logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Новый конкурс для знатоков книг Роберта Джордана
Наша новая задумка предназначена для тех, кто знает цикл Колеса Времени вдоль и поперек, а также по диагонали. Суть проста: выкладываем любой фрагмент (запоминающийся), опуская конкретные имена, названия. Тот, кто угадывает, где происходит место действия, действующие лица, а также какие-либо еще факты, выкладывает следующий фрагмент.
Добро пожаловать!
 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 3. Упражнения Печать E-mail
Автор Administrator   
26.06.2006 г.

В широком коридоре за дверями покоев Амерлин было также холодно как в ее гостиной, и тоже полно сквозняков. И некоторые были такими сильными, что из-за них шевелились тяжелые гобелены, которыми были увешаны белые мраморные стены. Светильники, находившиеся наверху в проемах между гобеленами, мерцали от порывов воздуха, иногда почти полностью затухая. Все Послушницы в этот час должны были быть на завтраке, да и большая часть Принятых тоже. Сейчас в коридоре кроме Морейн и Суан не было ни души. Они шли по ковровой дорожке синего цвета, пользуясь тем, что ковер давал частичную защиту от холодных плиток, украшающих пол повторяющимися цветами всех Айя. Морейн была слишком подавлена случившимся чтобы о чем-то говорить. Она все еще слышала приглушенный звук труб.

Они завернули за угол, где пол был однотонного белого цвета, а дорожка - зеленой. Справа, занавешенный еще одним гобеленом, широкий коридор со светильниками на подставках мягко изгибаясь уходил выше к жилым помещениям, в которых располагались Айя. Можно было разглядеть кусочек пола с чередующимися желтыми и синими плитками, и с дорожкой из серых, коричневых и красных полос. В помещениях конкретной Айя преобладали их собственные цвета, а остальные могли полностью отсутствовать, однако в местах общего пользования Башни в равной пропорции встречались цвета всех семи. В ее голове бродили совершенно бессвязные мысли. Почему же цвета встречаются в равном количестве, если некоторые Айя численно превосходят прочие? Раньше Айя были одного размера? Каким образом достигалось подобное равновесие? Ведь новоиспеченная Айз Седай самостоятельно избирает себе Айя. Хотя, жилые помещения у всех одинакового размера. Бессвязные мысли лучше, чем...

«Хочешь завтракать?» - спросила Суан.

Это слегка удивило Морейн. Завтракать? «Суан , я не смогу проглотить ни кусочка».

Ее подруга пожала плечами. – «У меня тоже нет аппетита. Я просто решила составить тебе компанию, если ты решишь чем-то заняться».

«Я собиралась пойти к себе и постараться вздремнуть, если, конечно, смогу. У меня в два занятия с Послушницами». – И еще много занятий, если Сестры не успеют вернуться. Послушницы не могут пропускать занятия из-за такой малости вроде войны или... Ей не хотелось даже вспоминать об этом «или». Она бы с удовольствием не пошла на занятия, если бы Айз Седай не вернулись вовремя. Принятые большую часть времени занимались самоподготовкой, но у нее были частные занятия с Мейлин Седай и еще факультатив у Ларелле Седай.

«Спать – только тратить время попусту, а его у нас и так не хватает», - твердо заявила Суан. – «Нам надо попрактиковаться перед испытанием на шаль. У нас был почти месяц в запасе, но теперь оно может с легкостью начаться даже завтра».

«Мы не можем знать наверняка, что это будет так скоро. Мериан только сказала, что это произойдет в ближайшее время»

Суан фыркнула. Громко. Пока она была Послушницей Сестры постарались избавить ее речь от крепких выражений, которыми она благоухала как портовая вода, и порой достаточно острых. Однако им не удалось смягчить углов ее характера. Которые были тоже достаточно острые. Углы были частью самой Суан. – «Когда Мериан говорит кому-нибудь, что испытание состоится скоро, то обычно оно бывает через месяц. И ты это прекрасно знаешь, Морейн. Мы идем заниматься».

Морейн кивнула. Она сама не верила, что ей удастся заснуть. Только не сейчас. Однако, еще она сомневалась, что ей удастся должным образом сосредоточиться. Работа с Силой требует концентрации. – «Ну, хорошо, Суан».

Вторым потрясением, извлеченным из факта их дружбы, было то, что среди них дочь рыбака - лидирует, а дочь дворянина - повинуется. Разумеется, титулы имеют значение только за стенами Башни, а не внутри. В истории Башни были две дочери нищих, которые стали Амерлин, а также дочки фермеров, купцов и ремесленников, включая трех дочерей сапожников, и только одна-единственная дочь правителя. Кроме того, Морейн задолго до того, как покинула дом, научилась разбираться в людях. В Солнечном Дворце этому учились едва научившись ходить. Суан была прирожденным лидером. И за ней было удивительно легко следовать.

«Я уверена, ты окажешься в Совете Башни, проносив шаль не дольше ста лет, и сядешь на Престол Амерлин уже лет пятьдесят спустя», - уже не в первый раз сказала она. И получила в ответ тоже, что и всегда.

«Не надо мне подобных пожеланий», - сердито заявила Суан. - «Я собираюсь посмотреть мир. В детстве я наблюдала за кораблями, приходившими в Тир, доверху набитыми шелками и костью из Шары, и мечтала отправиться туда на одном из них с командой, и попытаться выбраться за пределы торгового квартала порта. И я бы так и сделала». – ее лицо выражало уверенность, отчего появилось сходство с Тамрой. – «Однажды мы с отцом на лодке целый день плыли на юг в Море Штормов, и я чуть ли не на мачту залезла, стараясь заглянуть подальше за горизонт. Мне было интересно, что там на юге? И когда-нибудь я обязательно узнаю. А кто знает, что находится на западе за Океаном Арит? Возможно, там диковинные земли с чудными обычаями. Может там есть города больше Тар Валона и горы выше Хребта Мира. Просто представь, Морейн! Подумай!»

Морейн с трудом сдержала улыбку. Суан была неудержима, когда дело доходило до приключений, хотя сама она ни за что бы в этом не призналась. «Приключения» это что-то, о чем пишут в книжках и рассказывают в сказках. В реальной жизни их нет, о чем Суан не уставала заявлять всем, кто посмел бы при ней упомянуть это слово. Несомненно, едва получив шаль, она сорвется с места как стрела, спущенная с тетивы. И потом они станут встречаться не чаще пары раз в десять лет, если не реже. Думать об этом было неприятно, но она не сомневалась, что ее предчувствие обязательно сбудется. И для этого не надо обладать даром Предсказания. Нет. Это направление мыслей опасно.

Едва они завернули за угол и прошли мимо узкой мраморной лестницы, ведущей на нижний ярус, угрюмость Суан пропала, и она принялась изучать Морейн краем глаза. Плитки здесь были ярко-зеленые, а дорожка ярко-желтой. Белые стены были простыми и не прикрыты гобеленами. Светильники в этой части Башни не были позолочены, потому что она чаще использовалась слугами, а не Сестрами.

"Ты пытаешься сменить тему, не так ли?" – внезапно спросила Суан.

"Какую?" – спросила Морейн, усмехнувшись. - "На счет занятий или на счет завтрака?"

"Ты знаешь - какую, Морейн. Что ты думаешь об этом?»

Веселье пропало. Не было необходимости переспрашивать, о чем об "этом" она думает. Это именно то, о чем ей как раз думать не хотелось. Он возродился. Она даже сейчас слышала голос Гайтары в своих ушах. Дракон сделал первый вздох... На сей раз ее дрожь не имела никакого отношения к холоду.

Больше трех тысяч лет мир со страхом ждал исполнения Пророчеств о Драконе, хотя и знал, что они несут ему надежду. И вот теперь, похоже, младенец родился, судя по тому, что сказала Гайтара, чтобы осуществить эти Пророчества. Он должен был родиться на склонах Горы Дракона, возродиться там, где, как было сказано, он когда-то умер. Три тысячи с лишним лет назад Темный едва не вырвался на свободу в мир людей и начал Войну Тени, которая закончилась только с Разломом Мира. Разрушено было все, даже лик земли полностью изменился, а от людского рода осталась только горстка несчастных бродяг. Потребовались столетия прежде, чем на смену ежедневной борьбе за выживание пришли города и снова появились государства. Рождение этого младенца означало, что Темный снова готов вырваться на свободу, потому что ребенку предназначено сразиться с Темным в Тармон Гай’дон. В Последней Битве человечества. На нем держится судьба мира. Пророчества утверждали, что он является единственным шансом этого мира. Но в них не говорилось, что он победит.

Возможно, хуже поражения, было то, что он станет направлять саидин - мужскую половину Единой Силы. Морейн не просто задрожала при мысли об этом. Она содрогнулась всем телом. Саидин была испорчена Темным. Время от времени мужчины пытались направлять. Кое-кто сумели этому научиться самостоятельно, без преподавателя, и выжить. Что само по себе было нелегко. Только одна из четырех женщин выживает, пытаясь научиться направлять самостоятельно. Некоторые из тех мужчин развязывали войны, объявляя себя Возрожденными Драконами. Но они все были лже-Драконами. Другие пытались спрятаться и жить обычной жизнью, но рано или поздно их находили и привозили в Тар Валон, где неизменно укрощали – навсегда отрезая их от Источника Силы. Потому что все они сходили с ума. На это могли уйти годы, или пара месяцев, но это было неизбежно. Безумцы, которые могли направлять Единую Силу, что вращала Колесо Времени и Вселенную. Прошлое было битком набито ужасных историй про подобных мужчин. И в Пророчествах было сказано, что Дракон Возрожденный начнет новый Разлом Мира. Будет ли его победа лучше, победы Темного? Да! Должна быть лучше. Даже после Разлома люди смогли выжить, чтобы в конечном счете возродиться. После Темного останутся одни могилы. В любом случае, Пророчества не спрашивают мнения Принятой. И не прислушиваются к мольбам народов.

"Я думаю, что Амерлин говорила нам не разговаривать об этом", - сказала она.

Суан покачала головой. - "Она говорила никому не рассказывать. А так как мы уже знаем, то нас это не касается, поэтому между собой мы можем это обсуждать..." - Она резко замолчала заметив коренастую служанку с белым Пламенем Тар Валона на груди, которая прямо перед ними появилась из-за поворота.

Обходя их, женщина подозрительно покосилась в их сторону через свой длинный нос. Может быть, у них был слишком виноватый вид. Слуги-мужчины часто не обращали внимания на Принятых, и даже на Послушниц, стараясь иметь дело с Айз Седай не чаще, чем этого требовала работа. Женщины же, с другой стороны, старались сами подражать Сестрам, поэтому держались поближе.

"... пока будем осторожны", - выдохнула Суан, едва служанка вышла за пределы слышимости. Однако, убедив себя, что наедине между собой они могут обсуждать случившееся, она, кажется, решила больше не говорить на эту тему, пока не доберутся до комнат Принятых, которые находились в западном крыле Башни.

Здесь каменные галереи с перилами окружали находившийся на три уровня ниже крохотный садик. В нем росли только несколько вечнозеленых кустиков, выглядывающих сейчас из снега.

Провинившиеся Принятые обычно должны были расчищать этот снег лопатой. Сестры почему-то были сторонниками мысли о том, что физический труд воспитывает характер, но в последнее время никто не был наказан. Опустив руки на перила, Морейн посмотрела в посветлевшее утреннее небо, видневшееся шестью ярусами выше. Пар от ее дыхания появлялся перед лицом белым туманом. Здесь трубы было слышно лучше, чем в коридорах, и сильнее пахло гарью.

В этом колодце располагались комнаты для сотни с лишним Принятых, и в соседнем было столько же. Раньше она не задумывалась об их количестве, но сейчас эта мысль появилась, подстегнутая Предсказанием Гайтары. Цифра засела в мозгу, словно ее выжгло кислотой. Здесь было достаточно места для вышеупомянутых двухсот Принятых, но второй колодец был всегда закрыт, сколько помнили нынешние Айз Седай, а в этом были заняты чуть больше шестидесяти комнат. В секции, где проживали Послушницы, тоже было два колодца, с комнатами на четыреста девушек. Но один из них уже долгое время был закрыт, а в другом были заняты не больше ста комнат. Она читала, что когда-то в каждой комнате и Послушницы и Принятые были вынуждены размещаться по двое. Когда-то половина девушек, вписанных в книгу Послушниц, проходили испытания на кольцо. Сегодня же его смогут получить меньше двадцати из текущих Послушниц. Башню построили как дом для трех тысяч Сестер, однако, сегодня здесь проживали только четыреста двадцать три Сестры, и, приблизительно, еще два раза по столько было рассеяно по миру. Еще одна цифра, которая тоже обжигала как кислота. Никто из Айз Седай не скажет об этом в слух, и она никогда не посмеет сказать подобное при Сестрах, но Белая Башня умирает. Башня умирает, а скоро грядет Последняя Битва.

"Ты слишком обеспокоена", - мягко сказала Суан. - "Мой отец обычно говорил: «Если необходимо - измени то, что можешь, а с тем, что не можешь изменить - научись уживаться». Иначе наживешь себе язву. Это уже тебе говорю я, а не мой отец". - фыркнув, она преувеличенно поежилась и обняла плечи руками. - "Теперь мы можем пойти внутрь? Я совсем околела. Моя комната ближе всех. Пойдем".

Морейн кивнула. Башня тоже приучала своих учениц уживаться с тем, что они не могли изменить. Но кое-что на свете было настолько важно, что необходимо пытаться, даже если ты уверен, чтобы потерпишь неудачу. Это было одним из первых ее уроков, выученных еще ребенком.

У всех Принятых комнаты были совершенно одинаковы, кроме каких-то мелочей. Они немного расширялись к задней стене, сужаясь к двери, и стены у всех были из темного дерева. Нигде не было приличной обстановки, или чего-то, что было запрещено Сестрами. Посредине лежал скромный квадратный коврик из Тарабона, сотканный из блеклых синих и зеленых полосок. В зеркале над умывальником, находившемся в углу, отражался белый треснувший кувшин, стоявший в тазике. Принятая обязана была уметь аккуратно обращаться с вещами, чтобы они не ломались, а если они сломались, то лучше всего придумать хорошее объяснение, почему. Еще здесь был маленький столик, на котором были сложены стопкой три книги в кожаных переплетах, два стула со спинками из перекладин, который можно было бы найти у какого-нибудь бедного фермера, однако кровать, на которой спала Суан, была такой ширины, которая больше подходила бы преуспевающему сельскому дому. Небольшой шкаф завершал обстановку. Нигде не было и следа резьбы или каких-либо украшений. Когда Морейн перебралась из маленькой комнатушки Послушницы, у нее было такое чувство, что она попала во дворец, хотя ее комната была в половину меньше самой маленькой комнаты из ее апартаментов во Дворце Солнца. Но в данный момент лучшей вещью на свете был камин из серого камня. В такой морозный день любая комната с приличным камином показалась бы дворцом, если вам позволяют занять место поблизости от него.

Суан торопливо бросила три полена в очаг. Ящик для дров был почти пуст. Слуги приносят дрова только Айз Седай, а Принятые должны обслуживать себя сами. Суан хмыкнула, увидев, что сохранить угли с прошлой ночи не удалось. Несомненно, покидая второпях комнату, чтобы успеть добраться до приемной Амерлин, она плохо прикрыла их пеплом, чтобы уберечь от полного выгорания. Она хмуро наморщила лоб, а затем Морейн снова почувствовала легкое покалывание, и женщину на мгновение снова окружил свет саидар. Любая способная направлять женщина, находившаяся неподалеку могла бы почувствовать, как другая направляет Силу, но покалывание было необычно. Только женщины, которые много времени проводили вместе во время учебы иногда чувствовали что-то подобное, однако со временем эти ощущения пропадали. А у нее и Суан нет. Порой Морейн думала, что это своего рода знак того, насколько они сблизились. Когда сияние пропало, дрова уже весело горели.

Морейн ничего не сказала, однако Суан посмотрела на нее, и словно оправдываясь сказала: "Я слишком замерзла, чтобы ждать пока разгорится, Морейн. Кроме того, помнишь, что говорила Акаррин на лекции две недели назад. «Вы должны знать законы и жить с ними пока не поймете, когда и какие из них можно обойти». Иначе говоря, иногда можно и не следовать правилам".

Акаррин, стройная Коричневая всегда подмечавшая, кто из класса не слушает, то, что она говорит, в тот раз читала лекцию о том, как быть Айз Седай, а не Принятой, но Морейн прикусила язык. Суан не нужно слушать лекции, чтобы додуматься до того, как нарушать правила. О, она никогда не нарушала основных - никогда не пыталась убежать, всегда была почтительна к Сестрам и все такое, вроде краж чужих вещей. Но она всегда имела склонность к различным шалостям и проказам. Хорошо, пускай Морейн тоже не подарок. И большинство Принятых шалили время от времени, и некоторые Послушницы тоже. Различные розыгрыши были хорошим способом снять напряжение после тяжелой учебы практически без выходных. У Принятых не было обязательных хозяйственных работ, кроме необходимых для поддержания своей одежды и комнаты в чистоте, по крайней мере, пока они не придут в негодность, но от них ожидали упорной учебы, более напряженной, чем у Послушниц. Расслабляться было необходимо, иначе сломаешься как скорлупа яйца при ударе об камень.

Конечно, ни одна из их с Суан проделок не была злой. Постирать с травкой-чесоткой ночнушку Принятой, которую не жалуешь, не считается. В их первый год послушничества они всякого натерпелись от Элайды, которая установила для них такие высокие требования, которые никто на свете, наверное, не смог бы выполнить. Но она настаивала на их выполнении. А второй год, уже после того, как она получила шаль и пока не покинула Башню, был еще хуже. Остальная часть их шуток было куда добрее, хотя даже за самую невинную из них можно было получить строгое взыскание, особенно если целью розыгрыша была Айз Седай. Вершиной их славы стала жирная зеленая форель, которую прошлым летом в одну из ночей они запустили в самый больший фонтан в Водяном Садике. Частично из-за сложности задуманного, а еще потому, что им удалось избежать разоблачения. Несколько Сестер подозрительно косились в их сторону, но к счастью никто не смог доказать, что это сделали они. К счастью, до допроса Принятых дело не дошло. Запустить форель в фонтан, это, возможно, не слишком большой проступок и за него не вызывают к Наставнице Послушниц, однако покидать Башню без разрешения чтобы ее купить, и что еще хуже – ночью, безусловно не закончилось бы ничем хорошим. Морейн надеялась, что Суан, произнося свою тираду на счет правил, она не замышляла еще одной подобной шутки. Она слишком устала, их могут поймать.

"Кто начнет - ты или я?" - спросила она. Возможно, упражнения слегка отвлекут Суан от мыслей о проделках.

"Тебе нужно больше практиковаться. На этом мы и концентрируемся этим утром. И днем. И вечером".

Морейн поморщилась, но это было правдой. Во время Испытания на шаль необходимо было точно воспроизводить сотню различных плетений согласно отданному приказу. При этом вам старательно мешали и отвлекали, а вам необходимо было все время сохранять полное спокойствие. При этом, как именно будут отвлекать, никто точно не знал, за исключением того, что будут пытаться отвлечь и нарушить самообладание. Поэтому они практиковались отвлекать друг друга, и у Суан получалось лучше отстраняться от происходящего вокруг и не поддаваться на провокации, несмотря на непростой характер. Если перевозбудишься, то вообще не сможешь удержаться за саидар, несмотря на шесть лет опыта работы. Чтобы направлять Силу, по крайней мере, требовалось спокойствие. Суан с трудом можно было назвать нерешительной, и она держала свой характер в ежовых рукавицах.

Обняв Истинный Источник, Морейн позволила саидар наполнить себя. Не столько, сколько она могла, но вполне достаточно для упражнения. Направлять Силы было тяжелой работой. Чем больше Силы направляешь, тем больше устаешь. Но даже этот крошечный поток силы, текущей через нее наполнил ее восторгом, жизнью и ликованием. Ощущение этого было близко к мучительному. В первый раз, когда ей удалось обнять саидар, она не знала, плакать ей или смеяться. Она почувствовала желание захватить Силы побольше, но тут же задавила его в себе. Все ее чувства стали острее и ярче. Она решила, что постаравшись смогла бы расслышать биение сердца Суан. Она чувствовала потоки воздуха, пролетавшие мимо лица и рук. Цветные полоски на платье ее подруги были ярче, а белая шерсть стала еще белее. Она могла разглядеть самую крошечную трещинку на стене, которую не заметила бы даже ткнувшись в нее носом, если бы не Сила, залившая ее с головой. Это было великолепно. Она чувствовала себя... более живой. Часть ее желала всегда удерживать саидар, но подобное поведение было строго запрещено. Такое желание могло привести к желанию направлять все больше и больше Силы, пока, в конечном счете, женщина не набрала бы ее больше, чем смогла бы справиться. И это ее либо убьет, либо полностью выжжет способность направлять. А потерять это... счастье... было хуже, чем смерть.

Суан взяла один из стульев, и ее тоже окутало сияние. Конечно, Морейн не могла бы увидеть подобный свет вокруг себя. Соткав стража от подслушивания внутри комнаты, защитив стены, пол и потолок, Суан завязала плетение, чтобы не нужно было его поддерживать. Работать с двумя потоками кряду было в два раза тяжелее, чем с одним. А с тремя потоками в два раза труднее, чем работать с двумя. Подобное описание не соответствует реальной сложности процесса, хотя с этой работой можно было справиться. Она направила поток на Морейн и развернула ее к себе лицом.

Нахмурившись, заметив стража, Морейн подчинилась. Избегать помех легче, видя, какое плетение для нее готовит Суан. Но зачем нужен страж от подслушивания? Даже прижавшись ухом к двери, никто не услышит, если она станет кричать в полный голос. Конечно, Суан не станет делать что-то, что заставит ее так кричать. Нет. Должно быть это первая попытка вывести ее из себя, заставив удивиться. Она почувствовала, что Суан сплетает потоки Земли, Воздуха, затем Огня, Воды и Духа, затем опять Земля и Дух поменялись местами. Не видя невозможно было определить, что другая женщина делает – плетение или только готовит какую-то провокацию. Глубоко вздохнув, она постаралась максимально успокоиться.

Большая часть плетений для прохождения испытания были чрезвычайно сложны, и создавались исключительно для испытания. Как ни странно, но ни одно не требовало дополнительных жестов, которые очень часто употреблялись при создании плетений. Подобное действие на самом деле и не являлось частью плетения, за исключением случаев, когда при отсутствии жеста плетение бы не сработало, или сработало не так как надо. Возможно, жесты помогали вашему разуму точнее осознать собственные действия. Хотя исключение жестов во время испытания наталкивало на неприятные мысли о том, что во время экзамена какое-то время вы не сможете шевелить руками. Еще одним моментом было то, что любое из этих невероятно сложных плетений на самом деле фактически не делало ничего, и даже выполненное неправильно оно не нанесет никакого вреда. Или не слишком много. А с большинством плетений это было реально возможно. Даже часть самых простых, выполненная неправильно могла оказаться разрушительной. Порой женщины умирали во время испытания, но, очевидно, это происходило не из-за путаницы в потоках. Однако, например, с первым из них из-за подобной ошибки можно оглохнуть от раската грома.

Она направила очень тонкие потоки Воздуха, только чуточку их сплетя. Это было довольно простое плетение, но нельзя заставлять саидар независимо от того, насколько тонкой являлся поток. Сила была похожа на широкую реку, текущую только вперед. Только попробуй надавить посильнее, и тебя вышвырнет вон, как река Эринин хворостинку. Нужно использовать ее подавляющую силу, чтобы направить ее туда, куда нужно вам. В любом случае, сила потока не имела значения, а маленьким сил нужно тратить меньше, и грохот от него будет меньше, если у Суан получится...

"Морейн, как ты думаешь, Красные смогут попытаться оставить его в покое?"

Морейн дернулась и плетение, которое она упустила, исчезло с грохотом подобно литаврам. Любая Сестра была готова к тому, что когда-нибудь одна столкнется с мужчиной, который будет способен направлять, однако Красные занимались выслеживанием таких мужчин. А Суан имела в виду младенца. Этим и объяснялся установленный страж. И, похоже, намек на нарушение правил. Возможно, Суан не была так уж уверенна, как утверждала, что Тамра нет дела, станут ли они обсуждать ребенка между собой. Морейн оглянулась через плечо.

"Не останавливайся", - спокойно сказала Суан. Она по-прежнему удерживала Источник, но не сплетала потоки. - "Тебе действительно нужно практиковаться, если ты не справилась дежа с этим. Итак, что ты думаешь? О Красных?"

На сей раз из плетения получился серебристо-синий диск, размером с мелкую монету, который опустился в протянутую ладонь Морейн. Форма заранее не оговаривалась, еще одна странность, но диски и шары были самыми простыми. Получившееся плетение Воздуха было прочным как сталь, и она даже почувствовала легкий холодок. Она распустила плетение, и "монетка" исчезла, оставив после себя только след Силы, который скоро тоже исчезнет.

Следующее плетение, одно из самых сложных и бесполезных, требовало участия всех Пяти Стихий, но тем не менее Морейн ответила пока управлялась с ним. В конце концов, она могла говорить и направлять одновременно. Воздух и Огонь так, а Земля вот так. Теперь Дух, и еще раз Воздух. Она сплетала потоки, не останавливаясь. По определенным причинам эти потоки нельзя было удержать долго незаконченными. Они моментально распадались, превращаясь во что-то другое. Снова Дух, затем вместе Огонь и Земля. - "У них будет на размышление двадцать лет. Или в худшем случае, немного поменьше. А в лучшем случае, больше". - Девочки иногда, очень редко, начинали направлять в возрасте двенадцати-тринадцати лет, если у них был талант от рождения, однако мальчики даже с искрой таланта никогда не начинали направлять раньше восемнадцати-девятнадцати, если их не пытались научить раньше. А у некоторых мужчин искра не проявлялась до тридцати лет. Снова Воздух, потом Дух и Вода, которые нужно поместить сюда очень аккуратно. - "Кроме того, он будет Драконом Возрожденным. Даже Красные поймут, что его нельзя укрощать, пока он не сразится в Последней Битве". – Незавидная судьба – практически без шансов на успех спасать мир, а затем вместо награды быть отрезанным от этого чуда. Пророчества не знали милосердия, и не уступали мольбам. И снова Земля, затем Огонь, и еще Воздух. Штука стала напоминать собой самый безнадежный узел в мире.

"Но будет ли этого достаточно? Я слышала, что некоторые Красные не сильно стараются сохранить жизнь этим бедным мужчинам".

Она тоже слышала что-то подобное, но это были только слухи. И нарушение закона Башни. Сестру могли высечь за подобный проступок и сослать на отдаленную ферму, чтобы она какое-то время могла подумать нал своим преступлением. Это могло бы считаться убийством, но заранее известно, что такие мужчины будут сопротивляться укрощению, и ей было предельно ясно, почему. Добавить еще Духа, и протянуть поток Земли сквозь получившееся плетение. Невидимые пальцы защекотали подмышками. Она боялась щекотки, и Суан это было хорошо известно, но ей придется придумать что-то другое. Морейн только вздрогнула. - "Как кто-то сказал мне совсем недавно – научись уживаться с тем, что не можешь изменить", - постаралась она изобразить манеру говорить подруги. - "Колесо плетет так, как захочет Колесо, а все Айя делают то, что должны". Больше Воздуха, и столько же Огня, затем добавим Воду, Землю и Дух. И еще раз, но уже все пять сразу. Свет, какая ужасный клубок! И он пока еще не закончен.

"А вот я думаю", - начала Суан, но в этот момент стукнула открывшаяся входная дверь, впустив волну морозного воздуха, который моментально убил все тепло от камина. Из-за чувств, обостренных саидар, Морейн показалось, что она мгновенно покрылась льдом с головы до ног.

В проеме показалась Мирелле Беренгари, Принятая из Алтары, которая получила кольцо в один год с ними. Смуглая, очень красивая и довольно высокая, почти как Суан, Мирелле была очень общительной и подвижной девушкой со взрывным чувством юмора и с характером еще хуже, чем у Морейн, если она разрешала ему вырваться наружу. Свое знакомство, будучи Послушницами, они начали с того, что поругались, за что обе были наказаны, и исполняя наказание быстро подружились.

Но не так сильно как с Суан, но стали друзьями. И это была единственная причина, по которой она не накричала на другую Принятую за то, что она вошла без стука. Правда, они все равно ничего бы не услышали из-за установленного стража... Но это не имело значения. Это принцип!

"Как считаете, скоро начнется Последняя Битва?" – прямо с порога спросила Мирелле, прикрывая за собой дверь. Она заметила незаконченное плетение Морейн и стража, и на ее губах появилась усмешка. - "Ага, я вижу, вы готовитесь к экзаменам. Ну что, Суан, ты уже заставила ее визжать? Я могу помочь, если хочешь. Я знаю верный способ заставить ее визжать как поросенка, попавшего в сеть".

Морейн поспешно подхватила потоки прежде, чем оно смогло разрушиться, и обменялась озадаченными взглядами с Суан. Откуда могла узнать Мирелле?

"Я никогда не визжала как поросенок", - с достоинством сказала она, выигрывая время. Большинство проделок Принятых было направлено на других Принятых, а по изобретательности Мирелле могла сравниться с Суан. Та, про что она напомнила, была связана с кусочком льда, который оказался под одеждой во время ужасной полуденной жары, когда она чувствовала себя словно курица, попавшая в духовку. Но она никогда не визжала как поросенок!

"Ты кого имела в виду, Мирелле?" - осторожно спросила Суан.

"Айил, конечно. Кого же еще?"

Морейн обменялась разочарованными взглядами с Суан. Часть Сестер утверждали, что в Пророчествах о Драконе многие куски были посвящены именно Айил. И естественно, у них нашлось примерно столько же противниц. В самом начале войны на эту тему разгорелись оживленные дискуссии. Все бы ничего, если бы горячившиеся и выкрикивавшие во время спора свои доказательства женщины не называли себя Айз Седай. Однако, с открывшимся Суан и Морейн новым знанием, все это как-то выскочило у них из головы. Сохранение тайн требует постоянной бдительности.

"Вы тут секретничали, не так ли?" – спросила Мирелле. - "Не знаю больше никого, кто бы еще столько секретничал, как вы. Ладно, не думайте, что я стараюсь узнать, о чем вы тут шептались". – Однако, судя по ее лицу, она просто умирала от любопытства.

"Это не наша тайна. Мы не можем тебе ничего сказать", - ответила Суан, и брови Морейн удивленно взлетели вверх прежде, чем она смогла справиться с собой. Что это Суан задумала? Она, что – пытается играть в Даэсс Дей’мар? Морейн старалась как-то научить ее механике Игры Домов. В Кайриэне даже слуги и фермеры знали, как поступать, чтобы получить выгоду для себя и не дать другим проведать об их планах и секретах. Знать и простолюдины там жили Даэсс Дей’мар. В Кайриэне она была распространена больше, чем где бы то ни было еще. А Игра шла повсюду, даже в тех странах, которые это отрицали. Не смотря на все усилия Морейн, Суан, тем не менее, никогда не показывала больших результатов. Она была слишком прямолинейна. - "Но ты можешь помочь мне справиться с Морейн", - к ее удивлению продолжила женщина. Обычно они тренировались вдвоем. - "Она уже хорошо знает все мои уловки".

Радостно рассмеявшись, Мирелле потерла руки и взяла второй стул. Вокруг нее вспыхнуло сияние Силы.

Помрачнев, Морейн вернулась к своему плетению и подхватила новый поток, но Суан покачала головой: - "Сначала, Морейн. Ты же знаешь. Тебе надо прочно усвоить точный порядок действий, чтобы ничто не могло тебя сбить".

Вздохнув, Морейн снова вызвала серебристый диск из Воздуха, затем продолжила дальше.

В каком-то смысле Суан была права, она знала ее уловки. Суан любила пощекотать в самый неподходящий момент, или ткнуть в неподходящее место, ущипнуть или громко бухнуть чем-нибудь над ухом. Это и еще высказывание самых отвратительных вещей, которые она могла выдумать, а у нее было богатое воображение, несмотря на воспитательную работу, проведенную Сестрами. Однако, это знание не сильно помогало сохранять самообладание и выдерживать ее выходки. Из-за Суан ей пришлось дважды начать с начала. Мирелле оказалась хуже. Ей нравился лед. Лед было легко сделать. Просто немного помудрить с потоками Воды и Огня, чтобы получить его прямо из воздуха. Но Морейн хотела бы посмотреть, как у Мирелле получается материализовать его прямо под платьем, в самых укромных местах. Мирелле также умела сплетать потоки так, что получались хитрые щипки и щелчки, от которых Морейн приходилось вздрагивать и подскакивать, а иногда ощущала на попе удар, похожий на удар ремня. И уколы и щипки, и удары были вполне реальными. По крайней мере от них оставались настоящие синяки. А один раз Мирелле подняла ее за ноги над полом с помощью веревок из Воздуха. Она была уверена, что это была она. Суан никогда не делала ничего подобного. И перевернула ее вверх ногами, так что юбки упали вниз на голову. Сердце забилось очень часто близко к панике, и она прижала юбки к телу руками. Это не из скромности. Ей нужно было продолжать. Плетение можно поддерживать не глядя на него, но не сплести. А если это специфическое переплетение всех Пяти Стихий распадется, то она получит весьма болезненный удар. Едва она об этом подумала, как грохнулась на ковер, а затем ее укололи чем-то железным, только в три больнее, чем было до того. Она сумела-таки закончить это плетение успешно, но в конечном счете, Мирелле удалось нарушил ее концентрацию четыре раза подряд!

Она чувствовала растущее раздражение, но не на Мирелле, а на себя саму. Было кое-что, о чем знали все Принятые. Какие бы уловки не придумали ваши подруги, Сестры на испытании придумают что-нибудь еще хуже. И если подруги настоящие, то до каких бы мерзких гадостей они не додумались, за исключением настоящих ран, все это поможет лучше подготовиться к экзамену. Свет, если Мирелле и Суан смогли шесть раз за столь короткое время потерпеть неудачу, то на что ей надеяться на реальном испытании? Но старалась сохранять уверенность. Она должна пройти с первой попытки. Она могла!

Она снова делала все тоже второе плетение, когда еще раз открылась дверь, и она дала потокам исчезнуть, неохотно полностью отпустив саидар. Отпускать очень не хотелось. Сразу показалось, что жизнь ушла, и окружающий мир стал серым. Все равно она бы не успела управиться с плетением до начала занятий. Принятым часы не положены, потому что очень дороги. А гонги, которые в Башне отбивали каждый час, не всегда слышно, поэтому лучше развивать в себе острое чувство времени. Принятым позволено опаздывать не больше, чем Послушницам.

Женщина, которая стояла в открытых дверях, не была ее подругой. Выше Суан, Тарна Фейр тоже была родом из Алтары, но откуда-то из северной части, граничившей с Андором. Однако ее различие с Мирелле не заканчивались русым цветом волос. У Принятых не поощрялось высокомерие, однако, с первого взгляда в эти холодные синие глаза сразу становилось все понятно. У нее напрочь отсутствовало чувство юмора, и насколько было известно, она не была замешана ни в каких проделках. Тарна получила кольцо на год раньше Суан и Морейн, пробыв девять лет Послушницей, но и тогда, как и сейчас у нее было мало подруг. Похоже, она не видела в этом какого-то недостатка. Прямая противоположность Мирелле.

"Я должна была сразу догадаться, что найду вас вместе", - сказала она холодно. Но, похоже, в ней вообще было мало огня и страсти. - "Не могу только понять, почему вы до сих пор не перебрались в одну комнату? Мирелле, а ты теперь присоединилась к кружку Суан?" – Она сказала это походя, но у Мирелле сразу вспыхнули глаза. Свечение вокруг Суан уже исчезло, но Мирелле все еще удерживала Силу. Морейн надеялась, что у той хватит ума не воспользоваться ею против Тарны.

"Отвали, Тарна", - отмахнулась от нее Суан. - "Мы заняты. И закрой дверь с той стороны".

Тарна не шелохнулась.

"Мне нужно спешить, чтобы успеть на занятия с Послушницами", - сказала Морейн Суан. Тарну она проигнорировала. - "Они сейчас изучают как создавать огненный шар, и если меня не будет, кто-нибудь обязательно попробует создать его самостоятельно". Послушницам запрещали направлять и даже прикасаться к Источнику без присмотра Сестры или одной из Принятых. Но они все равно при малейшей возможности так поступали. Новички никогда не верили в реальность опасности, а девушки постарше всегда были уверены, что хорошо знают, как ее избежать.

"Послушницам дали выходной", - сказала Тарна, - "поэтому сегодня не будет занятий". – Ее ни сколько не смущало то, что ее игнорируют. И вообще ничто на свете. Определенно Тарна с первой попытки легко пройдет испытание. - "Всех Принятых позвали в Овальной зал. Амерлин собирается сделать к нам обращение. И еще одно, что вам нужно узнать. Гайтара Моросо умерла несколько часов назад".

Свечение, окружавшее Мирелле моргнуло. - "Так вот, что за секрет вы скрывали!" - воскликнула она. Ее глаза вспыхнули еще ярче.

"Я же сказала тебе, что тайна была не наша, и мы не могли тебе сказать", - ответила Суан. Ответ достойный Айз Седай. Мирелле кивнула, согласившись, но с явной неохотой. Но огонь в глазах не погас. Морейн подумала, что им с Суан скоро придется пережить какое-нибудь приключение с участием льда.

Оставив дверь открытой – неужели эта женщина так же нечувствительна к холоду как Сестры - Тарна внимательно изучала Морейн, а затем Суан. - "Ага. Вы же обе были в тот момент у Амерлин. Что случилось? Вся слышали только, что она умерла".

"Я принесла ей чашку чая, а она вдруг вскрикнула и упала замертво мне на руки", - ответила Морейн. Ответ даже лучше, чем у Суан. Каждое слово – правда, однако всей правды удалось избежать.

К ее удивлению, лицо Тарны выразило неподдельную печаль. Оно появилось всего на мгновение, но это было. Тарна никогда в жизни не проявляла никаких эмоций. Она была вырезана из камня. - "Гайтара Седай была великой женщиной", - пробормотала она. - "Нам будет ужасно ее не хватать".

"Почему Амерлин решила сделать заявление?" - спросила Морейн. Похоже, что про смерть Гайтары уже объявили, и по традиции ее похороны начнутся завтра, поэтому необходимости в этом не было. Если только Тамра не собиралась объявить Принятым о Пророчестве?

"Не знаю", - ответила Тарна, снова холодно. - "Но мне некогда стоять тут и болтать. Всех предупредили еще за завтраком. Поэтому, если мы побежим, то можем успеть раньше, чем придет Амерлин".

Принятые были обязаны демонстрировать определенный уровень достоинства, готовясь к получению шали. И, естественно, это не предполагало никаких пробежек, если только не было соответствующего приказа. Такого не было, но они помчались. И Тарна бежала даже быстрее остальных, задрав юбки до колен, и не обращая внимания на пораженные взгляды слуг в коридорах. Даже Айз Седай никогда не заставляют Престол Амерлин себя ждать. А Принятым нечего о таком даже думать.

Овальный зал для лекций с широкой короной в виде витого орнамента, мягко спускавшегося из-под куполообразного потолка, на котором с большим мастерством были нарисованы небо и белые облака, использовался очень редко. Морейн и остальные прибыли последними, но все же ряды отполированных скамей были заняты едва на четверть. Гомон голосов Принятых, высказывающих предположения, почему Амерлин решила к ним обратиться, казалось, подчеркивал, мало их было, по сравнению с тем, для какой аудитории она была построена. Морейн постаралась выкинуть жгущую цифру из головы. Возможно, если сестры... Нет. Она не стала бы рожать.

К счастью, возвышение в передней части зала пока пустовало. Они с Суан нашли себе места на задних рядах. Тарна села рядом, но держалась ясно дав понять, что она не с ними. Женщина использовала отчуждение как какой-нибудь плащ. Мирелле, все еще обиженная на то, что ей не рассказали о Гайтаре, ушла на другой конец скамейки. Половина женщин в зале, казалось, старалась перекричать другую половину. Было практически невозможно разобрать что они говорили, а из того немногого, что услышала Морейн все было полной чепухой. Их всех собираются испытать на шаль? Немедленно? У Аледрин должно быть воспаление мозга, если она мелет подобную бессмыслицу. Она слишком впечатлительна. Брендас еще хуже. Обычно такая благоразумная, сейчас она утверждала, что сейчас из всех отправят по домам, потому что Гайтара перед смертью предсказала конец Белой Башни, а возможно и мира. Вероятно, к полудню появится с дюжину историй о предсказаниях Гайтары, если не больше. Слухи в помещении для Принятых росли как розы в оранжерее, но Морейн терпеть не могла подобных сплетен. Чтобы сохранить их тайну, по крайней мере, на несколько дней, ей придется вывернуться наизнанку. Она надеялась, что что-нибудь придумает.

"Кто-нибудь хоть что-нибудь знает", - спросила Суан Принятую, сидевшую рядом с ней - худую, смуглую женщину с прямыми черными волосами до пояса, с множеством черных татуировок на руках. - "или - это просто ветер?"

Земайлла немного подумала и сказала, - "Думаю, только ветер". - Земайлла всегда думала, прежде чем ответить. В этом отношении, она всегда была трезво мыслящая и рассудительная. Весьма вероятно, что когда она получит шаль, то выберет Коричневую Айя. Или Белую.

В Башне она была диковинкой. Она была родом из Морского Народа, Ата'ан Миэйр. Кроме нее были еще только четверо Айз Седай, все в Коричневой Айя, и двое из них были такими же старыми, как Гайтара. Девушки Ата'ан Миэйр никогда не появлялись в Башне, не проявив искру или начав направлять самостоятельно. Доставив в Башню девушку, делегация Морского Народа моментально удалялась со всей возможной скоростью. Ата'ан Миэйр не любили далеко уходить от моря, а ближайшее море к Тар Валону было в четыреста лиг на юге.

Тем не менее, Земайлла, казалось, хотела побыстрее забыть свое происхождение. По крайней мере, она никогда не говорила о Морском Народе, если на нее не нажимали Айз Седай. Она была прилежна в учебе, и сосредоточена на получении шали с самого первого дня, хотя Морейн слышала, что она училась не так быстро как другие. Не медленнее большинства остальных, но и не быстрее. К настоящему времени она пробыла Принятой уже восемь лет, и до этого еще десять – Послушницей. Морейн видела как она возилась с потоками раз за разом пока, внезапно, плетение не становилось настолько совершенным, что вы задавали себе вопрос, почему раньше у нее ничего не получалось? Но каждый учится в соответствии с собственными способностями, а Башня, никогда не подталкивает в спину сильнее, чем вы можете идти самостоятельно.

Высокая Принятая по имени Айслинг Нун, находившаяся на ряд впереди, обернулась к ним. Она едва не подпрыгивала на скамье от нетерпения. "Это точно пророчество, я вам говорю. У Гайтары перед смертью было Пророчество, и Амерлин собирается сказать нам о чем. Вы же двое были с ней этим утром, не так ли? Вы были там, когда она умерла. Что она сказала?"

Суан напрягалась, и Морейн открыла было рот, чтобы солгать, однако ее спала Тарна. "Морейн сказала мне, что у Гайтары не было Пророчеств, Айслинг. И когда придет Амерлин, мы узнаем то, что она хочет нам сказать". - Ее тон был как всегда холодным, но не резким. Но Айслинг все равно отчаянно покраснела.

Она была еще одной редкостью в Башне. Она родом из народа Туата’ан, Лудильщиков. Туата’ан жили в разноцветных фургонах, постоянно путешествуя от деревни к деревне, и как Морской Народ не любили среди себя дичков. Если кто-то в одной из девочек выявлял талант, то караван фургонов разворачивался и следовал в Тар Валон с такой скоростью, какую могли развить их лошади. Верин, маленькая Коричневая, которая была еще ниже Морейн, как-то сказала, что девушки Лудильщиков никогда не пробовали научиться направлять самостоятельно, и вообще не хотели направлять и становиться Айз Седай. Раз Верин так сказала, значит так и есть, но Айслинг училась с не меньшим рвением, чем Земайлла, и более успешно. Она заработала кольцо за пять лет, одновременно с Морейн и Суан, и Морейн считала, что та могла бы попробовать пройти испытание на шаль уже в следующем году, а, возможно, и раньше.

Одна из дверей на возвышении открылась, и внутрь скользнула Тамра, все в том же синем платье. Палантин Амерлин был обернут вокруг ее шеи. Морейн был одной из первых, кто ее заметил и поднялся на ноги, но через мгновение уже все были на ногах и замолчали. Странно было видеть Амерлин одну. Каждый раз, встречая Тамру в коридорах, ее сопровождали, по крайней мере, несколько Айз Седай. Простые Сестры, подающие прошения или Восседающие, обсуждающие какие-то вопросы, которые были вынесены на Совет. Морейн она показалась очень уставшей. О, ее спина была прямой, а выражение лица говорило, что если захочет, она хоть сейчас могла пройти сквозь стену, но кое-что в глазах говорило об усталости, у которой было мало общего с недостатком сна.

"В ознаменование исчезновения долгой угрозы Тар Валону", - произнесла она, и ее голос легко достиг ушей каждого, - "я решила от имени Башни одарить по сто корон золотом каждую женщину в городе, которая родила, начиная с первого дня прибытия армий, до дня устранения угрозы. В данный момент об этом также объявляют на улицах города".

Все знали, что лучше помолчать пока говорит Амерлин, но все же раздалось тихое бормотание, в том числе, со стороны Суан. Фактически, только одна она и бормотала. Ей никогда прежде не приходилось видеть в одном месте десять золотых, не говоря уж про сто. На сто можно было бы купить очень большую ферму, и кто знает, сколько рыбацких лодок.

Не обращая внимания на нарушение правил приличия, Тамра продолжила без паузы. - "Как могут уже знать некоторые из вас, армию всегда сопровождают люди, которых иногда даже больше, чем солдат. Это и мастеровые, в которых нуждается армия, оружейники и стрельщики, кузнецы и возницы. Но среди них есть также жены солдат и другие женщины. Поскольку союзная армия дала Тар Валону защиту, я решила распространить вознаграждение также и на этих женщин".

Морейн поняла, что закусила губу, и заставила себя остановиться. Это было плохой привычкой, от которой она старалась избавиться. Не было смысла показывать всем, что вы что-то серьезно обдумываете. По крайней мере, теперь они знали, что о пророчестве думает Тамра. Она верит, что младенец действительно родился или скоро родится. Но при чем, ради Света, здесь Принятые?

"Угроза может сохраниться на какое-то время", - продолжала Тамра, - "хотя мне утром сообщили, что Айил, похоже, отступают, мне ситуация кажется достаточно безопасной чтобы начать собирать имена, по крайней мере, в тех лагерях, что ближе к городу. Чтобы сохранить справедливое отношение к этим женщинам, мы должны начать как можно скорее, до того, как снимут лагеря. И кто-то обязательно уйдет, если Айил действительно уходят. Многие солдаты будут преследовать Айил, а скоро к ним присоединятся и все остальные, а другие солдаты возвратятся по домам. Пока еще ни одна из Сестре не вернулась в Башню, поэтому я отправляю всех вас, чтобы начать составлять списки. Поскольку, неизбежно, некоторые женщины уйдут прежде, чем вы их находите, вам придется расспросить оставшихся о тех, кто родил и отсутствует. Запишите все, что могло бы помочь определять их местонахождение. Кто был отец, из какого города, деревни, страны, в общем, все, что сможете. Каждую из вас будут сопровождать по четыре Гвардейца Башни, чтобы убедиться, что никто вас не побеспокоит".

Морейн с трудом сдерживалась. От тех, у кого было поменьше выдержки, чем у нее, были слышны приглушенные возгласы удивления. Это был чрезвычайно редкий прецедент - позволить Принятым выбраться в город, и при этом без сопровождения Сестер? Это было... неслыханно!

С небольшой, снисходительной улыбкой Тамра сделала паузу, чтобы смысл ее приказа дошел до каждого. Она явно знала, что поразила их до глубины души. Очевидно, она расслышала что-то такое, чего не услышала Морейн. Поскольку тишина снова была нарушена, и Амерлин добавила, - "а если я услышу, что кто-то, Аланна, использовал Силу для защиты, то этот кто-то долго не сможет сидеть после посещения Наставницы Послушниц".

Кое-кто из Принятых были недостаточно сдержанные, потому что захихикали, а одна, или две даже громко рассмеялись. В глубине души Аланна была очень застенчивой, но упорно работала над собой. И всем подряд, кто был способен ее слушать, заявляла, что желает присоединиться к Зеленой, Боевой Айя, и у нее будет дюжина Стражей. Только Зеленые связывали узами больше одного Стража. Но никто, конечно, не имел столько Стражей. Просто Аланна была в собственном репертуаре, как всегда все на свете преувеличивая.

Тамра хлопнула в ладоши, и все смешки и веселье затихло как по волшебству. Видимо, был предел и ее терпению. - "Вы все будете соблюдать осторожность, и будете слушать солдат, которые будут вас сопровождать". – Улыбок больше не было. Ее голос звучал как металл. Престол Амерлин не терпела глупостей от правителей, и не потерпит их от Принятых. - "Айил - не единственная опасность за стенами Тар Валона. Кое-кто могут подумать, что вы - Айз Седай, и вы можете позволить им так думать, если достаточно благоразумны, чтобы не утверждать подобное вслух". Выдавать себя за Айз Седай, не будучи ею на самом деле, было тяжелым нарушением закона Башни, который действовал для всех без исключения, даже для женщин, не связанных с Башней. - "Но могут найтись негодяи, которые увидят только молодых женщин. Они решат, что вы для них легкая добыча, если с вами не будет должного эскорта. Лучше не искушать судьбу, и тем избежать проблемы в целом. И не забывайте, что в союзной армии есть еще и Дети Света. Любой Белоплащник узнает платье Принятой, и если увидет ее одну, то, не задумываясь, пустит стрелу в спину, от чего будет рад не меньше, чем попав в Айз Седай".

Едва ли было возможно чтобы в зале могло стать еще тише, но все же так и было. Морейн подумала, что если постараться, то можно услышать дыхание людей, за исключением тех, кто, похоже, затаил дыхание. Когда Айз Седай покидают Башню и пропадают, что иногда случался, то первая мысль, приходящая на ум в таком случае всегда - Белоплащники. Дети называли Айз Седай Приспешницами Тьмы, и заявляли, что использование Единой Силы было богохульством, за которое необходимо наказывать смертью. Приговор, который они с радостью торопились исполнить при первом же удобном случае. Никто так и не смог понять, почему они явились помогать защитить Тар Валон. По крайней мере, среди Принятых.

Амерлин медленно обвела взглядом ряды. Потом удовлетворенно кивнула, увидев, что ее предостережение дошло до всех. - "Лошади ожидают в западной конюшне. Там же к полудню в седельных сумках окажется продовольствие, и все остальное, что вам понадобится. А теперь, возвращайтесь в ваши комнаты, наденьте ботинки покрепче и плащи. Это будет долгий день, и холодный. Идите в Свете!"

Это было прощание, и они все как один сделали реверанс, но когда они уже стали пробираться к двери в коридор, она добавила словно только что припомнила.

"А! Да…" - Слова заставили всех замереть на месте. - "Когда запишите имя женщины, проставьте также имя младенца, его пол, день, когда он или она были рождены, и точное место, где именно. Отчеты Башни в этом вопросе всегда должны быть точными и полными. Все. Можете идти". – А ведь то, что она оставила на последок, было едва ли не самым важным. Именно так Айз Седай обычно прячут истину на самом виду. А кое-кто утверждал, что это именно Айз Седай придумали Игру Домов.

Морейн не смогла удержаться и переглянулась с Суан. У той было абсолютное отвращение ко всему, что хоть отдаленно напоминало конторскую работу, но сейчас она широко улыбалась. Они будут помогать искать Дракона Возрожденного. Конечно пока только его имя и его матери, но это уже было чем-то похожим на приключение, о котором Принятые могли только мечтать.

© Перевод с AL, январь 2004 года
 
« Пред.   След. »