Глава 11. Вторая война Лжедракона и возвышение Артура Ястребиное Крыло.
Автор Administrator   
16.11.2006 г.

К КОНЦУ СТОЛЕТИЯ ОТ ГОДА СВОБОДЫ (Г.С.), из руин Троллоковых Войн поднялись абсолютно новые государства. Это были: Элдашар, Абаян, Баласан, Башаранде, Кэймбарин, Дал Калайн, Дармован, Доулан, Элан Дапор, Илсалам, Изендара, Фарашелле, Ферганса, Гамариа, Илианде, Индрахар, Карендор, Ходомар, Масенашар, Морейна, Нириван, Обурун, Оман Дашар, Роэмалле, Рамдашар, Шандалла, Шиота, Талмур и Това. За время войн Запустение распространилось от Гор Страха, хотя по-прежнему было гораздо меньше, чем в наши дни. Северные границы Рамдашара на деле находились в горах, но простирались уже не столь далеко, как границы его предшественников. Северные границы Илсалама находились в горах на западе и востоке, и незначительно дальше к югу. Северная граница Башаранде в нескольких местах соприкасалась с горами, однако, на юге имела несколько приграничных районов различного размера. Таким образом, все границы, которые не доходили до гор, по-прежнему находились в их поле зрения.

Вне угрозы от Троллоков, эти новые нации процветали. За почти 800-летнюю историю отсутствуют записи о каких-либо серьезных проблемах, за исключением обычных политических пререканий и конфликтов по поводу границ. Такое положение вещей рухнуло, когда в начале 900-х годов от Года Освобождения, родились два человека: первый был принцем Шандаллы и та'вереном, другой родился в неизвестности, со способностью направлять и мечтами о величии. Артур Пейндраг Танриал был рожден в 912 Г.С. Мирдином Пейндрагом Марегором и Майлиндой Пейндраг Линдал, Королем и Королевой Шандаллы. В Г.С. 937, в возрасте 25 лет, он женился на своей первой жене Леди Амалин Тагора. В возрасте 27 лет, после эпидемии Черной Лихорадки, которая унесла примерно каждого из десяти, включая его мать и отца, он взошел на трон. Невозможно рассказать историю Артура Ястребиное Крыло, не начав с Гвайра Амаласана. В начале 939 Г.С., когда в Дармоване еще лежал снег Амаласан провозгласил себя Драконом Возрожденным. Он поднял знамя с изображением древнего символа Айз Седай на синем поле и назвал своих последователей Детьми Дракона.

Согласно утверждениям, он был образованным человеком и обладал значительными знаниями о Пророчествах Дракона, но что странно, для человека, который потряс мир до основания, о нем известно совсем немного. В 939 Г.С. он был молод, около 20 лет, с темными глубоко посажеными глазами и пристальным гипнотическим взглядом. Его присутствие оказывало на людей непреодолимое воздействие, так же говорят, что он никогда не воздействовал на людей в прямую, но они были в его полной власти. И это все, что известно о человеке, который потрясал столпы небес.

За полгода Дармован перешел к нему. Эпидемия Черной Лихорадки, которая обрушилась на Дармован сразу после его утверждения, несомненно, способствовала восхождению Амаласана, но, несомненно, он был не просто прирожденным лидером, но одним из величайших повелителей времени. Он взял Баласан и Элан Дапор меньше чем за год, после того, как провозгласил себя правителем Дармована.

На протяжении следующих трех лет его завоевания продолжались со все возрастающей скоростью, по мере того, как десятки тысяч людей всех национальностей стекались под его знамена. К 943 Г.С. он добавил к своим завоеваниям Карендор, Доулан, Фарашелле, Шиоту, Нириван, Изиндару, Ферганси и Морейну. Тирская Твердыня находилась в осаде, продолжая держатся только благодаря тому, что когда окончательно пала Морейна, 30 Айз Седай нашли в ней убежище. Присутствие этих Аиз Седай в Тире, городе, чья история недоверчивого отношения ко всем, способным направлять, начинается с его основания после Разлома, интересно само по себе.

Талмур и Ходомар были готовы сдаться Амаласану, а в Масенашаре, Дал Калайне и Элдашаре развернулась свирепая гражданская война. Во многих городах, которые не находились под его контролем восставшие провозглашали его Возрожденным Драконом.

Ни одной нации не нравилось вмешательство другой в ее внутренние дела, и ни одна страна не торопилась отправить своих солдат на помощь другим против Лжедракона, особенно если он был далеко - но скорость его завоеваний убедила правителей в том, что он представляет опасность для всех. К лету 941 Г.С. каждая страна послала свои армии против Амаласана.

Шандалла была небольшим королевством, и хотя успешно отражала вторжения своих соседей, она не могла сравниться с такими сильными государствами как Барашелле, Илсалам, Рамдашар, Гамариа, Кэймбарин и Элдашар. Но Шандалла, под управлением молодого короля Артура Пейндрага Танриала, которого еще не называли Ястребиное Крыло, была одним из первых королевств, пославших армию, весной 940 Г.С.

Вскоре, более сильные правители и генералы заметили (некоторые источники говорят "неохотно" или "с раздражением"), что Артур Пейндраг Танриал последовательно выигрывал сражения у Амаласана, когда они сходились напрямую друг против друга. В самом деле, Артур Пейндраг не проиграл Амаласану ни одного сражения, в конце концов, достигнув патовой ситуации. К концу 942 Г.С. его называли Ястребиным Крылом. Его личным гербом был Золотой Ястреб, а на знамени Шандаллы было три золотых ястреба в полете, но все источники едины во мнении, что имя досталось ему из-за скорости, с которой он двигался со своими войсками. Хотя Шандалла по-прежнему не была основной силой, а Артур не являлся командующим объединенными войсками.

Решительные перемены в войне, которую уже называли Второй войной Дракона, пришли весной 943 Г.С., и произошли между двумя армиями, которые не подозревали о присутствии друг друга, пока не столкнулись нос к носу, и у них не оставалось другого выбора, кроме как сражаться. Артур Ястребиное Крыло двигался на юг от Товы, через горы Маразид (вдоль местности, где сейчас пролегает граница Кайриэна), что бы поддержать сражающихся в Ходомаре. Различные источники только слегка расходятся в деталях. У Ястребинного Крыла было примерно 23 тысячи пехоты, 12 тысяч кавалерии, среди которой предположительно были войска Тар Валона и неизвестное количество Айз Седай. Амаласан, очевидно, намеревался пересечь горы Маразид и, с армией, насчитывающей 41 тысячу пехотинцев и 26 тысяч кавалерии, нанести внезапный удар по Тове. Он был известен своими неожиданными маневрами, обходя то, что другие считали удобным полем для сражения и развязать битву в тылу врага.

Ястребиное Крыло пересек горы Маразид через Проход Джолвейн, выйдя недалеко от маленького горда Эндерсол и получил известие, что его авангард увидел Амаласана, приближающегося к проходу с юга. Называя следующие два дня хоть Битвой под Эндерсолом, или Битвой за Проход Джолвейн, военные будут жадно изучать их на протяжении последующих тысячелетий.

Местность была, так же как и сейчас, густо покрыта лесом, холмистая и пресеченная, сильно ограничивающая применение кавалерии и Амаласан спешил большую часть своей кавалерии, намереваясь использовать их в качестве пехоты. Перевес сил складывался в пользу Амаласана. Обе армии несли тяжелые потери, но Амаласан имел больше резервов для их пополнения. Дважды только стремительное отступление и перегруппировка спасали армию Ястребиного Крыла от фланговых охватов. Айз Седай, каким бы ни было их число, едва ли могли поспорить с Амаласаном в использовании Единой Силы в битве, а к ночи казалось чудом, что Ястребиному Крылу все еще удается сохранять свою армию. Анонимный современник Артура о нем пишет так: "Только с благословения Света, или Тени, ему было дано умение заставить людей следовать за ним даже на неминуемую погибель”.

Для любого другого генерала, следующим действием было бы отступление с остатками своей армии под прикрытием темноты через проход. Но Ястребиное Крыло не был любым другим генералом. Он начал отступление на север, по направлению к проходу, но как только убедился, что разведчики Амаласана это увидели, арьергард Ястребиного Крыла начал ожесточенно обороняться, словно хотел прикрыть отход бегущей армии, таким образом, прикрыв от разведчиков Амаласана действие основных сил. В нарушение военных традиций Ястребиное Крыло разделил свою армию на отряды и направил их на восток и запад.

Амаласан несомненно поверил докладу своих разведчиков, и только самые неистовые и недружелюбные современные исследователи считают это его промахом как командующего. Быстрое отступление было наилучшим маневром для сильно потрепанной, уставшей армии и только безумец помыслил бы об охвате флангов на пересеченной местности ночью. Безумец, или генерал, чьи войска последовали бы за ним даже в Бездну Рока.

С первыми лучами рассвета, армия Амаласана стала готовиться к выдвижению в проход, обратив все свое внимание на север. В этот момент ударил Ястребиное Крыло. Его разделившаяся пехота обрушилась на лагерь Амаласана с востока и запада, в то время как его кавалерия, завершив ночной рейд длинной в 50 миль, ударила с юга. Захваченные врасплох силы Амаласана в первые полчаса были близки к панике, однако ему удалось сплотить их и перестроить битву на свой лад, как он делал раньше, но Ястребиное Крыло и его кавалерия, вместе с Айз Седай, прорвались прямо к знамени Амаласана, и в результате Амаласан был захвачен. (Зная о его способности направлять, истории о непосредственном поединке между ним и Ястребиным Крылом следует считать ложью; Сам Ястребиное Крыло всегда это отрицал.) Как только весть о пленении Амаласана распространилась, его армия развалилась.

Военная практика того времени утверждала, что разбитую армию нужно преследовать не только для того, чтобы предотвратить ее возвращение, но чтобы довершить ее поражение настолько сильно, насколько это возможно. Но Ястребиное Крыло ранее и впоследствии часто игнорировал "то, что должно быть сделано". Со всевозможной скоростью, снова объединив свои силы, он устремился через проход Джолвейн на север прямиком в Тар Валон.

Первая запись о конфликте между Ястребиным Крылом и Айз Седай повествует, что он произошел на границе Тар Валона. По закону Белой Башни никто не мог войти на ее территорию в сопровождении более чем 20 воинов и такого же числа невооруженных людей. Ястребиное Крыло подвел всю свою армию на расстояние нескольких миль от мостов Осендрелле ведущих через Эринин в Тар Валон. Никогда не будет точно известно: сделал ли он это назло сопровождавших его Айз Седай, или та часть армии, которая принадлежала Тар Валону понесла такие потери, что сами Айз Седай попросили у Ястребиного Крыла эскорт до самого Тар Валона. Известно только, что Айз Седай, которые пришли вместе с ним, женщины, выжившие в битве и ограждавшие Гвайра Амаласана, из народных героев сразу же превратились в объект для наказания, что Башня держала в секрете на протяжении нескольких лет. В день его прибытия Ястребиному Крылу доставили короткое сообщение от Амерлин, Бонвин Мерагдин: ему предоставлялось пять дней, что бы дать армии отдохнуть, по истечении которых, он должен был незамедлительно вывести своих солдат за границы Белой Башни.

Новость о пленении Амаласана распространилась удивительно быстро, но в то время, когда она вызвала крах армии уже находившейся на точке перелома, ее эффект в других местах был совершенно иным. В течение трех дней после Битвы за Проход Джолвейн Совин Макулин выступил из Ходомара с армией примерно в 50 тысяч человек, а Элинда Мофениос вышла на марш из северной Изандары с еще большими силами, оба с одинаковыми намерениями - освободить Амаласана. Макулин был командующим кавалерией, умелым и решительным, а Мофениос, как сказано в некоторых записях, была ренегаткой Айз Седай (такие слухи окружают многие исторические события, хотя редко обоснованны), с огромным опытом осадной войны. Один источник уверяет, что ее армия везла в фургонах разобранные осадные машины и башни, но исторические детали периода Ястребиного Крыла практически всегда неточны, хотя, возможно более точные сведения хранятся в библиотеке Белой Башни.

Сразу по прибытии в Тар Валон, Амаласана забрали в Белую Башню, где в течение нескольких дней осудили и приговорили к укрощению. Тем временем, армия Ястребиного Крыла разбила лагерь там, где никогда прежде не было позволено находится ни одной армии, не присягнувшей на верность Белой Башне. Несмотря на попытки Айз Седай скрыть правду, совершенно очевидно, что атака Макулина и Мофениос была для всех полной неожиданностью, и увенчалась захватом, по крайней мере, двух мостов Алиндрелле через Эринин и была остановлена только подступах к самой Белой Башне. Некоторые источники, не из числа Айз Седай, говорят, что Ястребиному Крылу разрешили, или возможно попросили ввести армию в Тар Валон, чтобы помочь отбить штурм. Из всех доступных простым историкам источников Белой Башни (конечно в Белой Башне есть хранилище сведений, допуск к которым ограничен даже среди Айз Седай) ни один не упоминает ни о присутствии Артура Ястребиное Крыло ни об армии, разбившей лагерь в виду Сияющих Стен и не поклявшейся Тар Валону в верности. Этот факт любопытен сам по себе.

В любом случае, штурм был отбит. И Макулин и Мофениос оба погибли. Макулин во время битвы, а Мофениос, по слухам, была казнена после битвы или также погибла во время сражения. Их армии были безжалостно уничтожены до последнего человека. По крайней мере, известно о сорока тысячах убитых и казненных последователях Амаласана.

В начале лета 943 Г.С. Артур Ястребиное Крыло вернулся в Шандаллу, теперь это считается первым годом правления Великого Короля Артура. С этого года его будущее было предопределено. Возможно, оно было предопределено во время его пути в Тар Валон. Или в первый день у прохода Джолвейн.

О том, какую роль сыграла Бонвин в последующих событиях можно только догадываться. (То, что имеется у историков не-Айз Седай относительно ее последующего низложения и укрощения не сильно приоткрывает завесу тайны. Кажется, записи о суде над Амерлин перед Советом Башни не предназначены для посторонних глаз.) Хотя заключительный вывод ясен. Бонвин не смогла простить Ястребиному Крылу ввод армии на территорию Тар Валона. Еще более глубокая вражда объясняется вероятностью того, что Ястребиное Крыло на самом деле спас Белую Башню от Макулина и Мофениос. Бонвин была властной женщиной даже для Амерлин и маловероятно, что она простила бы необходимость того, что бы ее спасали, и особенно того, кто это сделал.

Летом 943 Г.С. Королева Кэймбарина Несалин, Король Ходомара Тифан и Первый Консул Товы Алминдра одновременно послали свои армии на Шандаллу. То, что они, сговорившись, выбрали один момент для такого шага кажется удивительным, если не принимать во внимание участие Тар Валона. Некоторые источники уверяют, что они боялись Ястребинного Крыла из-за его репутации лучшего генрала и из-за намерений человека, который не только попрал закон Белой Башни на землях, где она властвовала, но и отказался от аудиенции Амерлин. Некоторые источники утверждают, что это Бонвин отказала ему в аудиенции; и это правда, что Амерлин определенно и раньше отказывали монархам, в то время как об отказах со стороны правителей не было и слуху.

Мир по-прежнему лихорадило. На севере снова стали нападать Троллоки. После того, как Амаласан был укрощен, его последователи разделились, но во многих землях, которые он потряс, включая Ходомар, мужчины и женщины которые вознеслись вместе с ним пытались удержать власть за собой. Однако, среди простых людей Ястребиное Крыло называли Спасителем, который схватил Лжедракона; во многих землях с различной степенью открытости люди говорили, что хотели бы видеть Ястребиное Крыло своим королем. Какими бы ни были их мотивы, последнее было одним из фактов, которые правители Кэймбарина, Ходомара и Товы ошибочно не приняли во внимание. Другим было то, что Артур Ястребинное Крыло показал себя как один из величайших полководцев Эпохи. И он был близок к тому, что бы показать, что является одним из величайших полководцев всех времен. В результате, период с 943-963 Г.С. называется либо Войнами за Объединение, либо еще проще, Объединением.

Хотя Ястребиное Крыло сразу по возвращении домой начал роспуск армии, под угрозой войны напавших на него трех союзников, он снова с удивительной скоростью собрал людей. К тому времени, когда снега положили конец войне, в 943 Г.С., он завоевал примерно половину Товы и значительную часть Кэймбарина и Ходомара. Он ни разу не потерпел поражения, хотя часто его превосходили по численности. Тысячи людей из всех трех государств вставали по его знамена, и с каждым днем их поток увеличивался. Гвайр Амаласан показал пример; бесчисленные тысячи покидали свои родные земли, что бы последовать за человеком, сейчас это уже не кажется немыслимым.

Даже на этом этапе все могло закончиться ничем. В ту эпоху переговоры, возглавляемые Тар Валоном, обычно вели к прекращению войны, хотя конечно победитель в битве получал больше чем проигравшие. Нигде нет записей о какой-либо попытке Белой Башни свести конфликт к переговорам. Доступные источники Башни по этому поводу не сообщают абсолютно ничего. Когда началась весна в 944 Г.С., Альдашар послал в Кэймбарин подкрепления, Илианде в Тову, а Талмур в Ходомар.

Последующие 19 лет для Ястребиного Крыла не были годами постоянных сражений, но перерывы в войне были очень короткими, никогда не длились больше года и были так редки, что могли бы и не случатся. Государства выступали против него и были повержены. К 963 Г.С., исключая территорию, которой правил Тар Валон, Артур Ястребиное Крыло был бесспорным хозяином каждой мили от Хребта Мира до Океана Арит. За исключением Морейны, где лорд-правитель Тирской твердыни мирно заявил о преданности Ястребиному Крылу, а подавление восстания несогласных благородных лордов принесло ему остаток страны. За все это время он не проиграл ни одной битвы.