logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Объявления WoT

Артель "Илфинн". Кожаные изделия из кожи заказчика.
Отдам голама в добрые руки. Саммаэль.
Печати, штампы. ООО "Теламон"
Художественные татуировки любой сложности. Мастер Джасин Натаэль.
И другие объявления из мира WoT...

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 18. Узкий проход Печать E-mail
Автор Administrator   
27.06.2006 г.

Несколько человек оглянулись на нее, когда она спустилась в общий зал, - кое-кто с сочувствием. Несомненно, пытались представить себе, на что это похоже - оказаться в центре внимания трех Айз Седай, и не сомневались, что ничего приятного подобное не сулит. Ни у одной из сестер сострадания на лицах и в помине не было. Большинство даже не удостоили ее взгляда. Фелана довольно улыбалась - верно, предвкушала, как имя леди Элис вписывают в книгу послушниц. По крайней мере, судя по ее торжествующей улыбке, ей пока не известна правда. Есть надежда, что Сайрин чуточку дольше не узнает о том, где она находится. Ни Кадсуане, ни двух других Айз Седай нигде видно не было.

Потрясенная, Морейн пробиралась между столиками. Столько вопросов - и ни единого ответа! Ей захотелось, чтобы рядом оказалась Суан: та головоломки щелкала точно орешки и не растерялась бы ни перед одной загадкой. И еще, в присутствии Суан она чувствует себя увереннее.

В дверь с улицы заглянула молодая женщина, сразу исчезнув из виду, и Морейн чуть не споткнулась. Если чего-то очень хочется, того и жди, что оно тебе почудится. Женщина заглянула вновь, капюшон плаща откинут на узелок за спиной, и это в самом деле была Суан, решительная и красивая, в простом синем платье со следами долгого пути. На этот раз она заметила Морейн, но не кинулась радостно навстречу, а кивком указала на улицу и снова исчезла.

С сердцем, стучавшим у самого горла, Морейн запахнулась в плащ и выскочила из гостиницы. Суан уже шла в уличной толчее, оборачиваясь через каждые два шага. Возница фургона резко натянула поводья, чтобы не на ехать на Суан, и щелкнула кнутом прямо у нее над головой, но Суан не обратила на нее ни малейшего внимания. Кажется, она вообще не заметила захрипевшую упряжку и крики возницы. Морейн заторопилась следом, тревога ее росла. По Силе Сеталия не уступала Мериан, и должно пройти еще года три-четыре, прежде чем Суан посмеет сказать Сеталии, что оставляет свой пост. Скорей в День Солнца снег пойдет, чем Сеталия отпустит Суан на год раньше. И в Канлууме Суан могла оказаться только по одной причине... Морейн глухо застонала, и лопоухий парень, продававший вразнос булавки, окинул ее озабоченным взглядом; Морейн ответила ему таким яростным взором, что бедняга аж попятился.

Возможно, Суан о чем-то проболталась, или нашли ее книжку  с записями, или… Нет. Не важно, как это произошло. Похоже, что Сайрин все узнала и послала Суан вернуть Морейн, и в долгой обратной дороге они смогут обменяться своими тревогами с Суан. Возможно, она слишком пессимистична, но другого объяснения она не нашла.

В сотне шагов от гостиницы Суан опять обернулась, обождала немного, чтобы подруга наверняка ее увидела, а потом юркнула в переулок. Морейн ускорила шаг и последовала за ней.

Ее подруга расхаживала между незажженными масляными фонарями, что цепочкой протянулись вдоль всего узкого пыльного закоулка. На ее темно голубом платье были видны следы долгой дороги: пятна, брызги грязи и пыль. Ничто не могло испугать Суан Санчей, дочь рыбака из самых опасных кварталов Тира, но сейчас в ее острых голубых глазах читался страх. Морейн открыла было рот, чтобы спросить, не подтвердились ли ее собственные страхи о Сайрин, но подруга заговорила первой.

- Свет, я думала, что никогда в жизни тебя не разыщу! Морейн, скажи мне, что ты нашла его! Скажи, что это мальчик Надзимы! Мы передадим его Башне под присмотр сотни сестер, и на этом - все.

Сотня сестер?

- Нет, Суан, - ответила Морейн. Нет. Совсем непохоже на Сайрин. - А что случилось? Почему ты здесь, а не прислала мне письмо?

Суан расплакалась. Суан, у которой сердце льва, которая позволяла скатиться слезинке, лишь выйдя из кабинета Мериан. Обхватив Морейн руками, Суан крепко обняла ее. Она вся дрожала.

- Я не могу доверять даже голубям, - пробормотала она. – И никому из сети Башни. Я бы не стала так рисковать. - Они все мертвы. Айша и Керене, Валира, и Людис, и Мейлин. Говорят, что Айшу со Стражем убили в Муранди разбойники. Керене, по слухам, во время бури упала с корабля в Аргуэнью и утонула. А Мейлин... Мейлин...

Новые рыдания не дали ей закончить.

Морейн обняла подругу, что-то успокаивающе шепча. И оцепенело глядя поверх плеча Суан. – Несчастный случай, - медленно шептала она. – Бандиты, Шторм. Айз Седай гибнут как и обычные люди.

Она и сама с трудом верила своим словам. Все сразу? Ее отец любил повторять: один раз случайность, второй может быть совпадение, третий – уже закономерность, которая указывает на действия ваших противников. Он утверждал, что прочел это высказывание в какой-то древней книге. Но кто эти противники? Возникла мысль, но она ее отвергла. О некоторых вещах не стоит даже думать.

И разбойники попадаются. И бури случаются.

Суан отстранилась.

- Ты не понимаешь! Мейлин... - Морщась, она яростно вытерла глаза. - Рыбий потрох! Попробую пояснее. Возьми себя в руки, дура проклятая! - Последние слова она прорычала себе самой. Подведя Морейн к перевернутой бочке, она усадила подругу, и сбросила наземь котомку со спины. Если это были все вещи с которыми она отправилась в путешествие, то вряд ли там было что-то еще кроме запасного платья. - Присядь-ка лучше, а то на ногах не устоишь, когда услышишь, что я тебе скажу. Будь я проклята, меня и саму ноги бы не держали.

Подтащив поближе разбитый ящик, Суан устроилась на нем. Она разглаживала юбки, всматривалась в створ улицы, что-то ворча о заглядывавших в переулок прохожих. Ее явное нежелание говорить ничуть не успокаивало Морейн. Как, впрочем, и саму Суан. Когда она заговорила снова, то ей пришлось сглотнуть, точно ее мутило.

- Мейлин вернулась в Башню почти месяц назад. Почему, я не знаю. Она ничего не сказала, ни где была, ни куда собирается. Просто собиралась остаться на пару ночей. Я... Я узнала о Керене утром того же дня, когда вернулась Мейлин, а о других еще раньше. Поэтому я решилась поговорить с Мейлин. И не смотри так на меня! Я знаю, что значит быть осторожной!

Осторожной? Суан? Морейн чуть не рассмеялась. Но она знали, что если бы она так поступила, то сама бы расплакалась. Это какое-то безумие. Должно быть безумием. Снова в голове возникла та же мысль. У всего должно быть логичное объяснение. Абсолютно у всего.

- Не важно. Я пробралась тайком в ее апартаменты и спряталась под кроватью. И слуги не увидели меня, когда перестилали постель. - Суан горестно хмыкнула. - Там я и уснула. Меня разбудило солнце, но постель была не смята. Тогда я выскользнула за дверь, что было не так уж и просто в это время дня, и спустилась на завтрак, ко второй смене. И вот ем я овсянку, и появляется Чесмал Эмри и... Она... Она сказала, что Мейлин нашли в своей постели, где она ночью умерла, - торопливо докончила Суан и тяжело вздохнула, глядя на Морейн.

Морейн порадовалась тому, что сидит, иначе колени у нее обязательно подломились бы. Это точно безумие. Произошло убийство. - Красная Айя? - в конце концов предположила Морейн. Красные Айя могли бы убить женщину, заподозренную ими в защите мужчины, способного направлять Силу. Такое было возможно. Но она ни за что не высказала бы подобное вслух, поскольку звучало невероятно.

Суан фыркнула. - На теле Мейлин не было ни царапинки, и наверняка обнаружили бы яд, или удушение, или... Но они заявили, что смерть была естественной. Но мы знаем, что это не так. Могло бы быть, если бы не место, где ее нашли. И никаких следов на теле. А это, Морейн, означает только одно - Силу. Способны ли Красные на подобное? - В голосе Суан звучала ярость, но она взяла свой мешок, положила на колени и прижала к себе. Казалось, она что-то прячет за ним. Однако, судя по сердитому лицу, гнева в ней теперь было больше, чем страха.

- Пораскинь мозгами, Морейн. Считается, что Тамра тоже умерла во сне. Только мы знаем, что в случае с Мейлин дело нечисто, и какая разница, где ее нашли. Сначала Тамра, а потом умирают остальные. Вот в чем смысл: кто-то заметил, как она вызывает к себе сестер, и решил узнать, в чем причина. Причем захотел настолько, что рискнул допрашивать саму Амерлин. Значит, им есть что скрывать, раз они пошли на такое. И они рискнули всем, лишь бы их тайна оставалась нераскрытой. Они убили ее, скрыв ее смертью, что они наделали, а потом решили убить остальных. А это означает, что они не хотят, чтобы мальчика нашли, нашли живым. Им не нужен Дракон Возрожденный для Последней Битвы. Вот так, как ни крути. Иные объяснения - все равно что выплеснуть против ветра ведро с помоями и надеяться себя не обрызгать.

Не осознавая, Морейн всматривалась в конец переулка. Мало кто из прохожих хотя бы раз оглядывался на двух сидящих женщин. Никто не останавливался. О некоторых вещах проще говорить, когда ничем не выделяешься. “Амерлин” была допрошена; “она” была убита. Не Тамра - это имя вызвало бы в памяти знакомое, преисполненное решительности лицо. “Кто-то” убил ее. “Они” не хотят, чтобы нашли Дракона Возрожденного. Убийство посредством Силы, несомненно, означает нарушение Трех Клятв, даже для... для тех, чье имя Морейн хотелось произносить не больше, чем Суан.

Усилием воли придав лицу бесстрастное выражение, а голосу - спокойствие, Морейн с трудом вымолвила:- Черные Айя. - Суан дернулась, потом, зло сверкнув исподлобья глазами, кивнула.

Любая сестра неминуемо разгневалась бы, услышав предположение, что существует тайная Айя, скрытая среди остальных и всецело предавшаяся служению Темному. Большинство сестер попросту отказались бы слушать. Белая Башня стоит на стороне Света более трех тысяч лет. Но были сестры, которые не отметали с порога существование Черных Айя. Некоторые полагали, что в этом есть доля правды. Считанные единицы, в разговоре с другой сестрой, признали бы существование Черной Айя, однако Морейн не хотелось признаваться в этом даже себе.

Суан потеребила завязки своего мешка и бодро заговорила: - Вряд ли им известны наши имена: Тамра не считала, что мы участвуем в этих поисках. Она приказала нам молчать, вывела из-под удара и забыла о нашем существовании. Иначе со мной тоже произошел бы “несчастный случай”. Перед уходом я подсунула под дверь Сайрин записку со своими подозрениями. Только я не знаю, насколько можно ей доверять. И кому - Амерлин! Но если все это не мои фантазии, то ими может оказаться любая! Любая! Я писала левой рукой, но так дрожала, что никто не признал бы моего почерка, даже если бы я писала правой. Чтоб у меня печенка сгорела! Даже знай мы, кому доверять, у нас не доказательства, а какая-то трюмная водичка.

- Мне и этого достаточно. – О, Свет! Черные! - Если им все известно, имена всех, кого выбрала Тамра, то, наверно, никого и не осталось, только мы. Нам нужно пошевеливаться, у нас еще есть надежда первыми отыскать мальчика. – Хотя, все их попытки могут оказаться безнадежными. Кто может сказать, сколько Черных Сестер занимаются поисками? Двадцать? Пятьдесят? И что еще ужаснее – их может быть гораздо больше! Но Морейн тоже старалась говорить энергичным тоном. Хорошо, что Суан ограничилась лишь кивком. Сколько бы Суан ни твердила, что вся дрожит, она ни за что не отступит. И ей даже в голову не придет, что Морейн способна сдаться. И это радовало больше всего. Особенно, если учитывать дрожащие коленки. - Может, они узнают о нас, а может, и нет. Или решили двух молоденьких сестер оставить напоследок. Так или иначе, полагаться мы можем лишь на самих себя. - Кровь отхлынула от лица Морейн. - О Свет! Ты знаешь, Суан, с кем я встретилась в гостинице?

Морейн попыталась припомнить каждое слово, каждый нюанс встречи, с того самого момента, как заговорила Мериан. Суан слушала, устремив взгляд куда-то вдаль, взвешивая все и раскладывая по полочкам.

- Кадсуане может быть из Черной Айя. - согласилась Суан, когда Морейн закончила рассказ. На этих страшных словах она даже не запнулась. - А может, она просто пытается убрать тебя с дороги, а потом избавится от тебя, не возбуждая подозрений. Или Тамра могла поручить Кадсуане поиски ребенка. Даже если она не появлялась в Башне два года, еще не значит, что этого не может быть вовсе. – Часто Сестры приезжают и уезжают из Башни по-тихому, но Морейн была уверена, где бы не появилась Кадсуане, случался шок, подобный землетрясению. - Вся беда в том, что все может оказаться и так, и этак. - Подавшись вперед, Суан положила ладонь на колено Морейн. - Сумеешь незаметно вывести лошадь из конюшни? У меня лошадь хорошая, но я не уверена, свезет ли она нас обеих. Нужно побыстрей сматывать удочки. Когда через несколько часов нас хватятся, мы будем уже далеко.

Морейн невольно улыбнулась. Она очень сомневалась, что лошадь вообще хороша. Лошадей ее подруга умела выбирать не лучше, чем сидеть в седле. Любой торговец лошадьми сможет продать ей старую кобылу из упряжки как великолепного скакуна. А бывало, Суан падала наземь, когда животное и с места-то двинуться не успевало. Поездка на север оказалась для нее сущим мучением. Да и страху она немало натерпелась.

- Суан, никто не знает, что ты здесь, - сказала Морейн. - Лучше, если и не узнают. Твоя записная книжка при себе? Хорошо. Если я останусь до утра, то в запасе у меня будет целый день, а не несколько часов. Ты же отправляйся в Чачин сейчас. Вот, возьми немного денег. - Судя по платью Суан, в конце пути ей приходилось ночевать под кустом. А у дочери рыбака нет имений, откуда присылают золото. - И сразу начинай искать леди Инее. В Чачине я тебя нагоню.

Конечно, убедить Суан оказалось непросто - упрямства в ней было как воды в широкой Эринин.

- Да у меня самой хватит, - заворчала Суан, но Морейн поделила пополам содержимое своего кошеля и все-таки настояла на своем, напомнив подруге о клятве, данной еще в первые месяцы в Тар Валоне: что принадлежит одной, принадлежит и другой. Суан на это пробурчала: - Мы еще обещали, что найдем прекрасных юных принцев и свяжем их узами, а потом и выйдем за них замуж. Девочки вечно несут всякую чушь. Ладно, ты сама будь поосторожнее. Я тебе шею сверну, если оставишь меня одну все расхлебывать.

Обнявшись на прощание, Морейн почувствовала, как тяжело ей расставаться с подругой. Час назад она тревожилась, не отправят ли ее на ферму, а самым страшным наказанием казались розги. А теперь... Черные Айя. Морейн замутило. Как бы ей хотелось быть такой же отважной, как Суан. Глядя на Суан, шагающую по переулку и поправляющую узел за спиной, Морейн пожалела, что не выбрала Зеленую Айя. Только Зеленые связывали себя узами с несколькими Стражами, и Морейн очень бы не помешало, чтоб ее прямо сейчас оберегали не меньше трех-четырех Стражей.

Шагая по улице, Морейн не переставая косилась на прохожих, на мужчин и на женщин. Если в дело замешаны Черные Айя - при этой мысли у нее всякий раз все внутри сжималось, - то наверняка не обойдется и без заурядных Приспешников Темного. Никто не говорил, что их нет, и в надежде на вожделенную награду те, кто уверовал, что Темный одарит их бессмертием, готовы были не только на убийство, но и на любое злодейство. А коли любая сестра могла обернуться Черной, то всякий встречный вполне мог на поверку оказаться Приспешником Темного. Оставалось лишь надеяться, что и Суан этого не забывает.

Когда Морейн подходила к “Небесным вратам”, в дверях гостиницы показалась сестра. Во всяком случае, Морейн разглядела руку и шаль с бахромой. Только что вышедший из гостиницы высокий мужчина с заплетенными в две косички волосами повернулся к Айз Седай и что-то коротко сказал, но, подчинившись властному жесту руки с шалью, с хмурым видом двинулся прочь и прошел мимо Морейн. Она не обратила бы на происшедшее особого внимания, но в голове у нее вертелись мысли о Черной Айя и о Приспешниках Темного. Хотя что тут такого - Свету ведомо, Айз Седай разговаривает с мужчиной, некоторые сестры с ними не только разговаривают. Но думала-то Морейн о Приспешниках Темного. И о Черных сестрах. Жаль, не сумела разглядеть цвет бахромы. Морща в раздумье лоб, она торопливо прошла последние тридцать с лишком шагов.

Возле двери, отдельно от прочих, сидели вместе Мериан и Ларелле, на обеих были шали. Немногие сестры носили шали, разве что напоказ или же на официальных церемониях. Обе женщины смотрели на Кадсуане. Та направлялась в отдельную гостиную, следом за ней шагала пара седоволосых мужчин, обликом напоминавших вековые дубы. На плечах Кадсуане тоже красовалась шаль - белая эмблема Пламени Тар Валона сияла на спине. Кто из троих? Это могла быть любая. Кадсуане могла искать себе еще одного Стража - кажется, Зеленые всегда высматривают себе новых Стражей. Морейн не знала, есть ли Стражи у Мериан и у Ларелле. Насупленный же вид незнакомца можно объяснить: например, ему сказали, что он не подходит в Стражи. Найдется сотня возможных причин, потому Морейн выбросила мужчину из головы. И без того опасностей хватает, к чему выдумывать новые?

Не успела Морейн пройти и трех шагов по общему залу, как появившийся будто из-под земли мастер Хэлвин - смахивающий на бочонок лысый толстяк в фартуке в зеленую полоску - преподнес еще один неприятный сюрприз.

- А вот и вы, Леди Элиз! А я как раз вас ищу. У меня в гостинице остановились еще три Айз Седай, и в данных обстоятельствах, я вынужден потеснить своих постояльцев. Несомненно, вы не будете возражать против соседки? Госпожа Палан весьма приятная женщина.

В данных обстоятельствах? Да в обычных обстоятельствах он бы даже не подумал о том, чтобы предложить подселить кого-то к дворянке, независимо от того, скольким купцам придется ночевать на одной кровати. Но он-то имел в виду нечто иное – поскольку вы все равно теперь уедете в Белую Башню… Он едва не сказал это вслух. И он уже подселил к ней соседку! А когда она стала протестовать…

-Если вас что-то не устраивает, предлагаю жаловаться Айз Седай, - ответил он твердо. Твердо! Ей! – А теперь, извините, мне еще нужно о многом позаботиться. – и ушел не сказав больше ни слова. И даже не поклонился!

Она еле сдержалась чтобы не закричать. Она уже была готова схватиться за Источник и надрать ему уши с помощью Силы.

В голосе Хэйзел Палан, торговки коврами из Муранди, явственно слышался говор Лугарда. И когда Морейн переступила порог комнатушки, что совсем недавно принадлежала ей одной, то через пару минут она поняла, что госпожой Палан она сыта по горло. Одежда Морейн перекочевала из шкафа на настенные крючки, а на умывальнике вместо ее гребешка и щетки лежали гребень и щетка госпожи Палан. Эта толстушка могла бы робеть перед “леди Эмис”, но с какой стати тушеваться перед дичком, о которой все говорят, что утром она отказалась стать послушницей в Белой Башне. Она прочитала Морейн целую лекцию об обязанностях послушниц - причем все переврала. Часть из того, что она предлагала убило бы большинство послушниц в течение недели, или сразу же в первый день, остальное было просто немыслимо. Научиться летать? Да женщина была просто ненормальной! До обеда она не отходила от Морейн ни на шаг, а потом собрала вокруг стола знакомых купчих, и каждая горела желанием поведать той все, что им известно о Белой Башне. Хотя ни одна не знала ровным счетом ничего, это не мешало товаркам Палан делиться уймой подробностей. Если бы Морейн и в самом деле была потенциальной послушницей, они бы отговорили бы ее вообще приближаться к Башне! Морейн надеялась отделаться от обременительной компании, пораньше отправившись спать, однако едва она успела снять платье, как появилась госпожа Палан, и болтала она, пока не заснула.

Ночь выдалась неспокойная. Кровать была узкой, а локти Хэйзел Палан - острыми и ноги - холодными, хоть одеяла были толстыми и под кроватью стояла маленькая печка. Одно дело не замечать холод, а замерзшие ноги – совсем другое. Собиравшаяся весь день гроза наконец-то разразилась ливнем, и ветер, под аккомпанемент грома, несколько часов громыхал ставнями. Морейн сомневалась, что вообще сумеет уснуть - сон отгоняли мысли о Приспешниках Темного и Черных Айя. Ее мысленному взору представали картины, как спящую Тамру стаскивают с кровати и куда-то волокут по полу, как женщины, владеющие Силой, подвергают ее пыткам. Иногда в лицах этих женщин угадывались черты Мериан, Кадсуане, Ларелле, иногда - других известных Морейн сестер. А иногда вместо лица Тамры она видела свое лицо.

Когда в серых утренних сумерках со скрипом медленно отворилась дверь, Морейн мгновенно обняла Источник. Ее наполнил саидар - до того порога, где радость и восторг переходят в боль. Не очень много Силы - через год она заметно прибавит, а через пять будет намного сильнее, но зачерпни еще на волосок больше, и либо ее способность направлять будет выжжена навсегда, либо она просто погибнет. Первое ничем не лучше второго, но Морейн хотелось зачерпнуть еще, и вовсе не потому, что Сила всегда пробуждала подобное желание.

Кадсуане просунула голову в комнату. Морейн совсем позабыла и об ее обещании, и об ее угрозе. Несомненно, Кадсуане заметила свечение и ощутила, сколько Силы зачерпнула Морейн. Но, обронив лишь: “Глупая девчонка!”, Айз Седай сразу ушла.

Медленно Морейн сосчитала до ста, потом выпростала ноги из-под одеял. К чему тянуть, можно и сейчас. Госпожа Палан перевернулась на бок и захрапела. Это было похоже на звук рвущегося холста. Направив Огонь, Морейн зажгла лампу и торопливо оделась. На сей раз - платье для верховой езды темно синего цвета с золотой вышивкой на вороте и груди в стиле малдинских кружев. С сожалением она решила оставить седельные сумки и все те вещи, без которых могла обойтись. Любой, кто ее увидит, ничего особенного не подумает, хоть и час еще ранний, но коли она попадется на глаза с седельными сумками на плече... А много ли уложишь во внутренние карманы плаща? Щетку для волос, заколку, набор иголок, ну, сорочку на смену и пару запасных чулок... Для всего остального места не осталось. Но она еще обзаведется всем необходимым. У нее есть еще вексель и немного золота в кошельке. Когда Морейн затворила за собой дверь, госпожа Палан продолжала похрапывать.

© Сверка и перевод с английского AL, апрель 2004 года
 
« Пред.   След. »