logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Последние теории и обсуждения на нашем форуме!

Приглашаем вас обсудить мир Колеса Времени на нашем форуме:

Мазрим Таим - М'хаэль Черной Башни, что он за человек?

---

Ишамаэль и план Тени

---

Последняя Битва и участие Дракона в ней

---

И снова Асмодиан, и тайна его гибели

---

Предсказания

---

Можно ли воскресить Бе'лала?

---

Морейн - откуда она все знает?

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 29. Какое-то мерцание Печать E-mail
Автор Administrator   
09.11.2006 г.

- Это безумие, - прогрохотал Домон со своего места, где он стоял, сложив руки на груди, словно закрывая выход из фургона. Возможно, он и в самом деле закрывал. Его челюсть была воинственно выдвинута вперед, встопорщив бородку, которая была короткой, но все же длиннее, чем волосы на голове, и разминал руки, словно готовясь сжать их в кулаки, или во что-нибудь вцепиться. Домон был очень широким мужчиной, но не жирным, как могло показаться на первый взгляд. Мэту хотелось бы по возможности избежать его кулаков или медвежьих объятий.

Он закончил завязывать вокруг шеи свой черный шелковый шарф, скрывавший шрам, и заправил оставшиеся длинными концы под кафтан. Шанс, что в Джурадоре найдется кто-то, кто знал про мужчину из Эбу Дар, носящего черный шарф, был слабый… Но, все же шансы на то, что не окажется никого были куда лучше, даже если не принимать в расчет его удачу. Конечно, никогда нельзя забывать о том, что он та’верен. Но если ему суждено столкнутся лицом к лицу с Сюрот или со слугой из Дворца Таразин, то даже сидя в кровати, накрывшись с головой одеялом, это все равно бы случилось. Иногда нужно просто поверить в свою удачу. Неприятности начались, едва он проснулся этим утром. Кости снова кувыркались в его голове. Они отскакивали от стенок черепа.

- Я обещал, - сказал он. Было здорово снова надеть приличную одежду.

Кафтан был из прекрасной зеленой шерсти, хорошо скроен и доходил почти до колен и голенищ его высоких сапог. На нем почти не было вышивки, возможно, стоило оставить хотя бы чуть-чуть, но зато на манжетах в избытке были кружева. И в придачу - хорошая шелковая рубашка. Жаль, что нет зеркала. В такой день мужчина должен выглядеть на все сто. Подхватив с кровати плащ, он забросил его через плечо. Это была не безвкусица вроде тряпки Люка. Он был темно-серый, но такой темный, почти как сама ночь. Только подкладка была красной. Заколка плаща была самой обычной в виде серебряного узелка не крупнее его большого пальца.

- Она дала слово, Байл, - сказала Эгинин. - Свое слово. И она его никогда не нарушит. - Эгинин говорила абсолютно уверенно. Гораздо уверенней, чем чувствовал себя Мэт. Но иногда мужчине приходиться рисковать. Даже, если ставкой является его шея. Он обещал. И у него действительно остается его удача.

- И все равно, это безумие, - ворчал Домон. Но он неохотно отдвинулся от двери, когда Мэт надел на голову свою черную широкополую шляпу. Правда, только после того как Эгинин быстро ему кивнула. Но, продолжал смотреть сердито.

Она последовала за Мэтом, хмуро играя своим длинным черным париком. Возможно, она все еще чувствовала себя в нем неловко, или теперь, спустя месяц с начала их путешествия, когда ее собственные волосы уже отросли, стало неудобно по другой причине. Но все равно они отросли еще недостаточно, чтобы ходить простоволосой. Пока между ними и Эбу Дар не будет по крайней мере еще сотня миль. А, возможно, и тогда не будет безопасно, пока они не пересекли Дамонские Горы в Муранди.

Небо было ясным. Солнце только-только поднималось над горизонтом, оставаясь пока невидимым за стенами из холста, и утро можно было назвать теплым, только если сравнить его со снежным бураном. Но не морознее двуреченского утра под конец зимы. Однако холод медленно проникал под одежду и превращал дыхание в пар. Актеры уже носились словно муравьи в потревоженном муравейнике, наполняя воздух вопросами и претензиями: кто-то у кого-то брал жонглерские кольца, позаимствовал красные в блестках штаны, или передвинул чью-то сцену. Это выглядело и звучало как начало бунта, но в голосе ни у кого не было слышно ни капли настоящего гнева. Они всегда кричали и махали руками, но у них никогда не доходило до драки, и когда начнется выступление каждый исполнитель будет на месте и готов раньше, чем будут запущены первые зрители. Возможно, они медленно собирались в дорогу, но представление для них означало деньги, а ради них они могли двигаться очень быстро.

- Ты действительно думаешь, что сможешь на ней жениться, - бормотала Эгинин, шагая впереди него чуть в стороне, пиная свою потрепанную коричневую юбку из шерсти. В Эгинин не было ни капли изящества. Обычно она ходила широким шагом, и легко поддерживала темп. В платье и без платья, казалось, все, что ей было нужно - это меч на бедре. - Другого объяснения нет. Байл прав. Ты сошел с ума!

Мэт усмехнулся.

- Вопрос в том, захочет ли она выйти за меня? Иногда, женятся очень странные люди. - Когда знаешь, что тебя повесят, то лучше висеть в петле с улыбкой. Поэтому он улыбался, и оставил ее стоять с угрюмым видом на застывшем лице. Он решил, что про себя она рычала в его адрес проклятия, хотя и не понял, почему. Это ведь не ей придется жениться на самом последнем на свете человеке, на котором бы ей хотелось. На дворянке, полной холодного достоинства и с задранным вверх носом, тогда как ему больше по душе были улыбчивые трактирщицы со страстными глазами. Наследница трона, и не просто трона, а Хрустального Императорского трона Шончан. Женщина, которая заморочила ему голову, и заставила задуматься, кто кого держит в плену, он ее, или она его. Когда судьба хватает за горло, то ничего не остается - только улыбаться.

Он поддерживал быстрый темп, пока не оказался рядом с фиолетовым фургоном без окон, и затем замедлил шаг. Группа акробатов, четыре подвижных мужчины, которые назвали себя братьями Шавана, хотя каждому было видно, как и их носы, что они были из разных стран, а не только от разных матерей, крича и дико жестикулируя, выскочили из зеленого фургона, стоящего поблизости. Они уделили фиолетовому фургону и Мэту не больше одного взгляда, так как были слишком поглощены своим спором, и быстро унеслись по своим делам. Гордеран стоял, прислонившись к одному из колес, почесывая затылок и хмуро глядя на двух женщин, которые стояли на ступеньках фургона. Две женщины. Обе были закутаны с ног до головы в темные плащи, спрятав лица, но их никак нельзя было ни с кем перепутать, завидев шарф в цветочек, свисающий из капюшона более рослой женщины. Ладно. Ему следовало сразу догадаться, что Туон захочет захватить свою горничную. Дворянки никуда не ходят без прислуги. Поставь хоть пенни, хоть крону, но, в конце концов, все сводилось к простому броску костей. У них уже был шанс его предать. Однако, он поставил на женщину, делающую тот же выбор, с удвоенными шансами на успех. И их двое. Какой дурак поставил бы при таком соотношении? Но он должен был бросить кости. Кроме того, они уже катились.

Он встретил холодный взгляд голубых глаз Селюсии улыбкой, и снял шляпу, чтобы сделать изящный поклон Туон. Но не слишком эффектный, с небольшим взмахом плащом.

- Готовы ли вы пройтись за покупками? - Он чуть не назвал ее "миледи", но до тех пор, пока она не хочет называть его по имени…

- Я была готова еще час назад, Игрушка, - холодно произнесла Туон, растягивая слова. Небрежно приподняв край его плаща, она осмотрела красную подкладку из шелка и кафтан, после чего позволила плащу упасть. - Тебе идут кружева. Возможно, когда я сделаю тебя виночерпием, то позволю тебе добавить немного к одежде.

На мгновение его улыбка пропала. Могла ли она, выйдя за него замуж, сделать его да’ковале? Нужно будет спросить Эгинин. Свет, почему у женщин все так непросто?

- Милорд желает, чтобы я тоже пошел с вами? - медленно спросил Гордеран, не глядя на женщин. Он стоял, засунув большие пальцы за пояс, и на Мэта тоже старался не смотреть. - Возможно, чтобы что-то поднести?

Туон не произнесла ни слова. Она просто стояла в ожидании, глядя на Мэта. Ее большие глаза с каждой секундой становились холоднее. Кости в голове подпрыгнули и загрохотали с новой силой. Но, он колебался только в течение одного удара сердца, прежде чем, качнув головой, отослать Краснорукого прочь. Возможно, два удара. Он должен поверить в свою удачу. Ее слову. Доверие - это голос смерти. Он изучил это на собственной шкуре. Для этого ему не нужно было советов, или чужих воспоминаний. Кости в его голове продолжали вращаться.

С небольшим поклоном, он предложил ей руку, которую Туон, сжав полные губы, некоторое время рассматривала, словно никогда раньше не видела рук. Затем она подобрала плащ и пошла, за ней Селюся, скользнувшая следом, оставив его плестись сзади. Определенно, у женщин всегда все непросто.

Несмотря на ранний час, два здоровых парня с дубинками уже охраняли вход, а третий прозрачный кувшин из стекла для монет, который сквозь щель опустошали в обитую железом коробку, стоящую на земле. Каждый из них выглядел слишком неуклюжим, чтобы по-тихому стянуть даже медяк, однако Люка все равно рисковал. Двадцать или тридцать человек уже ждали возле толстых веревок, которые вели к большому синему плакату с названием шоу Люка, и, к сожалению, Лателле тоже была там. Женщина со строгим лицом в платье, вышитом темно-красными блестками, и в плаще с синими. Жена Люка дрессировала медведей. Мэт считал, что медведи выполняли свои трюки из опасения, что она могла их искусать.

- У меня все под контролем, - сказал он ей. - Поверь, нет ничего, о чем стоило бы волноваться. - Возможно, ему следовало поберечь воздух.

Лателле полностью проигнорировала его, встревожено посмотрев на Туон и Селюсию. Она и ее муж были единственными из актеров, кто знал, кем те были на самом деле. Причины рассказывать больше об этой утренней прогулке не было. По крайней мере, Люка. Лателле перевела взгляд на Мэта, в нем не было ни капли волнения, один камень.

- Помни одно, - сказала она спокойно, - отправляя нас на виселицу, ты отправляешь и себя. - Затем она фыркнула и вернулась к изучению людей, ожидающих у входа. Лателле даже лучше Люка могла определить вес кошелька прежде, чем его развяжут. И она была в десять раз хуже своего мужа. Кости кувыркалась. Оставалось не ясно, что привело их в движение, но он еще не добрался до роковой точки. Точки принятия решения.

- Она - хорошая жена для Мастера Люка, - пробормотала Туон, когда они немного отошли.

Мэт покосился в ее сторону, и поправил шляпу на голове. В ее тоне не было и намека на насмешку. Она, что, так ненавидела Люка? Или имела в виду, какой женой она хотела бы стать? Или, что?.. Чтоб ему сгореть, скоро он, пытаясь понять эту женщину, станет таким же полоумным, каким его считает Домон. Это она является причиной грохота костей в его голове. Что она задумала?

Это было короткая прогулка до города под лучами восходящего солнца, по плотно утоптанной дороге через холмы, которые здесь были совершенно лишены растительности, но зато по дороге шли люди к ветряным мельницам и соляным ямам. Глядя прямо вперед, они шли так целеустремленно, что казалось, не видели никого перед собой. Мэт чудом избежал столкновения с круглолицем мужчиной, который шел прямо на него, при том чуть не наскочив на седого старика, развившего приличную скорость на кривых ногах. Из-за этого он оказался прямо перед пухлой девушкой, которая прошла бы сквозь него, если бы он снова не отскочил.

- Ты упражняешься в танцах, Игрушка? - спросила Туон, обернувшись через худое плечо. От ее дыхания перед капюшоном вился легкий туман. - У тебя вышло не очень изящно.

Он открыл было рот, чтобы указать ей, сколько на дороге народа, когда внезапно понял, что вокруг кроме нее и Селюсии никого нет. Люди, которые только что были здесь пропали. Дорога была пустой до самого поворота. Медленно, он обернулся. Между ним и лагерем труппы тоже было ни души, лишь люди, ожидавшие у входа, и было не похоже, что их стало больше, чем прежде. За пределами лагеря, там, где зияла рана дороги в холмах, ведущая к отдаленному лесу, было пусто. Никого на сколько хватает глаз. Он прижал пальцы к груди, почувствовав медальон в виде лисьей головы сквозь кафтан. Просто кусочек серебра на шнурке из кожи. Ему бы хотелось, чувствовать его холодным как лед. Туон выгнула бровь. Взгляд Селюсии красноречиво говорил, что он ведет себя как дурак.

- Я не смогу купить тебе платье, если мы будем стоять тут, - сказал он. В этом был смысл их маленькой вылазки. Он пообещал Туон найти кое-что получше, чем те платья, которые были ей велики, и превращали ее в ребенка, наряженного в одежду взрослого. По крайней мере, он был почти уверен, что обещал, а что до нее, то она была совершенно в этом уверена. Качество работы швей, работающих для труппы, нашло у Туон одобрение, но только не ткань, которая имелась в наличии. Костюмы исполнителей сверкали блестками, бусинками и яркими цветами, но ткань, нужно было признать, была весьма дешевой. У тех, у кого одежда была получше, держал ее для себя, и носил, пока платье не протиралось до дыр. Джурадор зарабатывал деньги на соляных копях, а соль стоила дорого. Городские лавки должны предложить любой вид материала, который женщина могла только пожелать.

На сей раз не было даже шевеления пальцев. Туон обменялась взглядами с Селюсией. Высокая женщина покачала головой, скривив губы. Туон покачала своей. И, подобрав плащи, они отправились к обитым железом воротам города. Женщины! Он снова поспешил их догонять. В конце концов, они же были его заключенными. Они, а не он. Их тени вытянулись далеко вперед перед ними. А те люди, прежде чем исчезнуть, отбрасывали тени? И он не мог припомнить, чтобы у них при дыхании появлялся пар. Хотя едва ли это имело значение. Они пропали, и он не собирался ломать себе голову о том, откуда они появились и куда ушли. Вероятно это что-то из свойств та’верен. Ему надо выбросить это из головы. Надо. Вращающиеся кости не оставляли места ни для чего иного.

Охранников у ворот совершенно не заинтересовали приближающиеся незнакомцы, или, по крайней мере, один незнакомый мужчина и две женщины. Суровые парни в белых нагрудниках и конических шлемах с напоминающими лошадиные хвосты гребнями безразличными взглядами проводили женщин, задержавшись на мгновение с подозрением на Мэте, и затем снова повисли на своих алебардах, безучастно глядя на дорогу. Они были местными, а не Шончан. Торговцы солью и местная Леди Айтелейн, которая очевидно думает то, что подсказывают ей торговцы, без колебания дали Присягу и предложили платить налог солью даже раньше, чем их спросили. Без сомнения, Шончан еще вернутся, чтобы разместить тут что-то вроде местного управления и чиновников, но только для того, чтобы за всем приглядывать, а сейчас у них имелись дела поважнее. Перед отправлением на эту экскурсию Мэт посылал Тома и Джуилина, чтобы удостовериться, что в Джурадоре не окажется Шончан. Глупец бы, если он не осторожен, мог отправиться, положившись на одну удачу.

Джурадор был преуспевающим шумным городом, с мощеными улицами, большинство из которых были широкими, и с ровными каменными домами крытыми красной черепицей. Дома и гостиницы в шумном беспорядке стояли плечом к плечу с конюшнями и тавернами. Здесь повсеместно был слышен лязг из кузниц, тут и там - треск ткацких станков и ковровых мастерских, и повсюду - бондари, сбивающие обручи на бочках для транспортировки соли. Лоточники продавали заколки и ленты, пирожки с мясом и жареные орехи, или по-зимнему вялую репу и сморщенные сливы. На каждой улице перед лавками стояли мужчины и женщины, предъявляя образцы товара, разложенного на узких столиках перед ними, и выкрикивая списки того, что предлагали.

Тем не менее, отличить дома торговцев солью было легко, у них было три каменных этажа, а не два, и они занимали в восемь раз больше площади, чем другие, и у каждого была выходящая на улицу аллея, с белеными экранами из железа между колоннами. Нижние окна большинства зданий тоже имели такие экраны, хотя и не всегда окрашенные. Это очень живо напоминало Эбу Дар, но кроме оливкового цвета лица людей здесь было мало что общего. Не было глубоких вырезов, открывающих впадину между грудями, юбок, подшитых с краю, и выставляющих напоказ нижние юбки. Женщины носили расшитые платья с высокими воротниками до самого подбородка, с небольшой вышивкой для людей попроще, и с богатой для людей побогаче. Мужчины носили плащи, расшитые сверху донизу, и прозрачные вуали на лицах, свисающие с гребенок из золота, или вплетали бусины из кости в темные бороды. Мужские кафтаны почти так же плотно были расшиты цветами - ярко и богато, или бедно. Большинство мужчин носило у пояса длинный нож с чуть меньше загнутым лезвием, чем в Эбу Дар. Но и богатые, и бедные парни здесь тоже имели привычку поглаживать рукояти своих ножей, словно предвкушая схватку, настолько возможно, так что может это было и тоже самое.

Дворец Леди Айтелейн не был отличим от особняков торговцев солью, но зато было расположен на главной площади города, довольно широком пространстве, выложенном полированным камнем, где стоял большой круглый фонтан из мрамора. Однако люди заполняли ведра и большие фляги из глины водой из каналов, наполняющих каменные бассейны по углам площади. От большого фонтана шел запах морской воды. Это был символ богатства Джурадора, идущего из того же источника, что и соляные копи в холмах. Мэт специально собрался пораньше, чтобы посмотреть город прежде, чем солнце доберется до полудня.

Каждый раз когда Туон и Селюсия замечали лавку с шелками, выставленными на прилавке, они останавливались, чтобы посмотреть рулоны с тканью и сдвинув головы шептались, отмахиваясь от навязчивого продавца. Те очень внимательно следили за женщинами, пока не замечали, что Мэт сопровождает этих двух женщин. Такое внимание было не спроста. В своих поношенных шерстяных плащах и в ужасно сидящих на них платьях они не выглядели как клиенты, способные купить шелк. Мэт же, в плаще, наброшенном на одно плечо, демонстрируя свою подкладку, выглядел вполне платежеспособным. И хотя женщины всегда утверждают, что хотят, чтобы мужчина проявлял интерес к их делам. Всякий раз, когда он пытался проявить интерес, и придвигался ближе, чтобы расслышать то, о чем они говорят, женщины затихали и смотрели на него холодными глазами из-под глубоких капюшонов, пока он не отступал назад на шаг или два. После чего Селюсия снова склонялась к Туон, и они снова принимались бормотать теребя пальцами шелка: красные, синие, зеленые, гладкий мерцающий шелк и парчу. Джурадор был очень богатым городом. К счастью, он догадался до отказа набить золотом кошелек, лежавший в кармане его кафтана. Но ни одна из тканей, похоже, не устраивала покупательниц.

Неизбежно, Туон качала головой, и парочка ускользала в толпу, оставляя Мэта догонять их возле следующей лавки с шелком. Кости продолжали отскакивать от внутренних стенок его черепа.

Они были не единственными представителями труппы, которые пришли в город. Он узнал Алудру, увидев украшенные бусинками косички, идущую в толпе вместе с седовласым мужчиной, который, судя по богатству вышивки на кафтане в виде цветов и птиц, должен был быть торговцем солью. Интересно, что нужно Иллюминатору от торговца солью? Что бы она ему не сказала, он сиял довольной улыбкой, от чего складок на его лице добавилось.

Туон снова покачала головой, и две женщины перешли к следующей лавке, игнорируя глубокие поклоны владельца. Хотя, большинство из них было предназначено Мэту. Может, этот тощий дурак решил, что он хотел купить ткань себе. Не то, чтобы он отказался бы от нового шелкового кафтана, или даже трех, но кто бы стал думать о кафтанах, каждый момент ожидая, что эти проклятые кости остановятся? Главное, чтобы было немного вышивки на рукавах и по плечам.

Мимо закутанный в плащ бронзового цвета прошел Том, подкручивая свои длинные белые усы, и зевая, словно ночь была бурной. Все может быть. Вроде бы менестрель больше напивался, но Лопин и Нерим жаловались, что он всю ночь не спит, оставляя лампу зажженной, чтобы перечитывать свое драгоценное письмо. Что могло быть такого интересного в письме от мертвой женщины? Мертвая женщина. Свет, а что если те люди на дороге... Нет! Он вообще не станет об этом думать.

Туон ущипнула один сверток шелка и отпустила, отвернувшись, даже не посмотрев другие. Прежде чем последовать за ней, Селюсия так посмотрела на коренастую владелицу лавки, что женщина отпрянула словно от пощечины. Мэт ей улыбнулся. Обиженные торговцы могли позвать городскую стражу, которая станет задавать вопросы, и кто знает, куда еще это могло завести? Он знал, что мог улыбкой успокоить большинство женщин. Круглолицая женщина пренебрегала его улыбкой, и нежно погладила сверток шелка как сверток с младенцем. Большинство женщин, подумал он с досадой.

Вниз по улице с женщины в обычном плаще свалился капюшон, и у Мэта перехватило дыхание. Эдесина снова подняла капюшон, но не слишком-то спешила, но так или иначе, урон уже был нанесен, и нестареющее лицо Айз Седай мог увидеть любой, кто знал, как оно выглядит. Никто на улице не подал вида, что он что-нибудь заметил, но Мэт не мог поручиться за каждого прохожего. Подумал ли кто-нибудь о вознаграждении? Сейчас в Джурадоре может и не быть Шончан, но они тут постоянно бывают.

Эдесина скользнула за угол, и за ней последовали две темных фигуры. Две. Значит, в лагере осталась только одна сул’дам, чтобы наблюдать за двумя Айз Седай? Или, возможно, Джолин или Теслин были где-нибудь поблизости, а он их просто не заметил. Он вытянул шею, осматривая толпу в поисках похожего плаща, но у всех, кого он видел, было хотя бы немного вышивки.

Внезапно, его словно камнем между глаз ударило. У всех плащей была вышивка. А где тогда проклятая Туон с проклятой Селюсией? Кости покатились быстрее?

Тяжело задышав, он поднялся на носки, но улица казалась полноводной рекой из вышитых плащей, вышитых кафтанов и платьев. Это не означало, что они пытались сбежать. Туон дала слово. Она упустила прекрасный шанс предать. Но все, что нужно было сделать женщине, это сказать всего три слова, и каждый, у кого есть уши, признает шончанский акцент. Это могло быть достаточно, чтобы навести ищеек на их след. Впереди, по обе стороны улицы стояла пара лавок, которые, кажется, тоже торговали тканью. Но возле них не было пары женщин в темных плащах. Возможно, они могли свернуть за угол, но ему нужно положиться на везение. У него лучше всего получалось, когда выигрыш зависел от случая. Проклятые женщины, вероятно, решили, что это такая проклятая игра. Чтоб ему сгореть, пусть его удача действует за него.

Стоя закрыв глаза посреди улицы, он несколько раз повернулся кругом и сделал шаг. Наугад. Он врезался во что-то плотное, и достаточно сильно, чтобы вызвать ворчание с обеих сторон. Когда он открыл глаза, перед ним впившись в него взглядом, стоял крупный парень с маленьким ртом в грубом кафтане с плохо сделанным орнаментом на плечах, который явно тянулся к рукояти своего кривого ножа. Мэт не обратил на него внимания. Он стоял лицом прямо перед одной из двух лавок. Натянув шляпу потуже, он побежал. Кости завертелись быстрее.

Стены лавки были разделены полками, наполненными тюками с тканью от пола до потолка, и еще больше было сложено на длинных столах, стоявших на полу. Хозяйкой оказалась худая женщина с большой родинкой на подбородке, а ее компаньонка - тонкой симпатяшкой с сердитыми глазами. Он влетел внутрь как раз вовремя, чтобы услышать, как хозяйка сказала:

- В последний раз предупреждаю, если вы не скажете мне, что вы здесь делаете, я отправлю Нелсу за стражей. - Туон и Селюсия, по-прежнему скрывая лица под капюшонами, медленно шли вдоль одной стены с тканью, останавливаясь, чтобы ее пощупать, но не обращали на хозяйку никакого внимания.

- Они - со мной, - сказал Мэт запыхавшись. Выхватив кошелек из кармана, он бросил его ближайший пустой стол. Тяжелый звон от его приземления вызвал широкую улыбку на узком лице хозяйки. - Дайте им то, что захотят, - сказал он ей. И твердо добавил, обращаяясь к Туон: - Если вы собираетесь что-нибудь купить, то это произойдет здесь. Я уже достаточно поупражнялся этим утром.

Едва только слова вырвались из него, как он сразу об этом пожалел, и взял бы их назад, если бы смог. Если начинать говорить с женщиной в подобном тоне, она сразу вспыхнет вам в лицо, словно одна из огненных палочек Алудры. Но большие глаза Туон взглянули на него из убежища капюшона. И ее полный рот слегка изогнулся в небольшой улыбке. Это была тайная улыбка, предназначенная для нее самой, а не для него. И только Свету известно, что она должна означать. Он ненавидел, когда женщины делали подобное. По крайней мере, кости не остановились. Это ведь должно быть хорошим признаком?

Туон не нуждалась в словах чтобы сделать выбор. Она тихо указывала на рулон за рулоном, отмеряя своими маленькими темными руками, сколько нужно будет от него отрезать. Хозяйка делала работу собственноручно вместо того, чтобы поручить ее помощнице, и похоже поступила правильно. Под длинными острыми ножницами замелькал красный шелк разных оттенков, зеленый шелк нескольких оттенков, а о существовании стольких оттенков синего, Мэт даже не подозревал. Еще Туон выбрала несколько отрезов прекрасной ткани разной плотности, и отрез яркой шерстяной ткани - каждый раз она консультировалась с Селюсией тем же глухим шепотом - но главным образом это был шелк. В его кошельке осталось гораздо меньше, чем он ожидал.

Как только вся ткань была свернута и аккуратно перевязана, а затем завернута в кусок грубого полотна, и без какой-либо доплаты, за что отдельное спасибо, получился сверток величиной с ящик коробейника. И для него не стало сюрпризом, что нести это придется ему, положив сверток на плечо, зажав шляпу в другой руке. Одевайтесь получше, купите женщине шелк, а она еще и заставит вас работать! Возможно, она сделала это в отместку за его необдуманные слова.

Пробираясь по городу следом за женщинами, он привлекал огромное число зевак и прочих глупцов. А те шли себе вперед с самодовольным видом, как кошки, объевшиеся сливок. Даже не видя их лиц, их спины кричали об этом. Солнце было еще только около полудня, но линия людей, ожидающих очереди на вход на представление протянулась по дороге уже почти до города. И потому он стал просто сенсацией, на него все дивились и показывали пальцем как на тех раскрашенных дурней. Один из здоровых конюхов, что охраняли ящик с деньгами, выдал редкозубую ухмылку, и открыл было рот, но Мэт так взглянул в его сторону, что парень решил дальше приглядывать за монетами, падающими в стеклянный кувшин. Мэт понял, что никогда еще ему не было так скверно, пока не попал внутрь лагеря Люка, и почувствовал облегчение.

Прежде чем он и две женщины отошли пару шагов от входа, бегом прибыл Джуилин, что удивительно, без Теры и своей красной шляпы. Лицо Ловца Воров, казалось, было вырезано из древнего дуба. Уставившись на толпу людей, текущих мимо на представление, он заговорил тихим голосом. Тихо и взволнованно.

- Я как раз вас искал. Это из-за Эгинин. С ней... несчастье. Пойдемте быстрее.

Тона, которым он все говорил, было уже достаточно, но хуже того, Мэт внезапно понял, что кости в его голове теперь уже просто барабанили. Он бросал сверток с тканями рядом с конюхами с поспешным приказом охранять его как ящик с деньгами, иначе он заменит их женщинами, но не стал дожидаться от них реакции. Джуилин бросился назад также быстро, как прибежал, и Мэт бросился следом по широкой главной улице лагеря, где шумные толпы зевак смотрели на четверых голых по пояс братьев Шавана, стоящих на плечах друг у друга. На акробатов блестящих штанах и жилетах, делавших стойку на голове, и на женщину-канатоходца в украшенных блестками синих штанах, поднимающуюся по высокой деревянной лестнице на тонкую веревку, чтобы начать свою работу. Сразу за канатоходцем Джуилин свернул в одну из самых узких улиц, где между палатками и фургонами на натянутых веревках было развешано белье, а на табуретах и лестницах фургонов сидели исполнители, ожидающих своего номера, а их дети тренировались, играя с шарами и обручами. Мэт понял теперь, куда они направлялись, Ловец воров бежал слишком быстро, чтобы его догнать.

Впереди он увидел свой зеленый фургон. Рядом стояли Лателле и Люка, в одном из своих ярко-красных плащей махал паре жонглеров, чтобы те проходили. Эти две женщины, в шароварах и с раскрашенными белилами лицами как у шутов, прежде чем уйти по своим делам сперва хорошенько рассмотрели фургон. Поскольку он уже был ближе, то мог увидеть то, на что они все уставились. На земле возле фургона сидел Домон без кафтана, качая на руках обмякшую Эгинин. Ее глаза были закрыты, и из угла рта стекала струйка крови. Парик висел криво. По какой-то причине именно это бросилось ему в глаза. Она так всегда старалась, чтобы парик сидел ровно. Кости грохотали подобно грому.

- Это все плохо пахнет, - рычал Люка, переводя негодующий взгляд с Мэта на Джуилина и обратно. Он выглядел сердитым, даже негодующим, но не испуганным. - Ты, возможно, навлек на всех нас беду! - Он спугнул стайку наивных детей, и зарычал на пухлую женщину в юбках с серебристыми блестками. Майора заставляла леопардов делать такие трюки, на которые не решалась даже Лателле, но сейчас она просто втянула голову в плечи и ушла. Никто не относился к Люка с большей серьезность, чем он сам.

Мужчина замолчал, когда подошли Туон и Селюсия, и видимо раздумывал, не прогнать ли и их тоже, но потом все-таки передумал. Но теперь он наливался гневом молча. И обеспокоено. Похоже, его жена ничего не сказала ему про Мэта и женщин, ушедших в город, и теперь ему стало ясно, что они куда-то ходили. У голубоглазой женщины за спиной был огромный сверток ткани, который она придерживала обеими руками, хотя и стояла прямо, несмотря на приличную тяжесть. Обычно горничным было не привыкать носить вещи своей леди, но, судя по ее лицу, она была явно раздражена этим фактом. Лателле посмотрела на них и вниз, затем презрительно усмехнулась Мэту, словно говорила, что это он был причиной того, что глупая женщина решила себя убить. У жены Люка очень хорошо выходили презрительные усмешки, но по сравнению с выражением лица Туон, Лателле выглядела просто милашкой. Из-под капюшона на них глядел судья, судья готовый огласить приговор.

Но сейчас Мэта не волновало то, о чем думали эти женщины.

Его волновали эти проклятые кости в голове. Отбросив плащ за спину, он упал одно колено и приложил пальцы к горлу Эгинин. Ее пульс бился слабо - тонкий и прерывистый

- Что случилось? - спросил он. - Вы послали за одной из Сестер? - Эгинин могла не пережить перемещения, но, возможно, было еще не поздно ее Исцелить, если только Айз Седай не опоздают. Он не собирался произносить это громко, но, тем не менее, проходящие мимо люди с любопытством останавливались перед Люка и Лателле, подгонявших их проходить дальше. Ее слова прибавляли скорости больше, чем его. А сама Лателле была единственной, кто выполнял все распоряжения Люка.

- Ринна! - Домон почти выплюнул имя. Несмотря на короткую стрижку и иллианскую бороду, с выбритой верхней губой, сейчас он не казался смешным. Он выглядел нервным и готовым убивать. Весьма опасная комбинация. - Я сам видел, как она ударила Эгинин в спину и сбежала. Если бы я догнал ее, то свернул бы шею своими руками, но мои руки были нужны здесь, чтобы зажать рану. Где эта проклятая Айз Седай? - рычал он. Слишком громко, чтобы дальше волноваться об осторожности.

- Я здесь, Байл Домон, - холодно объявила Теслин, появившаяся вслед за Терой, которая испуганно уставилась на Туон и Селюсию, и пискнув повисла на руке Джуилина уставившись в землю. А судя по тому, как она начала дрожать, через минуту ей самой понадобится помощь.

Когда мрачная Айз Седай увидела то, что оказалось перед ней, то скривилась, словно набрала полный рот колючек, но стремительно присела возле Домона и сжала голову Эгинин в своих жилистых руках.

- У Джолин лучше получается, чем у меня, - пробормотала она, себе под нос, - но я тоже могу...

Лисья голова на груди Мэта внезапно стала холодной, и Эгинин, распахнув глаза, забилась в конвульсиях так сильно, что парик упал совсем, а она сама чуть не вырвалась из объятий Домона. Конвульсии продолжались довольно долго, пока она с хриплым стоном не села, а затем резко обмякла, упав обратно на грудь Домону и тяжело задышав. Медальон снова стал прежним. Он почти уже привык к этому. И от того испытал крайне неприятное чувство.

Теслин тоже обмякла, чуть не свалившись, однако Домон передвинув Эгинин, поддержал Айз Седай одной рукой.

- Спасибо, - сказала через мгновение Теслин. Казалось, она с трудом выдавливает из себя слова. - Но я не нуждаюсь ни в чьей помощи. - Но чтобы подняться, ей пришлось ухватиться за борт фургона. Она обвела всех присутствующих холодным пристальным взглядом, пресекая любые комментарии. - Лезвие скользнуло по ребрам и не задело сердце. Все, что ей нужно - отдых и еда.

Мэт заметил, что она не захватила плащ. С одного конца узкой улицы несколько женщин в украшенных блестками плащах, стоявшие возле полосатой палатки, внимательно смотрели в их сторону. С другой, полдюжины мужчин и женщин в полосатых куртках и штанах, видимо акробаты, выступающие верхом на лошадях, сдвинув головы, шептались, бросая взгляды в сторону Теслин. Слишком поздно было волноваться о том, что кто-то признает Айз Седай по лицу. Слишком поздно волноваться, что кто-то увидит Исцеление, если они уже увидели. Кости колотились внутри головы. Они не остановились, игра еще не была окончена.

- Кто ее ищет, Джуилин? - спросил он. - Джуилин?

Ловец Воров смотрел на Туон и Селюсию, и что-то шептал, продолжая поглаживать дрожавшую Теру.

- Ванин и Краснорукие - Лопин с Неримом. И Олвер с ними. Прежде, чем я смог его перехватить, он был уже далеко. Но со всем этим... - Он перестал гладить Теру, чтобы указать на главную улицу. Даже на таком расстоянии был ясно слышим гул голосов. - Все, что ей нужно, это украсть где-нибудь один из цирковых плащей, и она сможет уйти незаметно. Если мы станем останавливать каждую женщину в плаще, или станем заглядывать под капюшон, то все взбунтуются. Эти люди очень раздражительны.

- Беда, - простонал Люка, запахиваясь в плащ. Лателле обняла его за плечи. Возможно, так она поступала, чтобы успокоить леопардов, но Люка не стал спокойнее.

- Чтоб мне сгореть, почему? - прорычал Мэт. - Ринна же всегда была готова целовать мне руки! Я думал, что если с кем что и случится, то… - Он даже не посмотрел в сторону Теры, но Джуилин помрачнел.

Домон встал, держа Эгинин на руках. Она сначала слабо сопротивлялась - Эгинин была не из тех женщин, которые позволяли носить себя словно куклу - но, потом, кажется, поняла, что сама не сумела бы сделать и шага. Она прижалась к груди иллианца с обиженным видом. Домону следовало бы знать. Даже когда женщина нуждалась в помощи, она не желает ее принимать, и позже заставит вас заплатить за то, что вы ее предоставили.

- Я единственная знала ее тайну, - слабым голосом прошелестела она. - По крайней мере, единственная, кто мог бы ее выдать. Возможно, она решила, что убив меня может спокойно вернуться обратно.

- Какую тайну? - спросил Мэт.

Женщина недолго поколебалась, хмуро уставившись в грудь Домона. Наконец она вздохнула.

- Однажды Ринна была обуздана. Как Бетамин и Сита. Они могут направлять. Или, возможно, научиться, я точно не знаю. Но на всех троих подействовал ай’дам. Возможно, он сработает на любой сул’дам. - Мэт свистнул сквозь зубы. Да, это было бы здоровенным пинком по заднице Шончан.

Люка и его жена обменялись озадаченными взглядами, явно не поняв ни слова. Теслин застыла с открытым ртом, всю невозмутимость Айз Седай смыло одним махом. Однако Селюсия, засверкав глазами, зарычав и бросив сверток с тканью, шагнула к Домону. Быстрая вспышка пальцев Туон остановила ее в шаге от него. Однако, даже остановившись она не перестала сверкать глазами на Эгинин. Лицо Туон застыло как темная маска, по которой было невозможно понять ее чувства. Однако, ей не понравилось то, что она услышала. Если подумать, она говорила, что сама обучала дамани. О, чтоб ему сгореть, ко всему остальному, он еще и собирался жениться на женщине, которая могла направлять?

Звук лошадиных копыт объявил о прибытии Гарнана и трех других Красноруких, прибывших по узкому проходу между палатками и фургонами быстрым аллюром. Из-под плащей виднелись их мечи, пристегнутые под плащами, у Метвина был кинжал размером с короткий меч в сапоге, а Гордеран на седле держал свой уже взведенный тяжелый арбалет. С крюком на его поясе, чтобы взвести толстую тетиву потребовалась бы почти полная минута, а так ему нужно было только вложить болт на место. У Гарнана был короткий конный лук с двойным изгибом рогов, и полный колчан у бедра. Фергин вел в поводу Типуна.

Гарнан не стал спешиваться. С подозрением покосившись на Туон с Селюсией, и почти с таким же сомнением в сторону Люка с Лателле, он склонился в седле. На его щеке мелькнула татуировка в виде ястреба.

- Ринна украла лошадь, милорд, - сказал он спокойно. - Она взяла лошадь одного из конюхов, стоявшего у входа. Ванин ее преследует. Он говорит, что она может к сегодняшнему вечеру добраться до Корамена. Она направилась именно туда. И она скачет намного быстрее, чем едут фургоны. Но на ее лошади нет седла, поэтому при удаче, мы сможем ее перехватить. - Он произнес это так, словно удача была у него уже в кармане. Парни из Отряда верили в удачу Мэта Коутона больше него самого.

Похоже, выбора не было. Кости по-прежнему гремели в его голове. Был еще шанс, что они могут остановиться сами. Маленький шанс. Удача Мэта Коутона.

- Люка, собирай своих людей в дорогу так быстро, как только они могут, - сказал он, садясь на Типуна. - Брось стену и все остальное, что не сможете быстро запихнуть в фургоны. Быстро в путь.

- Ты сумасшедший? - завопил Люка. - Если я пробую выгнать всех этих людей, у меня начнется бунт! И они потребуют деньги обратно! - Свет, парень даже на плахе будет думать о деньгах.

- Подумай лучше, что завтра по нашу душу здесь может оказаться тысяча Шончан, - голос Мэта был холоден. Если он не справится, Шончан все равно нагонят труппу Люка, как бы быстро они не гнали лошадей. Люка это тоже знал, судя по тому, как он скептически сжал рот, словно только что попробовал гнилую сливу. Мэт заставил себя отвернуться от мужчины. Кости барабанили сильно, но еще не остановились. - Джуилин, оставь Люка все золото кроме большого кошеля. - Возможно парню удастся откупиться, как только Шончан увидят, что здесь нет их Дочери Девяти проклятых Лун. - Соберите всех, и выезжайте как только сможете. Как только уйдете из поля зрения города, уходите в лес. Я вас найду.

- Всех? - прикрыв Теру своим телом, Джуилин кивнул в сторону Туон и Селюсии. - Оставь их в Джурадоре, и Шончан успокоятся. Или по крайней мере, это их задержит. Ты же сам говорил, что собирался рано или поздно их отпустить.

Мэт встретился глазами с Туон. Большими темными и влажными глазами на гладком невозмутимом лице. Она немного сдвинула капюшон, поэтому он мог ясно видеть ее лицо. Если он бросит ее здесь, то она не сможет сказать те слова, и если даже скажет, он будет слишком далеко, чтобы они имели значение. Если он оставит ее здесь, то никогда не узнает, почему она так таинственно улыбалась, и что скрывает. Свет, какой же он был дурак! Типун нетерпеливо гарцевал на месте.

- Всех, - сказал он. Туон едва заметно кивнула, словно самой себе? Почему? - Погнали, - сказал он Гарнану.

Чтобы выбраться из лагеря, им пришлось пробираться вместе с лошадьми сквозь толпу, но как только они добрались до дороги, Мэт перевел Типуна в галоп, откинув плащ и опустив голову, чтобы не слетела шляпа. Но с такой скоростью нельзя ехать долго. Дорога вилась вокруг холмов и пересекала гребни, иногда шла напрямик через вершину, где они были не слишком высокими. Они перебрались через доходящий до колена лошадям поток и прогрохотали по низким деревянным мосткам, перекинутым через более глубокую воду. На наклонах снова начали появляться деревья: сосны и кожелисты, стоявшие зелеными среди по зимнему голых прочих деревьев. За склоны некоторых холмов цеплялись фермы - низкие домики из камня и сараи повыше, и время от времени, попадались деревушки от восьми до десяти домов.

В нескольких милях от лагеря труппы, Мэт увидел впереди полного мужчину, похожего на мешок сала в седле. У него была длинноногая серо-коричневая лошадь, которая шла умеренной рысью, способной покрыть большое расстояние. Это говорило о том, что у конокрада был хороший глаз на животных. Услышав звук их копыт, Ванин оглянулся, но только чуть придержал шаг. Это было плохо.

Когда Мэт замедлил Типуна возле бурого, Ванин сплюнул:

- Лучший для нас расклад, если найдем ее лошадь, загнанной до смерти. Оттуда я смогу ее выследить, - пробормотал он. - Даже без седла, она мчится быстрее, чем я представлял. Если мы поднажмем, то, возможно, сможем поймать ее на закате. Если ее лошадь не споткнется и не подохнет, то как раз к этому времени она будет в Корамене.

Мэт чуть повернул голову, чтобы поглядеть на солнце, стоявшее почти на самом верху. Это был длинный способ провести половину дня. Если он повернет, то смог бы до заката оставить между собой и Джурадором приличное расстояние, вместе с Томом, Джуилином и другими. С Туон. И с Шончан, знающих что им нужно охотиться на Мэта Коутона. Для мужчины, который похитил Дочь Девяти Лун, когда он станет да’ковале, уже не хватит удачи всего мира. И когда-нибудь, завтра или послезавтра, они посадят Люка на кол. Люка и Лателле, Петра, Кларин и остальных. Это будет целая роща из кольев. Кости все грохотали и подпрыгивали в его голове.

- Мы справимся, - сказал он. Другого выбора не было.

Ванин сплюнул.

Был только один способ проехать большое расстояние на лошади, и в конце пути сохранить ее живой. Они давали животным идти половины мили шагом, затем полмили неслись галопом. Потом тоже самое - легким галопом, затем переход на бег, и снова на шаг. Солнце начинало скользить вниз, и кости все стучали. Вокруг мелькали холмы с редкими деревьями и горы, покрытые лесом. Реки, которые можно было пересечь в три шага, едва намочив копыта лошадей, и потоки в тридцать шагов шириной с простыми мостиками из бревен, или иногда из камня. Солнце садилось все ниже и ниже, а кости стучали все быстрее и быстрее. Они почти вернулись назад к Элдару, а по-прежнему впереди не было никаких признаков Ринны, кроме следов на затвердевшей грязи дороги, на которые указал Ванин, словно на них была нанесена надпись краской.

- Догоняем, - пояснил толстяк. Однако, он не выглядел довольным.

Потом они обогнули холм, и увидели внизу впереди мост. За ним дорога сворачивала на север, уходя на следующую сопку. Солнце, светило прямо в глаза, заходя за его вершину. По другую сторону лежал Корамен. Надвинув шляпу пониже, чтобы прикрыть глаза от солнца, Мэт осмотрел дорогу в поисках женщины, и вообще любого движения верхом или пешим, и его сердце остановилось.

Ванин выругался и указал рукой.

Взмыленный гнедой с трудом взбирался по противоположному берегу на склон холма, сидящая на нем женщина отчаянно пинала его бока, заставляя его делать это быстрее. Ринна слишком торопилась добраться до Шончан, чтобы искать другую дорогу. Она была не больше чем в двухстах шагах от них, а могла быть в паре миль. Ее конь был на грани падения, но она могла спешиться и добежать до пределов видимости гарнизона прежде, чем они смогли бы до нее добраться. Все, что ей нужно было сделать, это добраться до гребня холма, которая была в пятидесяти шагах от нее.

- Милорд? - спросил Гарнан. Он уже наложил стрелу и поднял наполовину натянутый лук. Гордеран держал у плеча тяжелый арбалет, вложив на место болт.

Мэт почувствовал, что в нем что-то замерцало и умерло. Он не знал что. Что-то. Кости катилась подобно грому.

- Стреляйте, - приказал он.

Он хотел закрыть глаза. Арбалет щелкнул. Болт черной полосой мелькнул в воздухе. Когда он достиг цели, Ринна ткнулась вперед. Она почти сумела выпрямиться, схватившись за шею гнедого, когда ее настигла стрела Гарнана.

Медленно она свалилась с лошади, и покатилась по склону, задевая за кусты, быстрее и быстрее, пока с плеском не упала в реку. Мгновение она плыла лицом вниз вдоль берега, затем поток поймал ее и перевернул, расправив юбки по течению. Медленно она поплыла к Элдару. Возможно, в конечном счете, она доберется до моря. Итак, теперь счет - три. Но это, казалось, не имело значения, по сравнению с тем, что кости остановились. Три. Больше - никогда, думал он, глядя как Ринна, уносимая течением, исчезает из поля зрения за поворотом русла. Даже если из-за этого я погибну, никогда.

Направляясь назад на восток они не торопились. Не было смысла, и Мэт чувствовал себя смертельно уставшим. Тем не менее, они не останавливались, кроме как дать передохнуть и напиться лошадям. Никто не хотел разговаривать.

Уже была глубокая ночь, когда они добрались до Джурадора. Город виднелся темной массой. Ворота были плотно закрыты. Облака закрыли луну. Удивительно, но холщовые стены цирка Люка были по прежнему на месте рядом с городом. Как и пара дюжих парней, охраняющих вход, которые храпели под одеялами, рядом с огромной вывеской. Даже в темноте было ясно, что и фургоны и палатки стояли на своих местах за стеной.

- По крайней мере, я могу сказать Люка, что ему не нужно бежать, - сказал Мэт устало, поворачивая Типуна к вывеске. - Возможно он выделит нам местечко, чтобы поспать пару часов. - За все золото, что он оставил, Люка должен дать им собственный фургон, но, зная этого парня, Мэт надеялся на охапку чистой соломы хоть где-нибудь. Завтра, он собирался найти Тома и остальных. И Туон. Завтра, когда он отдохнет.

Но в фургоне Люка его ждал удар. Внутри действительно было просторно, по крайней мере, для фургона в котором был узкий стол посредине, вокруг оставалось достаточно места, чтобы ходить вокруг. Стол, шкаф и полки, все были отполированы, и сверкали. На позолоченном стуле сидела Туон. У Люка был стул, еще и позолоченный, пока все остальные обходились табуретами! За ее спиной стояла Селюсия. Сияющий Люка наблюдал как Лателле потчует Туон блюдом горячих печений, на которые темнокожая малышка смотрела так, словно собиралась на самом деле попробовать то, что готовила жена Люка.

Туон не удивилась увидев Мэта, вошедшего в фургон.

- Она захвачена или мертва? - спросила она, подхватив печенье изящно изогнув пальчики.

- Мертва, - сказал он уныло. - Люка, что во имя Света…

- Я запрещаю это, Игрушка! - перебила Туон, направив на него палец. - Я запрещаю тебе сожалеть о предателе! - Ее голос немного смягчился, но оставался непреклонным. - Она заслужила смерть, предав Империю, и так же легко предав тебя. Она пыталась предать тебя. То, что вы сделали - было правосудием, и я это так и называю. - Судя по ее тону, если она дала чему-то название, то так тому и должно быть, и является единственно правильным.

Мэт сжал пальцами закрытые глаза.

- Остальные тоже все еще здесь, так? - спросил он.

- Конечно, - сказал Люка, по-прежнему улыбаясь как полный болван. - Леди… Высокая Леди! Прошу прощения у Высокой Леди. - Он сделал глубокий поклон. - Она говорила с Меррилином и Сандаром, и… Вот, ты видишь, что получилось. Она очень влиятельная женщина, Леди. Высокая Леди. Да, Коутон. О моем золоте. Ты сказал им передать его мне, но Меррилин сказал, что он сначала перережет мне горло, а Сандар угрожал расколоть голову, и… - Он замолчал увидев, как Мэт смотрит на него, затем внезапно снова заулыбался. - Вот, взгляни, что дала мне Леди! - Бросившись к одному из шкафов, он вынул свернутую бумагу, которую почтительно держал в обеих руках. Это была плотная бумага, и белоснежная как снег. Очень дорогая. - Это охранная грамота. Без печати, конечно, но с подписью. Грандиозное Странствующее Представление и Величайшая Выставка Чудес и Диковин Валана Люка Валана Люка находится теперь под личной защитой Высокой Леди Туон Атаэм Кор Пейндраг. Конечно, каждому это имя известно. Я могу поехать в Шончан. Я могу показать свое представление самой Императрице! Путь живет она вечно, - добавил он торопливо, с еще одним поклоном Туон.

Все зря, - подумал Мэт холодно. Он плюхнулся на одну из кроватей уронив локти на колени, чем заработал очень резкий взгляд от Лателле. Вероятно, только присутствие Туон помешало ей его ударить!

Туон подняла руку. Черная куколка из фарфора, каждым дюймом похожая на королеву, несмотря даже на потертое и явно большое платье.

- Вы не должны пользоваться этим кроме, как в крайнем случае, Мастер Люка. В крайнем случае!

- Конечно, Высокая Леди, конечно, - Люка отмахивал поклоны, словно собирался начать целовать половицы.

И все было зря! Проклятье!

- Я сделала отдельное упоминание о том, кто не находится под моей защитой, Игрушка, - Туон откусила кусочек печенья и изящно смахнула крошки с губ пальцем. - Можешь попробовать угадать, кто перечислен в этом списке? - Она улыбнулась. Совсем не зло. Одна из ее улыбок, предназначенная только для себя, означающая забаву или удовольствие от чего-то, что он не мог понять. Внезапно, он кое-что заметил. К ее плечу был прикреплен тот маленький букетик шелковых роз, которые он ей подарил.

Не удержавшись, Мэт начал смеяться. Он бросил шляпу на пол и смеялся. Несмотря на все свои усилия, он так и не смог узнать эту женщину! Совсем! Он смеялся до колик под ребрами.

 
« Пред.   След. »