logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
FAQ Брендона Сандерсона

После интервью на Горе Дракона Брендон выложил FAQ  с ответами на часто задаваемые вопросы о книге.

Ссылка

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 23. Вечерняя звезда Печать E-mail
Автор Administrator   
27.06.2006 г.

Морейн позволила себе легкую улыбку, глядя с какой скоростью друзья Лана бросились за ним следом. Если они спешат поскорее убраться, значит она смогла произвести должное впечатление. Продолжение придется пока отложить. Значит, он советует ей держаться подальше от трущоб Чачина? Ему следовало кое-что усвоить после того как она разобралась с теми бандитами.

Выбросив его из головы, она направилась именно в эту часть города. Когда они с Суан были Принятыми, та часто забиралась в подобные кварталы. Еда и вино в них очень дешевы, и шансов встретить Айз Седай очень мало, а им, безусловно, не понравится, что Принятые пьют вино. К тому же Суан утверждала, что в кабаках чувствует себя уютнее, чем в респектабельных заведениях, к которым привыкла Морейн. А еще Морейн в жизни не видела второй подобной скряги вроде Суан. Вне всякого сомнения, та нашла самую дешевую гостиницу, какую только смогла.

Морейн двигалась сквозь забитые народом улицы внутри первого кольца стен, пока не добралась до района, где перестали встречаться портшезы и уличные музыканты, у редких торговцев исчезли с крыш вывески, а с лиц прохожих улетучилась радость и надежда на лучшее. Дома с обшарпанными фасадами, не соответствующими ярким крышам, здесь выстроились в узкие улицы. На дверях и рамах, где еще сохранились треснувшие и давно не мытые стекла, облупилась краска. В грязи копошились оборванные дети. Владельцы лавок, вооруженные дубинками, стояли на страже своих товаров, в каждом прохожем подозревая вора и мошенника. Кое-кто по виду им являлся на самом деле, одетые в грязные отрепья с опущенными глазами или с вызывающим угрюмым выражением на лице. Слабая женщина – легкая добыча, особенно, если у нее есть, чем поживиться: шелковое платье, плащ с меховым подбоем и лошадь. Все это привлекало жадные взгляды. Других лошадей, кроме Стрелы, на улице не было.

Когда она спешилась возле грязной гостиницы с названием «Сердитый гусь», из подворотни, зарычав и ощетинившись, выскочила рыжая псина, но Морейн шлепнула ее потоком Воздуха по спине, и та с визгом убежала. Морейн заметила в переулке высокую девушку в красном платье, которая спрятавшись в тени, делала вид, что вытряхивает из туфли песок, а боковым зрением, жадно рассматривала Стрелу. Рядом с гостиницей не было ни коновязи, ни стойла. Бросив поводья, что для Стрелы было равносильно приказу «Стоять», Морейн оплела передние копыта лошади потоками Воздуха и сплела вокруг нее стража, который в случае чего подскажет, что кто-то пытается ее увести. Это плетение она решила не завязывать, поддерживать активным.

Внутри «Сердитый Гусь» соответствовал своему внешнему виду. Пол покрывало нечто, что когда-то было опилками, а теперь больше походило на слежавшуюся грязь. В воздухе стоял кислый запах пива, табака и чего-то сгоревшего на кухне. Посетители оказались грубыми мужиками, что-то обсуждавшими за кружкой пива, удивленно уставившимися на нее едва она вошла. Хозяин гостиницы – худой морщинистый мужичок в сером кафтане с неизменно хитрым взглядом на узком лице, которому позавидовали бы многие бандиты с большой дороги.

- У вас случайно не останавливалась тайренка? – спросила она. – Молодая девушка с голубыми глазами.

- Здесь не совсем подходящее место для молоденьких девушек вроде вас, миледи, - пробурчал он, потирая жилистой рукой небритый подбородок. Ему удалось слегка отскрести грязь с лица. – Позвольте, я провожу вас в более подходящее место.

Он двинулся к двери, но она остановила его, положив руку на плечо. Точнее, легонько коснувшись. Некоторые из пятен на его кафтане были подозрительно похожи на жирные разводы от пищи, а пахло от него так, словно он не мылся несколько недель. – Тайренка.

- В глаза не видел голубоглазых тайренок. Пожалуйста, миледи. Я знаю отличную гостиницу всего в двух кварталах отсюда.

Страж сработал, защекотав ей кожу. – Спасибо, но не надо. – ответила она и выскочила наружу.

Женщина в красном пыталась увести Стрелу, таща ее за поводья, и очень злилась, что та из-за связанных ног не могла делать большие шаги.

- На вашем месте я бы оставила лошадь в покое, - громко заявила Морейн. – Наказание за конокрадство – показательная порка. Это если лошадь возвращена владельцу, а если нет – будет хуже. – Все Принятые обязаны были знать на зубок основные законы разных стран.

Женщина резко обернулась, раскрыв рот. Очевидно она рассчитывала, что у нее достаточно времени прежде чем появится хозяйка лошади. Удивление быстро прошло, она выпрямилась и положила руку на рукоять длинного кинжала на поясе. – Считаешь, что сможешь со мной справиться? –высокомерно спросила она, оглядев Морейн с ног до головы.

Было бы приятно охладить ее пыл парочкой ударов пониже спины, но если так поступить, то всем вокруг станет ясно что она собой представляет. Вокруг уже собиралась толпа зевак: мужчин, женщин и детей. Они наблюдали, не вмешиваясь. – Справлюсь, если потребуется. – спокойно ответила Морейн.

Девица нахмурилась, облизала губы и погладила рукоять кинжала большим пальцем. Внезапно она бросила поводья Стрелы. – Тогда, забирай! Она не стоит того, чтобы ее красть! – повернувшись, она двинулась прочь, стреляя по сторонам глазами.

В Морейн взыграл характер, и она, сплетя поток воздуха, огрела женщину пониже спины. Получилось сильно. С воплем она подпрыгнула почти на фут. Выхватив нож, она развернулась, отыскивая, кто ее ударил, но ближе двух шагов никого не оказалось. Окружающие уставились на нее в изумлении. Девица пошла прочь, потирая зад обеими руками.

Морейн удовлетворенно кивнула. Возможно в будущем эта конокрадка дважды подумает, прежде чем решит увести коня у другой женщины. Но ее удовлетворение длилось не долго.

Во второй гостинице, называвшейся «Слепая свинья», круглолицая косоглазая хозяйка в длинном, некогда белом, переднике прокудахтала, что ни каких тайренок отродясь не видала у себя в гостинице, сопровождая каждое слово громким смехом. – лучше тебе поспешить отсюда, - прибавила она. – иначе мои постояльцы съедят тебя на ужин. – закинув голову она залилась смехом, который подхватили ее клиенты.

Хозяйка «Серебренного пенни», последней гостиницы на этой улице, оказалась красивой женщиной средних лет с длинной косой темных блестящих волос и с приветливой улыбкой на лице. К удивлению Морейн на Недэйр Сатаров было опрятное платье из коричневой шерсти. Чистое и ладно сшитое, а общий зал гостиницы был аккуратно подметен. Посетители в основном оказались все теми же грубыми мужчинами и женщинами с беспощадными глазами, однако запах из кухни обещал что-то удобоваримое.

- Отчего же, миледи, - сказала она, - у меня как раз остановилась девушка, подходящая под ваше описание. Сейчас она вышла. Почему бы вам не подождать ее здесь за кубком вина с пряностями? – она протянула ей деревянную кружку, которую держала когда вошла в зал. От кружки шел сладкий запах свежих специй.

- Спасибо, - ответила Морейн, возвращая ей такую же теплую улыбку. Какая удача! Она смогла быстро найти Суан. Но ее рука замерла занесенной над кружкой. Что-то неуловимо изменилось в лице госпожи Сатаров. Всего на волосок, но теперь от нее веяло ожиданием, и она уже несла эту кружку, когда шла в зал. В этой части города редко кто мог позволить себе вино. В двух предыдущих гостиницах Морейн вина не видела. А специи способны отбить посторонний привкус.

Потянувшись к Источнику, она сплела поток Духа в одно тайное плетение Голубой Айя, и слегка коснулась им хозяйки гостиницы. Повисла неловкая пауза. – Вы в самом деле уверены, что девушка та самая? – спросила она, наблюдая за реакцией, и затянула плетение. На лбу госпожи Сатаров выступила испарина.

- Вы абсолютно уверены? – плетение затянулось сильнее, и в глазах женщины появился испуг.

- Если подумать, то у нее не голубые глаза. И … И она съехала еще утром.

- И сколько простофиль вы опоили этим зельем? - Холодно спросила Морейн. – Сколько женщин? Они живы? Или пожалели, что не умерли?

- Я… не знаю, о чем вы говорите. Если позволите, мне нужно…

- Пей! – Скомандовала Морейн, стянув плетение, вызвав этим панику. Дрожавшая госпожа Сатаров не могла оторвать глаз от ее пристального взгляда. – Пей до дна!

Не отводя взгляда женщина поднесла кружку дрожащей рукой ко рту и сделала судорожный глоток. Когда она поняла, что сделала, то выпучив глаза, с криком отбросила кружку в сторону, разлив при этом вино. Морейн распустила плетение, но страх у женщины не прошел. С искаженным от ужаса лицом она оглядела зал и подхватив юбки, кинулась толи на кухню, толи к лестнице в конце комнаты, но не сделав и трех шагов зашаталась, а еще через пару рухнула на пол. Как будто ее кости внезапно растворились. Женщина лежала ногами к верху. В шелковых чулках. Женщина получала хорошие барыши от своего грязного промысла. Она вытянула вперед руки, словно пытаясь уползти, но в них не было сил.

Кое-кто из посетителей обоего пола удивленно уставился на Морейн, видимо не ожидая, что из них двоих на ногах останется именно она. Другие с любопытством наблюдали за попытками уползти поверженной госпожи Сатаров. Жилистый парень со шрамом через все лицо медленно расплылся в улыбке, которая не коснулась глаз. Другой крупный парень, у которого были плечи достойные кузница, хищно облизнулся. Женщины парами и тройками потянулись на улицу, стараясь обойти Морейн стороной. Кое-кто из мужчин последовал их примеру. Она не оглядываясь, вышла на улицу. Иногда правосудие настигает преступника без судьи и топора палача.

Так прошел весь день – она планомерно обыскивала район за районом, в которых не встречались всадники и кареты, а все жители носили обноски. В Чачине, пройдя всего пять улиц, вы легко смогли бы уйти от домов зажиточных ремесленников и богатых торговцев, попав в настоящие трущобы. И так же вернуться к домам с достатком. Правитель, если он хороший правитель, должен заботиться о нуждающихся, а на сколько она слышала, Этаниэлле была хорошим правителем, но все-таки, кажется, на каждого разбогатевшего обычно приходится по одному разорившемуся. Это несправедливо, но так устроен мир. Понимание этого горького факта было еще одной причиной ее отказа от Трона Солнца

Она спрашивала и в залах, переполненных веселыми, пьяными криками, и в заполненных гнетущей тишиной, где мужчины и женщины топили свои неприятности в выпивке, но никто не смог припомнить голубоглазой тайренки. Еще трижды ей предлагали выпить вина при сомнительных обстоятельствах, но она не стала проделывать тоже, что с госпожой Сатаров. Ее все время подмывало разделаться, но о вещах подобного рода слухи быстро разлетаются по окрестностям. Один случай посчитают просто сплетней, но четыре уже будут расцениваться по иному. Любая Голубая Сестра, услышав про подобное, станет подозревать, что кто-то из ее Сестер тоже в городе. Ей не хотелось думать, что Голубая Сестра может оказаться Черной. Однако, это может оказаться кто угодно. Поэтому она решила оставаться инкогнито как можно дольше.

Дважды на нее нападали пары разбойников, хватавших Стрелу под уздцы, и пытавшихся стащить ее из седла. Будь их побольше она бы действовала открыто, но в данном случае плетение, вызывающее страх, использованное в полную силу в безотчетной панике. Свидетели этого события, наверное, с изумлением задавались вопросом, отчего пара сильных мужчин передумала красть лошадь и решила сбежать, но если среди них не было дичка, то никто бы не смог ни о чем догадаться. Еще семь раз кто-то пытался украсть Стрелу, пока она была в гостинице. Один раз это казались ребятишки, которых она разогнала криком, в другой – подростки, которые не обращали на нее внимание, пока она не прогнала их визжащих и подпрыгивающих на бегу, с помощью простого плетения Воздуха. Нельзя было сказать, что в Чачине дела с законом обстояли хуже чем в другом месте, просто она сама забралась в бандитские районы, где шелковая одежда, плащ на меху и лошадь служили сигналом, что у нее есть, что взять. Если бы она все-таки лишилась Стрелы, то магистрат скорее всего постановил бы, что она сама в этом виновата. Поэтому не оставалось ничего иного кроме как скрипя зубами ехать дальше. Холодный день клонился к закату, предвещая еще одну холодную ночь.

Тени становились длиннее. Морейн вела Стрелу шагом, с подозрением косясь на шевелящиеся в переулке тени, и раздумывала, не хватит ли на сегодня расспросов, и тут к ней сзади подбежала Суан.

- Так и думала, что ты станешь искать где-то здесь, - сказала Суан, взяв подругу за локоть, и заставила ее ускорить шаг. Она была все в том же синем дорожном платье. Морейн сильно сомневалась, что та потратила хотя бы пенни из тех денег, что сама ей дала. – Я уже все злачные места обошла, охотясь за тобой. Давай быстрее, пока мы совсем не замерзли. - Она тоже бросила взор на тени в переулке и машинально потрогала висящий на поясе нож, как будто с помощью Силы не справилась бы с десятком злодеев. Правда, тогда пришлось бы обнаружить себя. Наверно, и в самом деле лучше поторопиться. - Эти кварталы не для тебя, Морейн. Проклятие, тут такой народец! Съедят тебя и не подавятся, а ты и не сообразишь, что тебя уже потрошат. Ты что, смеешься или кашляешь?

- И то и другое, - с трудом смогла ответить Морейн. Скользко раз за этот день ей пришлось услышать подобное? Ей пришлось остановить ее и обнять. – Ох, Суан, как приятно тебя видеть. Ты где остановилась? Думаю, где-то, где умеют готовить рыбу. Могу я рассчитывать, что там не будет блох и вшей в кровати?

- Возможно это и не то к чему ты привыкла, - ответила Суан, - но там есть крыша, и она не протекает. В данный момент это то, что нам нужно, и там нет других Сестер, поэтому ты сможешь сколько влезет гоняться за вшами и блохами. Но нам лучше бы поторопиться, если мы хотим попасть туда до темноты.

Морейн вздохнула. И ускорила шаг. В здешних местах и днем не сахар. После темноты лучше вообще не появляться.

Как оказалось, Суан остановилась в самой респектабельной трехэтажной гостинице под названием “Вечерняя звезда”. Ее облюбовали купцы средней руки, особенно она пришлась по вкусу женщинам, которые не желали, чтобы их тревожили шум в общем зале или какая-нибудь драка. Парочка подпиравших синие колонны широкоплечих парней, наблюдавших за входом, ясно давала понять, что ничего подобного здесь не потерпят. На самом деле они оказались единственными мужчинами в помещении. Большую часть столов занимали женщины в хороших платьях, кто с брошью, кто в серьгах, а двое с цепями гильдии купцов на груди. Еще трое в ярких доманийских платьях что-то горячо обсуждали тихими голосами. У одной из них было широкое ожерелье, охватывающее как воротником всю шею. Женщина с проседью в голове молоточками выбивала на брусочках какую-то веселую мелодию, а из кухни доносился запах жареного ягненка, а никак не рыбы.

Хозяйкой гостиницы была Эйлин Толвина, худощавая женщина, которая всем своим видом давала понять, что шутить она не любит, была одета в серое платье с брызгами синих цветов на плечах. Она сказала, что свободных комнат нет, но не стала возражать чтобы Морейн присоединилась к Суан, - Но платить вам придется как за две комнаты, - добавила она, протянув руку. Похоже шелк и меха еще не достаточно чтобы госпожа Толвина сделала реверанс.

- Значит, я могу сколько угодно гоняться за вшами и блохами? – сказала Морейн, вешая плащ на крючок в маленькой комнатке Суан на верхнем этаже. По крайней мере в ней было тепло и опрятно. Под не слишком широкой кроватью была печка. – Я приятно удивлена. – Доплата составляла серебряный пенни, что означало, что Суан заплатила две монеты.

- Ну сперва тебе придется их позвать. А чего удивляться? - Суан уселась, скрестив ноги на неширокую кровать. После Канлуума в нее будто новые силы вдохнули. Когда Суан имела перед собой цель, она всегда горела энтузиазмом.

Морейн не ответила. Им придется спать на одной кровати, а Суан было известно, как и где щекотать так, что она становилась беспомощна. – Что ты узнала?

- И много и ничего. У меня было время чтобы подумать. Ну и поездка была, Морейн. Эта дурацкая лошадь меня чуть не уморила, пока я сюда добиралась. Людям Создателем предназначено ходить пешком или на лодках плавать, а не трястись невесть на чем. Судя по тебе, та женщина, Сахира, - пустой номер, не то ты носилась бы точно нерестящаяся краснохвостка. Инес Демайн я нашла почти сразу, но мне до нее не добраться. Она недавно овдовела, но сын у нее точно есть. Назвала его Рахиен, потому что видела тогда встающую над Драконовой горой зарю. Так молва утверждает. Все говорят, что глупей причины дать ребенку такое имя не слыхали.

Морейн уняла внезапную дрожь. Видеть восход над горой еще не значит родить на ней ребенка. В комнате не оказалось ни стула, ни табурета, поэтому она села на другой конец кровати, обняв руками колени. - Суан, если ты нашла Инес и ее сына, то почему тебе до них не добраться?

- Она в проклятом Айздайшарском Дворце. Вот почему! - Суан легко могла бы попасть туда как Айз Седай, а иначе - лишь нанявшись во дворец служанкой.

Дворец Айздайшар. - Об этом подумаем утром, - вздохнула Морейн. Придется пойти на риск, но расспросить леди Инее надо обязательно. Ни одна из найденных Морейн женщин при рождении ребенка даже не видела Драконову гору. - А... Черные Айя ничем не проявляли себя? - Похоже, придется привыкнуть произносить это название.

Суан отвечать не спешила. Она уставилась на колени, провела пальцами по юбке. - Морейн, это странный город, - в конце концов промолвила она. - Фонари на улицах, женщины дерутся на дуэлях, даже если все это отрицают. Сплетен столько, сколько не услышишь от десятка упившихся элем мужчин. Есть и интересные слухи. - Она подалась вперед и положила ладонь на колено Морейн. - Все толкуют о молодом кузнеце. Две ночи назад его нашли мертвым, с переломанным хребтом. С месяц тому назад он, чего от него никто не ждал, вдруг заделался оратором. Убедил свою гильдию собрать деньги в помощь бежавшим в город от разбойников беднякам. Хотел помочь тем, кто не связан ни с цехами, ни со знатными Домами.

- Суан, Света ради, о чем...

- Погоди, послушай, Морейн. Он сам собрал немало серебра. Когда его убили, шел он, судя по всему, в гильдию, хотел сдать то ли шесть, то ли восемь мешков с деньгами. Глупец сам серебро понес. Но дело в том, Морейн,. что ни одной монетки не тронули. И на теле не было ни царапины, лишь позвоночник сломан.

Женщины молча уставились друг на друга. Потом Морейн покачала головой. - Не пойму, как это увязать с Мейлин либо с Тамрой. При чем тут кузнец? Суан, мы спятим, если везде будем видеть Черных сестер.

- А если не будем о них думать, то погибнем, - ответила Суан. - Ну ладно. Может, им в сети попадут вовсе не ленивые караси, а щуки-серебрянки. Только не забывай, что на рыбном рынке и щук-серебрянок продают. Как нам быть с леди Инес? Что ты придумала?

Морейн рассказала подруге свой план. Суан он не очень-то понравился, и немалую часть ночи ее пришлось убеждать. По правде говоря, Морейн была бы не против, если б Суан уговорила ее попробовать что-нибудь другое. Но леди Инес видела зарю над Драконовой горой. Хорошо хоть, Айз Седай, советница при Этениелле, отправилась в поездку с королевой.

Перевод с английского AL, май 2004 года
 
« Пред.   След. »