Глава 17. Шончан.
Автор Administrator   
16.11.2006 г.

На высотах все пути вымощены кинжалами.
Старая шончанская пословица

Принимая во внимание, что их земли находятся от нас очень далеко, даже дальше, чем Шара – примерно в трех тысячах лиг на запад через океан Арит, то можно понять, особенно в свете последних событий, что этот народ настроен очень решительно. Чтобы понять мотивы Шончан сначала нужно узнать их историю и роль в ней наших предков. Как наша история, законы и обычаи, оказались под большим влиянием Артура Ястребиное Крыло, так на них повлиял его сын Лютейр Пейндраг Мондвин. Но только в большей степени, потому что в отличие от империи отца, его наследство осталось в целости по сей день и, к его чести, сильно как никогда.

До того, как Ястребиное Крыло отправил Лютейра и его армию через океан, Шончан представляла собой огромный котел в котором варились множество стран и народов самых разных размеров и видов, в большинстве своем управляемые Айз Седай. Любая попытка нарисовать карту истории образования Шончан может свести картографа с ума, поскольку границы постоянно перемещались и изменялись в течении многочисленных войн, страны объединялись и делились, другие дробились восстаниями на части, которые иногда перерастали в глобальные войны и охватывали весь континент, а иногда безжалостно подавлялись.

Айз Седай, в открытую использовавшие Единую Силу, образовывали между собой временные альянсы, иногда следуя за кем-то одной из их числа, занявшей трон, но в реальности каждый был сам за себя, стараясь преуспеть, предавая прежних друзей и строя заговоры против других. Хотя это был путь не только Айз Седай, так поступал в то время каждый в Шончан. Те редкие чудаки, кто держал свое слово почитались за глупцов. Смерть от руки наемного убийцы была самой популярной среди Айз Седай того времени, как и среди тех, кто не владел способностью направлять.

Почти сразу после Разлома Шончан стала землей интриг и постоянных войн. Альянсы всегда были временными, обычно на время войны и разрывались с первым днем мира. Не редко было так, что война начиналась в союзе с одной стороной, а заканчивалась в союзе с другой, при чем союзники могли меняться в течении войны несколько раз подряд. Ни один народ никому не доверял.

Подозрительность и интриги были основной причиной по которой Лютейр Пейндраг и его сторонники смогли завоевать Шончан. Некоторые государства присоеденились к нему в качестве союзников против других, но ничто не оставалось постоянным. В конечном итоге, Лютейр Пейндраг, которого Шончан стали называть Молотом, перестал доверять всем местным, кроме своих солдат, наследников и наследников своих солдат. Лютейр родился с глубоким, унаследованным от отца, скрытым недоверием по отношению ко всяким «штучкам» Айз Седай. Когда он узнал кровожадную сущность тех, кто правил Шончан, это недоверие превратилось в открытую ненависть.

Ай’дам – поистине уникальный для Шончан тер’ангриал, используемый для контроля над женщиной, способной направлять. Чаще всего он выполнен в виде ошейника из серебристого металла, соединенного с браслетом недлинным поводком из того же материала. Ай’дамом может пользоваться только женщина, имеющая хотя бы начальную способность направлять, и никак не влияет на прочих женщин. Тер’ангриал создает связь между двумя женщинами таким образом, что носящая браслет способна повлиять на желания носящей ошейник. Если соеденить мужчину, имеющего способности к Силе, и женщину с помощью ай’дам обычным результатом будет мучительная смерть обоих. Простое прикосновение мужчины к ай’дам, надетому на женщину, способную направлять, причиняет ему боль.

Имперский символ Шончан это летящий золотой ястреб, сжимающий в когтях три молнии. Имперское знамя это большой прямоугольник традиционного голубого цвета вокруг белого прямоугольника по центру с летящим ястребом с молниями в когтях. В присутствии Императрицы (или Императора) поднимают стяг с золотой бахромой, в присутствии наследника – с голубой.

Это древнее знамя копия знамени Лютейра Пейндрага, сына Ястребиного Крыла, взятого в поход в Шончан. Оно не менялось с момента его победы.

Единое государство

В конце концов союзники наследников Лютейра стали постоянными, потому что они ясно поняли, что династия Лютейра Пейндрага обладает в Шончан реальной властью. Первые дворяне Империи Шончан все были наследниками людей, пришедших вместе с ним на эти земли, и за прошедшие столетия они превратились в современных «Высокородных».

На Покорение, носившее название Объединения, однако потребовалось почти три столетия и прошло еще двести лет на преодоление последнего сопротивления и умиротворения последних уголков страны. На столько, на сколько какой-либо Империи могут мирно сосуществовать народы.

Второй причиной победы Лютейра над столь враждебной страной и непокорными Айз Седай было изобретение ай’дам, что позволило ему заставить служить ему плененных Айз Седай, а последовавшее за этим обнаружение способностей сул’дам предопределило судьбу союзных Айз Седай. Без сомнения, реальная сила трона современной Империи Шончан покоится на подчинении и контроле всех Айз Седай Шончан. Конечно, с самого начала Лютейру было известно, что все сул’дам способны к обучению использования Единой Силы, но его ненависть к Айз Седай пересилила осознание этого факта. В последствии, это знание само собой было утеряно за прошедшие столетия.

Обуздание Силы

В наше время в Шончан юные девушки каждый год проходят испытание на способность направлять и носить браслет вплоть до окончания срока обнаружения способностей. Обнаружившие врожденные способности становятся дамани, на них одевают ошейник, и они поступают на службу. Они полностью вычеркиваются из всех семейных архивов и хроник, списков граждан, потому что быть дамани значит быть чем-то меньшим, чем человеком. Превращенных в рабынь дамани очень редко убивают, даже за преступления, карающиеся смертным приговором для любого другого раба. Часто в наказание их страшно калечат, поскольку направлять можно и без рук, ног или языка.

Молодые женщины, способные носить браслет, но не имеющие способности направлять, становятся сул’дам или «хранящей узду», которая является чрезвычайно почетной профессией, и часто также приносит престиж семье. Они обучаются заботиться и тренировать дамани, почти также как охотник тренирует своих собак, создавая между собой и ними личную приязнь. Их легко узнать по красным вставкам с серебряными молниями на платье на темно-синем платье. Сул’дам полностью отвечает за действия дамани, находящуюся под ее контролем. По понятным причинам сул’дам всегда больше чем дамани. Поэтому, неудивительно, что частенько у одной дамани за время жизни бывает по несколько сулдам.

Дамани используются не только в качестве оружия. Часто их помощь бывает полезна при строительстве больших мостов и других больших конструкций в которых не обойтись без применения Единой Силы. Немногие дамани, способные работать с Землей (что лучше получается у мужчин), которые находят и выплавляют металлы и редкие руды, ценятся на вес золота. Часть дамани используется для целительства заболеваний и ран, но только состоятельных и знатных пациентов. Часто, однако, от их услуг в исцелении отказываются, поскольку считается, что Айз Седай не люди – в качестве грубого примера, разве вы позволите собаке вас лечить? Возможно по этой причине эта способность здесь чрезвычайно редка. Способности, выявленные у дамани, сильно отличаются от тех, что показывают Айз Седай других стран.

Мужчины способные направлять умерщвляются и вся информация о них изымается.

Первый ай’дам был создан Айз Седай Диайн, которая принесла его к Лютейру Пендрагу, пытаясь этим завоевать его расположение. Она знала, что в его армии не было Айз Седай, и большинство партий Айз Седай его ненавидит. Диайн верила, что Лютейр в конце концов победит и она будет вознаграждена за свой подарок, который позволит ему управлять силой Айз Седай, независимо от их желания. Через несколько лет после обретения первого ай’дам, была найдена первая сул’дам – женщина, способная направлять, и обладающая искрой таланта, но неспособная направлять без обучения. Такие женщины были идеальными поводырями для дамани, «Обузданных». К несчастью для Диайн ее наградили собственным устройством. Она тоже была Айз Седай, и значит ей нельзя было доверять. Говорят, что ее вопли «потрясали Полночные Башни».

С момента регулярного использования ай’дам титул Айз Седай вышел из потребления у Шончан, а тех, кто был способен направлять стали называть марат’дамани, или «Те, кто должен быть обуздан».

Классовая структура

С самого момента завоевания Лютейра, Шончан превратилась в страну со строго структурированной системой классов и рангов, движение между которыми весьма слабое. Это совсем не означает, что здесь невозможно пробиться наверх, просто все повышения и понижения осуществляются внутри определенного класса. Концепция общества заключается в том, что “каждый имеет место для службы, и каждый должен быть на своем месте”.

Нижний класс Шончан обычно да’ковале или “те, кто является собственностью”, или просто ковале “собственность”. Без сомнения Лютейр оказался под впечатлением общества, позволяющим торговать людьми словно животными или вещами, но если бы победители попытались изменить этот обычай, они перестали бы быть победителями. По сути большая часть обычаев и законов Шончан после завоевания была оставлена без изменения. Другими словами Шочан просто растворили среди себя своих завоевателей.

По иронии судьбы, а возможно из-за распространенного рабства, честь и сила Шончан не обязательно означают свободу, как происходит в других странах. Простолюдины и купцы находятся на ступеньку выше обычных рабов, но рабы повыше классом, как со’джин, потомственные слуги Благородных, превосходят по значимости свободных мужчин и женщин. Некоторые из наиболее значимых и влиятельных людей общества Шончан являются собственностью Императорской семьи. Для свободнорожденного и его семьи это очень редкая возможность удостоится чести быть избранным слугой высокого ранга, либо необходимо проявить должное рвение, другой способ достичь такого положения и встать над прочими свободнорожденными. Потеря свободы, даже для будущих поколений, это ничтожная цена за реальные привилегии.

Этикет и внешность чрезвычайно важны для Шончан, а физическое проявление собственного положения просто необходимо. И манера Шончан выбривать голову особым способом хорошо это иллюстрирует.

Благородные бреют себе голову, оставляя себе гребень волос на макушке, часто спадающих на спину. Голос Благородных оставлял правую сторону головы небритой, а левую гладко выбривал. Голос Трона брил правую сторону головы, а левая оставалась небритой. Члены императорской семьи брили голову полностью. Простолюдины не имели права брить голову ни полностью, ни частично. Даже плешивость среди Шончан не принято было выставлять на публике. Те, кто имел лысину обязаны были носить парик, либо прикрывать ее шапкой.

Длинные лакированные ногти являются еще одним знаком положения. Чем больше покрытых лаком ногтей, тем выше положение дворянина. Все дворяне, начиная с самого низа иерархии, носят ненормально длинные ногти, покрывая их лаком, хотя бы на мизинцах. Высокие Лорды или Леди, красят ногти также на безымянных пальцах. Члены королевской семьи имеют по три длинных выкрашенных ногтя: на мизинце, безымянном и среднем пальцах, оставляя только указательный и большой пальцы свободными. Правитель же украсит все свои пальцы подобными ногтями. Каждый лорд и леди украшают свои ногти в цвет своих домов.

Высшее место в обществе Шончан безусловно занимают дворяне, ограничивая свое число термином «Благородные». В начале так назывались только наследники Лютейра Пейндрага и его армии, но за прошедшие столетия ситуация изменилась. Теперь возможно, но все же чрезвычайно редко, даже простому солдату в качестве награды быть возвышенным до этого титула. Это значит, что его дети и наследники также будут Благородными.

Сегодня Империя управляется Императрицей, правящей из Двора Девяти Лун, где она правит с прославленного Хрустального трона. Считаясь прямым потомком Лютейра Пейндрага, она является абсолютным монархом для всех Шончан и заботится о процветании Империи.

Преемственность трона не зависит от пола и не передается первенцу, а только выбранному Императрицей наследнику среди ближайших родственников. Как можно догадаться, родственники пытаются изо всех сил заслужить Императорского внимания. Заговоры и интриги между претендентами не только ожидаются, они решительно приветствуются и поощряются. Шочан искренне верят, что подобное поведение, в случае успеха, выявляет силу и лидерство, по крайней мере в стиле Шончан. Похоже, что все обычаи борьбы за власть между сражающимися странами до-Пейндрагской эпохи теперь воплотились в борьбе претендентов из правящего класса за будущее наследство.

Имперский контроль

Имперская семья удерживает в руках сласть силой устрашения и тайного манипулирования. Кристальный Трон сам по себе является сильным терангриалом, который заставляет каждого подходящего к нему чувствовать неизмеримое благоговение и трепет. Естественно, только монарх может им пользоваться.

Члены правящей семьи и семей Высокородных редко говорят напрямую с кем-то более низкого происхождения чем они сами, только если оказывают им честь. Большая часть общения осуществляется через “Голос”, специального слугу, часто потомственного, который (или которая) говорит от лица своего господина или госпожи. Лицам худшего происхождения или звания запрещается встречаться глазами с кем бы то ни было выше их по происхождению или званию. Даже “Голос” никогда не поднимает своих глаз на своего господина, ожидая от него занка или приказа.

Честь

Независимо от политических махинаций в жизни Шончан главную роль играет честь. У них в почете идеализированная форма рыцарства, основанная на честном слове. Для них слово чести, данное один раз, является непререкаемым. Это правило едино для всего общества – мужчин, женщин, рабов и дворян

Для Шончан честь и положение связаны напрямую с возможностью глядеть кому-либо прямо в глаза. Слово «сей’та» в переводе с Древнего наречья означает «прямой взгляд» или «спокойный взгляд». Среди Шончан сказать что кто-либо имеет или является «сей’та» означает, что у них держат «лицо» или обладают честью. «Лицо» можно уронить и обрести. Его можно потерять. Когда Шончан говорят, что кто-то «сей’мосив» или стал «сей’мосив», означает, что «потерю лица». В Древнем Наречье это означает «опущенный взгляд» или «глаза долу». Кто-то может стать сей’мосив в результате своих действий или бездействия, либо в результате действий или бездействия другого.

Имперская Безопасность

Среди наиболее почетных слуг Империи выделяются Стражи Последнего Часа, личные телохранители Императорской семьи. Они готовы, если потребуется, в любой момент убить или умереть и легко узнаваемы по черным доспехам и оружию. Хотя они и являются собственностью Имперской семьи, в знак особого расположения и доверия Императрицы их могут придавать кому-либо другому. Самое элитарное подразделение Стражи заботится о персональной безопасности Императрицы и ее ближайших родственников. Эта часть Стражей никогда никому не передается. И не все они люди. Часть Стражи составляют Огир, хотя они и не являются собственностью Императрицы, они ревностно ей служат и слывут неудержимыми воинами, более опасными чем их сослуживцы-люди. Огир из Стражи Последнего Часа беспощадные и неудержимые воины, по сравнению со своими братьями и сестрами из-за океана.

Еще одним из подразделений, отвечающих за Имперскую безопасность, являются Взыскующие Истину, полицейская и шпионская организация, подчиняющаяся непосредственно трону. Такое покровительство гарантирует Взыскующим огромное уважение и ужасающий страх. Выбранные из всех слоев общества, обычно не из Благородных, Взыскующие наделяются неограниченными полномочиями. Быть Взыскующим значит получить большую честь и открытый путь к положению. Хотя все Взыскующие становятся собственностью, они могут арестовать каждого, кто не ответит на их вопрос или откажется с ними сотрудничать. Даже Благородные не иключение. Не оказание им помощи является преступлением. Взыскующие сами определяют уровень необходимого сотрудничества, и отчитываются лично перед Императрицей. Они верны только Императрице.

Взыскующие Истину охотятся за Приспешниками Тени и действуют как тайная полиция. И хотя охота Взыскующих за Приспешниками Тени более организована чем в других странах, их соотношение не уменьшилось с момента начала их охоты за ними. В качестве секретной полиции они с корнем вырывают государственную измену и часто используются в качестве палачей.

Большая часть узников Взыскующих содержится в неприступной Башне Воронов, главной тюрьме Империи. Многие из них Благородные. Поскольку никто не смеет пролить каплю крови Благородного палачи используют бескровные, но чрезвычайно болезненные процедуры для допроса проживающих здесь дворян. Смысл их действий сломать волю объекта, не пролив капли его крови. Большинство заключенных, узнав о предстоящем посещении Башни Воронов, предпочитают покончить жизнь самоубийством.

Солдатские мечи шончан и мечи их дворян имеют тонкое изогнутое лезвие и рукоять для хвата двумя руками, длиной в четверть или треть длины лезвия с гардой в виде растущей луны. Заканчивается рукоять навершием. Среди дворян популярны навершия рукоятей в виде звериных голов, часто рукоять выполняют в виде женской фигуры, или фантастического животного, а меч и ножны украшают золотом и драгоценностями.

Воины также используют и копья, наконечники которых украшают разноцветными кистями, и щитами, которые полируют и покрывают лаком также различных цветов –цветами дома, за исключением СтражиПоследнего Часа, которые все оружие и доспехи красят в черный цвет.

Башня Воронов и Двор Девяти Лун находятся в Синдаре, столице Империи, на севере континента Шончан. Синдар крупнейший город Империи. Прочие крупные города по размеру города: Кирендад, Норен М’шар, Асинбайяр, Кюрат, Имфарал (здесь находится Башня Полуночи), Сохима, Тзура, Анангое, Шон Кифар и Рампое.