logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Последние теории и обсуждения на нашем форуме!

Приглашаем вас обсудить мир Колеса Времени на нашем форуме:

Мазрим Таим - М'хаэль Черной Башни, что он за человек?

---

Ишамаэль и план Тени

---

Последняя Битва и участие Дракона в ней

---

И снова Асмодиан, и тайна его гибели

---

Предсказания

---

Можно ли воскресить Бе'лала?

---

Морейн - откуда она все знает?

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 15. Тьма сгущается Печать E-mail
Автор Administrator   
09.11.2006 г.

Кроваво-красное вечернее солнце, касающееся вершин деревьев, заливало огненно-ярким светом разбросанные по лагерю ряды коновязей, крытые холстом фургоны, подводы на огромных колесах, палатки всевозможных размеров и грязный снег, затоптанный тысячами ног. Элении, сидевшей верхом на лошади, меньше всего хотелось быть сейчас здесь. Запах варящейся похлебки, исходящий от огромных черных котлов, вызывал у нее тошноту. На морозе ее дыхание превращалось в пар, а это предвещало еще более холодную ночь, ветер безжалостно трепал ее лучший красный плащ, подбитый густым белым мехом. Считалось, что мех снежной лисы теплее, чем мех других животных, но она в этом всегда сомневалась.

Придерживая плащ одной рукой, затянутой в перчатку, она медленно ехала, изо всех сил стараясь сдержать дрожь, но безуспешно. Смеркалось, а значит ей, скорее всего, придется провести ночь в этом лагере, но пока она даже не представляла, где будет спать. Вероятно, ей не придется ночевать в палатке менее знатных аристократов, выселив хозяев, но Аримилла любила до последнего момента держать ее в неведении по любому поводу, будь то ночевка или более важный вопрос. Причина для беспокойства не исчезала до тех пор, пока не появлялся новый повод для переживания. Очевидно, женщина считала, что постоянная неопределенность заставит Элению чувствовать себя неуверенно, возможно даже сделает ее более сговорчивой. Это была далеко не единственная ошибка, сделанная Аримиллой с тех пор, как она решила, что подрезала коготки Элении Саранд.

Элению сопровождало четверо мужчин – с двумя Золотыми Вепрями на плащах – и, конечно ее служанка Джэнни, кутавшаяся в свой плащ так, что казалось, будто в седле едет моток зеленой шерсти. Кроме этих людей Эления не видела в лагере никого, хотя бы немного преданного дому Саранд. Тут и там у костров сидели кучки мужчин, а иногда прачки или служанки, носящие символ Дома Аншар – Красную лису. А навстречу ей медленно ехала колонна всадников с самоуверенными лицами под забралами шлемов, с символом дома Бэрин - Крылатым Молотом. Но в дальнейшем их не стоит принимать во внимание. Каринд и Лир сильно пострадали из-за того, что действовали медленно, когда Моргейз захватила трон. На этот раз они заставят Аншара и Бэрина воспользоваться любой представившейся возможностью, покинуть Аримиллу так же легко, как присоединились к ней. Так будет, когда придет время.

Люди, бредущие по лагерю или с надеждой смотрящие на котлы с похлебкой, в основном были фермерами и крестьянами, которых призвали на военную службу их лорды. Лишь у немногих из этих людей на поношенной одежде были хоть какие-то признаки герба их Дома. В таком войске солдат невозможно отличить от кузнецов и прочих ремесленников, так как у каждого на поясе болтался меч или топор. Свет, даже многие женщины носили на поясе ножи, настолько длинные, что их можно было принять за короткие мечи. Причем, непонятно было, как отличить фермершу от возницы. Все они носили одинаковую одежду из шерсти, и у всех были грубые руки и усталые лица. В любом случае, это не имело никакого значения. Начинать осаду зимой было ужасной ошибкой - ведь солдаты начнут страдать от голода гораздо раньше, чем жители осажденного города - но благодаря этому у Элении появился шанс, а когда есть возможность, нужно бороться. Откинув капюшон так, чтобы было видно лицо, она, не обращая внимания на мороз, снисходительно кивала каждому неотесанному мужлану, посмотревшему на нее, и не обращала внимания на то, как некоторые остолопы удивленно вздрагивали от ее любезности.

Большинство людей запомнят ее приветливость, запомнят Золотых Вепрей, вышитых на плащах ее сопровождающих, и будут знать, что Эления Саранд обратила на них внимание. На этом основана любая власть. Трон, на котором восседает королева, как и кресло Верховного Правителя Дома, стоит на башне, построенной из людей. Фундамент этой башни состоит из самых простых кирпичей, но если эти кирпичи убрать, башня падет. Похоже, об этом Аримилла забыла, а, скорее всего, никогда не знала. Эления сильно сомневалась, что Аримилла вообще разговаривает с кем-то, ниже ее по происхождению, кроме ее личного слуги. На ее месте Эления была бы более… благоразумной… и на каждом привале перебрасывалась бы парой слов с простыми солдатами, возможно даже пожимала их грязные руки, запоминая людей, с которыми говорила раньше или хотя бы притворяясь, что помнит их. Несомненно и очевидно, что Аримилла слишком глупа для того, чтобы быть королевой.

Лагерь занимал площадь большую, чем многие города, он больше напоминал сотню расположенных рядом друг с другом лагерей, поэтому она могла гулять здесь, не боясь приблизиться к внешней границе, но все же сохраняла осторожность. Часовые будут с ней вежливы, если только они не круглые дураки, но, без сомнения, у них есть приказ. В принципе, ей нравились люди, которые делают то, что им приказывают, но лучше избегать ненужных инцидентов. Особенно учитывая вероятные последствия, если вдруг Аримилла решит, что она пыталась сбежать. Ей уже довелось в качестве наказания за какую-то совершенно пустяковую провинность провести ночь в грязной, полной паразитов, плохо зашитых дыр и сквозняков палатке какого-то солдата. Ее и укрытием-то назвать было нельзя, не говоря уже о том, что рядом не было Джэнни, которая всегда помогала ей одеваться и раздеваться, а тонкое одеяло совершенно не грело. Ну, ладно, проступок был действительно серьезный, но кто бы мог предположить, что Аримилла будет настолько догадлива, что узнает, кто был ему виной. Подумать только! Она должна была быть настороже с этой… этой дурочкой, у которой мозги размером с горошину! Свет! Плотнее закутавшись в плащ, она попыталась притвориться, что дрожит от холодного ветра. У нее были и более приятные вспоминания. Она кивнула молодому парню в темном, обмотанном вокруг головы, шарфе, с широко раскрытыми глазами. Он отскочил, словно она пыталась его укусить. Глупый крестьянин!

И при одной мысли, что всего в нескольких милях отсюда эта соплячка Илэйн сидит в тепле и уюте Королевского Дворца, окруженная хорошо обученными слугами, нимало не заботясь о том, в каком платье ей быть за ужином, приготовленном прекрасными придворными поварами, ее начинало трясти. До них доходили слухи, что девчонка беременна, причем от какого-то Гвардейца. Вполне возможно. Илэйн никогда не заботилась о приличиях, не то, что ее мать. Думает за нее, безусловно, Дайлин, очень умная и очень опасная, несмотря на все ее патетические заверения об отсутствии собственных претензий на трон, а направляет Дайлин, вероятнее всего, Айз Седай. Получается, что, даже если не верить всем этим абсурдным слухам, уж одна-то настоящая Айз Седай во Дворце непременно должна быть.

Из города до них доходило так много всяческой ерунды, что отличить правду от вымысла становилось очень трудно - Морской Народ делает дыры в воздухе? Абсолютная бессмыслица! И еще… Белая Башня никогда не скрывала своей заинтересованности в том, чтобы одна из них заняла трон. Как не поверить? Даже если так, Тар Валон всегда оставался прагматичным, если вставал подобный вопрос. История ясно показывает, что какая бы женщина не заняла Львиный Трон, она скоро обнаружит, что именно она все это время нравилась Башне. Айз Седай не упустят своих связей в Андоре от недостатка ловкости, даже во время раскола Башни. Эления была в этом столь же твердо уверена, как в собственном имени. На самом деле, если хотя бы половина из слухов о расколе в Башне были верны, то новая королева Андора сможет требовать от Башни все, что пожелает, в ответ за сохранение этой связи. В любом случае, никто раньше лета не сможет возложить на себя Корону Роз, а до того многое может измениться. Очень многое.

Она совершала уже второй круг по лагерю, когда заметила впереди другую группу верховых, медленно пробирающихся в сумерках между походными кострами, и это заставило ее помрачнеть и натянуть поводья. Женщины были закутаны в плащи и прятались под низко надвинутыми капюшонами. Одна - в синем шелковом платье, отороченном черным мехом, другая - в простом из серой шерсти, но на широких плащах четверых охранников очень ясно были видны три Серебряных Ключа, которые красноречиво говорили об имени их госпожи. Эления могла бы назвать сотню людей, с которыми она бы повстречалась с большей охотой, чем с Ниан Араун. В любом случае, с ними Аримилла пока еще не запрещала встречаться без нее - но в данный момент будет лучше не усложнять свое положение. Особенно, когда от данной встречи не было никакой пользы.

К сожалению, Ниан заметила ее раньше, чем она смогла сбежать. Женщина что-то быстро выпалила своим сопровождающим и, пока они и служанка кланялись, уже мчалась по направлению к ней, взметая облака грязи из-под копыт черного мерина. Свет, сожги дураков! С другой стороны, узнать, что подвигло Ниан на столь безрассудный шаг, будет полезно и не опасно. Хотя, знание - само по себе опасно.

- Оставайтесь тут и запомните - вы ничего не видели, - резко бросила Эления своей немногочисленной свите и, не дожидаясь ответа, ударила каблуками бока Утреннего Ветра. Она не нуждалась в чрезмерных почестях каждый раз, когда оборачивалась, за исключением соблюдения обычных приличий, и ее люди знали, что не стоит делать сверх того, что она требует. Но были и другие, о ком стоило побеспокоиться, чтоб им всем сгореть! Едва длинноногий гнедой прыгнул вперед, плащом вырвался и стал развеваться позади как алое знамя Саранд. Она не стала пытаться запахнуть его, крутясь среди крестьян, и Свет знает кого еще, поэтому холодный ветер, моментально проникший под дорожное платье, усилил ее раздражение.

У Ниан хотя бы достало ума притормозить и встретить ее приблизительно на полпути, рядом с пустыми повозками, чьи оглобли были брошены в грязь. Ближайший костер горел в двадцати шагах, а палатка была и того дальше. Ее вход, защищая от холода, был плотно закрыт. Людей у костра больше интересовал большой железный котел, подвешенный над огнем, и хотя от вони его содержимого пустой желудок Элении буквально выворачивало, ветер, который приносил запах не даст подслушать их разговор случайным ушам. Но это должен быть важный разговор.

Бледное словно кость лицо Ниан в обрамлении черного меха на чей-нибудь вкус можно было бы считать красивым, если бы не резко очерченный рот и холодные, словно лед, глаза. Сохраняющая внешнее спокойствие и гордую осанку в любых обстоятельствах, она, казалось, не волновалась о происходящих событиях. Ее дыхание, образующее небольшие облачка пара, было спокойным и ровным.

- Эления, тебе известно, где мы сегодня ночуем?

Эления не сделала ни малейшего усилия, чтобы скрыть грубость.

- Это все, что тебе хотелось узнать? - Так рисковать прогневать Аримиллу из-за глупого вопроса! От мысли, что она может прогневать Аримиллу, вернее, мысли о том, что она вынуждена опасаться гнева Аримиллы, она зарычала: - Ты знаешь столько же, сколько и я, Ниан.

Натянув поводья, она уже почти повернула коня, когда Ниан снова заговорила с едва уловимой нотой теплоты в голосе.

- Не прикидывайся простушкой, Эления. И не говори, что ты, как и я, не готова отгрызть себе руку, чтобы вырваться из этого капкана. А теперь, можем мы, по крайней мере, попробовать вежливо побеседовать?

Развернув Утреннего Ветра от женщины наполовину, Эления его остановила, и искоса посмотрела в ее сторону через отороченный мехом край капюшона. Так она могла еще и приглядывать за мужчинами у соседнего костра. Цветов их Дома видно не было. Они могли и не принадлежать к какому-то конкретному Дому. То и дело один или другой поглядывали в сторону двух благородных дам, но в действительности их внимание было приковано к теплу, исходящему от костра. И еще они с нетерпением ждали, когда говядина в бульоне совсем разварится, превратившись в нечто напоминающее кашицу. В таком виде, по крайней мере, можно было съесть все, что угодно.

- Ты считаешь, что можешь сбежать? - тихо спросила она. Вежливость - это всегда хорошо, но не за счет ненужной задержки на виду у всех. Если только Ниан не нашла способ выбраться, хотя... - Как? О твоей клятве поддерживать Марне знает уже весь Андор. Кроме того, с трудом верится, что Аримилла вот так просто даст тебе далеко уехать. – Ниан вздрогнула, и Эления не смогла сдержать тонкой улыбки. Женщина была не столь уж невозмутима, как притворялась. Но все же пока справлялась со своим голосом.

- Я видела вчера Джарида, Эления, и даже со стороны он был похож на грозовую тучу. Мчался так, словно спешил сломать шею себе и своему коню. Насколько я знаю твоего мужа, у него уже есть план, как вытащить тебя отсюда. За тебя он готов бросить вызов Темному. - Это правда, он смог бы. - И я уверена, будет лучше, если я присоединюсь к вашим планам.

- Мой муж подписал точно такую же клятву как и ты, Ниан, и он человек чести. - Он был слишком щепетилен в этом вопросе, даже в ущерб себе, но желания Элении всегда, даже задолго до свадьбы, были для него прямыми указаниями к действию. Джарид подписался под клятвой потому, что подписалась она и велела подписать ему, хотя при тех обстоятельствах у нее все равно не было выбора, и он мог бы даже отречься, хотя и с большой неохотой, от своей клятвы, если она будет настолько безумна, что попросит его так поступить. Конечно, была определенная трудность в том, чтобы дать ему понять, что ей требуется в данный момент. Аримилла была очень осторожна, и на милю не подпускала ее к мужу. Эления все держала в своих руках - насколько могла в этих обстоятельствах, но ей нужно было дать Джариду знать, следует ли на самом деле "ее вытаскивать". Бросить вызов Темному? Он мог бы погубить и себя и ее, веря, что помогает ей, даже если будет знать, к каким последствиям это приведет.

Потребовалось усилие, чтобы не дать прорваться разочарованию и ярости на ее лице, но она справилась с собой, спрятав напряжение за улыбкой. Она гордилась тем, что могла улыбаться при любых обстоятельствах. Сейчас ее улыбка была слегка удивленной. И слегка презрительной.

- Я ничего не планирую, Ниан. И Джарид тоже, я уверена. Но даже если бы это было правдой, почему я должна посвящать в свои планы тебя?

- Потому что, если ты не посвятишь меня в свои планы, - прямо сказала Ниан, - о них может узнать Аримилла. Она может быть слепой дурой, но она прозреет, если ей подскажут куда смотреть. И ты сможешь каждую ночь делить палатку со своим суженым, не говоря уж об охране твоей жизни его воинами.

Улыбка Элении погасла, но голос стал ледяным, таким же холодным, как и ледышки, внезапно наполнившие ее живот.

- Тебе надо быть поаккуратнее со словами, иначе Аримилла может попросить своего тарабонца снова поиграть с тобой в кошачью колыбельку. А если на чистоту, то могу тебе гарантировать, что так и будет.

Казалось невозможным, чтобы лицо Ниан стало еще бледнее, но так и случилось. Она покачнулась в седле и, чтобы не упасть, схватилась за руку Элении. Порыв ветра чуть не сорвал с Ниан плащ, и она не сделала попытки его вернуть на место, оставив развеваться. Холодные глаза теперь стали огромными. Женщина не делала никаких попыток скрыть свой страх. Похоже, она была слишком напугана, чтобы даже пытаться его скрыть. Ее голос был хриплым и полным паники.

- Я знаю, вы с Джаридом что-то придумали, и... И я, и весь Дом Араун присягнет тебе, как только мы избавимся от Аримиллы.

О, она была просто в панике, раз предложила такое.

- Хочешь привлечь к нам еще больше внимания, чем уже есть? - прорычала Эления, освобождаясь от захвата. Утренний Ветер и черный жеребец, уловив их настроение, нервно затанцевали, и Элении пришлось сильнее натянуть поводья, чтобы успокоить гнедого. Двое мужчин у костра быстро опустили головы. Не оставалось сомнений, они считали, что наблюдали в сумерках спор двух дворянок, и не собирались навлекать их гнев на свои головы. Да. Это должно быть так. Возможно, потом они будут рассказывать об этом байки, но им лучше подумать заранее, приплетать ли к этой истории свои лучшие враки.

- У меня нет планов для… бегства, ни одного, - сказала она тихо. Запахнув снова поплотнее свой плащ, она спокойно оглядела повозки и палатки. Если Ниан достаточно напугана… Когда удача сама идет в руки… Никого не было поблизости, чтобы подслушать, но она продолжала говорить тихим голосом. - Естественно, ситуация может измениться. Кто знает? Если так, то вот мое слово: Пред Светом и надеждой на Возрождение, я обещаю, что не уйду без тебя. - Внезапная надежда расцвела на лице Ниан. А теперь необходимо забросить крючок. - Я обещаю, если у меня будет письмо, написанное твоей рукой, с подписью и печатью, в котором ты, по своей воле, отказываешься поддерживать Дом Марне, и клянешься поддерживать Дом Араун в моем лице в борьбе за трон. Пред Светом и твоей надеждой на Возрождение. На меньшее я не согласна.

Голова Ниан отдернулась, и она облизала губы кончиком языка. Ее глаза скосились в сторону, словно ища путь к спасению, или прося помощи. Черный продолжал хрипеть и гарцевать, но она просто сильнее натянула поводья, чтобы удержать его от попытки понести. Это вышло практически машинально. Да, она была достаточно напугана. Но не слишком сильно, чтобы не осознавать, чего потребовала Эления. История Андора полна примеров, чтобы она могла это понять. Тысячи возможностей остаются возможностями до тех пор, пока не записаны на бумаге, но простой факт существования этого письма наденет на Ниан уздечку, а поводья отдаст Элении в руки. Оглашение его содержимого означает уничтожение для Ниан, если Эления не сглупит и не признается в шантаже. Она сможет попробовать продержаться после подобного разоблачения, но даже Дома, где было намного меньше готовых перерезать друг другу горло кузенов и теток с дядьками, Дома, с разногласиями между членами куда меньшими, чем среди Араунов, распадались. Младшие Дома, связанные с Домом Араун многие поколения, стали бы искать защиты у других. Еще несколько лет, а может быть, и гораздо меньше, Ниан оставалась бы Верховным Правителем младшего Дома, а затем все равно была бы полностью лишена доверия. О, да. Такое случалось и раньше.

- Мы достаточно времени оставались вместе, - Эления подобрала поводья. - Я не хотела бы зря болтать языком. Возможно, у нас еще будет время поболтать наедине до того, как Аримилла займет трон. - Что за мерзкая мысль! - Быть может.

Другая женщина дышала так, словно она не могла удержать воздух, и он покидал тело помимо ее воли, но Эления демонстративно стала разворачивать коня, чтобы уехать. Не слишком быстро и не слишком медленно, но и не задерживаясь

- Подожди!

Оглянувшись через плечо, Эления сделала, как та просила. Подождала. Не говоря ни слова. Все, что требовалось сказать, уже было сказано. Все, что теперь оставалось, посмотреть, достаточно ли отчаялась эта женщина, чтобы отдаться в руки Элении. Она должна. У нее нет Джарида, который бы ей помог. Фактически, любой человек из Дома Араун, даже сама Эления, который заявит, что нужно спасать Ниан, очень скоро окажется в темнице, чтобы пресечь пожелание, высказанное Ниан. Без Элении она состарится в плену. С появлением письма, ее плен будет другого характера. С этим письмом Эления может предоставить ей полную видимость абсолютной свободы. Очевидно, она достаточно умна, чтобы это понимать. Или, возможно, просто сильно запугана тарабонцем.

- Я дам тебе его так быстро, как смогу, - наконец-то покорно сказала она.

- Буду ждать, - пробормотала Эления, с трудом скрывая свою радость. И чуть не добавила: - Только не тяни слишком долго, - но вовремя остановилась. Ниан, может быть, и побеждена, но и побежденный враг может всадить нож в спину, если продолжать над ним издеваться. Кроме того, она боялась угрозы Ниан ничуть не меньше, чем Ниан - ее угроз. А может и больше. Но пока Ниан об этом не догадалась, ее удар прошел мимо цели.

Когда Эления направилась назад к своему эскорту, ее настроение было почти хорошим, чего не было с момента... Вообще-то с момента ее "спасения", когда спасители оказались людьми Аримиллы. А, возможно, и с более раннего времени, когда Дайлин заточила ее в Арингилле, но даже там она не теряла надежду. Ее тюрьмой служил довольно приличный дом губернатора, даже несмотря на то, что ей приходилось делить комнату с Ниан. Связаться с Джаридом тоже не представляло проблем, и она считала, что сможет переманить на свою сторону часть арингилльских Гвардейцев Королевы. Большей частью они были новобранцами, прибывшими из Кайриэна, отчего они были... не уверены... кому в действительности нужно служить.

Теперь же, это счастливое случайное столкновение с Ниан настолько подняло ей настроение, что она улыбнулась Джэнни, пообещав ей, как только они доберутся до Кэймлина, справить несколько новых платьев. Это произвело ответную благодарную улыбку у круглощекой женщины. Эления всегда, когда у нее было прекрасное настроение, покупала новые платья для своей горничной, и каждое вполне подошло бы удачливой купчихе. Это был один из способов добиться от слуг верности и благоразумия, и Джэнни уже в течение двадцати лет успешно проявляла и то и другое.

Солнце теперь стало не больше чем красным пятнышком над верхушками деревьев, и пришло время отыскать Аримиллу, чтобы узнать, где им придется ночевать сегодня. Если Свету будет угодно, то это будет приличная кровать в теплой палатке, в которой не будет слишком дымно, с приличным ужином перед этим. Сейчас она не просила ничего больше. Но даже это не испортило ей настроения. Она не только кивала всем встречным мужчинам и женщинам, но и улыбалась. Она даже готова была помахать им рукой. Дела шли в гору, по сравнению с недавним прошлым. Ниан теперь не только сошла с дистанции в борьбе за трон, она была связана по рукам и ногам, и поставлена на колени, и даже лучше, возможно - да нет, точно! - этого будет достаточно, чтобы перетащить на свою сторону Каринд и Лир. И еще оставались те, кто примет на троне любого, кроме другого представителя Траканд. Эллориен, к примеру. Моргейз приказала ее выпороть! Эллориен никогда не встанет на сторону Траканд. Аймлин, Арателле и Абелль тоже были вариантом - у каждого были свои обиды, которыми можно воспользоваться. И еще, возможно Пеливар или Луан. Она засылала к ним своих поверенных. И она не утратила бы всех преимуществ Кэймлина, как эта девчушка Илэйн. Исторически сложилось так, что владеющий Кэймлином автоматически получал поддержку четырех-пяти Домов.

Время, безусловно, ключ ко всему. Иначе, все преимущества достанутся Аримилле, но Эления уже видела себя восседающей на Львином Троне и окруженной коленопреклоненными Правителями Великих Домов. У нее уже был составлен список имен Правителей, которых будет необходимо сменить. Ни один из тех, кто сейчас ей противостоит, не будет создавать ей проблемы в будущем. Всего лишь серия небольших несчастных случаев. Жалко, что она лично не сможет подобрать им замену, но несчастья имеют привычку случаться с завидной постоянностью.

Ее счастливое расположение духа было поколеблено появлением тощего мужчины, который на коренастом сером коне внезапно оказался рядом. Его глаза возбужденно сияли в угасающем свете. По какой-то причине, в волосах Насина застряли зеленые еловые иголки. Он был похож на человека только что слезшего с дерева, а красный шелковый кафтан и плащ были так сильно украшены вышитыми цветами, что их можно было перепутать с иллианскими коврами. Он был просто смешон. При том он являлся Верховным Правителем могущественнейшего Дома Андора. И еще, он был абсолютно безумен.

- Эления, сокровище мое, - проревел он, брызгая слюной, - как сладко моим глазам видеть тебя. В твоем присутствии мед горек, а розы бледнеют.

Не долго думая, она натянула поводья Утреннего Ветра и направила его правее, поместив между собой и мужчиной коричневую кобылу Джэнни.

- Я не твоя суженная, Насин, - прорычала она, закипая от необходимости, произносить это в присутствии посторонних. - Я замужем, ты, старый дурак! Погодите! - добавила она, подняв руку.

Приказ и жест предназначались ее телохранителям, которые схватились за мечи и наблюдали за Насином. С мужчиной были приблизительно тридцать или сорок солдат с гербами в виде Меча и Звезды Дома Кирен, и они без малейшего смущения зарубят любого, кто, по их мнению, угрожает их Правителю. Некоторые из них уже обнажили мечи. Естественно, ей они не смогут повредить. Насин их всех перевешает, если у нее будет хоть один синяк. Свет, она даже не знала, плакать ей или смеяться по этому поводу.

- Ты все еще боишься этого молодого чурбана Джарида? - спросил Насин, поворачивая коня вслед за ней. - У него нет права досаждать тебе. Побеждает сильнейший, и ему следует это признать. Я вызову его на бой! - Костлявая, в обтягивающей красной печатке, рука легла на рукоять меча, которым он не пользовался уже добрых двадцать лет. - За то, что он тебя напугал, я разрублю его, как собаку!

Эления ловко перенаправила Утреннего Ветра, так, что они описали круг вокруг Джэнни, которая бормотала извинения Насину, притворяясь, что пытается убрать свою кобылу с его пути. Эления мысленно добавила к платьям, которые собиралась ей подарить, немного вышивки. В своем безумии Насин мог моментально перейти от пылких слов к делу, распуская руки, словно она была простой служанкой в таверне. Этого она бы уже не вынесла. Не снова и, конечно, не при посторонних. Сделав круг, она выдавила на лице смущенную улыбку, хотя по правде, улыбка потребовала от нее приложить больше сил, чем чувств. Если этот старый дурак толкнет Джарида на убийство, то это может разрушить все ее планы!

- Знаешь, Насин, я не выношу, когда из-за меня дерутся мужчины, - она запыхалась, и в голосе прозвучала тревога, но она даже не попыталась его контролировать. Запыхавшийся и тревожный вполне сойдет. - Как мне полюбить мужчину, у которого руки в крови?

Нелепый мужчина нахмурился так, что его длинный нос стал еще длиннее, так, что она стала волноваться, достаточно ли далеко от него она находится. Он был безумен как весенний заяц, но не во всем. И не всегда.

- Я не понял, что ты так... чувствительна, - сказал он, наконец, не прекращая попытки объехать вокруг Джэнни. Его обветренное лицо прояснилось. - Но мне следовало знать. Теперь я буду помнить. Пусть Джарид живет. Пока он к тебе не пристает.

Внезапно он, словно только что заметил Джэнни, с недовольной гримасой замахнулся сжатой в кулак рукой. Полная женщина, не двигаясь с места, явно приготовилась к удару, и Эления скрипнула зубами. Шелковая вышивка. Определенно, она не слишком к лицу горничной, но Джэнни ее заслужила.

- Лорд Насин, я повсюду вас ищу, - прокричал жеманный женский голос, и кружение остановилось.

Эления вздохнула с облегчением, разглядев в неясном сумеречном свете, что подъезжает Аримилла со своей свитой. И сразу же из-за этого почувствовала негодование. Аримилла была в зеленом шелковом платье чрезмерно украшенном вышивкой, в пене кружев под подбородком и на запястьях, она представляла собой нечто среднее между полной и тучной женщиной с глупой улыбкой и постоянно широко открытыми удивленными карими глазами, даже если вокруг не было ничего удивительного. Испытывая недостаток ума, если не сказать хуже, она возмещала его нехватку изрядной долей хитрости, зная, где лежит область ее интересов, и не хотела, чтобы кто-то даже подумал, что она упустит свое. Единственная вещь, которая волновала ее по-настоящему - это собственное благополучие и деньги для его обустройства, и единственная причина, по которой она хотела заполучить трон, заключалась в королевской казне, которая могла обеспечить благополучие лучше, чем доход любого Великого Дома. Ее эскорт был больше чем у Насина, однако только несколько воинов носили знаки Четырех Лун ее Дома. Большая же часть сопровождающих состояла из прихлебателей и подхалимов, лордов и леди из малых Домов, и прочих, готовых лизать Аримилле пятки, лишь бы оставаться поближе к власти. Она обожала, когда вокруг нее увивались разные люди. Ниан тоже была здесь, на краю группы, вместе со своими солдатами и горничной, снова взявшая себя в руки и взирающая холодными глазами. Но при этом она старалась держаться подальше от Джака Лоунала, худого мужчины в одной из этих нелепых тарабонских вуалей, скрывающих его огромные усы и конической шапке, которая смешно топорщила капюшон его плаща. Парень, как всегда, слишком много улыбался. Он совсем не казался способным с помощью всего пары шнурков заставить умолять себя о пощаде.

- Аримилла, - сказал Насин смущенным голосом, затем удивленно посмотрел на свой кулак, словно не знал зачем его поднял. Опустив руку на луку седла, он улыбнулся глупой женщине. - Аримилла, дорогая, - начал он тепло. Но это был другой вид тепла, отличавшийся от того, с которым он обращался к Элении. По какой-то причине, он был больше чем наполовину уверен, что Аримилла ему дочь и при том любимая. Однажды Эления слышала от него подробные воспоминания о женщине - "матери" Аримиллы - последней его жене, умершей приблизительно тридцать лет назад. Аримилла со своей стороны сумела поддержать тот разговор, хотя, насколько знала Эления, никогда в глаза не видела Миделле Кирен.

Однако, несмотря на все отеческие улыбки Аримилле, его глаза скользнули к темным фигурам всадников за ее спиной, и его лицо расслабилось, когда он отыскал Салвейс, его внучку и наследницу. Она была крепкой спокойной девушкой, которая без улыбки встретила его взгляд и, затем поглубже надвинула подбитый мехом капюшон. Она никогда не улыбалась, не хмурилась, и, насколько помнила Эления, вообще никак не проявляла эмоции, сохраняя на лице одно и то же, выражение как у глупого теленка. Похоже, что и мозги у нее были телячьи. Аримилла держала Салвейс к себе ближе, чем Элению и Ниан, и чем дольше так будет продолжаться, тем меньше шансов, что Насин отступится от своей чести. Он был, несомненно, сумасшедшим, и очень хитрым.

- Надеюсь, ты хорошо заботишься о моей малютке Салвейс, Аримилла, - промурлыкал он. - Повсюду столько охотников за приданым, и мне хотелось бы уберечь от них мою девочку.

- Конечно, забочусь, - ответила Аримилла, почесывая свою лоснящуюся кобылу, не удостоив Элению даже взгляда. Ее голос был приторно-медовым и до тошноты преданным. - Ты же знаешь, что я буду беречь ее как саму себя, - улыбаясь своей пустоголовой улыбкой, она поправила плащ на плече Насина и разгладила, словно поправляла плед или одеяло родственнику-инвалиду. - На воздухе для тебя слишком холодно. Я знаю, что тебе нужно. Теплый шатер и горячее вино со специями. Я буду рада попросить мою горничную, чтобы она позаботилась о тебе. Арлен, проводи Лорда Насина в его шатер и приготовь для него немного доброго вина со специями.

Худая женщина из ее окружения сильно вздрогнула, затем медленно выехала вперед, откинув на спину капюшон своего простого синего плаща, обнаружив под ним приятное лицо с робкой улыбкой. Внезапно вся толпа прихлебателей и подхалимов зашевелилась, поправляя плащи против ветра или натягивая потуже перчатки, глядя куда угодно, только не на горничную Аримиллы. Особенно женщины. С такой же легкостью могла быть выбрана одна из них, и они это знали. Странно, но Салвейс не отвернулась. Было невозможно разглядеть выражение ее лица в тени капюшона, но судя по открытой части, она следила за женщиной взглядом.

Насин улыбнулся так, что показались зубы, от чего он еще больше обычного стал похож на козла.

- Да. Да, вино это было бы здорово. Арлен, не так ли? Пойдем, Арлен, хорошая девочка. Ты не замерзла, а? - девушка запищала, потому что он, наклонившись в седле, обхватил ее, накрыв краем своего плаща. - В моем шатре ты быстро согреешься, обещаю.

Не оглядываясь, он шагом отправился прочь, похохатывая и что-то нашептывая девушке, которую не выпускал из объятий. Его солдаты, поскрипывая кожей доспехов и с мокрым чавканьем копыт, медленно последовали за ним. Один из них улыбался, словно кто-то рассказал ему что-то забавное.

Эления в отвращении покачала головой. Толкнуть красивую девушку в объятья Насина чтобы его отвлечь - это одно, ей даже не обязательно было быть симпатичной. В его присутствии любая женщина, до которой мог дотянуться старый дурак, была в опасности. Но использовать для этого собственную горничную - просто отвратительно. Однако, не столь отвратительно, как был сам Насин.

- Аримилла, ты обещала держать его от меня подальше, - медленно и твердо произнесла она. Этот безумный старый развратник мог позабыть про нее на данный момент, но в следующий раз, увидев ее, он снова о ней вспомнит.

Лицо Аримиллы стало угрюмым, и она с раздражением подтянула перчатку. Она не получила того, на что надеялась. На ее взгляд, это было большим грехом.

- Если ты хочешь уберечься от поклонников, тебе нужно держаться поближе ко мне, вместо того чтобы бродить в одиночестве. Как я могу тебе помочь, если ты сама притягиваешь мужчин? И я тебя только что спасла, хотя не услышала за это ни слова благодарности.

Эления так сильно сжала зубы, что стало больно. От того, что ей приходилось притворяться, что она по своей воле поддерживает эту женщину, ей хотелось кого-нибудь покусать. Перед ней был вполне определенный выбор: либо написать Джариду либо провести долгую брачную ночь со своим "суженым". Свет, она могла бы даже согласиться на это, если бы была уверена, что Насин не запрет ее в каком-нибудь поместье "без окон, без дверей", и после того как она уступит его домогательствам, не забудет, где она находится. И не оставит ее там. Аримилла настаивала на этом притворстве. Она настаивала на многих вещах, и некоторые из них были совершенно невыносимы. Но с ними приходилось мириться. На какое-то время. Хотя, однажды все вопросы будут решены, мастер Лоунал на несколько дней может отвлечь внимание Аримиллы.

Собравшись силами, она выдавила примирительную улыбку и заставила себя нагнуть шею, словно она была одной из этих льстивых пиявок, что жадно на нее пялились. В конце концов, если она пресмыкается перед Аримиллой, то это только подтверждает их правильный выбор. Почувствовав на себе их взгляды, ей сразу захотелось помыться. От необходимости поступать таким образом на глазах у Ниан хотелось завизжать.

- Я от всего сердца благодарю тебя Аримилла. - Что ж, это не было ложью. У нее в сердце было столько благодарности, что она была почти равна ее желанию задушить эту женщину. Очень медленно. Ей пришлось глубоко вздохнуть, чтобы выдавить из себя продолжение. – Я прошу простить меня за эту задержку. - Очень горькое слово. - Из-за Насина я чуть тоже не сошла с ума. Ты знаешь, на что способен Джарид, если узнает о поведении Насина. - Она сделала акцент на конце фразы, но глупая женщина только захихикала. Ей было смешно!

- Конечно, ты прощена, Эления, - рассмеялась она, посветлев лицом. – Все, что тебе нужно – просто попросить. Это правда, что Джарид очень ревнив? Ты должна ему написать, что тебе здесь хорошо. Тебе ведь хорошо, не так ли? Ты можешь продиктовать моему секретарю. Я ненавижу пачкать руки чернилами, а ты?

- Конечно, я довольна, Аримилла. Как же мне не быть довольной? - теперь ей ничего не стоило улыбнуться. Женщина решила, что она поступила очень хитро. Услуги секретаря Аримиллы исключали любую попытку воспользоваться невидимыми чернилами, но она вполне открыто могла сказать Джариду, ничего не делать, не посоветовавшись с ней, а безмозглая клуша будет считать, что она повинуется ее приказу.

Самодовольно и удовлетворенно кивнув, Аримилла подхватила поводья, ее окружение тут же сделало то же самое. Если бы она надела себе на голову ночной горшок и назвала его новой модной шляпой, то они тоже бы стали их носить.

- Уже поздно, - сказала она. - А я хочу завтра встать пораньше. Повар Айделль Бэрин приготовил для нас превосходный пир, который нас уже дожидается. Вы с Ниан, Эления, должны поехать со мной. - Это прозвучало так, словно им была оказана великая честь, и им ничего не оставалось кроме как поступить так, как хотелось ей, устроившись по обеим сторонам от нее. - И Салвейс, конечно. Поехали, Салвейс.

Внучка Насина на своей кобыле приблизилась, но встала рядом с Аримиллой. Она следовала чуть позади, преследуемая шайкой прихлебателей Аримиллы, поскольку их она не приглашала присоединиться к ней. Несмотря на порывистый, ледяной ветер, рвущий плащи, две-три женщины и пара мужчин пытались разговорить девушку, хотя и неудачно. Из нее редко когда можно было вытянуть больше двух слов подряд. Стало быть, если нельзя подлизаться непосредственно к Верховной Правительнице Великого Дома, то сойдет и Дочь-Наследница Верховной Опоры Великого Дома, и возможно один из парней надеялся выгодно жениться. Вероятно один или два из них были скорее телохранителями, или, по крайней мере, шпионами, которые должны были следить, не пытается ли она связаться с кем-то из членов ее Дома. Эти люди чувствовали возбуждение, прикасаясь к краешку власти. У Элении были свои виды на Салвейс.

Аримилла же была не прочь потрепаться. Хотя каждый, у кого есть хоть капля здравого смысла, понимает, что из-за капюшона ее бормотание никому, кроме нее не слышно. И всю дорогу в закатном полумраке, она без умолку трещала обо всем на свете, начиная с предположений о том, что им приготовила на ужин сестра Лира, заканчивая планами своей коронации. Эления все же могла расслышать достаточно, чтобы время от времени поддакивать. Если дурочке угодно объявить амнистию для своих противников с принесением ими присяги, то Эления Саранд не дура, чтобы ее отговаривать. Уже достаточно неприятно было... сюсюкать... с женщиной не слишком к ней прислушиваясь. Затем Аримилла сказала то, что кольнуло ее ухо словно шило.

- Вы с Ниан не откажетесь разделить одну постель, не так ли? Здесь, кажется, ощущается недостаток в приличных палатках.

Она вырвалась чуть вперед и на мгновение Эления не могла расслышать больше ни слова. Она почувствовала словно ее кожа внезапно покрылась снегом. Слегка повернув голову, она увидела потрясенный взгляд Ниан. Было совершенно немыслимо, чтобы Аримилла узнала про их нечаянную встречу, слишком быстро, и даже если бы узнала, почему она предложила им возможность побыть вместе? Ловушка? Шпион, который будет подслушивать о чем они будут разговаривать? Горничная Ниан, или... Или Джэнни? Ей показалось, что мир вокруг нее вращается. Черные и серебряные пятна поплыли у Элении перед глазами. Она решила, что сейчас упадет в обморок.

Внезапно, она осознала, что Аримилла обращается лично к ней с каким-то вопросом, и с недовольной миной на лице ждет от нее немедленного ответа. В отчаянии она лихорадочно искала что сказать. Есть, она нашла.

- Позолоченный экипаж, Аримилла? - Что за нелепая идея. Сродни катанию в фургоне Лудильщиков! - О, замечательно! У тебя столько великолепных идей! - Аримилла довольно улыбнулась, отчего Эления вздохнула посвободнее. Женщина действительно была абсолютно лишена мозгов. Возможно здесь и в самом деле не хватает подходящих палаток. Вероятнее всего, сейчас она думала, что они безвредны. Приручены. Эления постаралась придать своему оскалу вид жеманной улыбочки. Но она отбросила все идеи на счет способности тарабонца отвлечь женщину, даже на час. Имея подпись Джарида на листе с присягой, у нее остался только один путь расчистить себе дорогу к трону. Теперь все в ее руках и готово сдвинуться с места. Осталось решить последний вопрос. Кто должен умереть первым – Аримилла или Насин?

* * *

Ночь опустилась на Кэймлин, и с ней пришел жуткий холод с острым ветром, пробирающим до костей. Тут и там на дороге виднелись пятна света, отбрасываемые окнами верхних этажей, которые говорили о том, что некоторые жители еще не легли, но ставни большей частью уже были закрыты, и тонкий серебристый месяц, низко висящий в небе, казалось, только подчеркивал окружающую темноту. Даже снег, лежащий на крышах домов и налипший на фасадах, где его не могло затронуть дневное уличное движение, выглядел темно серым.

Одинокий человек, закутанный с головы до пят в темный плащ, поскрипывая, пробирался по дороге, промерзшей до самых камней мостовой. Он с одинаковой легкостью откликался на имена Давед Ханлон или Дойлин Меллар. Но имя для него было ничем не хуже кафтана, и при необходимости человек их менял с легкостью вместе с кафтаном. За прошедшие годы он сменил их сотню раз. Он мечтал о том, чтобы сесть возле камина в Королевском Дворце, протянув ноги к огню, с кружкой и кувшином бренди в руках, и прелестной потаскушкой на коленях, но он вынужден был подчиняться желаниям других. По крайней мере, здесь в Новом городе было довольно безопасно ходить. Не важно, что приходилось постоянно поскальзываться на обледеневшей мостовой и спотыкаться о смерзшуюся грязь, где любой неосторожный шаг мог обернуться падением, зато здесь было меньше шансов, чем на крутых холмах Внутреннего города, что из-под тебя ускользнут сапоги. Кроме того, темнота этой ночью была ему на руку.

Когда он выходил, на улице было мало людей, и едва темнота стала плотнее, прохожие исчезли вовсе. Умные люди ночью предпочитают оставаться дома. Временами в тенях мелькали темные фигуры, но, заметив Ханлона, они торопливо сворачивали за угол или прятались в переулках, стараясь сдержать проклятия, когда увязали в нетронутых солнцем сугробах. Он не был рослым мужчиной, всего лишь чуть выше среднего роста. Меч и нагрудник были спрятаны под плащом, но налетчики обычно выбирают жертвами слабых и пугливых, а он шел открыто и уверенно, не боясь спрятавшихся. Уверенность была подкреплена длинным кинжалом, прятавшимся под перчаткой в кулаке правой руки.

Он был настороже, опасаясь патрулей Гвардии, но не ожидал увидеть их здесь. Мародеры и бандиты не промышляли бы столь открыто, будь где-то поблизости Гвардейцы. Конечно, он мог бы с легкостью отправить патруль своей дорогой, но ему не нужны были лишние свидетели, и вопросы, почему он пешком забрался так далеко от Дворца. Его шаг сбился, когда на перекрестке впереди он заметил две женские фигуры, закутанные в плащи, но они прошли мимо, не взглянув в его сторону, и он вздохнул свободнее. Очень мало женщин стало бы гулять в эту пору без сопровождающих мужчин, владеющих мечом или дубинкой, и даже не видя их лиц он не поставил был золотой против лошадиного яблока, что эти были Айз Седай. Или кто-то из тех странных женщин, заполнивших большинство комнат Дворца.

Мысль об этой группе разожгла его гнев, и меж лопаток возникло жжение как от крапивы. Чтобы ни происходило во Дворце, это дало ему достаточную власть. Женщины Морского Народа были несносны, и не только из-за того, что они ходили по Дворцу таким соблазнительным образом, что для мужчины один взгляд на них был сродни кинжалу в сердце. Он даже не помышлял о том, чтобы ущипнуть кого-нибудь из них за зад, едва понял, что они и Айз Седай смотрят друг на друга как дикие кошки в одной клетке. И, похоже, хотя и абсолютно невероятно, женщины Морского Народа оказались более крупными кошками. С другой стороны, эти другие были гораздо хуже. Невзирая на все слухи, окружавшие ведьм, он знал, как должны выглядеть настоящие Айз Седай, и морщин в этом описании не значилось. Некоторые из них явно могли направлять, и у него было нехорошее подозрение, что направлять могут все. Что было полностью лишено всякого смысла. Возможно, Морской Народ и пользовался какими-то привилегиями в своих перемещениях. Но что касается этой Родни, как назвала их Фалион, то каждому дураку известно: если три женщины, способные направлять, сидят за одним столом, и ни одна из них не является Айз Седай, то прежде чем они выпьют кувшин вина, появится настоящая Айз Седай и предложит им разойтись, и никогда больше вместе не встречаться. При этом она убедится, чтобы они хорошенько это поняли. Так утверждала молва. Но во Дворце сидело с сотню этих женщин, собиравшихся на приватные посиделки, и шнырявших мимо невозмутимых Айз Седай. По крайней мере, до сегодняшнего дня. Что бы ни переполошило их словно кур в курятнике, Айз Седай были слишком взволнованы. Слишком много странностей кряду его не устраивает. Когда Айз Седай начинают вести себя странно, мужчине пора позаботиться о безопасности собственной шкуры.

Выругавшись, он выдернул себя из задумчивого состояния. Мужчине ночью тоже надо заботиться о своей шкуре, и позволить себе ослабить бдительность – не лучший способ это сделать. Хорошо еще, что он не остановился и даже не замедлил шаг. Через несколько шагов он улыбнулся себе тонкой улыбкой, и большим пальцем попробовал лезвие кинжала. Ветер дунул вдоль улицы и пропал, потом закрутился в крышах и снова пропал, и короткий миг тишины между дуновениями он услышал тихий скрип подошв, который уже некоторое время сопровождал его, после того как он покинул Дворец.

На следующем перекрестке он, не сбиваясь с шага, повернул направо, затем быстро прижался спиной к стене здания, которое оказалось конюшней, стоявшей сразу на углу. Широкие двери конюшни были закрыты и похоже подперты изнутри, но запах лошадей и лошадиного навоза висел в морозном воздухе. Таверна напротив была тоже наглухо закрыта, ее окна были темны и прикрыты ставнями. Единственным звуком кроме ветра был скрип покачивающейся на ветру вывески, на который он мог не обращать внимания. Никто не должен был видеть того, что здесь произойдет.

Он моментально насторожился, услышав, что шаги ускорились, чтобы не упускать его из вида далеко, и затем из-за угла осторожно показалась голова в капюшоне. Но не достаточно осторожно. Его левая рука метнулась к капюшону, хватая за горло. В тоже время, правая отработанным движением ударила кинжалом. Он почти ожидал обнаружить под курткой нагрудник или кольчугу и на этот случай был наготове, но сталь до последнего дюйма, с небольшим усилием, вошла под грудную кость. Он не знал, почему этот удар обычно парализовал дыхание, таким образом, что человек не издав ни звука, захлебывался собственной кровью, но это всегда срабатывало. Однако сегодня ему некогда ждать. Отсутствие в пределах видимости стражи не означает, что здесь стоит задерживаться надолго. Быстрым движением он стукнул мужчину головой о каменную стену конюшни. Достаточно сильно, чтобы расколоть тому череп, затем толкнул кинжал за рукоять, почувствовав, как лезвие прошло сквозь хребет.

Его дыхание оставалось абсолютно ровным – убийство просто обычная работа, в которой нет ничего особенного и которую надо делать - вчера, сегодня, завтра – но все же поспешно уложил тело на снег рядом со стеной, и присев рядом, вытер лезвие о куртку мертвеца. Другую руку он в это время засунул себе подмышку, стаскивая обитую железом перчатку. Вертя головой по сторонам, он оглядывал оба конца улицы, пока ощупывал в темноте лицо мужчины. Щетина под ладонью подтвердила, что это был мужчина, но больше он не узнал ничего нового. Мужчина, женщина или ребенок – для него не было никакой разницы. Только дураки могут подумать, что у детей нет глаз и ушей, чтобы увидеть, и услышать, или языка чтобы рассказать кому-нибудь о том, что они видели. Он бы предпочел, чтобы у мужчины были хотя бы усы или нос картошкой. Хоть что-нибудь, какая-никакая примета, чтобы зажечь воспоминания и подсказать, кто был этот человек. Сжав рукав, он обнаружил, что плотная шерсть куртки не слишком грубая, но и недостаточно хорошая, и жилистую руку, которая могла принадлежать клерку, или вознице или, с равным успехом, солдату. Если быть кратким, то практически любому человеку, как и куртка. Обыскав тело, он ощупал карманы, наткнувшись на деревянный гребешок и моток бечевки, которые отбросил в сторону. На ремне его рука задержалась. На нем имелись кожаные ножны, но пустые. Никто на свете не смог бы вытащить нож, после того как нож Ханлона пробил легкое. Конечно, для человека, гуляющего ночью, существует масса причин держать нож наготове, но среди первых на ум приходят удар в спину и возможность перерезать чью-то глотку.

Однако это была лишь мимолетная пауза. Не тратя времени на предположения, он срезал кошелек мертвеца ниже завязок. Вес монет, которые он высыпал в ладонь и поспешно пересыпал в свой кошель, сказал ему, что золотых среди них не было, как не было и ни одной серебряной. Однако срезанный кошель и отсутствие денег наведет всех на мысль об обычном убийстве с целью грабежа. Выпрямившись, он натянул перчатку, и уже через секунду после того как вернул кинжал на место, он снова шагал по грязной дороге, прижимая к боку кинжал, и настороженно вглядываясь в темноту. Он не расслабился пока не оставил между собой и телом целую улицу, и даже тогда не расслабился до конца.

Большинство людей, узнавших про убийство, согласятся с версией убийства ради ограбления, которую он для них инсценировал, но только не человек, кто бы он ни был, пославший этого парня. Тот факт, что тот шел за ним от самого Дворца, означает, что он выполнял чье-то задание. Вот только чье? Он был больше чем уверен, что если бы кто-то из Морского Народа решил всадить ему в спину нож, то сделал бы это лично. Что касается этой Родни, которая нервировала его одним фактом своего присутствия, то они, похоже, старались держаться тихо и незаметно. Хотя, именно те люди, которые стараются остаться незамеченными, скорее всего, прибегнут к наемному убийце ночной порой, но он редко когда перекинулся с ними даже парой слов, и уж точно никогда даже пальцем их не трогал. Айз Седай казались более вероятным заказчиком, но он был уверен, что не сделал ничего такого, чтобы возбудить их подозрение. Но у каждой из них могут быть причины желать ему смерти. Для этого не надо даже с ними говорить. Бергитте Трагелион была глупышкой, которая, кажется, на самом деле считала, что она героиня сказок, быть может, даже сама легендарная Бергитте, но она вполне могла счесть, что он угрожает ее положению. Она может и выглядела как потаскушка, шныряя по Дворцу в этих своих штанах, но у нее ледяной взгляд. Эта способна, не моргнув глазом, приказать перерезать тебе горло.

Но больше всех остальных его беспокоил последний вариант. Его собственные хозяева сами не были доверчивыми людьми и не всегда заслуживали полного доверия. И Леди Шиайн Аварин, которая в настоящий момент отдавала ему приказы, была именно тем, кто прислал ему срочный вызов, заставивший его тащиться сквозь ночь. Где как раз оказался парень, поджидавший его с ножом в руках. Он не верил в совпадения, даже в те, что болтают про этого ал’Тора.

Мысль о том, чтобы вернуться во Дворец вспыхнула и сразу исчезла. У него припрятано золото. Он мог бы подкупить охрану на воротах так же как и всех вокруг, или просто приказать открыть ему ворота на время, достаточное, чтобы он в них проскочил. Но это означало бы, что оставшуюся часть жизни ему придется постоянно оглядываться, и каждый, оказавшийся от него на расстоянии вытянутой руки, мог оказаться убийцей, посланным по его душу. Хотя это и не сильно отличается от его теперешней жизни. За исключением, что рано или поздно кто-то обязательно плеснет в его суп яду или забудет в его спине свой нож. Кроме того, эта девка с каменными глазами - Бергитте - казалась наиболее вероятным заказчиком. Или Айз Седай. Или кто-нибудь из Родни, кому он нечаянно перешел дорогу. Стало быть, надо всегда соблюдать осторожность. Его пальцы сжались на рукояти кинжала. И хотя сейчас жизнь прекрасна: его окружают комфорт и множество женщин, впечатлительных и пугливых, дарящих свою благосклонность Капитану Гвардии – жизнь в бегах все же лучше смерти, даже в комфорте.

Отыскать нужную улицу, более того, нужный дом, не такая уж простая задача – темные узкие улицы похожи одна на другую – но он был внимателен и скоро уже стучал во входную дверь высокого дома, который мог бы принадлежать какому-нибудь богатому, но предусмотрительному купцу. За исключением того, что он знал точно, что не принадлежит. Аварин был слабым Домом, угасшим, как сказал бы кто-нибудь, но одна дочь у него сохранилась, и у Шиайн водились денежки.

Одна из дверей распахнулась, и он был вынужден прикрыть глаза рукой, защищаясь от света. Левой рукой, правая сжимала кинжал, пока он сам оставался наготове в тени. Вглядываясь сквозь щель между пальцами, он узнал женщину в проеме, в простом темном платье горничной. Но это все равно не заставило расслабиться его даже на волосок.

- Поцелуй меня, Фалион, - сказал он, входя внутрь. И с вожделением ее обнял. Левой рукой, естественно.

Длиннолицая женщина отбросила его руку и громко хлопнула дверью за его спиной.

- Шиайн закрылась с посетителем в гостиной наверху, - холодно сказала она ему, - а повар в ее спальне. Больше в доме никого. Повесь плащ на вешалку. Я передам ей, что ты здесь, но, возможно, тебе придется подождать.

Ханлон дал ей разорвать объятье и упасть руке. Несмотря на молодое личико Фалион можно было назвать только хорошенькой, и даже это было сильно приукрашенной правдой. Ее взгляд всегда был холоден, и манера общения постоянно была деловая. Она была не из тех женщин, с которыми он стал бы заигрывать, но, по всей видимости, ее наказал один из Избранных и он был частью ее наказания, что все меняло. В какой-то степени. Его никогда не смущало покувыркаться с женщиной, у которой не было иного выбора, а у Фалион выбора не было. Ее платье горничной было абсолютным отражением действительного положения дел, она одна выполняла работу четырех или пяти женщин - горничной, поварихи и плохой девчонки, засыпая от случая к случаю и пресмыкаясь, когда Шиайн была не в настроении. Ее руки огрубели и стали красными от стирки и мытья полов. Но все же она, по всей видимости, переживет свое наказание, и меньше всего ему хотелось получить Айз Седай враждебно настроенную к Даведу Ханлону. Только не тогда, когда обстоятельства могут поменяться прежде, чем у него будет шанс ударить ее ножом в сердце. Однако достичь компромисса с ней оказалось проще простого. У нее были очень практичные взгляды. В моменты, когда могли видеть остальные, он приставал к ней каждый раз, как она проходила мимо, и если выдавалась свободная минутка, он уводил ее тесную каморку для горничной, находившуюся под самой крышей. Где они приводили в беспорядок простыни и затем, усевшись на узкой холодной постели, обменивались информацией. Хотя, по ее просьбе, он наставил ей парочку синяков, на случай если Шиайн вздумает проверить. Он надеялся, что она вспомнит, что это было по ее собственной просьбе.

- Где остальные? - сказал он, складывая плащ и вешая его на пятнистую вешалку. Звук его шагов по плиткам пола отразился эхом под потолком холла для посетителей. Это было замечательное место, с раскрашенными алебастровыми карнизами и несколькими дорогими настенными драпировками на резных панелях, которые были начищены до блеска, хорошо видного в ярком сиянии зеркальных светильников. Света было достаточно, чтобы осветить весь Королевский Дворец, но, чтоб он сгорел, здесь было не теплее, чем снаружи. Фалион удивленно вскинула бровь, заметив кинжал в его руке, и он с напряженной улыбкой вложил его в ножны. Он смог бы вытащить его снова с невероятной скоростью и меч почти столь же быстро. - Ночью улицы полны воров, - несмотря на холод, он скинул перчатки и заткнул их за пояс. Иначе кто-нибудь решит, что он чего-то опасается. Нагрудника даже в худшем случае должно быть достаточно.

- Я не знаю, где Мариллин, - бросила она через плечо, уже повернувшись и приготовившись, подобрав юбки, подняться по лестнице. - Она ушла до заката. Муреллин в конюшне курит свою трубку. Мы сможем поговорить после того, как я сообщу Шиайн, что ты прибыл.

Глядя, как она поднимается по лестнице, он крякнул. Муреллин, нескладный парень, которого Ханлон недолюбливал до мурашек на спине, всегда изгонялся из дома в конюшни за домом, каждый раз, когда хотел выкурить свою трубку. Шиайн не нравился запах его грубого табака, и он взял привычку брать с собой кувшин вина, так что скоро ждать его не стоило. Мариллин беспокоила его куда больше. Она тоже была Айз Седай, и так же как и Фалион подчинялась приказам Шиайн. Как и он сам, но с ней у него не было соглашения. Безусловно, нет принципиальной разницы, кого подозревать, Айз Седай или Черных Айя. Куда она отправилась? С какой целью? Незнание способно убить ничего не подозревающего человека, а Мариллин Гемалфин проводила довольно много времени, занимаясь тем, о чем он не имел ни малейшего понятия. Он пришел к выводу, что в Кэймлине происходит слишком много такого, о чем он не имел ни малейшего понятия. Пришло время выяснить, если ему хочется жить.

Едва Фалион ушла, он вышел из холла, направившись на кухню, которая располагалась за домом. Комната с кирпичными стенами была, конечно, пустой – повариха знала, что лучше не высовывать свой нос из каморки в подвале, если ее выпроводили из дома на ночь глядя. Черная железная печь и плита были холодными, но маленький очаг, в котором еще теплился огонь, превращал эту комнату в одну из самых теплых в доме. По сравнению с остальными, по крайней мере. Шиайн была скупой, если только это не касалось ее собственного комфорта. Горевший здесь огонь всего лишь означал, что ей может ночью потребоваться теплое вино, или горячий гоголь-моголь.

Он бывал в этом доме уже с полдюжины раз с тех пор как прибыл в Кэймлин, и он знал, в каких шкафах хранятся пряности и в какой кладовой всегда можно отыскать бочонок вина. Отличного вина. На этом Шиайн не экономила. Только не на том, что собиралась пить сама. К возвращению Фалион он достал горшок с медом и тарелочку с имбирем и корицей, поставив их на стол рядом с полным кувшином вина, и положил в огонь кочергу. Шиайн могла сказать "приходи" и это подразумевало "немедленно", но когда она заставляла людей ждать, то может настать утро, прежде чем она про него вспомнит. Эти вызовы, чтоб этой женщине сгореть, всегда стоили ему сна!

- Что за посетитель? - спросил он.

- Он не назвал своего имени, по крайней мере, не мне, - сказала Фалион, оставляя дверь в холл приоткрытой приперев ее с помощью стула. Из-за этого тепло будет постепенно уходить, но она хотела услышать, если Шиайн будет ее звать. А может, она хотела быть уверена, что другая женщина ее не подслушает. - Худой мужчина, высокий и сильный, с виду солдат. Офицер в приличном звании, или дворянин, судя по манерам, к тому же андоррец, если судить по акценту. На вид умный и осторожный. Пришел в простой, хотя и дорогой одежде, без колец и других отличительных знаков.

Бросив взгляд на стол, она повернулась к одному из открытых высоких шкафов рядом с дверью в холл и выставила дополнительный оловянный кубок к тому, что он взял для себя. Он никогда в жизни не брал два. Хуже того, он должен был наполнить свой вином. Айз Седай она или нет, но она теперь еще и прислуга. Но она поставила стул к столу и отодвинула от себя тарелку с пряностями, словно ожидая от него, что он станет ее обслуживать.

- Однако, у Шиайн вчера было еще два посетителя, которые оказались менее осторожны, чем этот, - продолжила она. - Один был с утра. У него на перчатках были вышиты Золотые Вепри Саранда. Возможно, он думал, что никто не заметит столь мелкую работу, если вообще об этом подумал. Полный, светловолосый мужчина средних лет, который, похоже, повсюду сует свой нос. Он с удивлением похвалил вино, словно не ожидал попробовать столь изысканное в этом доме, и попросил Шиайн наказать меня за недостаточную почтительность. - Она даже это сказала холодным размеренным тоном. Единственный момент, когда в ней проявлялся огонь, было время, когда Шиайн порола ее ремнем. В эти моменты он мог слышать от нее достаточно воплей. - Я бы сказала, что он провинциал, который редко бывает в Кэймлине, но думает, что знает, как следует себя вести. Ты сможешь его узнать по бородавке на подбородке и маленькому шраму в виде полумесяца возле левого глаза. Вечерний посетитель был низким и темноволосым, с острым носом и настороженным взглядом. Я не заметила у него шрамов или особых примет, но у него было кольцо с гранатом квадратной формы на левой руке. Очень скуп на слова, и очень старался ничего не выдать в той малости, что я от него услышала, но он был при кинжале с Четырьмя Полумесяцами Марне на эфесе.

Сложив руки на груди, Ханлон прислонился к стенке камина, стараясь сохранить невозмутимость, хотя его так и подмывало нахмуриться. Он был уверен, что план был посадить Илэйн на трон, а что потом оставалось для него загадкой. Ему она была обещана в качестве королевы. Будет ли она носить корону в тот момент, когда он ее получит, для него особой разницы не играло, за исключением дополнительной остроты – бросить эту длинноногую штучку поперек седла, словно она простая деревенская девчушка, будет чистым удовольствием, особенно после того, как эта крошка отчитала его на глазах у всех этих женщин! Но переговоры с Сарандом и Марне намекали на то, что Илэйн, возможно, придется умереть некоронованной. Возможно, несмотря на все данные ему обещания, что он сможет поиграть с королевой, его поставили туда, где он сейчас находился, чтобы он мог убить ее в любой необходимый момент, когда ее смерть принесет максимум пользы, требуемой Шиайн. Или же Избранному, который отдает ей приказы. Этого парня звали Моридин, имя, которое Ханлон не слышал до того, как вошел в этот дом. Это его совсем не беспокоило. Если у человека хватало смелости назваться Избранным, то Ханлон не дурак, чтобы задавать ему вопросы. Он был не больше чем простой кинжал в чьей-то руке, а вот это беспокоило его по настоящему. Пока кинжал выполняет свою работу, кого будет волновать, если он при этом сломается? Гораздо лучше быть кулаком, сжимающим рукоять, чем клинком.

- Ты заметила передачу каких-либо денег? - спросил он. - Ты смогла подслушать?

- Я бы сказала, - ответила она тихо. - И по нашему соглашению, теперь моя очередь задавать вопросы.

Он постарался скрыть свое раздражение за выжидательным взглядом. Глупая женщина всегда спрашивала про Айз Седай из Дворца или про так называемую Родню, или про Морской Народ. Глупые вопросы. Кто с кем дружит, и кто не дружит. Кто болтает наедине, и кто кого избегает. Что ему удалось подслушать. Словно у него не было других дел, кроме как прятаться по коридорам и за всеми следить. Он никогда ей не лгал – слишком много было шансов, что она сумеет узнать правду, даже увязнув в этом доме на правах служанки, она оставалась Айз Седай – но с каждым разом становилось сложнее приходить с чем-то, что он еще ей не говорил, а она была непреклонна в этом вопросе. Если он рассчитывает получить информацию, то только в обмен на свою. Однако сегодня у него были про запас пара лакомых кусочков, часть женщин Морского Народа собиралась сегодня уйти, и они все скакали так, словно им за шиворот бросили несколько ледышек. Ей должно это понравиться. То, что требовалось узнать ему, было очень важно, проклятые сплетни ему совсем не нужны.

Но до того как она задала первый вопрос, дверь наружу открылась. Муреллин был таким огромным, что почти полностью закрыл собой вход. Но все равно холодный воздух прорвался внутрь помещения, с порывом ветра, от которого низкое пламя в очаге заплясало и выбросило в дымоход сноп искр, пока человек не закрыл дверь. По нему не было заметно, что ему было холодно, но с другой стороны, его куртка была толщиной в пару плащей. Кроме того, он не только размерами походил на быка. Похоже, что и мозги он тоже у него позаимствовал. Грохнув свою высокую деревянную кружку об стол, он засунул большие пальцы рук за ремень и обиженно уставился на Ханлона.

- Ты путаешься с моей женщиной? - прорычал он.

Ханлон вздрогнул. Он ничуть не боялся Муреллина. Человек по другую сторону стола был просто большим ребенком. Заставила его вздрогнуть Айз Седай, вскочившая со стула и схватившая кувшин. Добавив имбирь, корицу и порцию меда, она поболтала кувшин, стараясь размешать его содержимое, затем, воспользовавшись краем своей юбки, вынула из огня кочергу и засунула ее в вино, даже не проверив, достаточно ли она разогрелась. В сторону Муреллина она никогда даже не смотрела.

- С твоей женщиной? - осторожно сказал Ханлон. Это вызвало улыбку у его оппонента.

- Почти моей. Леди сказала, что я могу взять то, от чего отказываешься ты. Все равно, Фалли и я греем друг друга по ночам. - Муреллин стал обходить стол, по-прежнему ухмыляясь, но теперь уже женщине. В холле послышалось эхо крика, и он со вздохом остановился, его ухмылка потухла.

- Фалион! - далекий голос Шиайн звучал довольно резко. - Приведи наверх Ханлона и быстро! - Фалион поставила кувшин на стол так резко, что часть вина пролилась, и была уже на пути к холлу еще до того, как Шиайн закончила. Всякий раз, как женщина что-нибудь говорила, Фалион прыгала.

Ханлон тоже прыгнул, но по другой причине. Догнав ее, он поймал ее руку, когда она уже поднялась на одну ступеньку лестницы. Быстро оглянувшись, он увидел, что дверь на кухню закрыта. Быть может, Муреллин почувствовал холод. Но в любом случае, он приглушил голос.

- О чем это он?

- Это не твое дело, - ответила она кратко. - Ты можешь дать мне что-нибудь, что заставит его уснуть? Что-нибудь такое, что я могла бы добавить ему в эль или вино? Он выпьет все, не заметив вкуса.

- Если Шиайн считает, что я не подчиняюсь ее приказам, это мое проклятое дело, и ты отлично это знаешь, если у тебя есть хотя бы пара проклятых мыслей, которые способны встретиться вместе.

Она наклонила голову, уставив на него свой длинный нос, оставаясь холодной как рыба.

- Это не относится к тебе. Как решила Шиайн, пока ты здесь – я по-прежнему принадлежу тебе. Как видишь, ситуация несколько изменилась. - Внезапно что-то невидимое сильно схватило его за запястье и отвело его руку от ее рукава. Что-то другое впилось ему в горло, сжимая, и мешая дышать. Он тщетно пытался ухватиться за рукоять кинжала левой рукой. Ее тон оставался ледяным. - Я считаю, что другие обстоятельства тоже должны измениться, но Шиайн не понимает логичных вещей. Она сказала, что когда Великий Господин Моридин захочет смягчить мне наказание, он об этом скажет. Моридин отдал меня ей. Муреллин это ее способ удостовериться, что я это понимаю. Ее способ показать мне, что я ее собачка, пока она не скажет иначе. - Она резко глубоко вздохнула, и давление с руки и горла пропало. Воздух еще никогда не был таким приятным на вкус. - Ты можешь достать то, о чем я тебя просила? - сказала она, так же спокойно, словно не пыталась только что его убить, используя проклятую Силу. От одной лишь мысли, что эта штука прикасалась к нему, вся его кожа начала зудеть.

- Могу… - хрипло начал он, и остановился, чтобы сглотнуть ком в горле. Чувство было такое, словно он только что побывал в петле палача. - Я могу дать тебе кое-что, от чего он совсем не проснется. - Как только станет немного безопаснее, он выпотрошит ее словно гусыню.

Она насмешливо фыркнула.

- Я буду первой подозреваемой у Шиайн, и с тем же успехом могу сама вскрыть себе вены, прежде чем она что-нибудь для меня придумает. С него будет достаточно, если он проспит всю ночь напролет. Предоставь решать мне, и от этого мы оба только выиграем. - Положив руку на резные перила, она посмотрела вверх. - Пойдем. Когда она говорит немедленно, она имеет в виду именно это. - Очень жаль, что он не мог сейчас связать и повесить ее как гусыню, дожидающуюся мясника.

Следуя за ней, грохоча сапогами по полу, шум от которых разносился по холлу, его вдруг осенило, что он не слышал, как ушел посетитель. Если только в доме нет секретных ходов, о которых он не знает, то оставались входная дверь, дверь на кухне, и еще одна задняя дверь, в которую можно было выйти только пройдя через кухню. Следовательно, скоро ему предстоит встретиться с этим солдатом. Возможно, это должно было выглядеть сюрпризом. Он незаметно ослабил кинжал в ножнах.

Как и ожидалось, в гостиной был хорошо растоплен камин из прекрасного с прожилками мрамора. Для грабителей здесь было чем поживиться – на позолоченных столешницах стояли вазы из фарфора Морского Народа, за гобелены и ковры могли тоже дать хорошую цену. За исключением одного ковра, за который теперь вряд ли удастся выручить хоть что-то. Посреди комнаты был холмик, накрытый одеялом, и если парень, который его образовал не запачкал своей кровью ковер под собой, то Ханлон был готов съесть сапоги.

Шиайн сидела в резном кресле, милая женщина в синем шелковом платье с золотой вышивкой, перетянутым витым золотым пояском. На тонкой шее у нее было тяжелое золотое ожерелье. Блестящие каштановые волосы, даже убранные золотой сложной сеткой, спадали ниже плеч. На первый взгляд она казалась нежной, но в ее лице было что-то коварное, и улыбка никогда не касалась этих огромных карих глаз. С помощью кружевного платочка она оттирала маленький кинжальчик, с огневиком на рукояти.

- Фалион, пойди скажи Муреллину, что у меня для него есть… сверток… от которого он позже должен будет избавиться, - сказала она спокойно.

Лицо Фалион оставалось невозмутимым как полированный мрамор, но прежде чем выбежать из комнаты, она сделала реверанс, который был недостаточно раболепным.

Следя за женщиной и ее кинжалом краем глаза, Ханлон обошел прикрытое тело и приподнял край одеяла. На него с лица, которое при жизни наверное было твердым, смотрели незрячие голубые глаза. Мертвецы всегда выглядят мягче. Похоже, что он был не столь осторожен и умен, как о нем подумала Фалион. Ханлон дал одеялу упасть и выпрямился.

- Он сказал что-то, что вас не устроило, миледи? - спросил он мягко. - Кто это был?

- Он наговорил много вещей, которые меня не устроили, - она держала свой кинжал острием вверх, изучая маленькое лезвие, чтобы быть уверенной, что оно теперь чисто. Затем убрала его в золоченые ножны на талии. - Скажи-ка мне, ребенок Илэйн от тебя?

- Я не знаю, кто отец щенка, - сказал он, скривившись. - Почему вы спросили, миледи? Вы думаете я смог бы передумать? Последняя крошка, которая заявила, что я сделал ей ребенка, отправилась остыть на дно колодца, и я удостоверился, что она там и осталась. - На столе с краю на подносе стояли серебряный кувшин с длинным горлышком и два гравированных серебряных кубка. - Оно безопасно? - спросил он, указывая на кубки. В обоих на донышке оставалось вино, но небольшая добавка к вину могла превратить мертвеца в легкую добычу.

- Катрелле Мосенайн, дочь скобянщика из Маэрона, - сказала женщина спокойно, словно это было известно каждому прохожему, и от удивления он чуть не вздрогнул. - Перед тем как сбросить ее в колодец, ты разбил ей голову камнем, без сомнения, чтобы утопить побыстрее. - Как она могла узнать имя этой девки, и тем более о камне? Он уже не помнил его сам. - Нет, не думаю, что ты смог бы смягчиться, но мне стало бы жаль, если бы ты поцеловал Леди Илэйн не уведомив меня. Я бы очень разозлилась за такой поступок.

Внезапно она посмотрела на испачканный кровью платок в своей руке и, грациозно встав и проскользнув к камину, бросила его в пламя. Она стояла рядом, греясь, и даже не взглянув в его сторону.

- Ты сможешь устроить побег нескольким Шончанкам? Лучше всего, если будут и так называемые сул’дам и дамани, - она слегка запнулась на незнакомых словах, - но если ты не сможешь вывести и тех, и других, то нужно несколько сул’дам. Они смогут освободить остальных.

- Возможно. - Кровь и пепел, она перескакивает с одной темы разговора на другую хуже, чем сегодня Фалион. - Это будет непросто, миледи. Они все хорошо охраняются.

- Я не спрашивала тебя, будет ли это легко, - сказала она, уставившись в пламя. - Ты можешь убрать охрану от складов с продовольствием? Меня обрадует, если несколько из них действительно сгорят. Я уже устала от неудач.

- Этого я не могу, - пробормотал он. – Если только вы не прикажете после этого сразу скрыться. Они ведут письменный учет всем приказам, от чего даже кайриэнцы умерли бы от зависти. И все равно это не даст никакой пользы. Они используют эти проклятые врата, чтобы пропускать по несколько фургонов каждый проклятый день. - И по правде, он не жалел об этом. Испытывал небольшую тошноту от использованного метода доставки продовольствия, но не сожаление. Он в любом случае ожидал, что Дворец будет последним местом в Кэймлине, которое будет голодать, но он пережил осады по обе стороны стен, и у него не было ни малейшего желания снова варить свои сапоги на ужин. Однако Шиайн требовался пожар.

- Следующий вопрос я не стану задавать. - Она покачала головой, по-прежнему глядя в огонь, а не на него. - Но возможно что-то можно будет сделать. Насколько ты на самом деле близок… пользуешься вниманием Илэйн? - закончила она чопорно.

- Больше, чем в тот день, когда появился во Дворце, - прорычал он, с негодованием глядя ей в спину. Он старался никогда не раздражать тех Избранных, которые стояли непосредственно над ним, но девчушка его уже утомила. Он мог бы сломать эту шейку как прутик! Чтобы держать свои руки подальше от ее горла, он наполнил один из кубков и взял в руку, не собираясь его пить. В левую руку, естественно. Факт, что в комнате уже есть один мертвец, вовсе не означает, что она не запланировала получить два трупа. - Но я вынужден действовать осторожно. Это не та ситуация, в какой я мог бы зажать ее в углу и защекотать так, что она выскочит из нижнего белья.

- Думаю, что не та, - сказала Шиайн глухим голосом. - Она вряд ли из тех женщин, с которыми ты привык иметь дело. - Она смеялась? Или издевалась над ним? Он с трудом сдержался, чтобы не отбросить кубок и не удавить девчушку с лисьей мордашкой.

Внезапно она обернулась, и он моргнул, увидев, как она убрала свой кинжал обратно в ножны. Но он даже не заметил, когда она вынула проклятую штуку! Он сделал судорожный глоток из кубка, даже не подумав, что делает, и чуть не подавился, когда понял.

- Как бы ты предпочел увидеть Кэймлин разграбленным? - спросила она.

- Все будет просто, если у меня будет за спиной хорошая кампания, и свободный доступ к воротам, - вино похоже безобидно. Два кубка подразумевают, что она тоже пила, и если он взял кубок мертвеца, то там явно осталось недостаточно яда, чтобы отравить даже мышь. - Это то, чего ты хочешь? Я повинуюсь приказам, как и любой другой. - Он поступал так, когда был уверен, что при их исполнении он уцелеет, либо, когда они исходили непосредственно от Избранных. Умереть из-за дурацкого приказа ничуть не лучше, чем прогневать Избранного. - Иногда полезно знать немного больше, чем просто "пойди туда и сделай то". Если ты скажешь мне, что будет в Кэймлине дальше, я, возможно, помогу тебе достичь этого быстрее.

- Конечно, - улыбнулась она, показав острые зубки, в то время как ее глаза оставались похожи на гладкие коричневые камешки. - Но сперва расскажи мне, почему на твоей перчатке свежая кровь?

Он вернул ей улыбку.

- Разбойник, миледи, от которого отвернулась удача. - Может это она послала его, а может и нет, но он добавил ее шейку в список тех, что задумал перерезать. И еще надо бы добавить туда Мариллин Гемалфин. В конце останется только один уцелевший, который сможет поведать, что же произошло.

 
« Пред.   След. »