logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Личное творчество
На нашем форуме открыт новый раздел , в котором собрано личное творчество участников нашего форума. Здесь вы можете ознакомиться с литературными произведениями наших авторов, обсудить его с участниками форума и выложить свое собственное творчество. Обратите внимание на подраздел "Утраченные Сказания" - в нем  будут собраны рассказы и повести, дополняющие цикл "Колесо Времени". Не пропустите также конкурс на лучшее произведение наших пользователей! 
 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 36. Под сенью дуба Печать E-mail
Автор Administrator   
15.11.2006 г.

Солнце уже давно перевалило через горы, когда отряд Карида оказался посреди леса приблизительно в двух лигах от Малвайдских Теснин. Горное ущелье не более пяти миль шириной, внутри которого проходил тракт из Эбу Дар в Лугард, лежало в миле к югу. У подножия перевала он рассчитывал найти лагерь, обнаруженный для него Аджимбурой. Аджимбура не был настолько глуп, чтобы самому сунуться в лагерь, поэтому Карид не знал - не направляется ли он в ловушку без приманки. Нет, как бы ни обернулось это предприятие, он идет не напрасно. Ради Верховной Леди Туон! Любой Страж Последнего Часа умрёт за неё с радостью. Их честь являлась долгом, а долг нередко означал смерть. Небо несло на себе лишь волнистую белизну облаков, без какого - либо намёка на дождь. Он всегда мечтал умереть при солнечном свете...

Карид взял с собой немногих. Аджимбура верхом на белоногой гнедой показывал дорогу. В знак своей величайшей жертвы, жилистый коротышка остриг густо поперчённую сединой косу. Горные племена считали отрезанные косы поверженных врагов величайшими трофеями в своих бесконечных сварах – и оказаться без косы было равносильно сознательному признанию в трусости, и потерю чести перед лицом всех кланов и семей. Хотя данная жертва была принесена скорее Кариду, чем Верховной Леди или Хрустальному Трону, но глубина Каридовой преданности направляла его стремления в нужное русло. Скакавшие позади него два Стража, ослепляли сиянием отполированных до блеска красно - зелёных доспехов, не хуже, чем его собственные. Харта и ещё два Садовника, с неразлучными топорами на плечах, легко поспевали за лошадьми. Их доспехи также сияли. Скачущая на быстроногом сером, дер’сул’дам Высокородной Леди, Мелитене, подвязала длинные седые волосы ярко - красной лентой, серебряный поводок ай’дама соединял её левую руку с шеей Майлен. Идея, как сделать эту пару более впечатляющей, так и не пришла к нему в голову. Он надеялся, что ай’дам на пару с украшенным красными вкладками и ветвящимися на груди серебряными молниями платьем, привлечёт внимание. Приняв во внимание общий блеск отряда, вряд ли кто - нибудь обратит внимание на Аджимбуру. Остатки его небольшой армии остались с Музенге, на случай того, если это действительно ловушка.

Сперва Карид думал использовать вместо Майлен другую дамани. Миниатюрная женщина, возраст которой он не смог бы точно определить, буквально подпрыгивала в седле от желания лицезреть Верховную Леди. Она была недостаточно хорошо вымуштрована. Хотя, сделать что либо без приказа Мелитене она всё равно была не способна, и в качестве оружия абсолютно бесполезна. Факт, несказанно её огорчивший, когда он упомянул об этом при ней дер’сул’дам. Сул’дам пришлось спешно её успокаивать, расхваливая её Небесные Огни и чудесное Исцеление. При одной мысли о нём Карида передернуло. В перспективе, мгновенно заживающие раны казались чудом, но позволить прикоснуться к себе Силе он согласился бы только на пороге смерти. Спаси, однако, Сила жизнь его жены Калии... Нет, всё оружие осталось с Музенге. Если сегодня суждено случиться сражению - оно произойдёт по иным правилам.

Услышанная им птичья трель, казалось бы, ничем не отличалась от обычной, не передавайся она словно по цепочке по мере их продвижения. На высоком дубе он заметил человека, следившего за ними сквозь прицел арбалета. Увидеть часового было довольно сложно - покрытые тусклой зелёной краской броня и открытый шлем наблюдателя легко сливались с густой листвой. Но надетая на левую руку красная повязка выдавала его с головой. Для идеальной маскировки следовало от неё избавиться.

Карид придвинулся к Аджимбуре, и жилистый голубоглазый человечек оскалился в своей обычной крысиной усмешке, перед тем как пристроить свою гнедую позади Стражей. Он должен сойти за слугу.

Вскоре их кавалькада въехала непосредственно в лагерь. Палатки или другие укрытия напрочь отсутствовали, в отличие от образцовых коновязей и большого числа солдат в зеленой броне. Его отряд привлёк внимание – их провожали взглядами, но только некоторые воины встали на ноги при их приближении, и лишь единицы держали в руках арбалеты. Большинство солдат, безусловно уставшие от бешеной скачки прошлой ночью, спали укрывшись одеялами. Похоже, что птичья трель предупреждала о его безвредности. Как он и ожидал, все они были похожи на бывалых рубак. Сюрпризом стало их количество. Даже приняв во внимание укрывавшихся за деревьями, в лагере насчитывалось не более семи - восьми тысяч человек. Это было слишком мало для ведения описанной Лоуном компании. Тяжесть отчаянья неожиданно сжала грудь. Где остальные? Неужели Верховную Леди держат с другим отрядом? Оставалось надеяться, что и Аджимбура принял во внимание их численность.

Прежде чем они углубились в лагерь, им преградил дорогу низкорослый всадник на высоком буланом мерине. Его лоб был наголо выбрит и, к удивлению Карида, напудрен. Однако, ни шутом, ни евнухом он отнюдь не казался. Если его тёмная куртка и выглядела шёлковой, то зелёный панцирь ничем не отличался от солдатского. Равнодушным взглядом он «прошёлся» по Мелитене с Майлен, по Огир, и с тем же отсутствующим выражением, повернулся к Кариду.

«Лорд Мэт описал нам схожие с вашими доспехи», - протрещал всадник быстрее и резче любого алтарца. - «Чем мы обязаны визиту Стражей Последнего Часа?»

Лорд Мэт? Кто Света ради, этот лорд Мэт?

«Фурик Карид», - представился Карид. - «Я желаю побеседовать с человеком, называющим себя Томом Меррилином».

«Талманес Деловинде», - ответил, соблюдая приличия, всадник. – «Вы желаете беседовать с Томом? Нет ничего проще. Следуйте за мной».

Карид направил Алдазара вслед за Деловинде. Тот даже не удосужился в этом убедиться, как и упомянуть тот банальный факт, что никто из них не покинет лагерь живым, чтобы сообщить о его расположении. Однозначно, он безупречно воспитан. В любом случае, им не дадут выбраться из лагеря, если только безумный план Карида не сработает. Шансы на успех Музенге оценил лишь как один к десяти, а остаться в живых один к пяти. Карид оценивал свои шансы ещё ниже, но всё же предпочёл рискнуть. Присутствие Меррилина вселяло надежду на присутствие Высокородной Леди.

Деловинде спешился в тени исполинского дуба на глазах у разношёрстной компании, которая выглядела странно по - домашнему. Группа людей устроилась на походных стульях или одеялах вокруг небольшого костерка с греющимся над ним котелком. Карид тоже спешился, подав пример Стражам и Аджимбуре. Мелитене и Майлен остались на лошадях, сохранив преимущество господствующей позиции. Из всех больше всего он удивился присутствию, читавшей книгу сидя на треногом табурете Госпожи Анан - бывшей хозяйки его гостиницы в Эбу Дар. Одетая не в одно из столь любимых им открытых Эбу Дарских нарядов, она, тем не менее, сохранила брачное ожерелье - украшенный драгоценными камнями кинжал опирался на ее внушительную грудь. Отложив книгу в сторону, она удостоила его приветливым кивком, словно поздравляя с возвращением в «Странницу» после часового отсутствия. Взгляд её ореховых глаз остался невозмутим. Возможно, заговор был даже обширнее, чем предполагал Взыскивающий Мор.

Стройный, седой мужчина с усами не короче Хартовых, сидел за игровой доской в камни, скрестив ноги на полосатом одеяле. По другую сторону доски сидела стройная женщина с характерной тарабонской причёской. При виде Карида мужчина выгнул бровь, и, покачав головой, вернулся к клетчатой доске. Во взгляде женщины читалась неприкрытая ненависть. Сидевший на соседнем одеяле скрюченный длинноволосый старикашка, был занят незнакомой игрой с поразительно некрасивым мальчуганом на красном лоскуте, расчерченном чёрной паутиной линий. При виде гостей они привстали. Малыш с интересом разглядывал Огир. Рука старика, словно за кинжалом, незаметно скользнула под кафтан. Опасный и настороженный мужчина. Может, это - Меррилин.

Две сидевшие чуть дальше пары мужчин и женщин непринуждённо беседовали, но стоило Кариду спешиться, как одна из женщин с суровым лицом встала, смерив его вызывающим взглядом голубых глаз. Меч у неё за спиной по - морскому крепился на широком кожаном ремне. Не смотря на коротко остриженные волосы, ничем не напоминавшие причёску Низкородных, и не покрытые лаком ногти на руках, Карид был уверен, что перед ним Эгинин Тамарат. Крупный мужчина с короткой стрижкой и чудной иллианской бородкой встал рядом, накрыв ладонью рукоять короткого меча, и взглядом подтверждая её вызов. Следующей встала красивая длинноволосая женщина с характерными тарабонскими чертами лица. Сперва показалось, что она готова пасть ниц, но в следующее мгновение она гордо выпрямилась и посмотрела ему прямо в глаза. Последним встал, словно вырезанный из тёмной древесины мужчина в смешной красной шапке. Он засмеялся и нежно её обнял. Ухмылка, которой он одарил Карида, сияла торжеством.

«Том», - произнёс Деловинде,- «это Фурик Карид. Он желает побеседовать с человеком, называющим себя Томом Меррилином».

«Со мной?» - Стройный, седой мужчина неуклюже поднялся. Его правая нога выглядела неестественно прямой. Старое боевое ранение?

«Но я не ‘называю’ себя Томом Меррилином. Это моё настоящее имя, хотя я и удивлен, что вы его знаете. Что вам угодно?»

Карид снял шлем, но прежде, чем он сумел ответить, вперёд, в сопровождении двух товарок, протолкалась красивая большеглазая женщина. У всех троих были лица Айз Седай - на первый взгляд двадцатилетние, на второй вдвое старше, а на третий нечто посредине. Это привело его в совершенное замешательство.

«Это - же Шерайне!» - вскричала красавица, указав на Майлен. - «Освободите её!»

«Ты не понимаешь, Джолин», - со злостью вскричала одна из её подруг. Узкие губы и узкий нос давали впечатление, что ей по силам грызть камни. - «Она теперь не Шерайне. Она бы предала нас, при первой же возможности».

«Теслин права, Джолин», - промолвила третья. Скорее симпатичная, чем красивая с длинными чёрными волосами до талии. - «Она бы предала нас».

«Я не верю, Эдесина», - огрызнулась Джолин. - «Вы немедленно освободите её», - приказала она Мелитене, - «Иначе я…» - неожиданно она глубоко вздохнула.

«Я же тебя предупреждала», - с горечью заметила Теслин.

К группе галопом приблизился молодой мужчина в чёрной широкополой шляпе верхом на широкогрудом гнедом и спешился буквально на скаку.

«Проклятие! Что здесь происходит?» - потребовал он ответа, подойдя к костру.

Карид его просто проигнорировал. Следом верхом на чёрно-белой кобыле неизвестной Кариду масти к костру приблизилась Верховная Леди Туон. Селусия, в скрывающем её голову пурпурном шарфе, ехала рядом на буланом, но для него существовала только Верховная Леди. Несмотря на короткий ёжик на голове, это лицо он узнал бы везде. Она одарила его одним безучастным взглядом, прежде чем вернуться к наблюдению за парнем. Карид призадумался, узнала ли она его. Скорее всего, нет. Прошло довольно много времени с той поры, когда он был её телохранителем. Даже не оглядываясь, он знал, что поводья гнедого коня Аджимбуры теперь находятся в руках одного из Стражей. Предполагалось, что, лишившись выдававшей его косы, коротышка способен не внушая подозрения покинуть лагерь. Постовые вряд ли обратят на него внимание. Аджимбура неплохой бегун, а также мастер маскировки. Пройдёт не много времени, как Музенге будет знать, что Верховная Леди в лагере.

«Она отгородила нас от Источника, Мэт», - сказала Джолин, и парень, сорвав с головы шляпу, направился к Мелитене, словно собираясь схватить поводья её лошади. Выше среднего, но отнюдь не великан, чёрный шёлковый платок на шее - эти черты выдавали в нем того, кого все называли Игрушкой Тайлин, словно это являлось его наивысшим достоинством. Игрушки редко обладают какими-то особенными качествами. Странно, но он был явно недостаточно красив для подобной роли. Хотя и в неплохой форме.

«Убери щит», - произнёс он, словно рассчитывая на подчинение. Брови Кадира поползли вверх. И это - Игрушка? Мелитене и Майлен разом вздохнули, а парень захохотал. – «Я забыл предупредить, на меня это не действует. А сейчас ты либо снимешь проклятые щиты, либо я стащу вас с проклятых лошадей и выпорю на глазах у всех». - Лицо Мелитене потемнело. Мало кто осмелиться обратиться к дер’сулдам подобным тоном.

«Убери щиты, Мелитене», - произнёс Карид.

«Марат’дамани собирались обнять саидар», - ответила она, не подчинившись. - «Если им удастся прикоснуться к Источнику, я не смогу…»

«Сними щиты, Мелитене». - Настоял он. - «И отпусти Источник».

Юноша удовлетворено кивнул, и неожиданно обернулся, направив палец в сторону Айз Седай. - «А вы, сожги вас Свет, даже не начинайте! Она отпустила источник теперь Ваша очередь. Ну же!» - Он вновь кивнул, словно знал, что они подчинились. Судя по тому, как на него уставилась Мелитене, возможно он знал. Может он Аша’ман? Возможно, Аша’маны способны узнавать, когда направляет дамани. Звучит неправдоподобно, но на данный момент, это единственное объяснение. Хотя, вряд ли это сочеталось с тем, как с ним обращалась Тайлин.

«Однажды, Мэт Коутон», - холодно процедила Джолин, - «Кто-нибудь обучит тебя должному уважению к Айз Седай, и я надеюсь при этом присутствовать».

Верховная Леди и Селюсия громко рассмеялись. Приятно сознавать, что она сохранила в плену присутствие духа. Без сомнения, этому способствовало присутствие горничной. Настало время действовать по плану. Пора начать его безумную игру.

«Генерал Меррилин», - приступил Карид, - «Вы провели короткую и впечатляющую кампанию, сотворив чудеса в сокрытии ваших сил от неприятеля, но вашей удаче пришёл конец. Генерал Чизен разгадал ваши намерения. Он развернул свою армию и возвращается к Малвайскому ущелью со всей возможной скоростью. Он прибудет не позже, чем через два дня. Под моим началом неподалеку находится десятитысячная армия – достаточно, чтобы задержать вас до его прибытия. Но жизнь Верховной Леди Туон будет в опасности, и я готов на всё, дабы избежать подобного. Позвольте мне покинуть лагерь вместе с ней, и я позволю вам и вашим людям уйти без боя. В этом случае, вы успеете пройти перевал и уйти в Муранди до прибытия Чизена. Любой другой выбор означает полное уничтожение. У Чизена достаточно людей. Это не будет сражением. Стотысячная армия против восьмитысячной - это бойня».

Они выслушали его с каменными, лишёнными всякого выражения лицами. О, они прошли хорошую школу. Или просто шокированы тем, что план Меррилина провалился в последнюю минуту.

Меррилин поправил свои роскошные усы длинным пальцем. Похоже, он прятал улыбку. - «Боюсь, вы меня с кем-то путаете, Генерал Знамени Карид». - На протяжении фразы его голос приобрёл неожиданную глубину. - «Я - менестрель, что значит не выше придворного барда, но не генерал. Вам стоит побеседовать с Лордом Мэтримом Коутоном». - Он сделал небольшой кивок в сторону парня, вновь надевшего широкополую шляпу.

Карид застыл. Игрушка Тайлин - генерал? Наверное, они шутят?

«С тобой приблизительно сотня бойцов Стражи Последнего Часа и около двадцати Садовников», - спокойно заметил Коутон. - «Судя по тому, что я слышал, по силе это равняется приблизительно пяти сотням обычных солдат. Но Отряд - это не обычные солдаты, и у меня больше шести сотен. Что же касается Чизена, если так зовут парня, который ушёл из Теснин, то даже если он обо всём догадался, то раньше чем через пять дней здесь его не жди. По донесениям моих разведчиков, он вовсю прыть мчался на юго-запад по Эбударскому тракту. Но главный вопрос в другом - удастся ли тебе доставить Туон в целости и сохранности в Таразинский Дворец?»

Карид почувствовал будто Харта пнул его в живот, и не только потому, что этот оборванец назвал Верховную Леди по имени. - «Ты позволишь мне увезти её?» - пробормотал он, не веря своим ушам.

«Если она доверяет тебе. И если ты способен вернуть её живой во дворец. До того момента, жизнь её в опасности. Если ты еще не знаешь - вся твоя проклятая Непобедимая Армия готова перерезать ей глотку либо расколоть её череп булыжником».

«Я знаю», - ответил он спокойнее, чем чувствовал на самом деле. Почему этот человек готов отпустить Верховную Леди после всех усилий, затраченных Белой Башней на её похищение? Почему, после этой короткой, кровавой компании? - «Каждый из нас с радостью отдаст жизнь за благополучие Верховной Леди. Мы готовы отправиться сей же час». – Прежде, чем этот безумец передумает. Прежде, чем этот чудесный сон окончится.

«Не так быстро», - Коутон обернулся к Верховной Леди. - «Туон, ты доверяешь этому человеку свое возвращение во дворец в Эбу Дар?» - С неимоверным усилием Кариду удалось сдержаться. Да будь он трижды лордом и генералом, он не смеет так обращаться к Верховной Леди!

«Я готова доверить свою жизнь Страже Последнего Часа», - сдержанно ответила Верховная Леди. - «А этому, в особенности». - Она одарила Карида улыбкой. Даже в детстве её улыбки были большой редкостью. - «Вы случайно не сохранили мою куклу, Генерал Знамени Карид?»

Он церемониально поклонился. Манера её обращения подразумевала, что она всё ещё под вуалью. - «Мои извинения, Верховная Леди. Я потерял всё во время Великого Пожара в Сохиме».

«Это означает, что вы хранили её десять лет. Примите мои соболезнования по поводу кончины вашей супруги и вашего сына. Он погиб как храбрый воин. Мало кто решиться зайти в горящее здание единожды. Он сумел спасти пятерых».

Горло Карида сжалось. Она интересовалось его жизнью. Всё, на что он был способен - поклониться ещё ниже.

«Ну ладно, хватит», - прервал их Коутон. - «Ты разобьёшь свою голову оземь, если продолжишь в том же духе. Как только они с Селюсией соберут свои пожитки, забирай их и скачи во весь опор. Талманес, подымай Отряд. Не то, чтобы я тебе не доверял, Карид, но я буду спать спокойнее за перевалом».

«Мэтрим Коутон - мой муж», - громко и отчётливо произнесла Верховная Леди. Все буквально застыли на своих местах. - «Мэтрим Коутон - мой муж».

Карид второй раз почувствовал, словно Харта пнул его в живот. Нет, не Харта - Алдазар. Неужели мир сошёл с ума? Коутон выглядел как человек, увидевший летящую ему в голову стрелу, но осознающий, что не успеет пригнуться.

«Проклятый Мэтрим Коутон - мой муж. Это слово ты так любишь повторять, не так ли?»

Подобного просто не может быть.

* * *

Прошло не меньше минуты, прежде чем Мэт смог снова говорить. Чтоб он сгорел, минула целая вечность, прежде чем он смог даже пошевелиться. Восстановив контроль над телом, он, сорвав с головы шляпу, размашистым шагом приблизился к Туон и схватил бритву под узды. Она взглянула на него сверху вниз, словно королева с проклятого трона. Все сражения, все рейды и засады прошли под проклятый перестук проклятых костей в голове, но стоило ей произнести пару слов, и они остановились. В этот раз, по крайней мере, то что для треклятого Мэта Коутона данное событие было судьбоносным не вызывало сомнения.

«Почему? То есть, я знал, что рано или поздно ты это скажешь, но почему именно сейчас? Ты мне нравишься, может быть, даже больше чем просто нравишься, да и целовать тебя одно удовольствие…» - ему послышался рык Карида, - «но на влюблённую ты явно не похожа. Даже когда ты не сидишь у меня в печёнках - ты не теплее ледышки».

«Любовь?» - Удивлённо произнесла Туон. - «Возможно со временем мы и полюбим друг друга, Мэтрим. Но я всегда знала, что моё замужество послужит Империи. Что ты имел в виду, утверждая, что знал, что я произнесу эти слова?»

«Зови меня Мэт». - Только мать называла его Мэтрим, и то когда собиралась наказать, и еще сёстры-ябеды, когда стучали на него матери.

«Но ведь тебя зовут Мэтрим. Так что ты имел в виду?»

Мэт обречённо вздохнул. Эта женщина никогда не изменится. Только безоговорочное исполнение любой её прихоти, впрочем, так ведут себя все женщины. - «Я прошел сквозь один тер’ангриал, и попал в странное место, а может в другой мир. Люди там и не люди вовсе - больше похожи на змей. Они отвечают на три твоих вопроса и их ответы всегда правдивы. На один из моих вопросов, ответом было что я женюсь на Дочери Девяти Лун. Ты не ответила на мой вопрос… Почему сейчас?»

Тень улыбки появилась у неё на губах. Склонившись в седле, Туон врезала ему кулаком по затылку! - «Я готова сносить твои суеверия, Мэтрим, но лжи не потерплю. Занятная ложь, но всё равно, ложь».

«Светом клянусь - это чистая правда», - он с протестом надел шляпу. Реши она вновь его вздуть, будет не так больно. - «Да любая Айз Седай подтвердит мои слова, если ты снизойдёшь до беседы с ними. Они смогли бы поведать тебе об Элфинн и Илфинн».

«Это может быть правдой», - вставила Эдесина в неуклюжей попытке помочь. - «Насколько мне известно, во владения Элфинн можно попасть через тер’ангриал в Тирской Твердыне, и ответы их предположительно правдивы». - Мэт уставился на неё с открытым ртом. Все эти её «насколько мне известно» и «предположительно» ему нисколько не помогли. Туон же глядела на него так, словно Эдесины не существовало на свете.

«Я ответил на твой вопрос, Туон, ответь и ты на мой».

«Знаешь ли ты, что дамани способны предсказывать судьбу?» - Она строго взглянула на Мэта, словно ожидая, что он поднимет её на смех, но тот лишь молча кивнул. Некоторые Айс Седай обладали даром Предсказания. Может, встречаются и дамани с подобным талантом. - «Перед самым прибытием в Эбу Дар я приказала Лидии предсказать мою судьбу. Вот её слова:

"Остерегайся лиса преследующего ворон, потому как он женится на тебе и похитит тебя. Остерегайся того, кто помнит лицо Ястребиного Крыла, потому как он женится на тебе и освободит тебя. Остерегайся мужчины красной руки, ибо он твой суженный и никто иной". Поначалу, я обратила внимание на твоё кольцо».

Мэт бессознательно накрыл кольцо ладонью, и она довольно улыбнулась. - «Лисица посылающая двух воронов в полёт в тени девяти лун. Достаточно ясно, не так ли? Так как ты только что исполнил вторую часть предсказания, мои догадки переросли в уверенность». - Селюсия неожиданно кашлянула, но, повинуясь жесту пальцев Туон, полногрудая женщина замолкла и принялась поправлять шарф. Но взгляд, которым она одарила Мэта, обычно предшествует удару кинжалом в сердце.

Мэт с горечью усмехнулся. Кровь и пепел. Кольцо было лишь образцом работы ювелира, да и купил он никчёмную вещицу только потому, что она застряла у него на пальце. Он бы с удовольствием избавился от воспоминаний об Ястребином Крыле, как и от других, связывавших его с проклятыми змеями; но благодаря им он приобрёл жену. Отряд Красной Руки никогда не возник бы, не будь этих воспоминаний о минувших битвах.

«Похоже, моё та’аверенство, на мне же и отыгралось», - На мгновение, казалось, что она снова ему врежет. Он попытался подкупить её своей лучшей улыбкой. - «Последний поцелуй на дорожку?»

«Сейчас я не в настроении», - её холодный ответ ознаменовал возвращение хорошо знакомого ему «безжалостного судьи» - немедленно казнить всех заключённых. - «Может позже. Ты можешь вернуться со мной в Эбу Дар. Теперь тебе гарантирован почётный пост в Империи».

Он, не задумываясь, отрицательно мотнул головой. Там не было почётных постов ни для Лейлвин, ни для Домона, как и не существовало таковых для Айз Седай и Отряда. - «Следующая моя встреча с Шончан произойдёт на ратном поле, Туон» - Проклятье, так оно и будет. Несмотря на все его усилия, другого будущего не намечалось. - «Ты мне не враг, в отличие от твоей Империи».

«И ты не враг мне, муж мой», - ответила она холодно, - «но я живу ради служения Империи».

«Что ж. Думаю, тебе стоит начать сборы...» - его тирада потонула в стуке копыт приближающейся лошади.

Ванин резко осадил взмыленного серого рядом с Туон, взглянул на Карида и других Стражей Последнего Часа, и, сплюнув сквозь щель в зубах, опёрся на высокую луку седла. - «Порядка десяти тысяч солдат или больше находятся в маленьком городишке, примерно в пяти милях на запад отсюда», - доложил Мэту толстяк. - «Насколько мне удалось выяснить, только один из них шончанин, остальные - алтарцы, тарабонцы или части из амадиции. Все конные. Расспрашивают о солдатах в похожих доспехах», - он указал на доспехи Карида. - «И, если верить слухам, тот из них кто убьёт девушку, похожую по описанию на Верховную Леди, получит сто тысяч золотом. У них аж пена идет изо рта из-за этого золота».

«Я смогу проскользнуть мимо них», - заявил Карид. Лицо его оставалось по-отечески мягким, но голос напоминал звук обнажаемого стального меча.

«А если не сможешь?» - тихо спросил Мэт. - «Неспроста они так близко. Они ‘почуяли’ твой след. Если они выследят тебя вновь, Туон умрёт».

Лицо Карида потемнело. - «Ты решил отказаться от своих обещаний?»

Похоже, дело принимало крутой оборот. Хуже того, Туон взглянула на Мэта словно настоящий судья. Да чтоб он сгорел, умри она, и часть его души умрёт с ней навеки. Единственной возможностью предотвратить это, единственный способ увериться в её безопасности, был ненавистен ему больше работы. Когда-то, нелюбимая им война, казалась всё же лучше ненавистной работы. Девять тысяч трупов за несколько прошедших дней навсегда изменили его мировоззрение.

«Нет», - сказал он. - «Она уйдёт с тобой. Но ты оставишь дюжину Стражей и несколько Садовников. Если мне придется их отвлекать, то они должны думать, что я - это ты».

* * *

Чтобы путешествовать налегке, Туон пришлось бросить большинство купленной для неё Мэтримом одежды. Подаренный им шёлковый букет алых роз был аккуратно упакован в седельные сумки, с предосторожностями достойными дутого стекла. Она ни с кем не попрощалась, кроме Госпожи Анан - ей в самом деле будет не хватать этих бесед. Их с Селлюсией сборы прошли в рекордные сроки. Майлен так радовалась встрече, что ей пришлось успокаивать миниатюрную дамани. Похоже, вести о событиях последнего часа сумели дойти до самого последнего солдата - на протяжении всей дороги из лагеря её кавалькаду провожали приветствия и низкие поклоны бойцов Отряда. Это напоминало смотр войск в Шондаре.

«Каково ваше мнение о нём?» - спросила она Карида, стоило им удалиться от лагеря и перевести лошадей в кентер. Необходимости в уточнении, о ком идёт речь, не было.

«Я не достоин судить в этом вопросе, Верховная Леди», - ответил он. Глаза его ни на миг не прекращали следить за окружающими отряд деревьями. - «Я служу Империи и Императрице, да живёт она вечно».

«Как и все мы, Генерал Знамени. Но я настаиваю на вашем ответе».

«Он хороший полководец, Верховная Леди», - ответил он без задержки. - «Смел, но не безрассуден. Он не полезет на рожон, чтобы доказать собственную смелость. И он умеет… приспосабливаться. Человек со множеством личин. И, да простит меня Верховная Леди, мужчина искренне вас любящий. Я видел, как он на вас смотрит».

Влюблён в неё? Может быть. Возможно, и она однажды его полюбит. Считалось, что мать любила её отца. Человек со множеством личин? Да по сравнению с Мэтримом Коутоном лук похож на яблоко! Она провела рукой по голове. Носить на голове волосы, всё ещё казалось дикостью. - «На первой же остановке мне понадобится бритва».

«Не лучше ли подождать до Эбу Дар, Верховная Леди?»

«Нет», - ответила она мягко. - «Если мне суждено умереть, я умру той, кто я есть. Я сняла вуаль».

«Как прикажете, Ваше Высочество». - Улыбаясь, он отдал салют: бронированный кулак грохнул о доспех. - «Если нам предстоит умереть, мы умрём теми, кто мы есть».

 
« Пред.   След. »