logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Новый конкурс для знатоков книг Роберта Джордана
Наша новая задумка предназначена для тех, кто знает цикл Колеса Времени вдоль и поперек, а также по диагонали. Суть проста: выкладываем любой фрагмент (запоминающийся), опуская конкретные имена, названия. Тот, кто угадывает, где происходит место действия, действующие лица, а также какие-либо еще факты, выкладывает следующий фрагмент.
Добро пожаловать!
 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 8. Чистые рубашки Печать E-mail
Автор Administrator   
04.01.2010 г.
  Небо хозяина доков, так оно называлось. Эти серые облака, закрывающие солнце, бурные и мрачные. Возможно, в отличие от Суан, остальные в этом лагере вблизи Тар Валона не замечали постоянных облаков. Но ни один моряк их не пропустит – они недостаточно темные, чтобы предвещать бурю, но и недостаточно светлые, чтобы намекать на спокойную воду.


    Такое небо, как это, было неоднозначным. Ты можешь уйти в море и не увидеть ни капли дождя или намека на бурю. Или в мгновение ока оказаться посреди бури. Он обманчив, этот облачный покров.
    В большинстве портов берут ежедневную пошлину с каждого корабля, вставшего на якорь в их гавани, но в дни шторма, когда рыбаки сидять без улова,  плата уменьшается вдвое или не взимается вообще. В такие, как этот, облачные, но без уверенности в предстоящем шторме, дни хозяева доков брали плату за день в полном размере. И тогда рыбаку приходилось выбирать: оставаться в порту и ждать или отправиться на лов, чтобы оплатить портовые сборы. Чаще всего буря не начиналась. Большинство таких дней были безопасными.
    Но если в подобный день начинался шторм, он всегда был очень скверным. Много самых ужасных бурь возникло именно из неба хозяина дока. Вот почему некоторые рыбаки звали подобные облака иначе. Они называли их покрывалом рыбы-льва. Прошло много дней с тех пор, как на небе можно было увидеть какую-либо иную картину. Суан вздрогнула, плотнее закутавшись в шаль. Такие облака – плохой знак.
    Она сомневалась, что много рыбаков решили сегодня выйти в море.
    – Суан? – позвала ее Лилейн слегка раздраженным голосом. – Поторопись. И я не хочу больше слышать суеверную ерунду про небо. Честное слово. – Высокая Айз Седай развернулась и пошла дальше.
    «Суеверную? – подумала Суан негодующе. – Тысяча поколений мудрости не может быть суеверием. Это здравый смысл!» Но она промолчала и поторопилась за Лилейн. Вокруг нее лагерь Айз Седай, верных Эгвейн, продолжал жить своей обычной жизнью, четкой, как механизм часов. Есть вещь, которая у Айз Седай получается особенно хорошо, – устанавливать порядок. Палатки были разделены на группы по Айя, будто подражая планировке Белой Башни. Там было мало мужчин, и большинство из тех, кто проходил мимо – солдаты из армии Гарета Брина с поручениями, конюхи, ухаживающие за лошадьми – спешно исполняли свои обязанности. Среди работающих было значительно больше женщин, многие из которых дошли до того, что вышили пламя Тар Валона на юбках и лифах.
    Единственной странностью этого лагеря, не считая того, что вместо комнат были палатки, а вместо выложенных плитками коридоров – деревянные мостки, было количество послушниц. Их были сотни и сотни. Действительно, их число, должно быть, превысило тысячу – куда больше, чем было в Башне в последнее время. Когда Айз Седай воссоединятся, пустовавшие десятилетиями покои послушниц снова будут открыты. Им даже, наверное, потребуется вторая кухня.
    Семейки послушниц суетились вокруг, и большинство Айз Седай старались их не замечать. Некоторые делали это по привычке – кто обращает внимание на послушниц? Другие поступали так из недовольства. По их мнению, женщины, по возрасту годящиеся в матери и бабушки – более того, многие уже являлись матерями и бабушками – не должны были быть вписаны в книгу послушниц. Но что поделать? Эгвейн ал’Вир, Престол Амерлин, объявила, что так должно быть.
    Проходя мимо, Суан все еще чувствовала замешательство некоторых Айз Седай. Эгвейн должна была находиться под их контролем. Что пошло не так? Когда Амерлин ускользнула от них? Суан могла бы еще сильнее раздуться от самодовольства, наслаждаясь их видом, если бы не волновалась об Эгвейн, остающейся в плену в Белой Башне. Это действительно было покрывало рыбы-льва. Возможно, великий успех, но возможно, и великая катастрофа. Она поторопилась за Лилейн.
    – Каково положение на переговорах? – спросила Лилейн, не удосужившись посмотреть на Суан.
    «Могла бы сходить на одно из собраний и выяснить сама», – подумала Суан. Но Лилейн хотела казаться контролирующей ситуацию, а не предпринимающей активные действия. И ее вопрос Суан там, где все могли слышать, также был умышленным шагом. Суан была известна как одно из доверенных лиц Эгвейн, и все еще помнили, что когда-то она сама была Амерлин. Что именно Суан ответит Лилейн было неважно, однако отчет перед ней в присутствии свидетелей увеличивал влияние Лилейн в лагере.
    – Они проходят не очень хорошо, Лилейн, – сказала Суан. – Посланницы Элайды ничего не обещают и принимают возмущенный вид, когда мы поднимаем важные вопросы, такие, как восстановление Голубой Айя. Я сомневаюсь, что у них есть полномочия от Элайды на заключение соглашений.
    – Хмм, – глубокомысленно протянула Лилейн, кивая группе послушниц. Они присели в реверансе. Проявив прозорливость, Лилейн стала благосклонно отзываться о новых послушницах.
    Нелюбовь же к ним Романды была хорошо известна. Теперь, когда Эгвейн не было, Романда начала намекать, что, как только примирение будет достигнуто, с этой глупостью – пожилыми послушницами – должно быть быстро покончено. Несмотря на это, все больше и больше других сестер видели мудрость Эгвейн. Среди новых послушниц были очень сильные, и немало из них будут возвышены до Принятых в момент, когда они попадут в Белую Башню. Выражая молчаливое одобрение этим женщинам, Лилейн за последнее время привязала себя еще одной ниточкой к Эгвейн.
    Суан пристально посмотрела на удаляющуюся семью послушниц. Они приседают в реверансе перед Лилейн почти так же быстро и с тем же почтением, как и перед Амерлин. Становилось ясно, что после месяцев равновесия Лилейн начала с заметным перевесом выигрывать битву против Романды.
    И это было очень большой проблемой.
    Не то, чтобы Суан не нравилась Лилейн. Она способная, волевая и решительная. Когда-то они были подругами, хотя их отношения коренным образом изменились, когда изменилось положение Суан.
    Да, можно сказать, что ей нравится Лилейн. Но она не доверяет этой женщине и очень не хочет видеть ее в качестве Амерлин. В другое время Лилейн бы хорошо справилась с этой ролью. Но этот мир нуждался в Эгвейн, и, несмотря на дружбу, Суан не могла позволить этой женщине занять место законной Амерлин. И ей было необходимо убедиться в том, что Лилейн не предпримет никаких действий, чтобы предотвратить возвращение Эгвейн.
    – Ну, – сказала Лилейн, – нам надо будет обсудить переговоры в Совете. Амерлин хочет, чтобы они продолжались, так что, разумеется, мы не можем позволить им прекратиться. Но все-таки должен быть способ сделать их эффективными. Пожелания Амерлин должны быть учтены, не так ли?
    – Несомненно, – решительно ответила Суан.
    Лилейн уставилась на нее, и Суан прокляла себя за то, что позволила себе показать эмоции. Лилейн должна была поверить в то, что Суан на ее стороне.
    – Прости, Лилейн. Эта женщина приводит меня в бешенство. Почему Элайда продолжает переговоры, если она не соглашается ни с одним пунктом?
    Лилейн кивнула.
    – Да. Но кто может сказать, почему Элайда делает то, что она делает? Сообщения Амерлин указывают на то, что правление Элайды в Башне было… в лучшем случае беспорядочным.
    Суан просто кивнула. К счастью, кажется, Лилейн не подозревала Суан в отсутствии преданности. Или ее это не волновало. Примечательно, какой безобидной считали Суан теперь, когда ее сила так сильно уменьшилась.
    Быть слабой было для нее чем-то новым. С первых ее дней в Белой Башне сестры заметили ее силу и острый ум. Слухи о том, что она станет Амерлин, возникли почти сразу же. Временами казалось, что Узор сам толкал Суан прямо на Престол Амерлин. Хотя ее поспешное восшествие на него, когда она была столь молодой, стало сюрпризом для многих, сама она не была шокирована. Когда забрасываешь как наживку кальмара, не стоит удивляться, что поймаешь клыкастую рыбу. Если хочешь поймать угря, используй что-нибудь совершенно иное.
    Сначала, когда она только была Исцелена, ее уменьшившаяся сила стала разочарованием. Но это изменилось. Да, это приводило в бешенство – быть ниже столь многих по положению и испытывать недостаток в уважении от окружающих. Тем не менее, из-за того, что она стала слабее в силе, многие, похоже, решили, что она также стала слабее в политике. Разве могут они так быстро все позабыть? Она находила свое новое положение среди Айз Седай более свободным.
    –  Да, – сказала Лилейн, кивая другой группе послушниц. – Я думаю, пора отправить посланников в незавоеванные ал’Тором королевства. Мы можем не удерживать саму Белую Башню, но это не повод забрасывать руководство миром.
    – Да, Лилейн, – сказала Суан. – Но можешь ли ты быть уверена в том, что Романда не будет с этим спорить?
    – А почему она должна? – Презрительно спросила Лилейн. – В этом нет смысла.
    – Немногое из того, что делает Романда, имеет смысл, – сказала Суан. – Я думаю, она не соглашается, только чтобы досадить тебе. Но я действительно видела на неделе, как она болтает с Маралендой.
    Лилейн нахмурилась. Мараленда была дальней родственницей дому Траканд.
    Суан скрыла улыбку. Удивительно, сколько ты можешь совершить, когда люди списывают тебя счетов. На скольких женщин она не обращала внимания, потому что им недоставало видимой силы? Насколько часто ею манипулировали так же, как она сейчас манипулирует Лилейн?
    – Я разберусь с этим, – сказала Лилейн. Неважно, что она выяснит. Пока она занята Романдой, она не сможет тратить много времени на захват власти у Эгвейн.
    Эгвейн. Амерлин необходимо поторопиться и закончить со своими интригами в Белой Башне. Какой смысл подрывать положение Элайды, если без присмотра Эгвейн сестры вне Башни разделятся? Суан могла только сбивать с толку Романду и Лилейн как можно дольше, особенно сейчас, когда у Лилейн было столь явное преимущество. О Свет! Иногда она чувствовала себя так, будто пытается жонглировать живой и смазанной маслом щукой-серебрянкой.
    Суан проверила расположение солнца за небом хозяина доков. Был поздний вечер.
    – Рыбий потрох! – проворчала она. – Мне нужно идти, Лилейн.
    Лилейн бросила на нее беглый взгляд.
    – У тебя стирка, полагаю? Для этого твоего бандита-генерала?
    – Он не бандит, – огрызнулась Суан и выругалась про себя. Она потеряет большую часть своего преимущества, если продолжит огрызаться на тех, кто считает себя выше нее.
    Лилейн улыбнулась, ее глаза светились, будто она знала что-то особенное. Несносная женщина. Друзья они там или нет, но Суан уже наполовину решила стереть…
    Нет.
    – Извини, Лилейн, – выдавила из себя Суан. – Я едва не выхожу из себя, когда думаю о том, что этот мужчина требует от меня.
    – Да, – сказала Лилейн, изогнув губы в улыбке. – Я обдумывала это, Суан. Амерлин, возможно, сносила запугивание Брином сестры, но я не буду это поддерживать. Ты теперь одна из моих помощниц.
    «Одна из твоих помощниц?» – подумала Суан. – «Я думала, что буду поддерживать тебя до возвращения Эгвейн».
    – Да, – Лилейн задумалась. – Я считаю, что пора положить конец твоей службе Брину. Я выплачу твой долг, Суан.
    – Выплатишь мой долг? – переспросила Суан, чувствуя подступающую панику. – Разумно ли это? Не то, чтобы я возражала против освобождения от этого человека, но мое положение предоставляет мне весьма полезные возможности подслушивать его планы.
    – Планы? – нахмурившись, спросила Лилейн.
    Суан внутренне сжалась. Последнее, что она хотела, – это намекать на непорядочность Брина. Свет, этот мужчина настолько прямодушен, что рядом с ним Стражи с исполнением своих клятв выглядят жалко.
    Ей следовало просто позволить Лилейн покончить с этим глупым прислуживанием, но от этой мысли у нее скрутило желудок. Брин уже был разочарован тем, что она нарушила свою клятву несколько месяцев назад. Ну, она не нарушала клятву, она просто отсрочила время ее исполнения. Но попробуй убедить в этом упрямого дурака!
    Если сейчас она выберет простой путь, что тогда он подумает о ней? Он подумает, что он победил, что она показала свою неспособность держать слово. Она ни за что не позволит этому случиться.
    Кроме того, она не собиралась позволить Лилейн стать своей освободительницей. Это всего лишь передало бы ее долг от Брина к Лилейн. Эта Айз Седай потребует его выплаты куда более изощренными способами; за каждую монету придется платить, и не только преданностью.
    – Лилейн, – мягко сказала Суан. – Я ни в чем не подозреваю хорошего генерала. Но, как бы то ни было, он контролирует наши армии. Можем ли мы доверить ему делать то, что требуется, без какого-либо присмотра?
    Лилейн фыркнула.
    – Я не уверена, что хоть одному мужчине можно доверять, не руководя им.
    – Я ненавижу стирать его белье, – сказала Суан. Действительно, ненавидела. Несмотря на то, что она не перестанет этого делать за все золото Тар Валона. – Но если долг требует от меня находиться рядом, держа ухо востро…
    – Да, – сказала Лилейн, медленно кивая. – Да, я понимаю, ты права. Я не забуду твоей жертвы, Суан. Хорошо, ты свободна.
    Лилейн развернулась, мельком взглянув на свою руку, будто тоскуя о чем-то. Возможно, о том дне, когда она в качестве Амерлин сможет подставить кольцо Великого Змея для поцелуя, прощаясь с другой сестрой. Свет, Эгвейн надо срочно возвращаться. Щука-серебрянка в масле! Проклятая щука-серебрянка в масле!
    Суан отправилась к окраине лагеря Айз Седай. Армия Брина окружала этот лагерь большим кольцом, но она была на дальней от Брина стороне этого кольца. Чтобы дойти до шатра генерала, придется потратить добрых полчаса. К счастью, она нашла возницу, который грузил припасы для армии, доставленные через Врата. Невысокий седой мужчина немедленно согласился позволить ей доехать вместе с репой, хотя он выглядел озадаченным тем, что она не поехала на лошади, как подобало Айз Седай. Ну, было не так уж далеко, и поездка вместе с овощами была куда менее унизительной, чем тряска на лошади. Если Гарет Брин захочет пожаловаться на ее медлительность, то получит нагоняй. Точно получит!
    Она устроилась сзади, напротив бугристого мешка с репой, свесив прикрытые коричневой юбкой ноги с телеги. Повозка поехала под небольшой уклон, и Суан могла рассмотреть лагерь Айз Седай с его белыми шатрами, напоминающий своей организацией город. Армия окружала его кольцом с шатрами меньшего размера, расположенными прямыми линиями, и уже вокруг них разрасталось кольцо тех, кто прибился к лагерю.
    Окружающий ландшафт был коричневым, зимний снег растаял, но лишь кое-где пробивались редкие ростки. Сельская местность была покрыта зарослями дубов; тени в долинах и вьющиеся струйки дыма из труб указывали на далекие деревни. Удивительно, какими знакомыми, какими желанными казались эти луга. Когда она впервые пришла в Белую Башню, она была уверена, что никогда не полюбит эту окруженную сушей страну.
    Теперь большую часть своей жизни, куда больше, чем в Тире, она прожила в Тар Валоне. Порой было трудно припомнить ту девчонку, которая чинила сети и ранним утром отправлялась с отцом их ставить. Она стала кем-то другим, женщиной, которая торговала секретами охотнее, чем рыбой.
    Тайны, могущественные, господствующие надо всем тайны. Они стали ее жизнью. Никакой любви после юношеских увлечений. Не было времени на привязанности или на дружбу. Она сосредоточилась на одной вещи – на поиске Дракона Возрожденного. Помогать ему, направлять, в надежде его контролировать.
    Морейн погибла, преследуя ту же цель, но, в конце концов, она-то смогла выбраться из Башни и увидеть мир.
    Суан стала старше – духом, если не телом – запертая в Башне, дергая за ниточки и подталкивая мир в нужном направлении. И у нее неплохо получалось. Время покажет, было ли этих попыток достаточно.
    Она не сожалела о своей жизни. Но в данный момент, проезжая мимо армейских шатров, когда повозка тряслась на ямах и выбоинах, гремя как сухие рыбные кости в котле, она завидовала Морейн. Как часто Суан смотрела в окно на прекрасный зеленый пейзаж до тех пор, пока её не начало от него воротить? Они с Морейн истово боролись за спасение мира, но при этом отреклись от многих радостей в жизни.
    Возможно, Суан сделала ошибку, оставшись в Голубой Айя, в отличие от Лиане, которая воспользовалась их усмирением и последующим Исцелением, чтобы сменить Айя на Зеленую. «Нет», – подумала Суан, пока повозка грохотала, распространяя запах горькой репы. – «Нет, я все еще сосредоточена на спасении этого проклятого мира». Для нее не будет возможности стать Зеленой. Хотя при мыслях о Брине ей хотелось, чтобы Голубые, в определенном отношении, были немного более похожи на Зеленых.
    У Суан-Амерлин не было времени на привязанности, но что насчет Суан-помощницы? Чтобы направлять людей тихими манипуляциями, требовалось куда больше навыков, чем чтобы заставлять их, пользуясь силой Престол Амерлин, и это доставляло большее удовлетворение. Но это также сняло с нее сокрушительную тяжесть ответственности, которую она ощущала в течение тех лет, когда возглавляла Белую Башню. Может быть, в ее жизни еще есть место еще для некоторых перемен?
    Повозка достигла дальней стороны военного лагеря, и она тряхнула головой, коря себя за собственную глупость, затем спрыгнула и поблагодарила возчика. Разве она девочка, едва повзрослевшая, чтобы в первый раз на целый день отправиться на лов черной рыбы? Бесполезно так думать о Брине. По крайней мере, сейчас. Предстояло очень многое сделать.
    Она шла по окраине лагеря, оставляя армейские шатры по левую руку. Темнело; фонари, сжигающие драгоценное масло, освещали неорганизованно расставленные лачуги и палатки справа от нее. Впереди она видела небольшой круговой частокол на армейской стороне лагеря. Он не был достаточно большим, чтобы окружить целую армию, его хватало всего лишь на то, чтобы оградить несколько дюжин офицерских шатров и большие шатры командования. В случае крайней необходимости он мог быть использован как укрепление, однако большую часть времени он был командным центром – Брин полагал, что полезно установить физический барьер, отделяющий основной лагерь от места, где он проводил совещания со своими офицерами. В противном случае, с беспорядком в той части лагеря, где находились гражданские, и с такой длинной границей, которую требовалось патрулировать, для шпиона было бы слишком просто подобраться к его шатрам.
    Частокол был закончен всего на три четверти, но работа продвигалась быстро. Возможно, если осада продлится достаточно долго, он огородит так всю армию. Но на данный момент Брин считал, что небольшой укрепленный командный пост не только даст солдатам ощущение безопасности, но и научит их должной субординации.
    Впереди из земли вырастали восьмифутовые деревянные колья, словно стоящая плечом к плечу шеренга часовых с поднятыми вверх копьями. Пока шла осада, было немало тех, кто тратил свои силы на подобную работу. Часовые у ворот знали, что ее следовало пропустить, и она быстро направилась к шатру Брина. У нее было белье для стирки, правда, большая его часть, возможно, останется на утро. Она намеревалась встретиться с Эгвейн в Тел’аран’риоде, как только стемнеет, а зарево заката уже начинало блекнуть.
    Палатка Брина, как обычно, была освещена очень скупо. Пока люди снаружи безрассудно растрачивали свое масло, он экономил. Большинство его подчиненных жили лучше него. Глупый мужчина. Суан вошла в шатер, не спросив разрешения.
    Если он достаточно глуп, чтобы переодеваться, не зайдя за ширму, он достаточно глуп и для того, чтобы его за этим увидели.
    Он сидел за своим столом при тусклом свете одинокой свечи. Оказалось, он читал рапорты разведчиков.
    Позволив пологу шатра опуститься за ней, Суан фыркнула. Ни одной лампы! Мужчина!
    – Ты испортишь себе зрение, если будешь читать при таком скудном свете, Гарет Брин.
    – Я читал при свете одной свечи большую часть своей жизни, Суан, – сказал он, переворачивая страницу и даже не поднимая глаз. – И, чтобы ты знала, мое зрение осталось таким же, каким было, когда я был мальчишкой.
    – Да? – спросила Суан. – Так ты говоришь, что твое зрение было плохим изначально?
    Брин ухмыльнулся, но продолжил чтение. Суан снова фыркнула, достаточно громко, чтобы быть уверенной, что он это услышит. Затем она сплела шар света и повесила его рядом со столом. Глупый мужчина. Она не позволит ему ослепнуть настолько, чтобы пасть в битве от удара, который он не увидит. Оставив свет возле его головы, возможно, слишком близко к нему, чтобы он не чувствовал себя удобно, не отодвинувшись, она пошла снимать одежду с веревки для сушки белья, которую она натянула посередине шатра. Он не возмутился тому, что она использовала внутреннее пространство его шатра для сушки белья, и даже ничего не убрал. Вот разочарование. Она уже предвкушала, какое ему за это будет наказание.
    – Женщина из наружного лагеря подходила ко мне сегодня, – сказал Брин, отодвигая свой стул в сторону, и взял еще одну стопку страниц. – Она предлагала мне услуги прачки. Она организовала группу прачек в лагере, и заявила, что сможет стирать мои вещи куда лучше и быстрее, чем одна растерянная служанка.
    Суан замерла, задержав взгляд на Брине, который просматривал свои бумаги. Его челюсть подсвечивалась слева ровным белым светом от ее шара, а справа – мерцающим светом оранжевой свечи. Одни мужчины с возрастом становились слабее, другие начинали выглядеть уставшими или неряшливыми. Брин же просто стал изысканным, как колонна, сделанная мастером-каменотесом, а потом предоставленная стихиям. Возраст не уменьшил его полезность или его силу. Он просто дал ему характер, посыпав серебром виски, покрыв его твердое лицо морщинами мудрости.
    – И что ты ответил этой женщине? – спросила она.
    Брин перевернул страницу.
    – Я сказал ей, что меня все устраивает, – он посмотрел на нее. – Должен сказать, Суан, я удивлен. Я предполагал, что Айз Седай мало знают о подобной работе, но моя форма раньше редко представляла собой такое совершенное сочетание жесткости и удобства. Тебя стоит похвалить.
    Суан отвернулась от него, пряча румянец. Глупый мужчина! Перед ней короли опускались на колени! Она правила Айз Седай и планировала спасение человечества! А он похвалил ее за то, что она хорошо стирает?
    Что самое главное, со стороны Брина это был честный и значимый комплимент. Он не смотрел свысока на прачек или посыльных. Он со всеми обращался одинаково. Человек не становился достойным в глазах Гарета Брина из-за того, что был королем или королевой; заработать уважение мог тот, кто держал свое слово и выполнял свой долг.
    Для него комплимент хорошо постиранным вещам значил столько же, сколько и медаль, врученная солдату, защитившему свою землю в бою с врагом.
    Она оглянулась на него. Он все еще смотрел на нее. Глупый мужчина! Она торопливо взяла другую его рубашку и начала складывать ее.
    – Ты так вразумительно и не объяснила, почему ты нарушила свою клятву, – сказал он.
    Суан замерла, глядя на дальнюю стенку шатра, покрытую тенями от висящего белья. –
    – Я думала, ты понял, – сказала она, продолжая складывать. – У меня была важная информация для Айз Седай в Салидаре. Кроме того, не могла же я позволить сбежать Логайну, не так ли? Я должна была найти его и доставить в Салидар.
    – Это оправдания, – сказал Брин. – О, я знаю, что все это правда. Но ты – Айз Седай. Ты можешь привести четыре факта и использовать их, чтобы скрыть правду, так же успешно, как другие используют ложь.
    – Ты обвиняешь меня во лжи? – требовательно поинтересовалась она.
    – Нет, – сказал он. – Только в клятвопреступлении.
    Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами. Что ж, сейчас она выскажет ему все, что...
    Она колебалась. Он смотрел на нее, с двух сторон облитый светом, глаза были задумчивы. Взгляд сдержанный, но без обвинения.
    – Этот вопрос привел меня сюда, – сказал он. – Именно поэтому я искал тебя все это время. Именно поэтому я принес клятву мятежным Айз Седай, хотя у меня было мало желания быть втянутым в очередную войну в Тар Валоне. Я сделал все это, потому что мне необходимо было понять. Я должен был узнать. Почему? Почему женщина с такими глазами – с такими страстными, преследующими меня глазами – нарушила свою клятву?
    – Я же сказала тебе, что собиралась вернуться и исполнить эту клятву, – сказала Суан, отворачиваясь от него и хватая рубашку, висящую перед ней, чтобы расправить ее.
    – Еще одно оправдание, – сказал он мягко. – Еще один ответ Айз Седай. Я когда-нибудь услышу от тебя всю правду, Суан Санчей? Кому-нибудь хоть когда-нибудь это удавалось?
    Он вздохнул, и она услышала шорох бумаги, пламя свечи слабо колыхалось от его плавных движений, когда он вернулся к своим рапортам.
    – Когда я была Принятой в Белой Башне, – тихо сказала Суан. – Я была одной из четверых людей, которые присутствовали при том, как Пророчество возвестило о появлении на свет Дракона Возрожденного на склоне Драконовой Горы, – Шуршание замерло.
    – Одна из двух других присутствовавших, – продолжила Суан, – умерла на месте. Другая умерла вскоре после этого. Я уверена, что она – Престол Амерлин – была убита Черными Айя. Да, они существуют. Если ты кому-нибудь скажешь, что я это подтвердила, я вырву тебе язык.
    – Как бы то ни было, перед смертью Амерлин отправила Айз Седай на поиски Дракона Возрожденного. Все эти женщины исчезли одна за другой. Наверное, Черные под пыткой вытянули их имена у Тамры, прежде чем убить ее. Она вряд ли так легко выдала эти имена. Я все еще иногда вздрагиваю, думая о том, через что ей пришлось пройти.
    – Вскоре нас осталось только двое, тех, кто знал, – продолжила Суан. – Морейн и я. Мы не должны были услышать Пророчество. Мы были всего лишь Принятыми, случайно оказавшимися тогда в комнате. Я уверена, что Тамра каким-то образом смогла скрыть наши имена от Черных, ведь если бы она не смогла этого сделать, нас бы убили, как и остальных.
    – Нас осталось двое. Всего двое в целом мире, кто знал, что надвигается. В конце концов, всего двое тех, кто служил Свету. И потому я делала то, что должна была, Гарет Брин. Я посвятила свою жизнь подготовке прихода Дракона. Я поклялась довести нас до того момента, когда Последняя Битва окончится. Сделать все возможное – все возможное – чтобы вынести выпавшую мне ношу. Был всего один человек, кому я была уверена, что могу доверять, и теперь она мертва.
    Суан повернулась, встретив его взгляд. Легкий ветерок колебал стенки шатра и заставил колыхаться пламя свечи, но Брин сидел неподвижно, глядя на нее.
    – Теперь ты понимаешь, Гарет Брин, – сказала она. – Мне пришлось отсрочить исполнение клятвы, данной тебе, из-за других клятв. Я поклялась пройти через это до конца, а Дракон еще не встретил свою судьбу в Шайол Гул. Клятвы, данные человеком, должны быть исполнены в порядке их важности. Когда я принесла тебе клятву, я не обещала тут же начать служить тебе. Я была очень внимательна к этому. Ты назовешь это игрой слов Айз Седай, но я назову это иначе.
    – Как? – спросил он.
    – Делать то, что необходимо, чтобы защитить тебя, твои земли и твоих людей, Гарет Брин. Ты винишь меня в потере сарая и нескольких коров. Ну, тогда, я полагаю, ты примешь во внимание, чего будет стоить твоим людям, если Дракон Возрожденный не справится. Иногда платить по счетам стоит так, чтобы отдать более важный долг. Я надеюсь, что солдат это поймет.
    – Ты должна была рассказать мне, – сказал он, не отводя глаз. – Ты должна была объяснить мне, кто ты.
    – Что? – спросила Суан. – И ты бы мне поверил?
    Он заколебался.
    – Кроме того, – прямо сказала она. – Я не доверяла тебе. Наши предыдущие встречи не были особенно... дружественными, насколько я помню. Могла ли я взять на себя такой риск, Гарет Брин, в отношении человека, которого я не знала? Могла ли я передать ему контроль над секретами, которые знала я одна, над секретами, которые должны были быть переданы новой Престол Амерлин? Должна ли я была тратить хотя бы мгновение, когда у всего мира на шее затягивается петля? – она не отводила взгляд, в ожидании ответа.
    – Нет, – наконец признал он. – Чтоб мне сгореть, Суан, нет. Ты не должна была ждать. И в первую очередь ты не должна была давать той клятвы!
    – Тебе следовало внимательнее слушать, – сказала она, фыркнув и, наконец, отведя от него взгляд.– Когда ты в следующий раз поклянешься служить кому-то, советую тебе заранее обговаривать временные рамки.
    Брин поворчал, а Суан сдернула последнюю рубашку с веревки, заставив ее трястись, оставляя размытую тень на задней стенке шатра.
    – Ну, – сказал Брин, – я сказал себе, что ты будешь у меня работать ровно столько, сколько потребуется на то, чтобы добиться от тебя этого ответа. Теперь я знаю. И я бы сказал, что…
    – Стой! – рявкнула Суан, обернувшись, и наставив на него палец.
    – Но…
    – Не говори этого, – пригрозила она. – Или я заткну тебе рот и оставлю висеть в воздухе до завтрашнего заката. Не думай, что я так не поступлю.
    Брин сидел молча.
    – Я еще не закончила с тобой, Гарет Брин. – она взмахнула рубашкой, находившейся у нее в руке, а затем сложила ее. – Я скажу тебе, когда закончу.
    – Свет, женщина, – пробормотал он почти шепотом. – Если бы я знал, что ты Айз Седай, прежде чем гнаться за тобой в Салидар… Если бы я знал, что я делаю…
    – Что? – требовательно поинтересовалась она. – Ты не стал бы за мной охотиться?
    – Конечно, стал бы, – сказал он негодующе. – Я бы просто был осторожнее и, возможно, пришел бы более подготовленным. Я отправился охотиться на кабана с ножом для кролика вместо копья!
    Суан опустила последнюю сложенную рубашку поверх остальных, затем подняла всю кучу. Она бросила на него страдальческий взгляд:
    – Я сделаю все возможное, чтобы представить, что ты не сравнивал меня с кабаном, Брин! Будь добр быть поосторожнее со своим языком, иначе останешься без служанки, и тебе придется позволить тем женщинам из лагеря стирать твое белье.
    Он озадаченно посмотрел на нее. А затем просто рассмеялся. Ей самой не удалось сдержать усмешку. Ну, после этого обмена он будет знать, кто контролирует ситуацию.
    Но… Свет! Почему она рассказала ему о Пророчестве? Она редко кому о нем говорила! Сложив все рубашки в корзину, она взглянула на Брина, который все еще качал головой и посмеивался.
    «Когда клятвы больше не будут сдерживать меня», – думала она, – «когда я буду уверена, что Дракон Возрожденный делает то, что должен, возможно, тогда будет еще время… На этот раз я действительно с нетерпением жду окончания этого дела. Удивительно.»
    – Тебе стоит идти спать, Суан, – сказал Брин.
    – Еще рано, – ответила она.
    – Да, но солнце уже зашло. Каждый третий день ты ложишься спать необычайно рано, вешая на шею то странное кольцо, которое ты прячешь под подушкой на своем тюфяке, – Он перевернул лист бумаги на столе. – Пожалуйста, передай мои наилучшие пожелания Амерлин.
    Она повернулась к нему с отвисшей челюстью. Он ведь не мог знать о Тел’аран’риоде, верно? Она заметила, что он удовлетворенно улыбается. Ну, возможно, он не знал о Тел’аран’риоде, но, очевидно, он догадался, что кольцо и ее режим каким-то образом связаны с общением с Эгвейн. Ловко. Он посмотрел в ее сторону поверх стопки бумаг, когда она проходила, и его глаза сверкнули.
    – Невыносимый человек, – пробормотала она, садясь на свой тюфяк и распуская шар света. Потом, медленно вытащив кольцо-тер’ангриал и повесив его на шею, она повернулась к Брину спиной и попыталась заставить себя уснуть. Каждый третий день она следила за тем, чтобы проснуться рано и к вечеру быть усталой. Как бы ей хотелось засыпать так же легко, как и Эгвейн.
    Невыносимый… невыносимый мужчина! Ей нужно чем-то отплатить ему. Мыши в простынях. Это было бы хорошей расплатой.
    Она слишком долго лежала, но, в конце концов, смогла уговорить себя заснуть, едва улыбаясь своим мыслям, представляя подходящий план мести. Она очнулась в Тел’аран’риоде, одетая в аморальную, едва прикрывающую ее сорочку. Она взвизгнула и, сосредоточившись, немедленно избавилась от нее, заменив на зеленое платье. Зеленое? Почему зеленое? Она сделала его голубым. Свет! Почему Эгвейн всегда так хорошо удается контролировать вещи в Тел’аран’риоде, в то время как Суан с трудом удерживает свою одежду от того, чтобы та не менялась от каждой праздной мысли? Наверняка это как-то связано с тем, что Суан приходится носить эту неполноценную копию тер’ангриала, которая не работает так же хорошо, как и оригинал. Из-за него она выглядела ненастоящей для тех, кто видел ее.
    Она стояла в середине лагеря Айз Седай, окруженная шатрами. Полог любого сооружения в одно мгновение мог быть открыт, в следующее же закрыт. Небо было взволновано яростной, неистовой, но странно беззвучной бурей. Любопытно, однако вещи в Тел’аран’риоде часто бывают странными. Она закрыла глаза, желая оказаться в кабинете Наставницы Послушниц в Белой Башне. Открыв глаза, она оказалась именно там. Маленькая комнатка, обитая деревянными панелями, с крепким письменным столом и кушеткой, на которой пороли провинившихся.
    Ей бы хотелось, чтобы у нее было кольцо-оригинал, но оно бдительно оберегалось Восседающими. Она должна быть благодарна даже за малый улов, как любил говорить ее отец. Она могла вообще остаться без кольца. Сестры считали, что этот экземпляр находился у Лиане, когда та была захвачена.
    Все ли с ней в порядке? В любой момент лже-Амерлин могла распорядиться о казни. Суан слишком хорошо знала, какой злобной могла быть Элайда. Порой ее пронзало острое чувство грусти при мысли о бедном Алрике. Чувствовала ли Элайда хоть каплю вины, хладнокровно убивая Стража, прежде чем женщина, которую она уничтожала, была должным образом смещена?
    – Меч, Суан? – неожиданно прозвучал голос Эгвейн. – Это что-то новенькое.
    Суан потупила взгляд, шокированная тем¸ что держит проклятый меч, явно предназначенный для сердца Элайды. Она заставила его исчезнуть, а затем посмотрела на Эгвейн. Эта девушка выглядела как подобает Амерлин, одетая в великолепное золотое платье, а ее каштановые волосы были замысловато уложены и украшены жемчужинами. Ее лицо еще не было безвозрастным, но Эгвейн уже очень хорошо давалось спокойствие Айз Седай. Действительно, она, казалось, заметно преуспела в этом с момента ее захвата.
    – Вы хорошо выглядите, Мать, – сказала Суан.
    – Спасибо, – сказала Эгвейн, слегка улыбнувшись. Она раскрывалась перед Суан больше, чем перед кем-либо другим. Они обе знали, как сильно Эгвейн полагалась на обучение Суан, чтобы стать той, кто она есть.
    «Хотя, вероятно, она все равно бы этого достигла, – признала Суан. – Но не настолько быстро».
    Эгвейн осмотрела комнату вокруг, ее лицо чуть искривилось в гримасе.
    – Я понимаю, что это я предложила это место для встречи в прошлый раз, но в последнее время я достаточно насмотрелась на эту комнату. Встретимся в столовой для послушниц. – Она исчезла.
    Странный выбор, очень неподходящий для того, чтобы избавиться от нежелательных ушей. Суан и Эгвейн не единственные, кто использует Тел’аран’риод для тайных встреч. Суан закрыла глаза – это не было необходимо, но, казалось, помогало ей – и представила столовую послушниц, с ее рядами скамеек и голыми стенами. Когда она открыла глаза, она была там, как и Эгвейн. Амерлин опустилась на величественный стул, появившийся позади нее и грациозно подхвативший ее в этот момент. Суан недостаточно доверяла себе, чтобы делать что-нибудь настолько сложное; она просто села на одну из скамеек.
    – Мне кажется, нам стоит чаще встречаться, Мать, – сказала Суан, постукивая по столу, чтобы привести в порядок мысли.
    – О? – спросила Эгвейн , выпрямившись. – Что-нибудь случилось?
    – Есть немного, – сказала Суан, – и, боюсь, что-то из этого пахнет так же мерзко, как улов недельной давности.
    – Говори.
    –Одна из Отрекшихся была в нашем лагере, – сказала Суан. Она не хотела думать об этом слишком часто. Это знание заставляло ее кожу покрыться мурашками.
    – Кто-нибудь умер? – спросила Эгвейн. Ее голос звучал спокойно, хотя глаза напоминали сталь.
    – Нет, благословение Свету, – сказала Суан. – кроме тех, о ком ты уже знаешь. Романда связала события. Эгвейн, эта тварь какое-то время скрывалась среди нас.
    – Кто?
    – Делана Мосалэйн, – сказала Суан. – Или ее служанка – Халима. Скорее всего, Халима, ведь я знала Делану долгое время.
    Глаза Эгвейн лишь немного расширились. Халима прислуживала Эгвейн. До Эгвейн дотрагивалась  и служила одна из Отрекшихся. Она достойно приняла новости. Как и подобает Амерлин.
    – Но Анайя была убита мужчиной, – сказала Эгвейн. – Это были разные убийцы?
    – Нет. Анайя была убита не мужчиной, а женщиной, направляющей саидин. Это должно быть так – это единственное, в чем есть смысл.
    Эгвейн медленно кивнула. Где дело касается Темного, там все возможно. Суан улыбнулась с гордостью и удовлетворением. Девочка училась быть Амерлин. Свет, она и есть Амерлин!
    – Еще что-то? – спросила Эгвейн.
    – Не очень много по этому поводу, – сказала Суан. – К несчастью, они сбежали от нас. Исчезли в тот же день, как мы их раскрыли.
    – Что послужило предупреждением для них, хотела бы я знать.
    – Ну, это касается одной из двух других вещей, о которых мне надо тебе рассказать, – Суан глубоко вздохнула. Худшее было позади, но и следующую часть будет немногим легче перенести. – В тот день было заседание Совета, на котором была Делана. На том собрании Аша’ман заявил, что почувствовал, как в лагере направляет мужчина . Мы думаем, что именно это известило ее. Мы смогли связать эти события уже после того, как Делана сбежала. Тот же Аша’ман, который рассказывал, что его товарищ наткнулся на женщину, которая направляла саидин.
    – И почему в лагере был Аша’ман? – спокойно спросила Эгвейн.
    – Он пришел как посол, – объяснила Суан. – От Дракона Возрожденного. Мать, по-видимому, некоторые из мужчин, последовавших за ал’Тором, связали узами Айз Седай.
    Эгвейн моргнула.
    – Да, я слышала об этом. Но надеялась, что эти слухи были преувеличением. Этот Аша’ман сказал, кто дал Ранду разрешение совершать подобное зверство?
    – Он – Дракон Возрожденный, – сказала Суан, состроив недовольную гримасу. – Не думаю, что он считает, будто ему нужно разрешение. Но, говоря в его защиту, кажется, он не знал, что это произошло. Женщины, которых связали его мужчины, были посланы Элайдой уничтожить Черную Башню.
    – Да, – Эгвейн, наконец, проявила каплю эмоций. – Значит, эти слухи верны. Слишком верны.
    Ее красивое платье сохраняло свою форму, но изменило свой цвет на коричневый – цвет одежды айильцев. Кажется, Эгвейн не заметила этой перемены.
    – Неужели катастрофическое правление Элайды никогда не закончится?
    Суан тряхнула головой.
    – Нам предложили сорок семь Аша’манов, чтобы связать их в качестве своего рода возмещения ущерба за женщин, которых связали люди ал’Тора. Едва ли равноценный обмен, но Совет, тем не менее, решил принять это предложение.
    – Как будто у них был выбор, – сказала Эгвейн. – Позже нам придется разобраться с глупостью Дракона. Возможно, его люди действовали без его прямых указаний, но Ранд должен принять за это ответственность. Мужчины. Связывающие женщин!»
    – Они утверждают, что саидин очищена, – сказала Суан. Эгвейн подняла бровь, но возражать не стала.
    – Да, – сказала она. – Полагаю, что это может быть правдой. Конечно, нам потребуется дополнительное подтверждение. Но порча появилась, когда все выглядело так, будто победа достигнута. Почему бы ей не исчезнуть, когда все приближается к чистому безумию?
    – Я не смотрела на это с такой стороны, – сказала Суан. – Ну, что мы будем делать, Мать?
    – Позволим Совету заняться этим вопросом, – сказала Эгвейн. – кажется, это на время займет их руки.
    – Было бы лучше держать их самих в руках, если бы вы вернулись, Мать
    – Со временем вернусь, – сказала Эгвейн. Она откинулась на спинку и сплела пальцы на коленях, каким-то образом выглядя куда старше, чем ее лицо позволяло предположить. – Сейчас моя работа – здесь. Тебе придется приглядеть, чтобы Совет делал то, что следует. Я верю в тебя.
    – И я ценю это, Мать, – сказала Суан, сдерживая разочарование. – Но я теряю над ними контроль. Лилейн начала считать себя второй Амерлин, и она делает это, притворяясь, что поддерживает тебя. Она поняла, что притворство – будто бы она действует от твоего имени – идет ей на пользу.
    Эгвейн поджала губы.
    – Я думала, что Романда получит преимущество, учитывая то, что она вычислила Отрекшуюся.
    – Я думаю, она предполагала, что удерживает преимущество, – сказала Суан. – но она потратила слишком много времени, наслаждаясь своей победой. Лилейн без малейшего усилия стала самой преданной слугой Амерлин из когда-либо живших. Если ее послушать, можно подумать, что вы с ней лучшие друзья! Она причислила меня к своим помощницам, и каждый раз, когда Совет собирается, звучит это постоянное «Эгвейн хотела этого» и «помните, что Эгвейн сказала, когда мы это сделали.»
    – Умно, – сказала Эгвейн.
    – Блестяще, – сказала Суан, вздыхая, – Но мы знали, что одна из них, в конечном счете, уберет другую со своей дороги. Я продолжаю обращать ее внимание на Романду, но не знаю, сколько еще смогу сбивать ее с толку.
    – Делай все возможное, – сказала Эгвейн, – но не волнуйся, если Лилейн перестанет вестись.
    Суан вздрогнула.
    – Но она захватывает твое место!
    – Укрепляя его, – сказала Эгвейн, улыбаясь. Она наконец заметила, что ее платье стало коричневым, и в мгновение ока вернула ему изначальный цвет, не прерывая разговора. – Уловка Лилейн увенчается успехом, только если я не смогу вернуться. Она использует мое имя, как источник власти. Когда я вернусь, у нее не будет выбора, кроме как признать мое лидерство. Она потратит все свои силы, укрепляя мои позиции.
    – А если вы не вернетесь, Мать? – мягко спросила Суан.
    – Тогда для Айз Седай будет лучше, если у них будет сильный лидер, – сказала Эгвейн. – Если Лилейн станет той, кто обеспечит эту силу, так тому и быть.
    – Ты знаешь, у нее есть серьёзные основания сделать так, чтобы ты не вернулась, – сказала Суан. – Как минимум, она ставит против тебя.
    – Ну, нельзя ее за это винить. – Эгвейн позволила своему лицу расслабиться настолько, чтобы пропустить легкую гримасу. – Я бы тоже соблазнилась поставить против себя, если бы была снаружи. Тебе просто придется иметь с ней дело, Суан. Я не могу позволить сбить себя с толку. Не тогда, когда я вижу так много возможностей здесь, и не тогда, когда за провал придется заплатить куда более высокую цену.
    Суан знала, что значит, когда Эгвейн так упрямо стискивает зубы. Сегодня больше не будет уговоров. Суан просто придется попытаться на следующей их встрече.
    От всего этого – очищение, Аша’маны, раскол в Башня, – Суан бросало в дрожь. Хотя она большую часть жизни готовилась к этим дням, ее беспокоило то, что они наконец настали.
    – Последняя Битва действительно приближается, – сказала Суан, больше для себя.
    – Да, – откликнулась Эгвейн серьезным тоном.
    – И я встречу ее с жалкими остатками моих прежних сил, – сказала Суан, состроив недовольную гримасу.
    – Ну, возможно, мы сможем достать тебе ангриал, когда Башня снова воссоединится, – сказала Эгвейн, – мы будем использовать все, что у нас есть, когда выступим против Тени.
    Суан улыбнулась.
    – Это было бы неплохо, но не необходимо. Полагаю, я всего лишь ворчу по привычке. Я все-таки учусь справляться со своим… новым положением. Теперь, когда я увидела в нем определенные преимущества, это не так уж сложно сделать.
    Эгвейн нахмурилась, будто пытаясь понять, как преимущества могут быть в том, что твои силы уменьшились. Наконец она тряхнула головой.
    – Илэйн однажды упомянула в разговоре со мной комнату в Башне, наполненную предметами Силы. Я полагаю, она действительно существует?
    – Конечно, – сказала Суан, – подземное хранилище. Это на втором уровне подвала, на северо-восточной стороне. Маленькая комнатка с неприметной деревянной дверью, но ты не сможешь ее пропустить. Она единственная запертая в том коридоре.
    Эгвейн кивнула для себя.
    – Ну, я не могу победить Элайду грубой силой. Но все же полезно об этом знать. Есть еще что-нибудь примечательное, о чем ты можешь мне сообщить?
    – В данный момент нет, Мать, – сказала Суан.
    – Тогда возвращайся и поспи, – Эгвейн поколебалась. – И в следующий раз мы встретимся через два дня. Здесь, в столовой для послушниц, хотя, возможно, нам захочется начать встречаться снаружи в городе. Я не доверяю этому месту. Если в нашем лагере была Отрекшаяся, я готова поспорить на половину отцовской гостиницы, что в Белой Башне тоже шпионит кто-то из них.
    Суан кивнула.
    – Очень хорошо.
    Она закрыла глаза и очень скоро обнаружила, что моргает, проснувшись в шатре Брина. Свеча не горела, и она могла слышать тихое дыхание Брина с его тюфяка на другой стороне шатра. Она села и посмотрела на него, хотя было слишком темно, чтобы увидеть что-нибудь помимо теней. Странно, но после разговора об Отрекшихся и Аша’манах присутствие стойкого генерала успокаивало ее.
    «Если ли еще что-то примечательное, о чем я могу тебе сообщить, Эгвейн?» – подумала Суан, вставая, чтобы переодеться в ночную сорочку. – «Думаю, что я, должно быть, влюбилась. Это достаточно примечательно?» Для нее это казалось куда более странным, чем очищение от порчи или женщина, способная направлять саидин.
    Тряхнув головой, она засунула тер’ангриал обратно в тайник, затем уютно закуталась в одеяло.
    Она воздержится от мышей, но только на этот раз.

 

---------------------------------------------------------------------------

Если вам понравился перевод, вы можете поддержать наш сайт, кликнув по рекламе яндекс.директа в левом столбце. Замечания и пожелания по переводу можно оставлять в специально созданной теме нашего форума.

 
« Пред.   След. »