logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
FAQ Брендона Сандерсона

После интервью на Горе Дракона Брендон выложил FAQ  с ответами на часто задаваемые вопросы о книге.

Ссылка

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

На http://agsis.ru корпоративные опросы.
contenttop
Интервью с Терезой Паттерсон, февраль 2005 Печать E-mail
Автор Administrator   
16.11.2006 г.
Интервью, взято с www.dragonmount.com

Нам неслыханно повезло – нам удалось перехватить Терезу Паттерсон, соавтора известного Гида по Миру Колеса Времени (который часто упоминается просто как «Гид»). У Терезы чрезвычайно напряженный график, поэтому нас чуть не хватил удар от счастья, когда она все-таки согласилась уделить нам пару минут своего драгоценного времени и ответить на пару вопросов.

Гора Дракона (ГД): Здравствуйте, Тереза. Спасибо за то, что сегодня вы с нами!
Тереза Паттерсон (ТП): Вам спасибо, что пригласили.
ГД: Многие фэны серии знают вас только как второе имя нам обложке Гида. Расскажите о себе.
ТП: Я всегда мечтала стать писательницей, но дальше мечтаний дело не шло, пока в 1994 году я удачно не всучила свой короткий рассказ в сборник, который выпускался под редакцией Кристофера Сташеффа (Christopher Stasheff - россиянам этот писатель известен по серии романов «Волшебник поневоле»). Мне всегда нравились фантастика и фэнтази, включая фильмы и иллюстрации, принимать участие в разных посвященных фантастике тусовках и представлениях. Представляете, когда мне было три года, я уже завоевала один из призов за лучший карнавальный костюм. Перед тем как стать писателем я поработала конной дрессировщицей и инструктором верховой езды, и участвовала в скачках между арабскими, четвертьмильными американскими и прочими лошадьми. Еще мне довелось поработать актрисой, музыкантом и снятся в массовке. В те времена я особенно активно участвовала в одном Сообществе Креативного Анахронизма (СКА), которое посвящено воссозданию обычаев эпохи средневековья. Я так привыкла смешивать свои интересы с работой, что использовала своих лошадок в различных представлениях, включая реконструкции батальных сцен эпохи Ренессанса на местной ярмарке. Большей частью рыцарями были наши ребята из СКА, которые знали с какого конца браться за меч и копье. В мою задачу входило столько научить их не выпадать из седла.
Став писателем, я продолжаю принимать участие в тусовках, незаметно для себя заняв должность в Ассоциации научной фантастики и фэнтази (АНФФ). Я стала президентом этой ассоциации и в 2004 году была награждена премией Числея (Chesley Award) за успехи в работе. И даже если принять во внимание, что это ассоциация состоит в основном из художников, мне приходится очень много писать самой, редактировать и координировать их публикации в «Ежеквартальнике АНФФ»
Когда я не пишу, я творю по-другому. Создаю надувные скульптуры для важных мероприятий или вечеринок. И хотя надувные скульптуры не очень похожи на настоящее искусство, создавать их очень трудно и интересно. Нам даже приходилось делать нечто подобное для пары разных президентов США и нескольких крупных корпораций, сетей отелей, и даже для иностранных дизайнеров. Конечно в отличие от книг, которые, надеюсь, сохранятся на долгие годы, эти скульптуры живут от силы пару дней или недель.
Еще у меня есть другие увлечения: дайвинг, Тай Чи, стрельба из лука и коллекционирование колюще-режущего оружия. Сейчас живу в Техасе в квартире у подруги, с которой расплодили кошек, и еще енотов.
ГД: А о себе вы чаще думаете как о писательнице или как об художнице?
ТП: Я писательница, которой жизненно необходимо создавать надувные скульптуры. К сожалению, гонорары только за труд писателя не позволяют покрывать расходы на содержание дома. Я бы хотела больше времени посвящать написанию книг, отложив на время скульптуры. Я всегда представляла себя писательницей, которая оправдывает искусство. Я очень люблю живопись. Я пробовала рисовать сама, но с разочарованием обнаружила, что вокруг много людей, которые рисуют куда лучше меня. Зато у меня хорошо получается работа арт-директора, мне нравится тусоваться с художниками, но еще лучше у меня получается писать. А после того как вы выходите на определенный уровень, за это еще и прилично платят. А самый лучший художник в нашем жанре никогда не заработает столько, сколько заплатят хорошему писателю.
ГД: Кроме Мира Колеса и Мира Шаннары, какие еще книги вы написали?
ТП: Помимо Мира Колеса и Шаннары, который мы написали совместно с Тэрри Бруксом (Terry Brooks), я написала несколько фэнтази рассказов – «Убить Дракона» для «Глаза Дракона» и «Почем магия?» для антологии «День, когда пропала магия» (обе антологии выходили под редакцией Кристофера Сташшеффа), затем «Дар» для сборника «Время Вампиров», под редакцией П. Элрода и М. Гринбурга (P.N. Elrod, Martin Greenburg), и еще несколько других. Кроме того я пишу статьи, непосвященные фэнтази, в основном об искусстве, лошадях и тусовках.
ГД: Какие проекты вы планируете на ближайшее время и будущие планы?
ТП: Осенью я закончила работу над расширенной версией Мира Шаннары, после чего книга больше станет соответствовать существующим шести книгам серии, чем та, что выходила ранее. В новое издание будут включены иллюстрации Роба Александра (Rob Alexander). Не знаю точно, когда ее можно будет купить, возможно, в 2006 году.
Если отвлечься от фэнтази, то я закончила свой вялотекущий роман на военную тему, который выйдет в конце этого года. Так как это был очень секретный проект, то я не могу открывать подробности. Скажу только, что роман про Морских Котиков. Если скажу больше, то мне придется вас убить. Хи-хи. В данный момент работаю сразу над несколькими рассказами для разных сборников.
ГД: Расскажите, как создаются проекты вроде Путеводителя по Миру Колеса?
ТП: Путеводители такого рода обычно создаются составителями, в данном случае это был – Билл Фосетт (Bill Fawcett), который с позволения издателя и автора собрал группу из художников и писателя для работы над проектом. Затем издатель и автор серии утверждают команду. Как только подписан контракт, начинается работа над проектом.
ГД: Вопрос, который волнует всех фэнов – каково это работать с РД? Какой опыт вы получили?
ТП: Думаю, что на сегодняшний день РД самый лучший создатель миров, работающих в жанре фэнтази. Его опыт и знания по физике, истории и социальным отношениям дают ему ощущение того, как должен крутиться и жить мир, чего не часто встретишь в современной литературе. По мне, такое отношение к работе делает работу по документированию мира интереснее и насыщеннее. С другой стороны есть и отрицательный момент. Со своей стороны мне удалось привнести в это мир чрезвычайно мало – большую часть вещей РД придумал самостоятельно, и заранее знал, что они из себя представляют. С другими авторами у меня куда шире поле для полета фантазии, зато вселенная РД представляет собой огромное полотно. Я тоже люблю историю, и обнаружила, что мы разделяем страсть к древнему оружию и изучению военной тактики. РД вложил много труда в то, чтобы мир Ранда стал более живым и сложным, и все это имеет научное обоснование или историческую подоплеку, даже если они никогда не всплывали в книгах. Скажу вам, что весьма немногие писатели утруждают себя прорабатывать мир собственных героев в таких деталях. Я провела много времени задавая вопросы и слушая ответы, с помощью которых РД вел меня за руку в собственную вселенную.
ГД: Вы работали в кабинете у него дома или обменивались информацией по телефону и электронной почте? Как выглядел ваш обычный рабочий день?
ТП: Для начала все мы (ведущий художник, составитель и я) вместе перечитали все вышедшие книги. Я делала записи и подчеркивала различные вещи, о которых я хотела бы узнать поподробнее. Затем мы провели вместе с РД и Харриет около недели в их доме, созданном в колониальном стиле. Я буквально изнасиловала мозг РД, выпытывая сведения о его мире, а Тодд (художник) в это время делал наброски мест и персонажей. РД предъявил нам очень большой запас материалов и заметок, которые он делал, когда писал книги, чем очень помог нашей дискуссии. Я рассортировала материалы по порядку, отформатировала их так, чтобы они выглядели вразумительно, а затем заполнила недостающие пробелы. При необходимости мы связывались по телефону и почте. Сразу по завершению каждой секции Путеводителя я отправляла ее РД на проверку, получала замечания и исправления. Когда работа была закончена я отправила книгу составителю и издателю. Издатель тоже делал изменения, при чем я о них даже не подозревала, пока книга не вышла.
ГД: Многие фанаты интересуются, можно ли рассматривать Путеводитель как «канон»? Подтвердил ли РД достоверность всех фактов в книге?
ТП: РД «подтвердил», поставил свою подпись на финальной версии рукописи и всех приложениях, однако мы писали о «живом» мире, другими словами, мы писали с точки зрения школьников, современниках Ранда, которые получили доступ к некоторым редким книгам и материалам. Поэтому личные предположения о тех или иных вещах, которые были нами сделаны, могут быть сопоставимы с предположениями современных археологов и историков о древних временах. Это вдвойне сложно, поскольку многие факты с течением времени теряются, даже в мире Ранда, и не всю правдивую историю записывают точно – особенно много мутят воды Айз Седай.
И в результате каждый читатель получает собственную интерпретацию представленной ин формации. Является ли получившаяся книга тем, что хотел сказать РД? Насколько мне известно, да. Является ли она единственным и окончательным словом о Ранде и его мире? Возможно. Мы долго верили, что динозавры были хладнокровными рептилиями. Теперь верим, что они были ближе к птицам и имели горячую кровь. Что может служить каноном? Кто знает? Поменяются ли наши взгляды еще раз? Так и с миром Ранда – поживем, увидим.
ГД: Не припомните ли вы раздел книги, который вы написали самостоятельно? Другими словами, что было написано и выверено РД, а что вами?
ТП: РД проверял все подряд. Он владелец этого достояния и я писала для его удовольствия. Мне доверили пару разделов – поиграться, оставаясь в пределах его досягаемости – а остальные были полностью его творением. А так как это было довольно давно, то я уже и не припомню, что конкретно было написано мной, особенно после того как те рассказы, которые изначально были вставлены в Путеводитель, были вырезаны в конечной версии, но точно могу сказать, что значимые части, такие как история Артура Ястребиного Крыла и Календарь, с системой исчисления были полностью написаны РД.
ГД: У вас был доступ к файлам РД? Вам удалось узнать что-нибудь интересное? Чем вы могли бы поделиться с нами?
ТП: Он предоставил мне доступ к огромному числу своих записей и информации, но, к сожалению, я не могу ничего рассказать о чем-либо, кроме того, что уже было в книге. Могу сказать только, что я четко видела, что в книге для описания женских персонажей используется много черт жены РД, Хариетт.
ГД: Что вы думаете о героях РД? Вы идентифицируете себя с кем-нибудь из них?
ТП: Представьте себе, к собственному удивлению, несмотря на то, что я женщина, я идентифицирую себя с Мэтом и Перрином. Женщины выглядят немного напыщенными и слишком привлекательными. Мне интересно, что они предпримут в следующий момент, но с ними я себя не сравниваю.
ГД: Скажите, как художник – художнику, что вы думаете об оформлении серии?
ТП: Я была несколько разочарована окончательными версиями многих героев, но, думаю, что нет ничего удивительного в том, что образы в моей голове не совпадают с видением Тодда. Думаю, у каждого есть собственное мнение, как должны выглядеть эти персонажи. Я знаю, что РД утвердил начальные наброски, но удивилась узнав, что окончательные портреты не были в точности такими, как были на набросках. Я бы не стала хвастаться, что нарисовала бы их лучше, но точно – по-другому. Тодд получил свою долю критики за свои иллюстрации. Я видела, что он был в стрессе и под давлением, и как подозреваю это и повлияло на окончательный результат больше, чем он ожидал.
Вставки с обложками Даррела Свита (Darrel Sweet) были прекрасно переработаны. Даже РД заметил, что работам г-на Свита не обязательно быть столь точными. Даррел делал обложку для моей первой антологии, где был мой рассказ, поэтому я всегда ощущаю необъяснимую симпатию к его работам. Элиз Митчелл (Elisa Mitchell) проделала гигантскую работу с этими обложками, хотя мне до сих пор не понятно, зачем они их обрезали, оставив вместо этого столько пустого места по краям. Думаю, это было что-то связанное с маркетинговыми соображениями. Кроме того, мне очень понравились орнаменты и вставки иллюстраций и карты, которые она совместно с Джоном Фордом (John Ford) и Томасом Канти (Thomas Canty) переработали.
ГД: Есть планы обновить книгу, добавить новой информации? Вам было бы интересно этим заняться?
ТП: Насколько мне известно таких планов нет. Мне естественно было бы интересно поработать над обновлением. Я только-только закончила похожую работу для Шаннары Тэрри Брукса. Я ощущала себя, словно вернулась к старому знакомому, и подозреваю, что с Миром Колеса это было бы так же.
ГД: Мы узнали, что вы еще и скульптор. Расскажите поподробнее про свою работы?
ТП: Как я уже сказала, писатель редко зарабатывает столько, чтобы оплачивать все счета только за счет своего труда. Поэтому у меня есть «официальная работа». Большая часть это работы состоит в том, чтобы создавать надувные скульптуры для выставок, ярмарок, супермаркетов и специальных мероприятий. В основном эти скульптуры состоят из арок и колонн, но мы можем сделать практически все, что угодно. Я не говорила, что это довольно крупные вещицы, а не просто надувные шарики для детишек, как могли бы подумать люди. За эти годы я сделала множество «оловянных» солдатиков, рождественских елей, вертолетов, летающих розовых свинок, надувного мороженого и гигантских туфель. А также флагов разных стран. Британский, кстати, наиболее трудный для воспроизведения на шаре.
Мой друг любит шутить, что мы бросим это дело едва продадим первую книгу. Но сейчас у каждого из нас есть по паре книг, но мы по-прежнему надуваем шары. Наверное, нам просто нравится собираться вместе. Наш босс тоже большой шутник. Его любимая шутка, что у него работают самые знаменитые надувальщики шариков, потому что двое из команды – известные писатели, один известный бродвейский актер, и художник-мультипликатор, но это не дает нам поблажек во время установки скульптуры возле какого-нибудь супермаркета.
ГД: Спасибо, что провели с нами время!
ТП: Спасибо вам за вопросы.

 
« Пред.