logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
FAQ Брендона Сандерсона

После интервью на Горе Дракона Брендон выложил FAQ  с ответами на часто задаваемые вопросы о книге.

Ссылка

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

Запчасти HOWO: suzuki запчасти.
contenttop
Эпилог Печать E-mail
Автор Administrator   
27.06.2006 г.

Следующее утро было в Айздайшаре утром скорби. На всех шпилях колыхались белые стяги, все слуги выше локтя повязали длинные белые ленты. По городу уже расползались слухи о дурных знамениях, возвещающих о смертях, о кометах в ночи, об огнях в небесах. Таково людское обыкновение - во всем они видят то, что им известно, то, во что они хотят поверить. Во всеобщем горе, дошедшим до того, что мужественные солдаты, рыдали, стоя на постах, осталось незамеченным исчезновение Айз Седай, не говоря уже об исчезновении простого солдата.

Морейн возвращалась из покоев Мериан, где она уничтожила все ее имущество - после тщательного обыска, так и не давшего ни единой ниточки к другим Черным сестрам, - когда ей встретилась Эдейн Аррел. Он шагнула в сторону, пропуская медленно бредущую по коридору женщину в белом длинном одеянии, с неровно обрезанными волосами. По слухам, леди Эдейн собиралась удалиться от мира, и Морейн решила, что это уже произошло. Глаза запали, она казалась разом постаревшей. Взгляд чем-то очень напомнил ей взгляд Изелле – полный отчаяния и осознания близкой смерти.

Увидев вошедшую в комнату Морейн, Суан вскочила со стула. Казалось, минула не одна неделя, как Морейн виделась с подругой. - У тебя такой вид, будто ты сунула руку за наживкой, а тебя вдруг цапнула клык-рыба, - проворчала Суан. - Ничего удивительного. Мне и самой не нравятся похороны, особенно, когда была знакома с умершими. Впрочем, нам тут делать нечего. Мы можем уезжать, как только ты будешь готова. Райхиен родился на ферме, что почти в двух милях от Драконовой горы. Из-за траура Мериан к нему не попадет. А имея лишь подозрения, она, будь даже и Черной, зла ему не причинит.

Не тот. Что ж, подобного Морейн ожидала. - Мериан больше никому зла не причинит. А сейчас, Суан, давай-ка разберемся с этой головоломкой. - Усевшись на стул, Морейн начала рассказ с конца и по-быстрому изложила подруге события минувшей ночи, невзирая на ее удивленные восклицания и требования подробностей. Морейн будто заново пережила ту ночь. Немного легче ей стало, когда она заговорила о том, что привело к ночному противостоянию. - Суан, больше всего она желала смерти Дайрика - и его она убила первым. И она пыталась убить Лана.

- Безумие какое-то, - проворчала Суан – Что может связывать восьмилетнего мальчугана и хладнокровную лев-рыбу, вроде Лана?

- Везение. Дайрик отделался ушибами и царапинами, хотя должен был разбиться насмерть. И все вокруг твердят, что Лан - самый везучий из ныне живущих людей, иначе Запустение убило бы его несколько лет назад. Все это складывается в некий узор, но я никак не могу его осознать. Просто мозги набекрень! Может, и тот твой кузнец - часть этого узора. И сдается мне, Джосеф Надзима из Канлуума - тоже. Он ведь тоже слыл везучим. Если сумеешь, Суан, разгадай эту задачку. Я чувствую, здесь кроется нечто важное, но мне не уловить что.

Суан принялась расхаживать по комнате туда-сюда, подбивая ногами юбки, теребя подбородок, бормоча то “везунчики, значит”, то “вдруг откуда-то кузнец”, то еще что-то, чего Морейн не разобрала. Вдруг Суан застыла на месте как громом пораженная и промолвила:

- Морейн, она ни сном ни духом не знала о Рахиене. Черным Айя известно, что Дракон Возродился, но будь я проклята, им же не известно - когда! Может, Тамра не выдала этого, может, они переусердствовали и она умерла раньше, чем они сумели все выпытать. Должно быть, именно так! - Внезапно ее горячность обернулась ужасом. - О Свет! Они решили убить всех мужчин и мальчиков, которые могут иметь способность направлять Силу! Чтоб мне сгореть, Морейн, но ведь тогда погибнут тысячи. Десятки тысяч!

Каким бы жутким и ужасающим ни был вывод Суан, но смысл в нем был. Мужчины, способные направлять Силу, редко понимали, что они делают, по крайней мере вначале. На первых порах им как будто просто везло. Благоприятно складывались события, и очень часто, как тот кузнец, они нежданно-негаданно обретали известность. Суан права. Черные Айя решили устроить бойню.

- Но им неизвестно, что искать надо младенца, - заметила Морейн. Твердо, как и должна. - В маленьких мальчиках этот дар ничем себя не проявляет. - Самое раннее - в шестнадцать лет. Раньше, судя по архивным записям, не начинал направлять Силу ни один мужчина, и очень немногие - спустя десять лет после этого срока. - У нас больше времени, чем мы полагали. Но это не повод для беспечности. Любая сестра может оказаться Черной. Как Кадсуане, по-моему. Им известно, что поиски идут. Если кто-то из выбранных Тамрой отыщет мальчика, а Черные Айя найдут их обоих, или если они решат сначала ее допросить, а не убить сразу, как подвернется случай... - Суан молча смотрела на подругу.

- Нам нужно продолжать, - сказала ей Морейн.

- Понимаю, - медленно произнесла Суан. - Просто я никогда не задумывалась... Ладно, коли надо работать, так пора тянуть сети и потрошить рыбу. - Но словам ее недоставало прежней напористости. - До полудня мы уже будем на пути в Арафел.

- Ты возвращаешься в Тар Валон, - сказала Морейн. Вдвоем они будут вести поиски не быстрее, чем Морейн в одиночку, а коли им нужно разделиться, то для Суан не придумать лучшего места, чем помощница при Сеталии Деларме, в чьи обязанности входит просматривать сообщения всех соглядатаев Голубой Айя. Голубая была маленькой Айя, но поговаривали, что у каждой Голубой сестры шпионская сеть куда больше, чем у любой из прочих. Пока Морейн ищет мальчика, Суан будет в курсе происходящего во всех странах и, зная, что искать, сумеет обнаружить любые следы Черной Айя или Дракона Возрожденного.

Обычно Суан прислушивалась к голосу разума, нужно было лишь предоставить неопровержимые доводы, однако на сей раз Морейн пришлось потратить немало сил и времени, чтобы ее убедить, и с подругой Суан согласилась с весьма кислой миной.

- Сеталия мной дырки начнет затыкать за то, что я убежала без спросу, - ворчала Суан. - Чтоб мне сгореть! Да она меня в Башне вывесит коптиться! Мне повезет, если меня не выпорют. Морейн, политика эта такая штука, что с тебя в трескучий мороз семь потов сойдет! Как я ее ненавижу! - Но сама уже принялась рыться в сундуках, прикидывая, что возьмет с собой в дорогу до Тар Валона. - Думаю, ты не забыла предупредить того парня, Лана. Мне кажется, предостеречь его не помешает, а уж поможет ли это... Я слышала, он уехал с час назад, отправился в Запустение. Ну, коли он там не погибнет... Куда это ты?

- Я с ним еще не закончила, - только и ответила ей Морейн. В первый же день, как познакомилась с ним, она задумала осуществить свою идею, если он окажется нормальным парнем, а не другом Темного, и теперь твердо собиралась исполнить задуманное.

В конюшне, где оставалась Стрела, Морейн швыряла серебряные марки точно пенни, и в два счета кобыла была оседлана и взнуздана. Морейн вскочила в седло, ничуть не беспокоясь, что юбки задрались выше колен. Ударив лошадь каблуками, Айз Седай галопом вылетела из ворот Айздайшарского дворца и поскакала через город на север. Испуганные прохожие кидались врассыпную, а когда какой-то возница, замешкавшись, не успел убраться с дороги, Морейн послала Стрелу вперед, и та лихо перескочила через пустую телегу. Позади раздавались суматошные крики, кое-кто грозил кулаком вслед лихой наезднице.

На дороге, ведущей на север, она, придержав лошадь, расспросила ехавших навстречу возчиков, не видели ли они мужчину, с виду Малкири, на гнедом жеребце. Услышав первое “да”, Морейн почувствовала нечто большее, чем облегчение. Миновав мост, Лан мог отправиться куда угодно, в любую сторону. И обогнав ее на целый час... Она нагонит его во что бы то ни стало, даже если ей придется отправиться в Запустение!

- Малкири? - Костлявый купец в темно-синем плаще был явно озадачен. - Ну да, мои охранники говорили, что видели его вон там. Опасные они ребята, эти малкири - Повернувшись на козлах, он указал на травянистый холм в сотне шагов от дороги. На самом виду, на гребне, стояли две лошади, одна - вьючная, и на утреннем ветерке вился дымок от костра.

Когда Морейн спешилась, Лан едва поднял на нее взгляд. Стоя на коленях, он длинной веткой ворошил пепел погасшего костерка. Странно, но в воздухе явственно ощущался запах сгоревших волос. - Я надеялся, мы с тобой больше не увидимся, - сказал Лан.

- И напрасно, - ответила ему Морейн. - Сжигаешь свое будущее? Многие станут горевать, если ты сгинешь в Запустении.

- Сжигаю свое прошлое, - сказал он, вставая. - Сжигаю воспоминания. Страну. Золотой Журавль больше не взлетит. - Лан принялся ногой засыпать пепел, потом помедлил, наклонился, сгреб полные горсти влажной земли и медленно, почти церемонно, высыпал ее на кострище. - Никто не станет горевать обо мне, когда я умру, потому что те, кто мог, уже мертвы. К тому же все смертны.

- Лишь глупцы хотят умереть раньше срока. Я хочу, чтобы ты, Лан Мандрагоран, стал моим Стражем.

Он не мигая уставился на нее, потом покачал головой. - Как я сам не догадался, что дойдет до этого. У меня своя война, Айз Седай, и у меня нет желания помогать Белой Башни плести свои сети. Поищи кого другого.

- Я сражаюсь в той же войне, что и ты, - в войне с Тенью. Мериан была Черной Айя. - И она рассказала ему все, начиная с Предсказания Гайтары Моросо, которое услышали Амерлин и две Принятые, и кончая теми выводами, к каким пришли они вдвоем с Суан. С другим Морейн многое бы оставила недосказанным, но между Стражем и Айз Седай почти не бывает тайн. Для кого другого Морейн смягчила бы суровую правду, но она не верила, что его испугают скрывающиеся в неизвестности враги, пускай они даже и Айз Седай. - Ты сказал, ты сжег свое прошлое. Оставим былому пепел прошлого. Это та же война, Лан. Это самая важная битва в этой войне. И в ней ты можешь победить.

Несколько долгих минут он стоял и молча смотрел на север, в сторону Запустения. Морейн сама не знала, как ей быть, если он откажется. Она рассказала ему многое - столько она могла сказать только своему Стражу.

Вдруг Лан повернулся к ней, сверкнул меч, и на миг Морейн показалось, что он хочет напасть на нее. Вместо этого он как подрубленный пал перед ней на колени, обнаженный меч лежал у него на ладонях.

- Именем моей матери клянусь: я обнажу его, когда ты скажешь “обнажи”, и спрячу в ножны, когда ты скажешь “спрячь”. Именем моей матери клянусь: я приду, когда ты скажешь “приди”, и уйду, когда ты скажешь “уходи”. - Лан поцеловал клинок и выжидающе посмотрел на нее. Он стоял на коленях, но рядом с ним бледнел любой король на троне. Ради его же блага ей придется обучить его покорности. Иначе обмелеет немало прудов.

Есть еще кое-что, - сказала она, возлагая руки ему на голову. Плетение Духа было одним из самых сложных, известных Айз Седай. Оно окружило Лана, опутало его, слилось с ним и исчезло. И сразу она почувствовала его - как чувствуют своих Стражей Айз Седай. Его эмоции будто свернулись маленьким комочком где-то в глубине ее сознания - твердая как сталь решимость, отточенная будто клинок меча. Она осознавала притупившуюся боль его старых ран. Если понадобится, она может почерпнуть у него сил, может отыскать его, сколь бы далеко он ни находился. Отныне они связаны узами.

Лан медленно, плавным движением поднялся, вкладывая меч в ножны и рассматривая ее. - Те, кого там не было, называют ее Битвой у Сияющих Стен, - неожиданно промолвил он. - Те же, кто был там, называют ее Кровавым Снегом. И все. Они знают, что это была за битва. Утром первого дня я вел за собой почти пять сотен воинов. Кандорцев, салдэйцев, доманийцев. К вечеру третьего дня половина либо погибла, либо была ранена. Прими я какие-то другие решения, некоторые из погибших были бы живы. Но где-то в другом месте погибли бы другие. На войне ты молишься за погибших и скачешь дальше, потому что за горизонтом всегда ждет новое сражение. Помолись за погибших, Морейн Айз Седай, и едем.

Ошеломленная, она чуть рот не раскрыла от изумления. У нее совсем вылетело из головы, что узы действуют в обе стороны. Он тоже чувствовал ее состояние и, видимо, разобрался в ее чувствах куда лучше, чем она - в его. Мгновение спустя она кивнула, хотя и не ведала, сколько нужно молитв, чтобы забыть о прошлом.

Протянув Морейн уздечку Стрелы, Лан сказал: - Куда мы отправимся сначала?

- Обратно в Чачин, - промолвила Морейн. - Потом в Арафел, и... - Осталось так мало имен тех, кого легко разыскать. - А дальше, если надо, - по всему миру. Либо мы победим в этой битве, либо мир будет обречен.

Бок о бок всадники спустились с холма и направились на юг. Позади них под рокот грома наливалось свинцовым мраком небо – еще одна гроза накатывалась из Запустения.

© Cверка AL, май 2004 года
 
След. »