутация: +19/-0
Сообщений: 642


Debes, ergo potes


WWW
« Ответ #8 : 26 Апреля 2008, 11:09:53 »

Но ведь еще не факт, что будет именно ПОВ Лораса, а не Мелисандры.
Записан
Марвин
Десятник
**

Репутация: +10/-0
Сообщений: 140


« Ответ #9 : 18 Мая 2008, 22:40:39 »

наверное не плохо даже отдельную темку под "красную свадьбу" создать. или назвать ее как то вроде "самое ужасная сцена в книге".
Что касается лично моего отношения к "красной сывадьбе", то я вовсе не считаю ее самой ужасной в книге. Да, она запоминающая, шокирующая, но, в действительности, верная. Для меня, наверное это не секрет, Робб Старк (как и его отец) самый ненавистный и непориятный человек в ПЛиО - так что я не особено там чем-то расстроился.
самые жестокие сцены в книге связаны с Дейенерис: убийство Визериса (мне его было ужасно жаль), смерть Дрого и восшествие Дени на костер, убийство маленьких рабов в Юнкае (вроде бы?), гибель аристократов в Астапоре (в чем они перед ней был виноваты??).
Для меня одними из самых жестоких сцен были Повешение Бриенны (ожидаемо, но все равно очень жаль), далее Допрос Голубого Барда мейстером Квиберном тоже достаточно жесток (жаль парнишку)
ну а насчет Визериса не могу согласиться, если ты решился идти к своей цели не щадя никого (даже родную сестру) то надо быть готовым что и тебя не пощедят 
Записан
Lady Sansa
Гранд-Мейстер
Ночной Дозор
*

Репутация: +182/-0
Winterfell Winterfell

Сообщений: 3844



« Ответ #10 : 24 Октября 2009, 23:17:07 »

Немного информации общего плана из ответов Джорджа на вопросы на Fargo ValleyCon, October 2009
http://asoiaf.westeros.org/index.php?showtopic=36573&st=60

Он (Мартин) «садовник», а не «архитектор», писатели-архитекторы заранее продумывают всё до мелочей, а писатели-садовники садят зерно и потом растят его, поливая своей кровью и формируя крону. Некоторые писатели на 50% садовники, на 50% архитекторы, но он — на 90% садовник, и именно поэтому последние две книги даются ему тяжело. Он пишет, потом придаёт форму, потом переписывает, потом ему надо свериться с тем, что скажут остальные персонажи, потом снова переписать.

Он сравнивал ПЛиО с «Властелином Колец». В начале в обеих сагах все «птенцы» находятся в одном месте (Винтерфелл и Шир), а потом они разлетаются в разные стороны, чтобы сделать своё дело, и им очень сложно снова собраться вместе. В этом трудность построения сюжета и поэтому Толкиен, вместо одной книги (как собирался), написал три тома.  Уходит много времени, чтобы снова собрать героев вместе.

«Пир Ворон» и «Танец Драконов» хронологически идут по очереди, но начало  ТД пересекается с временем в ПВ, то есть хронологически конец ПВ располагается во времени позже, чем начало ТД. С какого именно момента в ПВ начинается действие ТД, Марин раскрыть отказаться.

Джордж также сказал, что знал, что ему никак не уложиться в три книги, потому что время в главах разных ПОВов не совпадает. К примеру, он написал главу с казнью Неда, а следующей он писал первую главу Кейт, как она приходит в богорощу, где Нед чистит свой меч. Он сказал, что идея пятилетнего перерыва на самом деле дала первую трещину ещё тогда. Он не может свободно перетаскивать события во времени, не нарушая сюжета. И потом он ещё рассказывал о том, почему сделать пятилетний перерыв оказалось невозможным.

Ведущий секции спросил Мартина, как его опыт по написанию киносценариев  повлиял на его авторский стиль. После небольшого обсуждения о том, чем проза отличается от сценариев, Мартин признал, что самая разражающая вещь в написании сценариев состоит в том, что первая версия всегда получает вердиктЖ «Слишком длинно, слишком запутанно, слишком дорого». Он стал писать ПЛиО как бы отместку на эти вердикты: длинно, запутанно и чересчур дорого для экранизации.

Но когда его книги вошли в списки бестселлеров, то к его агенту всё чаще стали обращаться люди из Голливуда, которые хотели купить права на сагу. «Если они так хотят заплатить мне, то я не против, но книги слишком сложные для экранизации». Он сравнил ИП с полной трилогией Токиена и сказал, что делать из саги приличный кинофильм  было бы очень трудно и не практично.

С телевидением были проблемы, о которых уже говорили — ограничения по рейтингам, так что когда он осознал, что экранизацию можно сделать так как надо только на кабельном телевидении, то его агент связался с HBO и конец истории вам известен.

Записан
mary
Мари-Маг
Модератор
*****

Репутация: +1368/-2
Nights Watch Nights Watch

Сообщений: 11050


Неумирающая


« Ответ #11 : 03 Мая 2010, 13:54:29 »

Интервью Мартина журналу Chicago Tribune 29.04.2010 - о сценариях, романах, поклонниках и комиксах, а так же старых театрах:
http://westeros.ru/?p=3076

Спасибо BaraTheon-у за перевод и комментарии!
Записан
Lady Sansa
Гранд-Мейстер
Ночной Дозор
*

Репутация: +182/-0
Winterfell Winterfell

Сообщений: 3844



« Ответ #12 : 07 Мая 2010, 01:30:37 »

Сюда бы в тему тоже не помешало запостить этот перевод, чтобы все интервью в одном месте лежали Улыбка
Записан
mary
Мари-Маг
Модератор
*****

Репутация: +1368/-2
Nights Watch Nights Watch

Сообщений: 11050


Неумирающая


« Ответ #13 : 18 Октября 2010, 11:53:19 »

Чикагское интервью – Мартин о сценариях, романах и прочем
Май 2010
Во время недавней поездки в Чикаго, Джордж Р.Р. Мартин дал интервью одной из давних поклонниц ПЛиО, журналистке Морин Райан из Chicago Tribune.
Перевод: BaraTheon
 
*  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *

Райан: Тебя удивил интерес к сериалу, который еще целый год не покажут на экранах?

Мартин: Знаешь, я принадлежу к субкультуре научной фантастики/фэнтези, и в ней такой фанатский феномен не является редкостью. Накал страстей и размер группы фанатов может быть различным, но у сериала “Красавица и Чудовище”, в котором я был сценаристом и продюсером, было очень энергичное фанатское движение. У них были свои съезды, свои фэнзины [непрофессиональные журналы, посвященные теме – прим.перев.],  они время от времени рылись в наших мусорках. После того, как Линда Гамильтон ушла из шоу и нам пришлось переснимать часть серий, половина из них злобно ополчилась против нас. Знаешь, любовь может быстро превратиться в ненависть, и это дает повод для беспокойства.

Райан: Да, в самом деле, это так. Но, исходя из моего многолетнего опыта, напряженность интереса к сериалу еще до того, как он вышел на экраны – а я признаю, что приняла непосредственное участие в разжигании этого интереса – довольно необычна. В связи с этим, твое отношение к сериалу меняется, или это никак не влияет на него?

Мартин: Ну, я не думаю, что это влияет на то, как мы ценим его существование. Знаешь, я нахожусь в центре действия уже давно, поэтому для тех, кто только пришел в сериал, все чуть по-другому. В начале я просто принимал вещи, как они есть, старался не слишком раздухариваться, потому что я сам проработал в Голливуде 10 лет, принял участие в разработке пары сериалов, написал несколько пилотных серий, сценарии для фильмов, и ни один из них так и не получил продолжения. Очень скоро я понял, что Голливуд разобьет тебе сердце если ты слишком увлечешься идеей, пока ей не дали зеленый свет. И даже после этого лучше слишком уж не увлекаться, т.к. много вещей могут пойти не так. В общем, мне не удалось удержаться (не слишком увлекаться- М.Р.), потому что в конце, когда мы снимали пилотную серию (“Игры Престолов” – М.Р.), я очень увлекся, не смотря на мои отчаянные попытки. И сейчас я очень кайфую от всего процесса.

Райан: Тебе приходилось сопротивляться искушению вернуться в телевидение, после того как ты отошел от него и получил больший контроль над развитием сюжета в своих книгах?

Мартин: Ну, в общем, да. Я был в Голливуде 10 лет, работал над “Сумеречной зоной” в середине 80-х, а потом три года над “Красавицей и чудовищем”. И в работе были такие вещи, которые я обожал, и такие, которые ненавидел. Самым главным в первых пяти годах моей работы было то, что я был частью команды, которая работала над сценариями, продюсерской команды сериалов, которые шли на экранах. Я писал сценарий, потом мы его могли переделать, а иногда боролись с телеканалом, или студией, или с цензорами. Но, в конце концов, конфликт разрешался, серия снималась, и спустя пару недель ее показывали по телевидению, миллионы людей видели ее. И к такому процессу я привык. Но во второй пятилетке моей работы там, я достиг того, что я писал пилоты. Я делал фильмы. Я участвовал в разработке. Я рулил всем процессом на “Коламбии”, и знаешь, не зря они называют это адом для разработок. Я писал сценарии, работал над проектом год или даже два, вкладывал в него сердце и душу, создавая его, а потом получал “нет, это мы не станем делать. Нет, на другом канале уже делают что-то похожее. Нет, есть другое предложение, оно нам нравиться больше”. И тебе вроде платят немалые деньги, но единственные, кто увидит твое творение, это четверо парней, которые сидят с тобой в одном кабинете.

В конце моей работы (в Голливуде – М.Р.) я решил, что уже не могу этим заниматься. Уж слишком это было большой психологической нагрузкой. Знаешь, если бы ты писала статьи для  газеты, и тебе бы их оплачивали, но не печатали, это бы тебя свело с ума, так? Вот меня это  точно сводило с ума.
И самым удручающим стал случай с пилотом, который я почти закончил. Я снимал его для шоу под название “Из мира в мир” (Doorways), это были один из моих пилотов, который сняли, и всем он очень нравился. Мы делали его для АВС, и его уже должны были показать по ТВ, они заказали сценарии для шести следующих серий, а это было очень круто для того времени. Потом были кадровые изменения, какие-то начальники ушли, какие-то пришли, и нас внезапно сняли с эфира. Внезапно полтора года нашей работы просто растворились. Я очень увлекся идеей получить свое собственное шоу, после того как (в других сериалах-М.Р.) я был лейтенантом и полковником, наконец, мне выпал шанс побыть генералом, командующим собственными войсками, я хотел сделать отличное шоу. И внезапно меня разжаловали в рядовые. Я сделал еще пару пилотов, и еще кое-что, но неудача с “Из мира в мир” разбила мне сердце.

В любом случае, книги всегда оставались моей первой любовью. И в тот момент я стал писать то, что потом стало “Игрой Престолов”. Ирония “Игры” с учетом того, чем мы сейчас занимаемся, в том, что я писал эту сагу чуть ли не в знак протеста того, что я испытал в годы работы на телевидении. Мои сценарии всегда были слишком длинными, слишком дорогими.  Мне всегда приходилось их урезать. Слишком много персонажей, слишком много мэт-пэйнтингов. “Ну не можем мы позволить себе все эти мэт-пэйнтинги, не можем снять эту гигантскую битву, которую ты написал, потому как бюджета хватит всего на 12 статистов”.

Поэтому когда я вернулся к написанию книг, я сказал себе – “все, об этом я больше не беспокоюсь. Напишу историю, которая будет настолько большой, насколько я сам захочу. У меня будут сотни персонажей, гигантские сражения, великолепные замки и пейзажи – все то, что я не мог сделать на телевидении, я сделаю в этих книгах, и надеюсь, публике понравится”. А теперь мы снимаем ТВ сериал. К счастью все проблемы приходится решать Дэвиду и Дэну (Дэвид Бэньофф и Д.Б. Вайсс, ответственные продюсеры сериала – М.Р.), а не мне.

Райан: Какова степень твоего участия в съемках? Знаю, что ты дописываешь сценарий восьмой серии, это так?

Мартин: По контракту я должен написать один сценарий в этом сезоне. В этом году это восьмая серия, в следующем, если нам продлят еще один сезон, напишу еще одну серию. Больше у меня просто не получается, так как мне приходится еще и писать книгу (следующую в серии “Льда и Огня” – М.Р.). Книги занимают кучу времени. Часть меня хочет принять еще большее участие в проекте, чем я принимаю, присутствовать на всех обсуждениях, и прочее, но я не могу этого сделать.  Даже если они очень хотели бы,  в чем я не уверен, я не могу. Но уровень моего участия очень велик. Наше общение с Дэвидом и [Д.Б.] и с людьми из НВО очень плодотворно, и я, безусловно, ощущаю себя частью процесса, но командуют парадом они и вся ответственность лежит на них, а не на мне.

Райан: Тебе тяжело не быть главнокомандующим этой армии?

Мартин: Пока никакой тяжести не было, наоборот, было классно. Теоретически могло бы быть, если бы принимались решения, которые были бы мне противны, или что-нибудь типа этого, но до сих пор ничего такого не было. Я имею ввиду, все их решения для меня понятны, и я думаю, у них все получается. И еще я думаю, что тот факт, что я проработал на телевидении 10 лет, помогает мне все понимать. Некоторые писатели, когда работают с Голливудом, если у них нет опыта такой работы, не понимают некоторых решений. Они не понимают, почему (происходят те или иные вещи – М.Р.) и им кажутся они спорными, но я понимаю такие вещи как бюджет, расписание съемок, другие вещи с которыми мне приходилось сталкиваться, поэтому, думаю, мое восприятие процесса более реалистично.

Райан: А 10 серий хватит чтобы экранизировать первый роман? Приходится урезать сцены, и согласен ли ты с тем, как они это делают?

Мартин: Пока такого не было, но я думаю, что 10 серий будет достаточно. Знаешь, в начале был разговор о (том чтобы сделать – М.Р.) 12 серий. Но и 10 серий пойдет, в чуть ускоренном темпе. Больше не всегда значит лучше. В начале 90-х, когда мы снимали “Из мира в мир”, АВС заказала 90-минутный пилот, и мы сняли 90-минутный пилот для них, хотя предполагалось показывать одну серию длительностью в час (раз в неделю – М.Р.). Но потом нам сказали, что в Европе не пользуются 90-минутными интервалами. Поэтому для Европы мы сняли двухчасовую версию. Именно эта двухчасовая версия потом и вышла на видео.  Они не выделили нам дополнительно денег на эту версию, нам пришлось взять 90-минутную версию, которая получилась очень плотной и тугой, и (чтобы растянуть ее – М.Р.) мы использовали каждый фут отснятой нами пленки. Поэтому версия, которую они выкинули на мировой рынок на видео, была очень рыхлой, потому что она была длиннее, но длиннее не в смысле лучше. Поэтому я думаю 10 серии будет как раз впору.

Райан: Когда решался вопрос о съемках “Игры Престолов”, ты подходил к этому по принципу “либо НВО, либо халтура”? Ты не стал бы сотрудничать с телеканалами, или ты доверился именно этой команде именно этого телеканала?

Мартин: Ну, я, безусловно, доверился этой команде после того как с ними встретился. Много лет назад, когда книги вошли в список бестселлеров Нью-Йорк Таймс, Голливуд заявил о своем интересе. Вначале это были люди, занимавшиеся художественными фильмами, потому что Тайм назвал меня американским Толкином, а тогда фильмы Питера Джексона заработали кучу денег. Ну и вот, стали они обнюхивать мои книги, пытаясь понять, смогут ли они сделать из них фильм (художественный – М.Р.). У нас было несколько обращений, и, одним словом, я сказал своим агентам “нет”. Потому что я просто не видел, как их можно было снять в виде художественного фильма. В смысле мы говорим о семи огроменных книгах, “Буря Мечей”, которая является самой большой книгой серии, одна превосходит размером всю трилогию Толкиена. Все его три книги вместе взятые примерно составляют длину “Бури Мечей”. И чтобы экранизировать трилогию у Питера Джексона ушло три полнометражных фильма. Ну, мне никто выделять три фильма не собрался, (а) чтобы снять всю серию нужно было 27 фильмов. Поэтому я понимал, что в виде художественного фильма экранизация невозможна. Можно было бы сделать, если какая-нибудь студия согласилась на девять фильмов, но этого бы не произошло никогда.


А другим вариантом было телевидение. Конечно, я работал на телевидении. Я знал об ограниченности бюджета и ограничениях в плане цензуры. Знаю, они чуть ослабли со времен 80-х и 90-х, но я все еще помню баталии с отделами “Стандартов и правил” [подразделения телестанций, ответственные за цензуру – прим.перевод.] и цензуру на счет секса и насилия. А мои книги – они полны секса и насилия. Я не хотел, чтобы они были разбавлены и выхолощены. Опять же, руководство каналов с их отношением к рейтингам – выходишь в эфир, снимаешь три серии, а потом тебя снимают с эфира, если ты не получаешь необходимого рейтинга. Поэтому, даже несколько лет назад мне казалось, что единственным способом сделать это было через НВО или похожую компанию, но НВО – это Тиффаниз, это Кадиллак среди кабельных сетей, насколько я понимаю. И они сняли такие сериалы как “Дедвуд”, “Рим”, “Клан Сопрано”,  и это совпадало с моим видением.

Райан: Мы можем чуть поговорить о саге и на каком она сейчас этапе? Извиняюсь, я, наверное, миллионный человек, задающий вопрос, насколько ты близок к завершению “Танца С Драконами”. Мне очень неприятно задавать этот вопрос потому что я знаю, что ты чувствуешь, когда у тебя горят сроки и при этом кто-то спрашивает тебя, когда ты закончишь.

Мартин: Ты ведь Медилл (Факультет журналистики в Северо-западном Университете – М.Р.) заканчивала, да?

Райан: Да.

Мартин: Я упомянул об этом потому что даже когда я был студентом я выбрал курс (об издательстве журналов) потому что у них не было ежедневных сроков сдачи работ. Обожаю газеты, обожаю историю газет. Но от мысли, что каждый день придется укладываться в срок – до пяти вечера -  у меня (появлялась уверенность, что – М.Р.) будет инфаркт к 42 годам если я займусь этим делом. А в журналах – у тебя целый месяц чтобы статью написать. Мне всегда было тяжело укладываться в сроки. Мои ранние романы – я писал сам по себе, никто и не знал, что я их пишу. У меня не было контрактов. Многие писатели получают контракты, продавая главы или конспекты, или что-то типа этого. Я заканчивал писать весь роман, потом отдавал его своему агенту и говорил: “Вот тебе роман, продай его, если сможешь”. И они так и делали, и это было классно, потому что никто не дышал мне в спину. Понятно, что с серией книг так не получиться. И у меня есть теперь и контракты, и серии, и публика ждет выхода книг. Отсюда и давление, и с этой книгой, это худший из моих провалов по срокам, хотя и я раньше их срывал, я очень четко отдаю себе в этом отчет. Некоторые фэны думают, что я этого не осознаю, но помню об этом каждый день. Думаю, я уже близок к концу Танца, постучу по дереву. Я очень, очень продуктивно поработал в феврале и в начале марта, и я чуть замедлился в конце марта, поэтому мне нужно вернуться в колею.

Райан: И полагаю, ты объявишь всем через свой Not a Blog.

Мартин: Таки да. В ту самую минуту, когда закончу. Я это уже миллион раз говорил фанатам. Но все равно среди них находятся такие, которые мне не верят. Они читают мои посты, как будто это пророчества Дельфийского Оракула. Знаешь, типа “а не означает ли это, что он на самом деле закончил писать книгу?”

Райан:  Забавно, мне так понравился тот знаменитый пост Нила Гэймэна (о сроках и ожиданиях – М.Р.) [George R.R. Martin is not your bitch. - можно перевести как "ты Джорджу Р.Р. Мартину не указ" или "Джордж Р.Р. Мартин не твоя шестёрка" - прим. Westeros.ru]

Мартин:О да (смеется)

Райан: Отличное высказывание о том, что нельзя подгонять креативность. Но, раз уж мы заговорили об этом… Я должна спросить… Ты написал в своем блоге, что тебе пришлось решать кое-какие проблемы, связанные с именно этой книгой. Ты думаешь, решение этих проблем ускорит появление следующих?

Мартин: Надеюсь, что так. Надеюсь, что это, знаешь, книга из середины серии, и дальше будет легче, но я не знаю наверняка. Когда мы разделили “Пир для Воронов” (на две части – М.Р.) я сделал ошибку и заявил, “ну, (следующая – М.Р.) книга наполовину написана, я закончу ее примерно за год”. Теперь понятно, что я ошибся на четыре года.

Райан: Бывает. Забавно, насчет книжной серии – чем больше адаптация НВО получает огласки, тем больше людей, которых я знаю, читают книги этой серии, и все они, начав, полностью оказываются поглощены ими. Этим утром я получила 2 сообщения по электронной почте – “как Мартин мог сделать ЭТО? Не могу поверить в то, что это произошло”. Они понимают накал страстей в фанатской  среде после того, как погружаются в книги. Они понимают, знаешь? И я должна поблагодарить моего мужа за то, что он порекомендовал мне прочитать книги этой серии, он прочел их раньше меня.

Мартин: Твой муж тоже журналист?

Райан: О, нет. Но мы оба помешаны на книгах. Забавно, время от времени на моем сайте кто-нибудь возьмет, да и оставит комментарий типа “Почему бы тебе не почитать книгу как-нибудь?” Для меня это очень смешно, потому что большую часть свободного времени я провожу, читая книги.

Мартин: К стыду вынужден признать – несмотря на то, что я так люблю книги, и всегда их любил больше всего остального -  телевидение и кино стали нашей – (очень большой – М.Р.) частью нашей культуры.

Райан: Да…

Мартин: То есть, я общаюсь со многими другими писателями, посещаю конвенции, тусуюсь с ними. У нас есть писательский кружок в Альбукерке [столица штата Нью-Мексико, где живет Мартин – прим.перев.], мы часто обедаем вместе. В большинстве своем они писатели жанра научной фантастики/фэнтези.  И даже когда мы говорим о жанре научной фантастики, я спрашиваю их, “Ну, что вы думаете о новой книге Чайны Мьевиля?” А ни один из них не читал ее. А потом “А “Аватар” вам понравился?” И все его видели. И мы обсуждаем Аватар весь следующий час. (А потом – М.Р.) “Что, как вы думаете, произойдет в следующей серии “Остаться в живых” или “Доктора Хауса”? и так далее. Эти вещи становятся частью культуры даже тех, кто зарабатывает на жизнь написанием книг, даже больше чем сами книги. И возможно, это не очень хорошая тенденция, но я не знаю. Возможно, есть круги, где Пруста обсуждают, а не “Доктора Хауса”. Но я точно не вхожу в этот круг.

Райан: Нет, думаю, ты прав. И многие шоу на сегодняшний день нуждаются в интенсивном анализе, что очень хорошо для того, чем занимаюсь я.

Мартин: Знаешь, я писал одиночные романы, но сериалы притягивают фанатов. Уровень их вовлеченности гораздо выше. С одиночной книгой ты получаешь – эй, мне понравилась твоя книга! А когда речь идет о серии, обсуждение происходит на совершенно другом уровне.

Райан: Это влияет на твою работу? Ты читаешь обсуждения на форумах и прочем?

Мартин: Стараюсь, чтобы это не оказывало на меня влияния. Иногда люди могут разгадать финт, который ты закручиваешь, и появляется искушение изменить этот финт. Это приведет к безумию и катастрофе. Так что я раньше читал (комментарии на сайтах, посвященных GRRM–М.Р.) раньше (но не теперь –М.Р.). Вне зависимости от этого, для меня, как для художника очень приятно получать отзывы о моей работе. Иногда вкладываешь столько усилий в книгу, аккуратно выписываешь ее, в ней есть и второй смысл, и между строк много чего, и тени нагоняешь, а когда в ответ ты слышишь – Эй, мне понравилась твоя книга – не поймешь, разобрались они в этом всем или нет. Но когда ты получаешь отзывы, ты понимаешь, разобрались ли они (в том смысле, который ты вкладывал – М.Р.). Ты что-то делаешь, а до них не доходит. Ты вводишь персонаж, а его все ненавидят. Или абсолютно превратно его понимают, поэтому это знак- может, ты делаешь что-то не так, знаешь?

Райан: Ага, точно. Хочу быстро поинтересоваться на счет посещений тобой конвенций -  ты это делаешь по просьбе издателей?

Мартин: Ну, знаешь, я начал свою карьеру как фанат. На свою первую конвенцию я отправился в 1971 году, когда продал всего один рассказ. Но сейчас есть разные виды конвенций, и все они из культуры научной фантастики, уходящей корнями в 30-е. Но фанатское движение комиксов гораздо больше движения научной фантастики, и (теперь существуют – М.Р.) медиа – конвенции, то есть связанные с телевидением и кино. Я езжу на 3-4 конвенции научной фантастики в год, просто потому, что я оттуда корнями, туда съезжается много моих друзей, и т.д. Короче, я езжу лично для себя.

Райан: Можешь рассказать откуда взялись “Грёзы Февра”?

Мартин: “Грёзы Февра” моя старая книга, написанная еще до “Льда и Огня”. Впервые она была опубликована в 1982 году, и, думаю, это самая успешная моя книга до “Льда и Огня”. Ее предлагали экранизировать пару раз, я даже сценарий написал когда работал на Диснее. Шеф Avatar Comics позвонил мне и сказал, что они хотят (сделать книгу комиксов, основанную на – М.Р.) моей работе. Они хотели “ПЛиО”, но я никогда не продавал права на комиксы по ПлиО. Ко мне продолжают поступать предложения, может, я когда-нибудь и решусь, но это такой большой проект, не могу представить себе, как они это сделают. Но мы заговорили потом о других вещах, и сказал, знаешь, из “Грёз Февра” должна была бы получиться неплохая книга комиксов. Я отправил ему копию книги, и он согласился, и мы это сделали. Адаптацию выполнил Дэниел Абрахам, мой друг, и молодой писатель фэнтези, что называется, “уже на выходе”. И у них есть художник-испанец, Рафа Лопез (который сделал рисунки). Но Рафа работал очень, очень медленно. Но, в конце концов, все сделано, все десять выпусков. Они издадут десять выпусков, думаю, один выпуск в месяц, или типа этого, а потом соберут и сделают роман в рисунках для продажи в книжных магазинах.

Райан: Моя теория о том, что эта книга комиксов появилась под влиянием недавнего безумия, связанного с вампирскими сериями “Сумеречной зоны”, “Настоящей крови”, “Дневниками Вампира” разлетается в пух и прах?

Мартин: Я написал это гораздо раньше. Хотя я и следовал за Энн Райс, которая была первой с “Интервью с Вампиром”. Хотя, конечно, самым первым был Брэм Стокер.

Райан: Ага.

Мартин: Мои вампиры гораздо подлей тех, что встречаются в “Сумерках”.

Райан:  Это точно. А что привлекло тебя к вампирской теме вообще? Что вызвало интерес? Просто интересная тема для разработки?

Мартин: Ну, я и не вспомню почему, мне всегда было интересно писать о вампирах, но я не чувствовал драйва. А потом, после тех лет, что я провел в Чикаго, я переехал в Дюбук, штат Айова, где получил работу преподавателя журналистики в колледже, в небольшом женском католическом колледже, который назывался Clark College. И я преподавал в Кларке с 1976 по 1979 год. Дюбук старый приречный город, стоит прямо на Миссисипи. Я заинтересовался историей реки, и историей города. Там раньше строили пароходы, и я стал читать о пароходах в верхней части Миссисипи, и был просто очарован этим. В какой-то момент я решил, что хочу написать исторический роман о том периоде времени и о пароходах. Но, будучи писателем в жанре научной фантастики/фэнтези, я задался вопросом – а где тут тема фэнтези? Мне показалось, что вампиры подходят пароходам, есть какая-то темная романтика в них обоих, которая мне показалась сочетающейся. Были аспекты, которые вовсе не сочетались, самым очевидным было то, что вампиры не могут пересекать текущую реку, в соответствии с традицией, что автоматически убирало Миссисипи из моей истории. Поэтому я решил -  если я не могу обойти этот аспект, тогда я должен от него избавиться. А потом, когда я от него избавился, я сказал – давай-ка я чуток изменю вампиров, сделаю их более рациональными, научно-фантастическими вампирами, а не просто живыми трупами, проклятыми из-за того, что, знаешь, они лишены душ, или что там традиция приписывает им из сверхъестественного. Более научно-фантастический подход, более реалистичный. И когда я это сделал, они замечательно вписались в этот вампирско-пароходный мир.

Райан: Понятно. Последний вопрос – ты часто возвращаешься в Чикаго?

Мартин: Раз в пару лет. У меня много приятных воспоминаний о Чикаго. Последний раз, когда я был здесь, не знаю, года полтора назад, я приехал на неделю, и у меня было пару выходных дней, я проехался на Эле [El- система скоростного передвижения по Чикаго, надземное метро – прим.перев.], хотел прогуляться по своему старому кварталу. Вид Uptown Theater разбил мое сердце. В смысле, это один из величайших театров в мире, а он просто стоит тут и гниет. Я думал он включен в Национальный реестр исторических мест, то есть, должен быть включен, это второй по величине театр в Соединенных штатах. Только Radio City Music Hall превосходит его.

Райан: Это дворец, или должен стать вновь дворцом. Кто-то должен его восстановить.

Мартин: Да. У меня есть задумка об одном романе, о театре типа этого, вымышленном театре. Не стану называть его Uptown, размещу его в вымышленном городе. Но вдохновение пришло именно от Uptown, потому что когда я жил в этом районе, он все еще был открыт и работал как кинотеатр. Показывал фильмы в стиле “грайндхаус”. Там шли, ну, не порнофильмы, а, типа, женщины в клетках. Знаешь, в духе Роджера Кормана. Заходишь в театр, там, типа, 5000 мест, а кино смотрит человек 12, знаешь? И я сидел там один, окруженный целыми акрами пустых сидений. Сидел, смотрел на великолепные балконы над балконами, на ложи сбоку. Люблю эти вещи.

Райан: Я так тебя понимаю. Хотелось бы, чтобы ты написал этот роман, но у меня чувство, что твои фанаты повесят тебя на фонарном столбе, если ты оторвешься от “Песни Льда и Огня”.

Мартин: Нет, я должен закончить сперва “ПЛиО”. Фанаты начинают себя вести непонятно как, если я занимаюсь другими вещами – некоторым из них не нравится (это).
Записан
mary
Мари-Маг
Модератор
*****

Репутация: +1368/-2
Nights Watch Nights Watch

Сообщений: 11050


Неумирающая


« Ответ #14 : 18 Октября 2010, 12:09:38 »

Мартин на Октоконе
Октябрь 2010
Джордж Р.Р. Мартин пребывает на дублинской конвенции научной фантастики Окто-Кон, куда был приглашён в качестве почётного гостя. Зачитав главу Джона из “Танца с Драконами”, писатель ответил на вопросы публики (пересказ):

Как можно снятся в массовке сериала?

Мартин не знает. Говорит, что предложил HBO продать лицензию на право снятся в массовке.

Когда сериал выйдет в просмотр?

Мартин не знает точно, но полагает, что не ранее марта-апреля-мая следующего года, а может и осенью, если HBO решит отложить показ.

Покажется ли сам Мартин в сериале?

Возможно. Нам придётся посмотреть самим.

Как Мартин придумывает имена персонажей?

Выдумывает. Порой с именами сложно, некоторые ему даются нелегко. Молодым писателям часто советуют следовать закону неповторения имён персонажей – не стоит наделять разных персонажей именами, начинающимися на одну букву. Много лет Мартин следовал этому уставу – в одной истории не место Эдварду и Эдмунду. Это отличное правило, до тех пор пока у тебя есть не более 26 персонажей [колл. букв в английском алфавите]. Тогда Мартин нашёл источник вдохновления в английской истории, где всех подряд зовут Эдуард или Генрих, ну и Ричарды попадаются. Различать их писатель решил так, как это делают историки. Семейству Перси (графы Нортумберлендские) нравилось имя Генрих, но различия ради они добавляли каждому Генриху прозвище, как например Генрих Перси “Сорвиголова”. Мартин хотел придать вот такой вот аромат реализма своим именам. Поэтому можно часто встретить имя Брандон. Помимо того, писатель старается придать каждой семье характерную индивидуальную структуру наименования потомства. Но что до трактирщиков…чёрт побери, как их то назвать? Когда имя подходит, знаешь, что это так; когда не подходит – поиск продолжается. У Толкина был дар к именам, а вот Мартин не лингвист и не преподаватель в Оксфорде, так что он и не надеется повторить именные успехи Толкина.

Много ли времени Мартин уделяет сериалу?

Как когда. Порой занимаясь другими вещами, мысли писателя возвращаются к сериалу. Осенью воскресенья становятся выходными ради просмотра Американского Футбола, но он работает всю остальную неделю. В остальное время года все 7 дней посвящены работе. Это не означает, что Мартин пишет всё это время. В работу писателя входят такие обязательства, как корреспонденция, одобрение обложек, подписка контрактов, отношения с 3-4 агентами, сделки связанные с кино-индустрией – всё это негативно сказывается на времени, остающемся для писания. Однако ПЛиО некогда не покидает его мысли. Бывают периоды, когда отлично пишется, и тогда Мартин выделяет писанию больше времени. В такие дни он начинает работать утром, настолько погружаясь в этот мир, что когда он останавливается, оказывается, что за окном уже стемнело. Это великолепные дни. Такие периоды могут длится неделями, за которые он успевает написать очень много. Но тогда запускается всё остальное, и издатели начинают звонить с требованиями, и ему приходится переключить на них своё внимание. Хотелось бы, что бы Мартинов было трое, либо вдвое больше часов в сутках.

Перед тем, как Мартин начинает писать новую книгу, насколько насколько детально он развивает сюжет?

Когда он начал писать, ничего не обдумывал заранее, а лишь имел весьма общее представление о персонажах. Это всё усложняющийся со временем процесс. У писателя много поклонников, и это прекрасно, но эти сукины дети укажут ему все его ошибки.

Помогают ли Мартину его фаны в отслеживании деталей?

У писателя есть свои записки. Его ярый поклонник Ран (половинка www.westeros.org) помогает уточнить цвет глаз персонажей и другие детали в которых Мартин сомневается. Кстати о цвете глаз – писатель сожалеет, что вообще наделил персонажей таким описанием. Некоторые вещи можно найти функцией поиска, задав имя персонажа, но цвет глаз невозможно, это слишком общий параметр.

Проработаны ли у Мартина законы магии?

У Мартина нет проработанной системы магии. Некоторым писателям это подходит, но для него это слишком смахивало на “Подземелья и Драконы”. Когда он начал серьёзно заниматься ПЛиО, решил вернулся к Толкину, которого считает Мастером. Читая Толкина, сфокусировав внимание на магии, понимаешь, говорит Мартин, что её там на самом деле очень немного. Гендальф волшебник – он мудр, но не одолевает целую армию шепотом заклинания. Марин считает, что в фэнтези магия должна служить приправой. Переборщив угробишь блюдо, таким же образом слишком много магии может испортить фэнтези. Магия должна быть волшебной – нечто нарушающее законы природы. В журнале фэнтези “Unknown”, издававшимся между двумя Мировыми Войнами, Джон Вуд Кэмпбелл-младший рационально подходит к магии, относится к ней как к виду науки. Мартин с удовольствием читал выпуски, но этот подход к магии, как и подход ролевых игр это…просто наука, а не волшебство. Магия должна быть более таинственной. Писатель хотел для своего произведения поменьше Кэмпбелла и побольше Лавкрафта. Всё должно быть мрачно и не до конца постижимо. Заправлять нужно скудно, дабы приправа имела эффект.

Почему в “Пире для Воронов”, некоторые главы помечены названиями, a другие именами?

Мартин предлагает нам попробовать догадаться самим.

Насколько важен реализм в работе Мартина?

Писатель старается придать некоторый реализм своим фянтезийным произведениям. Очевидно,
что его персонажи и мир не существуют, но ему хочется придать им ощущение реальности.
Будучи поклонником исторической литературы, Мартин хочет, что-бы его книги обладали реализмом, присущим этому жанру.

Задумывал ли Мартин другие названия для книг ПЛиО, которые в итоге не использовал?

Пока что все придуманные названия книг были использованы. ПЛиО задумывалась как трилогия, и Мартину нравятся все названия книг – они хорошо звучат. Это не говорит о том, что он не сменит на лучшее название, если придумает таковое. Он опубликовал названия всех будущих книг надеясь на то, что их никто не использует до него. И всё же писатель взволнован перспективой публикации чужой книги под названием “Танец с Драконами” до него. “Грёзы Февра” изначально назывались “Река крови”, потом “Красная жажда”, после были ещё два названия. Некоторые издатели имеют слово в этом решении, но не в его случае.

Сериал HBO назван “Игра Престолов”, а не “Песнь Льда и Огня”. Второй сезон будет назван “Игра Престолов – Сезон 2″. Мартин одобряет выбор названия телесериала.

Знает ли Мартин, как закончится сага?

Знает, но нам не скажет.

Легче ли будет дописать оставшиеся после “Танца с Драконами” книги?

Мартин не хочет испытывать судьбу, сказав, что да. Его удручает длительность написания последней книги. Некоторые поклонники жалуются, что он недостаточно часто докладывает о продвижении книги и ожидаемого финала. Оказывается, есть даже поклонники, уверенные в том, что он давненько дописал Танец, и теперь задерживает его от публикации.

Повлияла ли прошлая деятельность Мартина как сценариста для TV-сериалов на ПЛиО?

Да. Мартин 10 лет работал на телевидении (1985-95), писал сценарии к множеству телесериалов. В то же время он писал и редактировал серию “Дикие Карты”. И то и другое повлияло на структуру саги. Телевидение движимо коммерческой рекламой. В воздухе постоянно витает страх, что во время реклам публика переключится на другой канал если сцена закончится на скучной ноте. Поэтому каждая серия строится из “действий”, заканчивающихся на кульминационных моментах перед выходом на рекламы. Мартин решил, что такай структура подойдёт и для книг, да только вместо перехода на рекламу он чередует персонажей. Некоторые читают книги по-персонажно а не по-главно, что огорчает Мартина, ибо получается, что его чёткую структуру обходят боком. Помимо того, него опыт на телевидении очень повлиял на то, как он пишет диалоги.

Будут ли ещё истории в серии о “Межевом Рыцаре”?

Да, но ПЛиО на первом месте, так что только в промежутках между книгами саги.

В других произведениях Мартина присутствует мотив истории приятелей (“Грёзы Февра”, “Бег Охотника”) – между персонажами возникает глубокая дружеская привязанность. Если ввести этот мотив в ПЛиО, между кем бы он возник?

Джон и Сэм приятели…но эти отношения искажает назначение Джона Лордом-Коммандером. В главе Джона, которую писатель зачитал, он показывает как одиноко быть предводителем. Мартин считает, что дружба важна. В новой книге некоторые ситуации можно расценить как истории приятелей, но и у здесь не без подвоха.

Отношение Мартина ко всем жутким вещам, которые происходят с его персонажами.

Сложный вопрос. Как писатель, ты сочиняешь такие истории, которые тебе бы хотелось читать. Мартину нравятся истории, которые его вовлекают в происходящее, но он терпеть не может предсказуемость. Ему нравится удивлять читателей. Литература нас обогащает во многих смыслах, но что важнее всего – мы учимся на чужом опыте. Лучшие книги заставляют читателя почувствовать, что это всё происходит с ним. “Властелина Колец” Мартин прочёл в средней школе, и несмотря на то, что он не помнит ни соучеников ни учителей, он прекрасно помнит всё, что происходило в книге. Для него эти вымышленные события куда реальней и живее в памяти, чем то, что происходило с ним в то время. Добиться такого эффекта можно следуя некоторым техникам – привлечь эмоции читателя, заставить прочувствовать всё как будто по-настоящему. Таким образом завлекаешь их чувства. Когда Мартин пишет о пире, он хочет, что бы вы отведали пищу, услышали её запах. Что бы сексуальные сцены возбудили или испугали вас. Что бы вы устрашились батальных сцен. Война состоит из скучного полотна, перемежаемого моментами великого ужаса. Войны – часть фэнтези. Есть страх, а есть “страх”…мы наслаждаемся проездом на американских горках в лунапарке, называя это чувство “страхом” – но ведь это не страх. Мы же не думаем, что погибнем прямо там, на горках. Другую форму страха мы ощущаем, прохаживаясь в одиночестве по тёмной улочке, подозревая, что за нами кто-то следует. Мы не волнуемся за Индиану Джонс, когда ему угрожают 40 нацистов – мы твёрдо знаем, он выпутается из ситуации. Мы получим удовольствие от сцены, но она не пробудит наши чувства. Мартин хочет, что бы читатель ощущал неуверенность в судьбе всех персонажей – любой может умереть в любой момент. И это ощущение надо было создать с самого начала серии. Никто не в безопасности.

Персонажи – писал ли кого-то Мартин со знакомых людей?

Да, с некоторых писал. Как писатель придумывает персонажей? Основывает их на знакомых нам людях, персонажах, и на самом себе. Ты сам – величайший источник вдохновения для любого персонажа, ибо самого себя ты знаешь лучше всех. Сопереживание – важнейший из навыков писателя, эта способность вообразить, что ты не ты, а кто-то другой. Персонаж не станет копией кузена Фреда, однако в нём можно будет проследить некоторые фредовы черты. В итоге получается смесь составляющих. Важнее всего для писателя – сопереживание и его собственная личность.

Проводя мастер-класс на семинарах писателей, Мартин даёт студентам задание – анонимно написать страничку о худшем поступке в их жизни. Это хорошая проверка для писателей, ведь от них требуется определённая уязвимость. В конце концов каждый напишет историю, не предназначенную для глаз его матери. Большинство из нас святые и грешники, и даже самые героичные совершали постыдные поступки.

Другое полезное занятие для писателя – написать историю с точки зрения ненавистного вам человека. Такого, который нарушает все ваши…допустим если вы из правых, пишите с точки зрения коммуниста. Постарайтесь придать этому персонажу человечность. Это отличное упражнение для развития сопереживания. Мартин старается вжиться во всех своих персонажей. Даже в Теона. У Теона свои соображения, которыми он руководствуется совершая ужасающие поступки, так что надо иметь способность узреть и понять причину того или иного действия.

O том, какой Мартин писатель.

Мартин считает, что бывает два вида писателей – архитекторы и садовники. Архитектор продумывает всё перед тем, как приступает к написанию. Он готовит макеты и эскизы, следуя которым здание будет возведено. Садовник же роет яму в земле и поливает её своей кровью. Садовник заранее знает что он посадил, но немногим более того. ДРРМ и Толкин в большей степени садовники, чем архитекторы. Как аналогию Мартин приводит путешествие – вот он собирается навестить Северную Ирландию. У него есть карта и GPS, он знает какие места навестит, но всевозможные повороты дороги ему пока неизвестны. Не знает он и с какими автостопщиками познакомится по пути, в каких ресторанах пообедает. Таковы и книги Мартина. Все эти мелкие детали доставляют ему море удовольствия в этом путешествии. Для архитектора всё наслаждение заключается в этапе эскизов.

Возрастающее значение религии в саге

Возрождение религии в Вестеросе будет возрастать всё сильней в дальнейших книгах.

Есть ли книги, которые вы терпеть не можете?

Мартин не собирается злословить о других писателях. Не раз он не дочитывал книги, которые его не захватывали. Пакуя книги в эту поездку, писатель обратил внимание на то, что на его полках слишком много недочитанных книг. Вместе с тем он предпочитает концентрировать внимание на хороших книгах и писателях.

Вписал ли Мартин в cагу что-то такое, за что готов пнуть себя?

Не сказать, что готов пнуть, но из-за очень сложного сюжета ему приходится жонглировать слишком многими шарами симультанно. Ему и впрям нужны были 7 Королевств? Можно было обойтись и пятью. Или зачем 9 Вольных городов? Вот к примеру Джин Вулф [американский фантаст и фэнтезист, много лет работал редактором журнала "Промышленная технология"] дописал целую серию иа четырёх книг и лишь потом отослал их агенту, так как его доход не зависил от писательской деятельности. Порой Мартину хочется иметь свободу Вульфа. Однако если бы дела обстояли так, мы бы не прочли и главы ПЛиО. Но у Мартина нет дополнительных доходов, кроме гонораров, а ссуду за дом платить всё же надо, вот и приходится публиковать книги как только дописал их, ну и после разбираться с результатами. Иногда хочется иметь свободу пересматривать и что-то да менять в книгах.
Записан
Tags:
Страниц: [1] 2   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2009, Simple Machines
Страница сгенерирована за 0.229 секунд. Запросов: 25.
Яндекс.Метрика