logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Новый конкурс для знатоков книг Роберта Джордана
Наша новая задумка предназначена для тех, кто знает цикл Колеса Времени вдоль и поперек, а также по диагонали. Суть проста: выкладываем любой фрагмент (запоминающийся), опуская конкретные имена, названия. Тот, кто угадывает, где происходит место действия, действующие лица, а также какие-либо еще факты, выкладывает следующий фрагмент.
Добро пожаловать!
 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 20. Завтрак в Манале Печать E-mail
Автор Administrator   
27.06.2006 г.

"Вы можете называть меня Леди Элис", - сказала им странная маленькая женщина, вяло оторвавшись от одеял с восходом солнца, и позевывая в кулак. Очевидно, ей было непривычно спать на земле. Лан слышал, как она просыпалась каждый раз, когда он заступал на пост. Спящие и бодрствующие люди дышат по-разному. К тому же женщины, носящие шелка, редко сталкиваются с неудобствами или дискомфортом.

Лан не был уверен, что имя Эллис настоящее. Не больше, чем в кольце Великого Змея, которое она продемонстрировала и вновь запрятала кольцо в свой поясной кошель со словами, что никто не должен знать, что она Айз Седай, даже другие сестры. Действительно, Айз Седай часто притворялись обычными женщинами, но срабатывало это только с теми, кто не знал, как выглядят лица сестер. Правда Лан однажды повстречал одну, что еще не достигла характерного нестареющего выражения лица, однако Айз Седай не перепутаешь с обычной женщиной по отработанному выражению самоуверенности. О, они гневались, но это был холодный гнев. Он видел лицо "Элис'" в лунном свете, когда стекла вода, хотя и не понял того, что увидел позже. Детское ликование от удачно сыгранной шутки, и разочарование, что это не сработало так, как она хотела. Айз Седай делали разные вещи, и достаточно замысловатые, отчего другие женщины могли показаться простушками, но они никогда не дурачились.

Когда они впервые заметили, что она следует за ними, обгоняя обозы и их охранников, Букама предположил, что для женщины есть единственная причина, следовать за ними тремя. Если шесть солдат не смогли убить человека при свете дня, то, возможно, одна женщина сможет сделать это в темноте. Букама, конечно, и словом не обмолвился об Эдейн. По правде говоря, ничто явно не указывало на то, что его собираются убить, но все же Эдейн могла подослать женщину с поручением следить за Ланом, решив, что с ней он будет более беспечен. Только дурак мог подумать, что женщины безобиднее мужчин, однако кажется, что женщины частенько нелестно думают о мужчинах, когда дело доходит до женщин.

Ночью, несмотря на свои предчувствия, Букама выразил неудовольствие в связи с тем, что Лан отказался дать положенную клятву, хотя его собственная клятва итак уже связала их с этой "Леди Элис" до самого Чачина. Кроме того, она дала им деньги. Видимо, она не понимала, что предложение заплатить равносильно оскорблению. В это утро он ворчал, седлая черного мерина, которого он вытребовал, взамен Солнечного Луча. Подобное было чересчур даже для Букамы. Черный был прекрасным животным, с превосходным экстерьером и отличной прытью, хотя и не был подготовлен служить боевым конем. - "Даже с Айз Седай приличный человек должен соблюдать традиции", - бормотал он, пристраивая подпругу седла. - "Надо же быть вежливым".

"Прекрати, Букама" - спокойно сказал Лан, но Букама, конечно же, его проигнорировал.

"Это непочтительно к ней, Лан, и позор с твоей стороны. Благородный человек защищает всех, кто бы ни нуждался в защите, но прежде всего детей и женщин. Предложи ей защиту ради твоей же собственной чести".

Лан вздохнул. По всей видимости, Букама будет продолжать в том же духе на протяжении всего пути до Чачина. Но он должен понять. Если эта женщина действительно Айз Седай, то Лан не хочет иметь с ней ничего общего. Букама уже привязал одну ниточку, но его клятва может привести к худшим последствиям. Если она Айз Седай, то она может искать Стража. Если. Рин вежливо подождал, пока она расчешет волосы, струящиеся по спине, чтобы встретить ее изысканным поклоном, заставившем звенеть его колокольчики. - "Прекрасное утро, миледи", - пробормотал он, - "хотя ни один восход солнца не может сравниться по красоте с вашими глубокими и темными как омут глазами". Он слегка отпрянул, и его глаза широко распахнулись, словно он хотел увидеть ее впечатление, не была ли она оскорблена подобным поведением. - "Ах... Не могу ли я помочь оседлать вашу кобылу, миледи?" – Такой застенчивый, как посудомойка в отхожем месте.

"От чего же? Спасибо", - сказала она, улыбаясь. Очень теплая улыбка. - "Весьма лестное предложение, Рин".

Она последовала за ним к лошади, чтобы оседлать ее, или пофлиртовать, по крайней мере, именно так это выглядело со стороны. Пока он работал, она стояла очень близко, глядя на него своими большими глазами, которыми он так сильно восхищался, и что-то сказала, на что Лан услышал в ответ о "коже, шелковистой как снег". В ответ на который получил ее восхищенный смех.

Лан покачал головой. Он понял, что притягивало Рина. Лицо женщины было красиво, и хотя она вела себя как ребенок, тонкое тело под голубым шелком принадлежало отнюдь не ребенку. Но Рин был прав в одном - он повидал кайриенок, и не одну. И они все пытались затянуть его в сеть интриг, иногда в двойную, и даже тройную. За одну незабываемую неделю, проведенную на юге Кайриэна, его шесть раз чуть не убили и дважды чуть не женили. Айз Седай, если только она действительно Айз Седай, да к тому же еще и кайриенка? Хуже просто не бывает.

Странно, но она не стала жаловаться на отсутствие завтрака до отъезда, и только когда они добрались до Маналы - большой деревни в часе езды от места стоянки, она скомандовала остановку. Это точно была команда.

"После горячего завтрака путь гораздо легче", - твердо заявила она, выпрямившись и посмотрев на них с вызовом. Это было очень похоже на Айз Седай, в прочем, как и на большинство обычных женщин. - "Я хочу попасть в Чачин как можно скорее, но при этом я не собираюсь гнать вас, пока вы не свалитесь от голодного обморока, по глупости, пытаясь показать мне, насколько вы выносливы". - Только Рин ответил на ее пристальный взгляд несколько неуклюжей улыбкой. Ему надо решить, что он чувствует к ней сильнее: страх или очарование.

"Мы тоже планировали остановиться ненадолго для подкрепления сил, миледи", - сказал Букама, опуская глаза, чтобы выразить уважение. Он не стал уточнять, что они собирались поужинать там еще вчера вечером, а еще выспаться в кроватях, чего не случилось по ее вине. Если бы она просто последовала за ними к Манале, то это бы еще ничего не означало. Но, направившись за Ланом в лес, она показала, что у нее был интерес к ним или их планам.

Из-за большого количества разнообразных каменных домов Маналы с покрытыми красной и зеленой плиткой крышами, поселок едва не дотянул до звания города, тем более, что он насчитывал почти двадцать улиц, раскинувшихся на паре невысоких холмов. Между холмов, невдалеке от дороги, вокруг большой зеленой лужайки расположились три гостиницы. Поблизости люд из двух больших торговых обозов, отправляющихся на восток, неохотно запрягал своих лошадей под бдительным взором купцов. Поезд из приблизительно тридцати или около того фургонов уже громыхал далеко на западе, с некоторыми из верховых охранников, оглядывающихся через плечо вместо несения дозора, как они должны были бы делать. Празднества Бел Тейн в Манале были в самом разгаре.

Время традиционных игр, испытывающих силу и скорость участников, еще не пришло, но молодожены уже танцевали у Весеннего Шеста в центре площади, высоко поднимая ноги, держа при этом тело строго вертикально, обходя высокий – в два спана высотой – шест, увитый длинными цветными лентами. Люди более зрелые и холостые более живо танцевали под скрипки и флейты с барабанами полудюжины разных размеров. Каждый одел к празднику свой лучший наряд, женщины – светлые блузы и шаровары. Мужчины - яркие кафтаны, покрытые сложной вышивкой. Людей скопилось довольно много, но все же это было не все население Маналы. Вверх по холму тек ровный поток мужчин и женщин, шедших по своим делам, и в обратную сторону к длинным столам, установленным на дальней стороне площади с блюдами и лакомствами. Открывшееся зрелище радовало глаз. Повсюду играли и бегали смеющиеся, перемазанные медом, дети. Кое-кто постарше, жег небольшие белтайновские костры по углам площади. Лан не был уверен, можно ли прыгнув через огонь отвести неудачу, накопленную с предыдущего Бел Тайна, но в удачу он верил. Любого вида. В Запустении, жизнь и смерть часто зависели не только от навыков и умения, но и от удачи.

Прямой противоположностью веселью на площади, вдоль дороги стояли шесть пик с насаженными на них большими головами троллоков - рогатых, с волчьими рылами или с клювами, и с таким похожими на человечьи глазами. По всей видимости, они стояли не дольше двух-трех дней, хотя погода пока стояла еще достаточно прохладная и ни вони от разложения, ни мух еще не было. Именно из-за этих голов каждый мужчина носил меч, а женщины на поясах – длинные ножи. Тем не менее, пожарищем не пахло. Судя по всему, набег был маленький, и неудачный.

"Леди Элис" задержала свою лошадь возле пик и принялась их рассматривать. Ни следа удивления, испуга или же отвращения на ее лице не было. Оно было абсолютной маской спокойствия. В этот миг он почти поверил, что она и вправду Айз Седай.

"Я бы испытала крайне неприятное чувство, если бы мне пришлось столкнуться с подобным существом, вооруженной только мечом", - пробормотала она. - "Не могу себе представить, сколько для этого требуется мужества".

"Вы сталкивались с троллоками?" - удивленно спросил Лан. Рин и Букама обменялись пораженными взглядами.

"Да". - Она слабо поморщилась, словно слово выскочило из нее прежде, чем она успела подумать.

"Где, позвольте узнать?" - сказал он. Очень немногие южане когда-либо видели троллока. А кое-кто называл их сказками для детей.

Элис холодно посмотрела на него. Очень холодно. - "Порождения Тени встречаются даже в таких местах, где вы и представить себе не можете, мастер Лан… Рин, выберите для нас гостиницу", - добавила она с улыбкой. Женщина действительно считала, что она здесь главная. Судя по тому, как подскочил Рин, отправившись выполнять ее поручение, он тоже так считал.

«Меч Пахаря» оказался двухэтажным каменным зданием с красной крышей. На первом этаже у него были скорее узкие бойницы, чем окна. Над массивными дверями красовалось изображение двуручного меча, как бы являющегося продолжением плуга фермера. Здесь, на границе с Запустением, даже гостиницы, стоили как крепость от нападения троллоков, впрочем, как и остальные здания. Хозяйка гостиницы, крепкая седая женщина, в пышной блузе, расшитой красными и желтыми цветами, и в шароварах, красного с синим цветов, подошла к ним с площади, увидев, как они привязывают своих лошадей к коновязи возле гостиницы. Госпожа Томичи хмуро глядела на двух Малкири, решивших остановиться в ее гостинице, но ее лицо сразу же прояснилось, едва Элис попросила подать им завтрак.

"Как прикажете, миледи", - пробормотала хозяйка, делая глубокий реверанс. Кайриенка не назвала своего имени, но ее манера держаться и платье предполагали, что она - Леди. - "Не хотите ли получить комнаты для вас и ваших слуг?"

"Спасибо, нет", - ответила Элис. "Я намереваюсь скоро уехать". - Рин не выказал никакого возмущения, когда его назвали слугой, приняв эти слова легко, словно их произнесла Элис, но Букама потемнел лицом, и нахмурился. Он, конечно, промолчал. Здесь говорить не стоило, а возможно и вообще никогда, учитывая данную клятву. Но Лан решил, что он все же скажет пару слов наедине с Элис, когда представится шанс. Всегда есть предел, сколько оскорблений может молча проглотить человек.

Он и другие мужчины заказали темный хлеб и крепкий чай, и по миске овсянки с кусочками ветчины в ней. Элис не пригласила их разделить ее стол в большой комнате отдыха, так что они сели на скамьи в другом зале. Было много, из чего выбирать, учитывая что они были одни, если бы не Хозяйка Томичи, которая обслуживала их собственными руками, объясняя, что она не хотела бы никого отрывать от праздника. Действительно, как только она приняла оплату, она сама возвратилась к ним.

Воспользовавшись моментом, когда они остались наедине, Лан с остальными обсудили навязавшуюся им маленькую женщину. Или скорее, поспорили о ней, тихими голосами, чтобы их не услышали. Крайне убежденный, что Элис действительно Айз Седай, Рин посоветовал не задавать никаких вопросов. Задавать вопросы Айз Седай опасно, и может статься, что вам не понравятся ответы. Букама настаивал на том, что они должны были, точно узнать, для чего они ей понадобились, особенно если, она действительно Айз Седай. Увязнуть в тайной интриге Айз Седай опасно для жизни. Можно приобрести могущественных врагов, оставаясь в неведение, или оказаться принесенным в жертву во исполнение ее плана. Лан не стал припоминать ему, что именно Букама был тем, кто сам сунул руку в этот капкан. Сам он пока точно не мог решить, была ли она Сестрой. Больше всего он склонялся к мысли, что ее подослала Эдейн,, чтобы следить за ним, хотя он, конечно, не упоминал ее имени. Эдейн, вероятно, имела шпионов во всех Пограничных землях. Маловероятно чтобы она, дожидалась в Канлууме именно его, однако оставались еще те самые шестеро мертвецов, и у него не оставалось других кандидатур, кто мог бы их послать.

"И еще я хотел бы знать", - начал Букама, вставив ругательство. - "Куда она ушла?"

Тарелка Элис стояла на столе пустой, но самой женщины не было и следа. Брови Лана невольно взлетели вверх от восхищения. Он не слышал звука ее отъезда.

Шумно отодвинув скамью, Рин подскочил к одной из бойниц и поглядел в нее. - "Ее лошадь - все еще на месте. Возможно, она решила просто зайти в уборную". - Лан содрогнулся от подобной вульгарности. Существовали темы, которые можно было обсуждать, и которые не стоило. Рин намотал на палец один из шнурков, и дернул за него, заставив звенеть свои колокольчики. - "А я говорю, что нам надо оставить ей ее серебро, и смыться прежде, чем она вернется".

"Ступай, если хочешь", - сказал Лан, вставая - "Букама дал ей клятву, и я чту его клятву".

"Будет лучше, если и ты дашь свою собственную", - проворчал Букама.

Рин поморщился и сильнее дернул за шнурок. - "Если вы остаетесь, то и я остаюсь".

Возможно, женщина просто вышла посмотреть на праздник. Сказав Букаме, чтобы тот оставался на случай, если она вернется, Лан с Рином отправился на поиски. Среди танцовщиц и зрителей ее не оказалось. В своих шелках, она бы выделялась на фоне всего этого изобилия полотна и шерсти. Некоторые женщины предложили им потанцевать, и Рин улыбался самым симпатичным из них – этот парень прекратит улыбаться симпатяшкам, только если на него нападет дюжина троллоков! - но Лан отправил его осмотреться на южном холме, пока он отправился на тот, что находился сразу за Мечом Пахаря. Ему совсем не хотелось, чтобы Элис, встречалась с кем-то за его спиной, чтобы, возможно, приготовить им какой-нибудь сюрприз. То, что женщина еще не сделала попытки его убить, еще не означало, что Эдейн хотела сохранить ему жизнь.

Он обнаружил ее на полупустой улице на полпути к холму, рядом с молодой женщиной, которая как раз сделала глубокий реверанс. Ее блуза и широкие брюки были вышиты красными и золотыми узорами столь же запутанными, как на дорожном платье Элис. Когда дело доходило до вышивки, то кандорцы были даже хуже южан. Мягко ступая, он приблизился к Элис со спины на расстояние, чтобы слышать о чем они говорят и замер.

"В той стороне через три улицы живут какие-то Сахиры, миледи", - показала тощая женщина жестом. "И я думаю, что на Южном Холме тоже есть парочка. Но я честно не знаю, зовут ли какую-нибудь из них Авинэ".

"Спасибо", - тепло сказала Элис. - "Вы очень помогли, госпожа Маришна" - Приняв еще один реверанс, она осталась стоять, глядя как уходит женщина. Едва только госпожа Маришна удалилась за пределы слышимости, как она снова заговорила, и ее голос был совсем не теплым: "Показать вам, как наказывают за подслушивание в Белой Башне, мастер Лан?"

Он едва сдержался. Сначала она сумела уйти не замеченной, а теперь она услышала его, в то время как он остаться незамеченным. Просто великолепно. Возможно, она и в самом деле была Айз Седай. А это подразумевало, что она, возможно, приглядела Рина как возможного Стража.

"Думаю, что нет" - ответил он ее спине. - "У нас в Чачине есть дело, которое не может ждать. Возможно, ваши поиски пойдут быстрее, если мы поможем вам отыскать эту Авинэ Сахиру".

Она быстро обернулась и поглядела на него снизу вверх. Он решил, что вот-вот встанет на мысочки. Нет, никакая она не Айз Седай, несмотря на ледяное выражение на лице. Видел он Айз Седай и куда меньше ростом, но способных казаться выше в местах, полных мужчин, понятия не имеющих, кем те являлись, и без всякого напряжения.

"Для вас же лучше будет забыть это имя", - сказала она холодно. - "Неблагоразумно вмешиваться в дела Айз Седай. А теперь, вы можете оставить меня. Но когда я все закончу, я ожидаю найти вас готовыми продолжить путь. Если только Малкири держат свое слово, как мне рассказывали". И оскорбив его еще раз, она проследовала в направлении, указанным тощей женщиной. Свет, эта женщина языком била не хуже ножа!

Когда он вернулся к Мечу Пахаря и рассказал Букаме, о том, что узнал, тот просиял. Его раздражение немного спало. Для него это было равноценно улыбке. "Возможно все, что ей от нас требуется – это защита, пока она не найдет эту женщину".

"Но это по-прежнему не объясняет, почему она следовала за нами целый день", - заметил Лан, садясь на скамью к своей тарелке с завтраком. У него еще было достаточно времени чтобы доесть овсянку. - "И не надо рассказывать, что она боялась к нам приближаться. Думаю, что эту женщину испугать не легче, чем тебя". - Букама не нашел, что ответить.

© Перевод с английского Trydent, февраль 2004 года
 
« Пред.   След. »