logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Последние теории и обсуждения на нашем форуме!

Приглашаем вас обсудить мир Колеса Времени на нашем форуме:

Мазрим Таим - М'хаэль Черной Башни, что он за человек?

---

Ишамаэль и план Тени

---

Последняя Битва и участие Дракона в ней

---

И снова Асмодиан, и тайна его гибели

---

Предсказания

---

Можно ли воскресить Бе'лала?

---

Морейн - откуда она все знает?

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 12. Сделка Печать E-mail
Автор Administrator   
09.11.2006 г.

Ванну найти было не тяжело, однако Илэйн пришлось подождать в прихожей, хмуро глядя на резную дверь своих апартаментов, пока Расория и двое женщин-Гвардейцев ее обыскивали. Как только они убедились, что внутри нет поджидающих убийц, они вышли в коридор. Илэйн зашла и увидела седую Эссанде, ожидающую ее в спальне вместе с Нэйрис и Сефани, двумя женщинами, которых она обучала. Эссанде была стройной, с гербом Илэйн - Золотой Лилией, вышитой с левой стороны. Женщина с большим чувством собственного достоинства, подчеркнутым тем, как обдуманно она двигалась, хотя многое было из-за преклонного возраста и боли в суставах. Нэйрис и Сефани были сестрами, молодыми, крепкими и застенчивыми, гордящимися своими ливреями и счастливыми тем, что их выбрали в помощницы, потому, что это было лучше, чем мыть коридоры. Но они очень боялись как Эссанду, так и Илэйн. Во Дворце были и более опытные горничные, женщины, которые годами работали во Дворце, но как ни грустно новенькие девушки, которые приходили во Дворец искать любую подходящую работу, были более безобидными.

Две медные ванны стояли на толстом слое полотенец, которые лежали на полу поверх розовой плитки там, где один из ковров был закатан. Это было свидетельством того, что весть о прибытии Илэйн летела впереди нее. Слуги умели быстро узнавать самые последние новости, чему глаза-и-уши Башни могли только позавидовать. Хороший яркий огонь в камине, и плотно прилегающие к окнам ставни делали комнату очень теплой, особенно после коридоров. И Эссанде ждала только того, когда Илэйн войдет в комнату, чтобы отправить Сефани за человеком с горячей водой. Ее принесут в ведрах с двойными стенками и крышками, чтобы не дать ей остыть по дороге из кухни, хотя их все равно немного задержат телохранители, чтобы убедиться, что в воде не спрятаны ножи.

Авиенда с сомнением смотрела на вторую ванну, а Эссанде также на Бергитте. Для первой было все еще не просто забраться в воду, а другая не признавала, что во время купания должен присутствовать кто-то еще. Но седовласая женщина не тратя времени попусту на тихо суетившихся Илэйн и Авиенду, и отвела их в гардеробную комнату для переодевания, где согревал воздух еще один мраморный камин. Для Илэйн было большим облегчением, что Эссанде помогла ей вылезти из платья для верховой езды, зная, что у нее было много дел важнее, чем быстрое мытье и показная непринужденность, пока она беспокоилась о том, как побыстрее добраться до следующего пункта назначения. Все остальное подождет, да поможет ей Свет! Но теперь она была дома, и это было главное. Она даже могла на время забыть об этом маяке, горящем на западе. Почти. Ну не совсем, конечно, но она могла себе позволить перестать волноваться об этом до тех пор, пока она не разберется во всем подробно.

Когда они были раздеты - Авиенда отпихнула руки Нэйрис и сама сняла с себя все драгоценности. И вообще, она делала все возможное, чтобы претвориться, будто Нэйрис не существует, и ее одежда снимается сама по себе. Когда их аккуратно облачили в вышитые шелковые рубашки, и их волосы обернули белыми полотенцами - Авиенда трижды пыталась сама обернуть голову полотенцем, и только после того, как вся конструкция в третий раз обрушилась на шею, она разрешила это сделать Нэйрис, бормоча, что она слишком размякла, и скоро ей понадобиться кто-нибудь, чтобы зашнуровывать ботинки, пока Илэйн не начала хохотать. Авиенда присоединилась, откинув голову назад, и Нэйрис пришлось начинать все сначала. Когда все это было сделано, и они вернулись в спальню, то ванны были уже наполнены, и воздух наполнял запах розового масла, которое было добавлено в воду. Люди, которые принесли воду уже ушли, естественно, и Сефани ждала их с закатанными рукавами, чтобы потереть спинку, если кто-нибудь захочет. Бергитте сидела на сундуке, отделанном черепаховым панцирем, стоящим в изголовье кровати, положив локти на колени.

Илэйн позволила Эссанде снять с нее свое бледно-зеленое одеяние, и быстро погрузилась в свою ванну по самую шею. Из-за этого ее колени оставило снаружи, но зато большая часть тела погрузилась в тепло, и она вздохнула, чувствуя, как усталость покидает ее, и все тело наполняет расслабленность. Горячая вода, должно быть, была величайшим даром цивилизации.

Уставившаяся на свою ванну, Авиенда начала сопротивляться, когда Нэйрис попыталась снять с нее рубашку бледно-лилового цвета с цветами по широким рукавам. Гримасничая, она, в конце концов, позволила это сделать и робко вошла в воду, но тут же выхватила из рук Сефани круглое мыло, и решительно начала намыливаться самостоятельно. Решительно, но очень осторожно, чтобы не расплескать из ванны ни капли воды. Айил использовали воду для мытья, к примеру, в парильнях, но тратили очень экономно, особенно при смывании шампуня, который они делали из маслянистых листьев растений, растущих в Пустыне. После грязная вода сохранялась и использовалась для полива растений. Илэйн показала Авиенде две большие цистерны рядом с Кэймлином, подпитывающихся от двух подземных рек. Они были такие большие, что дальняя сторона каждой терялась далеко в лесу, среди толстых стволов и теней. Но безводная Пустыня была у Авиенды в крови.

Игнорируя значительный взгляд Эссанде, которая редко говорила больше того, что требовалось, Бергитте, пока они мылись, рассказывала о последних новостях. Хотя и следила за тем, что говорила в присутствии Нэйрис и Сефани. Не было похоже, что девушкам платил другой Дом, но горничные сплетничают столь же свободно, как и мужчины - это, похоже, было традицией. Однако, некоторые слухи достойны поощрения. В основном, Бергитте рассказала о двух больших купеческих поездах, которые вчера прибыли из Тира, его фургоны были полны зерна и солонины. А другой - из Иллиана, с маслом, солью и копченой рыбой. Всегда было ценно напомнить людям, что продовольствие продолжает поступать в город. Очень мало купцов осмеливались пуститься в дорогу в Андор зимой, и никто не возил ничего дешевого, вроде еды, но применение врат означило, что Аримилла могла сколько ей будет угодно задерживать всех купцов подряд, но ее войска будут страдать от голода задолго до того, как первые признаки голода появятся в Кэймлине. Ищущие ветер, которые проделывали большинство таких проходов, докладывали, что Высокий Лорд Дарлин, ко всему еще и заявивший о своем титуле Стюарда Возрожденного Дракона в Тире - был блокирован в Тирской Твердыне знатью, которая хотела, чтобы Возрожденный Дракон убрался из Тира. Но даже они не смогут остановить снабжение зерном, особенно с тех пор, как они решили, что женщины из Родни, которые сопровождали Ищущих Ветер, были Айз Седай. Не то чтобы кто-то пытался прибегнуть к обману, но кольца Великого Змея были сделаны для женщин, которые прошли свои испытания на Принятых, до того как их удалили из Башни, а если кто-нибудь делает неправильный вывод... что ж, никто им не говорил неправды.

Если бы она подождала еще, вода начала бы остывать, и Илэйн решилась. Она взяла из рук Сефани мыло с экстрактом лепестков розы, и позволила Нэйрис начать скрести спину щеткой с длинной ручкой. Если бы были какие-нибудь новости о Гавине или Галаде, Бергитте об этом бы уже упомянула. Она столь же страстно, как и Илэйн, хотела их услышать, поэтому она не стала бы придерживать их на потом. Возвращение Гавина было бы хорошей новостью. Бергитте хорошо исполняла обязанности Капитана-Генерала, и Илэйн считала, что ей надо оставаться на этой должности, если бы ее можно было в этом убедить, но если бы здесь был Гавин... это бы позволило обеим женщинам немного расслабиться. Большинство солдат в городе были наемниками, и их едва хватало на то, чтобы обеспечить необходимыми людьми ворота и создать видимость на стенах, окружающих Новый Город, но они все были набраны из более, чем тридцати отрядов, каждый из которых имел собственного Капитана, которые были полны спеси и готов поссориться с другими из-за выдуманного пренебрежения. Гавина всю его жизнь обучали командовать армиями. Он мог бы заняться ссорами, предоставив ей защищать трон.

Кроме того, она просто хотела, чтобы он был подальше от Белой Башни. Она молилась о том, чтобы хоть один из ее курьеров смог пробраться внутрь, и в тоже время, чтобы Гавин уже был где-нибудь внизу по течению. К этому времени Эгвейн со своей армией уже больше недели осаждала Тар Валон, и жесточайшей насмешкой судьбы для Гавина стало бы оказаться между его клятвами: защищать Тар Валон и любить Эгвейн. Хуже того, однажды он уже нарушил одну клятву, или, по крайней мере, был к этому готов, ради любви к сестре, и. возможно, к Эгвейн. Если Элайда заподозрит, что Гавин помог бежать Суан, несмотря на то, что он помогал ей занять место Амерлин, то его заслуги испарится как дым, и если он будет еще в приделах досягаемости Элайды, то окажется в темнице, радуясь, что не попал к палачам. Илэйн не обижалась на его решение помогать Элайде. Он не мог знать всего, чтобы сделать иной выбор. Множество Сестер тоже были смущены происходящим. Как она могла требовать от Гавина того, чего не смогли сделать Айз Седай?

А что касается Галада... Она росла, не слишком любя этого человека, уверенная, что он должен обижаться на нее, и еще сильнее на Гавина. Галад думал, пока не родился Гавин, что однажды он станет Первым Принцем Меча. Ее ранние детские воспоминания сохранили образ мальчика, юноши, который вел себя скорее как отец или дядя, а не как брат, давая Гавину его первые уроки обращения с мечом. Она помнила свой страх того, что он проломит Гавину голову учебным клинком. Но он никогда не причинял вреда больше, чем синяки, которые неизбежно ожидают юношей при обращении с учебным оружием. Он знал, что было правильным. Галад знал, и пытался делать то, что считал правильным, не обращая внимания на то, чего это стоило всем, включая его самого. Свет, чтобы помочь ей и Найнив исчезнуть из Самары, он начал войну. И было похоже, что он знал весь риск с самого начала! Галаду нравилась Найнив, или это было временное увлечение. Было трудно предположить, что он чувствовал сейчас, будучи Белоплащником. Только Свет знал, где он сейчас находится и что делает - но правда была в том, что он начал войну, чтобы спасти сестру. Она не могла смириться с тем, что он стал Чадом Света. Она могла не любить его, но она надеялась, что он в безопасности и жив-здоров. Она надеялась, что он тоже найдет свой путь домой, в Кэймлин. Новостям о нем она была бы тоже рада, как и новостям о Гавине. Это ее удивило, но это было так.

- Пока тебя не было, прибыли еще две сестры. Они в Серебряном Лебеде. - Бергитте заставила это прозвучать так, будто это была рядовая остановка в гостинице, потому что во Дворце каждая постель была занята. - Зеленая, с двумя Стражами и Серая с одним. Они прибыли отдельно. В тот же день уехали Желтая и Коричневая, так что их по-прежнему десять, если считать всех вместе. Желтая уехала на юг, по направлению к Фар Мэддингу. Коричневая направилась на восток.

Сефани, терпеливо ожидавшая рядом с ванной Авиенды, потому что ей было нечем заняться, поверх головы Илэйн обменялась взглядом с сестрой и улыбнулась. Как и многие в городе, они знали, что присутствие Айз Седай в Серебряном Лебеде означает для Илэйн и дома Траканд поддержку Белой Башни. Наблюдая, как коршун, за двумя девушками, Эссанде кивнула сама себе. Она это тоже знала. Каждый конюх и старьевщик знал, что Башня разделилась. Но при том, ее имя все еще имело вес, и сохраняло сильный образ, что она никогда не падет. Каждый знал, что Белая Башня оказывала поддержку каждой законной Королеве Андора. По правде говоря, большинство Сестер с нетерпением ожидали того, что на престол взойдет королева, которая была бы Айз Седай, первой за тысячу лет, и первая открыто известная как Айз Седай, с самого Раскола Мира. Но Илэйн не удивилась бы, если бы в лагере Аримиллы тоже была Сестра, которая держась осмотрительно и себя не проявляла. Белая Башня никогда не ставила все свои деньги на одну лошадь, пока победитель не известен.

- Достаточно тереть, - сказала она нетерпеливо, уворачиваясь от щетины. Хорошо вышколенная, девушка отложила щетку на табурет, и вооружилась губкой, которой смывали мыло. Ей хотелось бы узнать, что значат эти сестры. Они были как песок в тапочках, вроде бы мелкий, так что вы с трудом ощущаете дискомфорт, но чем дольше он остается, тем большими казались песчинки. Сестры в Серебряном Лебеде одним присутствием превращались в приличных размеров камень.

Перед тем, как она прибыла в Кэймлин их число в гостинице часто менялось. Несколько Сестер каждую неделю уезжали, несколько приезжало, чтобы сменить. Осада ничего не изменила. Солдаты, окружавшие Кэймлин, не больше, чем восставшая знать в Тире, горели желанием останавливать Айз Седай, направляющуюся туда, куда она желает. Некоторое время в городе были и Красные, расспрашивая о человеке, возглавляющем Черную Башню. Но чем больше они узнавали, тем больше они проявляли раздражение, и последняя пара ускакала из города на следующий день, после появления Аримиллы под стенами. Каждая Айз Седай, входящая в город, осторожно осматривалась, и ни одна из Красных не появлялся возле Серебряного Лебедя, поэтому казалось маловероятным, что Сестры бывшие там, были посланы Элайдой с целью ее похищения. Иногда она представляла себе маленькие группы Айз Седай, разбросанные от Запустения до Моря Штормов, и постоянные потоки Сестер, движущиеся между ними, собирая информацию и делясь информацией. Эксцентричная мысль. Сестры, использующие глаза-и-уши, чтобы наблюдать за внешним миром редко делились тем, что они узнали, пока не было прямой угрозы для Башни. Как и те, которые были среди Сестер в Лебеде, которые отстранились от дел Башни и ждали, пока либо Эгвейн, либо Элайда перестанут занимать Престол Амерлин. Это было не правильно - Айз Седай должна бороться за то, что она считала правильным, не беспокоясь о том, победит ли сторона, которую она выбрала.

Недавно один из ее шпионов в Лебеде подслушал опасное имя, сказанное и быстро замятое из страха, что его могут услышать. Кадсуане. Не обычное имя. Именно Кадсуане Меледрин опутывала сетями Ранда, пока он был Кайриэне. Вандене была не высокого мнения об этой женщине, называя ее самоуверенной и упрямой, но Кареане упала в обморок при одном звуке этого имени. Истории о Кадсуане превратились в легенды. Кадсуане могла попробовать справиться с Драконом Возрожденным одной левой. Не то чтобы Илэйн волновалась за Ранда из-за любой другой Айз Седай, но он мог прийти в ярость из-за попытки его контролировать - мужчина слишком упрям, чтобы понять, что для него было бы лучше - но почему сестра в Кэймлине упомянула ее имя? И почему другая заставила ее замолчать?

Не смотря на теплую воду, она поежилась, думая о всех хитросплетениях Белой Башни, которые та плела веками, так хорошо, что никто не мог их увидеть, кроме Сестер, которые сами плели интриги, так туго, что никто кроме них самих их не распутает. Башня плела сети, Айя плели сети, даже отдельные Сестры плели сети. Иногда, они вплетались одна в другую так, словно их направляла одна рука. В другое время они разрывали друг друга на части. Так сложилось за три тысячи лет. Сейчас Белая Башня разделилась приблизительно на три части: одна поддерживала Эгвейн, одна Элайду, и одна оставалась в стороне. И если последние общались с остальными, обмениваясь информацией - возможно строя планы? - то последствия могут...

Неожиданно из-за закрытой двери донесся шум голосов. Илэйн села прямо. Нэйрис и Сефани вскрикнули и кинулись в объятия друг друга, уставившись на дверь широко раскрытыми глазами.

- Проклятье, что там происходит?.. - сердито ворча, Бергитте соскочила с сундука и выскользнула из комнаты, захлопнув дверь за собой. Голоса стали громче.

Если бы Телохранительницы дрались, то звук был бы другим, а они просто ругались. И узы не доносили ничего, кроме ярости и растерянности, и еще проклятую головную боль, но Илэйн выбралась из ванны, вытянув руки, чтобы Эссанде могла надеть на нее халат.

Спокойствие седой женщины, и, возможно, Илэйн, успокоило горничных настолько, что они покраснели, когда на них посмотрела Эссанде, но Авиенда расплескивая повсюду воду, выбралась из своей ванны, и ринулась в гардеробную. Илэйн думала, что она вернется со своим ножом, но вместо этого, она вернулась, окруженная сиянием саидар, с янтарной черепаху в одной руке. В другой она держала ангриал Илэйн, который хранился кошельке - древняя фигурка из кости в виде женщины, одетой только в собственные волосы. Кроме полотенца на голове, на Авиенде не было ничего, кроме собственной мокрой кожи. Она зло отстранила Сефани с дороги, когда та попыталась надеть на нее халат. Даже без ножа Авиенда по-прежнему думала, что когда она вынуждена сражаться, то должна действовать и двигаться внезапно.

- Положи это обратно, - сказала Илэйн, отдавая ангриал из кости Эссанде. - Авиенда, я думаю, что нам это не пригодится.

Дверь приоткрылась и в щели появилась голова Бергитте. Нэйрис и Сефани вздрогнули, по-видимому они все еще были напуганы.

- Зайда хочет вас видеть, - рявкнула Бергитте на Илэйн. - Я ей сказала, что ей придется подождать, но... - с неожиданным визгом она влетела в комнату, пытаясь удержать равновесие, пройдя два шагов и развернувшись, чтобы встретиться лицом с женщиной, которая ее толкнула.

Госпожа Волн клана Кателар была не того кто кого-то толкал. Концы ее замысловато завязанного узлом пояса свисали до колен. Она спокойно вошла в комнату, в сопровождении двух Ищущих Ветер, одна из которых закрыла дверь, перед пунцовым лицом Расории. Все трое прошли почти по ногам Бергитте. Зайда была невысокая, с проблесками седины в кудрявых волосах, однако ее темное лицо было того типа, которое с возрастом становятся только краше, и ее красота только подчеркивалась золотой цепочкой, с золотыми медальонами, которая соединяла одно из ее золотых колец в ухе с кольцом в носу. Что гораздо важнее, ее внешний вид был одной из форм давления. Это была не заносчивость, просто знание того, что ее послушаются. Ищущие Ветер внимательно смотрели на Авиенду, которая все еще удерживала Силу. Худое лицо Чанелле напряглось, а Шайлин прошептала что-то про Айильскую девчонку. Они были готовы открыться источнику, но ждали и сохраняли спокойствие. Восемь сережек в ухе Шайлин означали, что она Ищущая Ветер клана Госпожи Волн, а цепь Чанелле была увешана множеством золотых медальонов, как у Зайды. Обе были женщинами обличена властью, это было ясно из того, как они держались и двигались, но кто-то другой, ничего не знавший об Ата'ан Миэйр, с первого взгляда понял бы что Зайда дин Парид у них главная.

- Твои сапоги тебя подвели, Капитан-Генерал, - промурлыкала она с небольшой улыбкой на пухлых губах. Одна темная, татуированная рука поигрывала золотой табакеркой, которая висела у нее на груди. - Неудобная это вещь - обувь. - Она и обе Ищущие Ветер были босяком, как всегда. Ступни Ата'ан Миэйр были такими же твердыми как подошвы ботинок, которые не боялись ни грубых досок, ни холодных плит пола.

Странно, но в добавление к своим блузам и штанам яркой расцветки из парчи, каждая женщина носила широкую белую накидку, свисавшую на грудь, почти скрывая ожерелья.

- Я принимала ванну, - сказала Илэйн строгим голосом. Словно они не видели, что у нее мокрые волосы и халат прилип к телу. Эссанде чуть ли не дрожала от возмущения, что означало, что она была уже вне себя от ярости. Илэйн тоже была близка к этому состоянию. - Как только вы уйдете, я продолжу. Я поговорю с вами тогда когда закончу. Если это угодно Свету. - Вот! Если они собираются вламываться в ее комнату, то пусть вспомнят о церемониях.

- Да осияет тебя Свет, Илэйн Седай, - ответила спокойно Зайда. Она удивленно вскинула бровь, взглянув в сторону Авиенды, хотя и не из-за свечения саидар, так как Зайда не могла направлять, и не из-за ее обнаженного тела, так как Морской народ не особо об этом беспокоился, по крайней мере, на взгляд сухопутного человека. - Ты никогда не приглашала меня купаться с собой, хотя это было бы любезно, но мы не будем говорить об этом. Я узнала, что Неста дин Реас Две Луны мертва, убита Шончан. Мы скорбим по ней. - Все три женщины прикоснулись к своим белым накидкам и дотронулись кончиком пальцев до губ, хотя Зайда, казалось столь же не любила формальности, как и Илэйн. Не повышая голоса и не убыстряя темпа, она спокойно продолжила, сразу переходя к делу, что с точки зрения Морского народа было неслыханно.

- Первые двенадцать из Ата'ан Миэйр должны встретиться, чтобы выбрать другую Госпожу Кораблей. Судя потому, что твориться на западе, становиться понятно, что это необходимо сделать без промедления, - рот Шайлин сжался, и Чанелле поднесла табакерку к носу, чтобы вдохнуть аромат. Этот специфический запах был такой резкий, что перебивал аромат розового масла, наполнявший комнату. Не смотря на то, что это показало их чувства к Зайде, она не проявила беспокойства и неуверенности. Ее пристальный взгляд был направлен прямо в лицо Илэйн. - Мы должны быть готовы ко всему, что может произойти, и для этого нам нужно Госпожа Кораблей. От имени Белой Башни ты обещала двенадцать учителей. Я не могу взять Вандене, из-за ее скорби, или тебя, но остальных трех я возьму с собой. Оставшихся, в соответствии с клятвой Белой Башни мы будем ожидать вскорости. Я отправила сообщение Сестрам в "Серебряном Лебеде", посмотреть, как они отнесутся к исполнению долга Башни, но я не могу ждать. Если будет угодно Свету, я буду принимать ванну с другой Госпожой Волн уже сегодня вечером в гавани Иллиана.

Илэйн с трудом удалось сохранить вежливость на лице. Эта женщина только что заявила, что собирается забрать всех Айз Седай, находящихся в Кэймлине и увести с собой. И было не похоже, что она собиралась оставлять хотя бы одну Ищущую Ветер. От этого сердце Илэйн остановилось. До тех пор, пока Реане не вернется, оставалось только семь женщин из Родни, обладающих достаточной силой, чтобы создать врата. Но двое из них не могли создавать достаточно большие, чтобы сквозь них могла проехала лошадь с повозкой. Без Ищущих Ветер, обеспечение Кэймлин продовольствием из Тира и Иллиана становилось проблематичным. "Серебряный Лебедь"! Свет, ничего хуже кроме как отправить туда людей, Зайда придумать не могла. Эгвейн не поблагодарит ее за это! Она никогда не думала, что на нее свалиться столько проблем, из-за одной короткой фразы.

- Я скорблю о вашей потере, и потере всего народа Ата'ан Миэйр, - сказала она, быстро размышляя. - Неста дин Реас была великой женщиной. - В любом случае она была женщиной могущественной, и очень сильной личностью. Илэйн была счастлива, что ушла одетой, после единственной встречи с ней. Говоря об одежде, она не могла позволить себе времени на переодевания. Зайда не могла ждать. Она потуже затянула пояс халат. - Мы должны поговорить. Эссанде, пусть для наших гостей принесут вина, и чая для меня. Слабого чая, - она уловила вспышку предостережения через узы от Бергитте. - В малой гостиной. Вы присоединитесь ко мне, Госпожа Волн?

К ее удивлению, Зайда только кивнула так, словно иного не ожидала. Это дало Илэйн повод задуматься о положении Зайды в сделке, заключенной между ними. Сделки, на самом деле, их было две, и это было важно.

Никто не ожидал, что малой гостиной кто-то воспользуется, поэтому воздух здесь был холоден, даже после того, как Сефани с помощью кресала разожгла камин дубовыми щепками, и удалилась из комнаты. Пока женщины располагались полукругом у камина, пламя разгорелось и охватило снизу полена, рвясь вверх в дымоход. Наконец, Илэйн и женщина из Морского народа приготовились, Илэйн аккуратно расправила свое платье на коленях, сожалея, что Зайда не подождала хотя бы час, чтобы она смогла одеться соответствующе. Ищущие Ветер спокойно ждали, пока Госпожа Волн займет свой стул, чтобы усесться по бокам от нее. Бергитте встала перед письменным столом, руки в боки и расставив ноги. Ее лицо было мрачнее тучи. Узы доносили отчетливое желание свернуть Ата'ан Миэйр шею. Авиенда, особо не задумываясь, прислонилась к одну из шкафов, и даже, когда Эссанде принесла ее платье и специально подставила ей, чтобы помочь его надеть, она послушно его надела, и встала в ту же позу, скрестив руки на груди. Она уже отпустила саидар, но черепашка по-прежнему была в ее руке, и Илэйн подозревала, что она была готова мгновенно снова обнять источник. Ни холодный пристальный взгляд зеленых глаз Авиенды, ни хмурый вид Бергитте никак не повлияли на Морской народ. По крайней мере, пока. Они были теми, кем были, и они знали, кем они являются.

- Вам обещали двадцать учителей, - с небольшим ударением сказала Илэйн. Зайда сказала, что обещали ей, и она возьмет плату, но сделка заключалась с Нестой дин Реас. Конечно, Зайда считает, что новой Госпожой Кораблей станет она.

- Подходящие учителя будут назначены Престолом Амерлин. Я знаю, что Ата'ан Миэйр честно исполняют свою честь сделки и в полной мере. И Башня исполнит свою часть. Но вы знаете, что когда Сестры, находящиеся во Дворце, согласились вас учить, то это было временно. И условия сделки слегка изменились по сравнению с тем, о чем договаривались с Госпожой Кораблей. Вы это знаете и согласились, чтобы Ищущие Ветер создавали врата, чтобы доставлять продовольствие в Кэймлин из Иллиана и Тира. Безусловно, вас не стали бы вмешивать в дела сухопутных жителей, кроме оговоренных условиями сделки. Но, если вы уезжаете, то ваша помощь заканчивается, так же как необходимость в вашем обучении. Боюсь, что вы в Серебряном Лебеде не получите ни одного учителя. Народу Ата'ан Миэйр придется подождать, пока Амерлин не пришлет учителей. Согласно договору, заключенному с Госпожой Кораблей. - Жаль, что она не могла потребовать, чтобы они держались от гостинцы подальше, но теперь было уже поздно. И все, что приходило ей в голову было неубедительно. Аргумент, который не имеет веских причин, только укрепил бы позицию Зайды. Ата'ан Миэйр были беспощадными коммерсантами и спорщиками. Скрупулезными, но беспощадными. Ей необходимо двигаться очень медленно, и очень осторожно.

- Моя сестра поставила вас в затруднительное положение, Зайда дин Парид, - фыркнула Авиенда, хлопнув себя по бедру. - Даже подвесила за лодыжку.

Таким было одно из наказаний Морского Народа, которое она, по каким-то причинам, нашла весьма занятным.

Илэйн скрыла вспышку раздражения. Авиенда наслаждалась любой возможностью щелкнуть Морской народ по носу - это началось еще в Эбу Дар, и никак не прекращалось - но сейчас время для этого было не подходящее. Чанелле напряглась, ее спокойное лицо порозовело. Худая женщина не раз уже оказывалась объектом насмешек, включая прискорбный эпизод с оосквай, очень крепким напитком Айил. Теперь ее и в самом деле окружило сияние саидар! Зайда этого видеть не могла, но она знала про случай с оосквай и Чанелле, которую, пока ее несли в кровать на руках, всю дорогу мутило, и Госпожа Волн предостерегающе подняла руку в сторону Ищущей Ветер. Сияние погасло, и лицо Чанелле потемнело. Должно быть, это была вспышка гнев.

- Все что ты сказала, может так и быть, - сказала Зайда, которая была близка к оскорблению, особенно, если учесть, что это было сказано в лицо Айз Седай. - В любом случае, Мерилилль не является частью этой сделки. Она согласилась быть одним из учителей задолго до прибытия в Кэймлин, и она поедет со мной, чтобы продолжить обучение.

Илэйн подавила глубокий вздох. Она даже не пыталась спорить с Зайдой по этому поводу. Большая часть влияния Белой Башни держалось на том, что Башня всегда держала свое слово, так же, как и Морской Народ. Она была известна тем, что держит слово. О, люди вам скажут, что надо внимательно слушать то, чтобы то, что пообещала тебе Айз Седай оказалось тем, что ты хотел. И часто так и было. Но если обещание было недвусмысленным, то оно было так же свято, как и клятва во имя Света. По крайней мере, не похоже, что Ищущие Ветер собираются отпускать Мерилилль. Практически, они никогда не выпускали ее из поля своего зрения.

- Может случиться так, что вам придется вернуть ее мне, если она мне понадобиться. - Если Вандене и две ее помощницы найдут доказательства, что она из Черной Айя. - Если это случиться, то я организую замену. - Но она понятия не имела, кто это будет.

- Ей придется служить до конца года. По крайней мере, этого года, согласно договору, - указала Зайда, словно идя на уступку. - Но вы понимаете, что ее замена должна прибыть до ее ухода. Я не позволю ей уйти, пока другая не займет ее место.

- Думаю, что так и будет, - спокойно ответила Илэйн.

Проклятье, это должно быть так, потому, что другого выбора у нее не было! Зайда слабо улыбнулась, и возникла пауза. Чанелле шаркнула ногами, но скорее от нетерпения, чем из желания подняться, а Госпожа Волн даже не пошевелилась. Ясно, что она хотела чего-то большего, планировала еще одну сделку, и ясно, что ей хотелось, чтобы Илэйн заговорила первой. У Илэйн не было такого намерения, и она собиралась выждать, пока та не заговорит сама. Огонь горел ярко и потрескивал, посылая искры вверх в дымоход, наполняя комнату теплом, но ее мокрое платье впитало холод из воздуха, и холодило кожу. Можно не обращать внимание на холод, но как не обращать внимание на то, что холодно и сыро? Она твердо встретила взгляд Зайды и улыбнулась. Вернулась Эссанде, в сопровождении Нэйрис и Сефани, несущих подносы. На одном стоял серебряный чайник в форме льва, и тонкие зеленые чашки из фарфора Морского Народа, на другом серебряные чеканные кубки и высокий кувшин, из которого доносился аромат специй. Все, кроме Илэйн, которой выбор никогда не предлагали, выбрали вино. Поглядев на свой чай, она вздохнула. Ей ясно было видено дно чашки. Если бы они сделали его послабее, то с тем же успехом они могли подать воду.

Спустя некоторое время, Авиенда пересекла комнату, чтобы поставить свой кубок с вином на один из столов, и налила себе чашку чая. Она кивнула Илэйн и улыбнулась, совместив симпатию с подтверждением, что она на самом деле предпочитает разбавленный чай вину. Илэйн улыбнулась в ответ. Первые сестры делили как хорошее, так и плохое. Бергитте ухмыльнулась поверх своего кубка, и одним махом половину. Узы донесли до Илэйн удивление на раздражение, которые она почувствовала у Илэйн. И до сих пор она ощущала ее дикую, никак не уменьшающуюся, головную боль. Ей нужно было настоять, чтобы Мерилилль исцелила женщину, едва она ее увидела. Знания Родни были больше знаний Мерилилль, когда дело доходило до лечения, но она была единственной во Дворце Сестрой с приличными возможностями.

- Вы сильно нуждаетесь в женщинах, чтобы создавать эти проходы, - внезапно сказала Зайда. Ее полный рот больше не улыбался. Ей не нравилось, что ей пришлось заговорить первой.

Илэйн молча маленькими глоточками потягивала чай.

- Свет может быть будет угодно, если бы я оставила здесь одну или двух Ищущих Ветер, - продолжила Зайда. - На какое-то время.

Илэйн выгнула бровь, словно размышляя. Ей нужны эти проклятые женщины, и куда больше одной или двух!

- Что вы попросите взамен? - в конце концов спросила она.

- Одну квадратную милю земли на реке Эринин. И имейте в виду, хорошей земли. Не болотистой. Чтобы это земля стала бессрочной собственностью Ата'ан Миэйр. И она будет находиться под нашими законами, а не Андора, - добавила она, словно это была просто запоздалая мысль, которая едва стоила упоминания.

Илэйн поперхнулась чаем. Ата'ан Миэйр ненавидели покидать море, ненавидели оставаться где-то вне его видимости. А Зайда просила землю в тысяче миль от ближайшей соленой воды? И в придачу, просила ее в полную собственность. Кайриэнцы и мурандийцы, и даже алтарцы пытались оторвать от Андора куски, и андорцы старались держать их на расстоянии. С другой стороны, одна квадратная миля была небольшой ценой за обеспечение Кэймлина продовольствием. Но Зайде об этом знать не обязательно. И если Морской Народ станет торговать напрямую в Андоре, тогда товары андорцев также напрямую смогут попадать из трюмов кораблей Морского Народа туда, куда те плавают. А это значило - всюду. Зайда, естественно, все это уже знала, но не было смысла давать ей понять, что Илэйн тоже подумала об этом. Узы Стража советовали быть поосторожнее, однако пора было действовать, и Бергитте было лучше всех об этом известно.

- Иногда чай попадает не в то горло, - даже не ложь - просто увертка. - За квадратную милю андорской земли я требую больше двух Ищущих Ветер. У Ата'ан Миэйр будет двадцать учителей и кое-что еще, за помощь в использовании Чаши Ветров, и когда они уйдут, вы получите еще двадцать взамен. У вас с собой двадцать одна Ищущая Ветер. За милю Андора, я должна получить всех двадцать одну, и двадцать одну взамен, когда эти уйдут, на весь срок, пока Айз Седай учат Морской Народ. - Лучше всего было не позволять этой женщине думать, что таким образом она решила отказаться от предложения. - И конечно, все товары, поступившие с этой территории в Андор, будут облагаться обычным налогом.

Зайда поднесла свой серебряный кубок к губам, и когда она его опустила, на ее губах играла улыбка. Хотя Илэйн считала, что это улыбка была от облегчения, а не триумфа.

- Товары поступающие в Андор, но не поступающие по реке на эту территорию. Я могу оставить троих Ищущих Ветер. Допустим, на полгода. И их не должны использовать в сражениях. Я не позволю моим людям умирать за тебя, и не позволю андорцам злиться на нас, потому что Морской Народ убил нескольких из них.

- От них потребуется только создавать врата, - сказала Илэйн, - однако, они должны их создавать когда бы я ни потребовала. - Свет! Словно она заинтересована в использовании Единой Силы в качестве оружия! Морской Народ использовал ее таким образом без всякой задней мысли, а она с трудом старалась себя вести так, как требовала Эгвейн, словно она уже дала Три Клятвы. Кроме того, если она разрушит лагеря за стеной с помощью саидар, или отдаст приказ кому-нибудь еще сделать это, то ни один дом Андора не встанет на ее сторону. - И они должны оставаться, чтобы обеспечить безопасность моей короны, займет это полгода или больше. - Она получит корону в более короткий срок, но как говорила ее старая нянюшка Лини, считай свои сливы в корзине, а не на дереве. Как только корона будет ее, ей не понадобятся Ищущие Ветер для обеспечения города продовольствием, и, сказать по правде, она будет рада увидеть их спины. - Но троих не достаточно. Ты захочешь забрать Шайлин, так как она - твоя Ищущая Ветер. Поэтому я заберу остальных.

Медальоны на цепочке Зайды тихонько закачались, когда она покачала головой.

- Талаан и Метарра еще ученицы. Они должны вернуться к своим занятиям. У других тоже есть свои дела. Тебе будут выделены четыре, пока твоя корона в опасности.

С этого момента начался обычный торг. Илэйн и не ожидала, что получит учениц и Ищущую Ветер клана Госпожи Волн. Все Госпожи Волн использовали своих Мастеров Мечей и Ищущих Ветер как ближайших советников, и их так же тяжело отделить друг от друга, как ее от Бергитте. Зайда попыталась исключить и остальных, например, Ищущих Ветер, которые служат на больших судах, но это исключало слишком многих, и Илэйн это отклонила, и отказалась опускаться в своих требованиях, пока Зайда не поднялась свои предложения. Процесс был очень медленным. Женщина спорила по каждому поводу. Но не так медленно, как ожидала Илэйн. Ясно, что Госпоже Волн, тоже требовалась эта сделка, как и ей требовались женщины, способные создавать врата.

- Во имя Света, соглашение достигнуто, - наконец произнесла она, целуя кончики пальцев своей правой руки и протягивая их вперед, чтобы коснуться ими губ Зайды. Авиенда улыбнулась, явно пораженная. Бергитте сохраняло угрюмое выражение, но узы подсказывали, что она с трудом верит, что Илэйн так легко отделалась.

- Во имя Света, соглашение достигнуто! - промурлыкала Зайда. Ее пальцы на губах Илэйн были жесткими, хотя ей самой уже много лет не приходилось тянуть веревку. Для женщины, которая уступила девять из четырнадцати Ищущих Ветер, которые были в ее распоряжении, она выглядела вполне довольной. Илэйн гадала, сколькими из этих девяти окажутся женщины, потерявшие свои корабли от Шончан в Эбу Дар. Потеря корабля среди Ата'ан Миэйр было серьезное происшествие, какая бы ни была на то причина, и может служить достаточным поводом, чтобы оставаться подальше от дома немного подольше. Это уже не важно.

Чанелле выглядела угрюмой, ее татуированные руки сжали колени под красными парчовыми штанами, хотя и не такой расстроенной, как можно было бы ожидать от женщины Морского Народа, которой еще некоторое время придется оставаться на берегу. Она будет командовать теми Ищущими Ветер, которые останутся. Но ей не нравилось, что Зайда согласилась, отдать ее в подчинение Илэйн и Бергитте. Теперь во Дворце не будет больше людей Морского Народа шагающих по нему так, словно это их собственность, и раздающих приказания налево и направо. Но потом, Илэйн начала подозревать, что Зайда пришла на эту встречу, зная, что ей придется оставить здесь несколько человек, а Чанелле пришла, зная, что она будет ими командовать. Это не имело особого значения, так же, как не имело значения то, что Зайда надеялась получить, если станет Госпожой Кораблей. Главное было то, что Кэймлин не будет голодать. Это и... проклятый маяк, сияющий на западе. Нет, она станет королевой, и она не станет вести себя как глупая девчонка. Кэймлин и Андор - это все, что должно ее сейчас волновать.

 
« Пред.   След. »