logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Цитаты из книг
Собираем известные или просто запомнившиеся цитаты из книг Колеса Времени в этой теме нашего форума. Начинаю:
"Брак с женщиной без уважения с ее стороны подобен рубашке из шершней, которую нужно носить, не снимая день и ночь напролет." (С) Мэт Коутон.
Кто дополнит?
 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

эпиляция эпиляция бикини воском.
contenttop
Глава 20. Айил. Печать E-mail
Автор Administrator   
16.11.2006 г.

«Пока есть прохлада, пока есть вода, до последнего вздоха бороться с Тенью даже зубами, и плюнуть перед смертью в лицо Затмевающему Взгляд.»
Клятва Айил

Пустыня

К ВОСТОКУ ОТ СТЕНЫ ДРАКОНА и к западу от скал и ущелий Шары лежит Айильская Пустыня. На троллокском языке ее называют Дъевик К’шар – «Земля смерти», это грубая, суровая и почти начисто лишенная воды земля, которая кажется безжизненной. Но это родной дом Айил, народа жестокого и неукротимого. Это высокие и рыжеволосые люди смертельно опасные бойцы и опытные следопыты, у которых и женщины и мужчины прирожденные воины. Безусловно самые опасные воины на континенте, а возможно в мире, они закрывают лица вуалью перед тем, как начинают убивать, они завоевали себе прочную репутацию, защищая свои земли от чужестранцев. Они называют свою Пустыню Трехкратной Землей, веря, что она является, во-первых наковальней, чтобы выковать их дух, во-вторых испытанием, чтобы узнать им цену, и в-третьих, наказание за совершенный грех – хотя, что это за грех никто точно не знает. Только избранным айилцы дают право на проход через Пустыню: торговцам, менестрелям, и Лудильщикам Туата’ан. В прошлом здесь были также рады кайриэнским купцам, но дружба была разрушена, когда Ламан уничтожил Авендоралдеру. Все остальные здесь считаются врагами.

Айил не всегда были воинами. Если внимательно изучить исторические источники, то окажется, что Айил пошли по пути развития своих военных навыков только после Разлома, и на самом деле они ближе к миролюбивым Туата’ан, которых избегают, но никогда не причиняют вреда.

История

Во время Века Легенд миролюбивые люди, известные как Да’шайн Айил дали клятву служить Айз Седай и следовать кодексу ненасилия, известному как Путь Листа. Следующие этому кодексу должны были принимать и терпеть все тяжкие испытания, которые с ними происходили. Все жившие в то время знали о клятве и кодексе Айил и уважали этих людей. Их служение было очень важным, а песни высоко ценились всеми, кто их слышал. Когда пришла война и позже, во время Разлома Мира, они не предали своих клятв. Естественно это было не по причине недостатка храбрости, все истории, рассказывающие о Да’шайн Айил, повествуют об их стойкости перед лицом смерти, не поднимающих руки в попытках защититься, чтобы купить себе жизнь, там где другие смогли бы выжить.

Когда начался Разлом Айз Седай осознали, что Да'шайн будут просто без пользы потеряны во время беспорядков и резни, если они останутся в городах. Возможно было какое-то предсказание, что именно из Айил произойдет человек, который защитит мир от Темного. Айз Седай знали, что Да'шайн слишком горды, чтобы самостоятельно покинуть города для сохранения своей жизни и даже для будущего спасения, поэтому они возложили на Да’шайн великую миссию. Им передали драгоценные ангриалы и тер’ангриалы и приказали доставить их в безопасное место. В то время, когда безумные мужчины Айз Седай сокрушали мир очень важно было уберечь от них эти ценные опасные инструменты. Да’шайн не догадались, что главной целью было отправить самих Айил в безопасное место в это тревожное время, поскольку сами Айз Седай уже не могли их защитить. Вторая клятва, данная Айил и Лудильщиками, возможно означала именно этот долг перед Айз Седай, возложенный на Айил.

Первое разделение

До Разлома было немыслимо как-то ущемлять или даже обидеть Да'шйан Айил. Каждый знал, что они поклялись следовать Путем Листа. Но во времена Разлома излишний пацифизм Да'шайн больше не встречал уважения и не служил им спасением. Со временем часть Да'шайн решила покинуть остальных, охранявших груз реликтов Айз Седай и выполнявших свою безнадежную миссию. Они решили отправиться на поиски Древней Песни, возможно в надежде вернуть прежние лучшие времена, когда Путь Листа был всем и жизнь не была столь невыносимой. Они нарушили свою клятву служить в надежде на собственное будущее и поэтому другие Айил называют их «Потерянные». Эта группа дала начало народу Туата'ан, которые по сей день следуют Пути Листа и ищут Древнюю Песню.

Второе разделение

Остальные выжившие Айил продолжили путь служения последней клятве и хранили реликвии, но не могли сохранить собственные жизни, своих детей и семьи против банд, которые наводнили разрушенный мир. Детей похищали, женщин насиловали, мужчин убивали, а они не могли защищаться и даже предотвратить эти события не нарушив своего кодекса. В какой-то момент несколько молодых людей нашли этот Путь невыносимым перед лицом всех потерь. Один за другим они приняли решение сражаться. В результате это привело к первому убийству от рук Айил и изгнанию этих людей за предательство их веры. В этот момент им был еще известен Путь Листа и, что он значил для всех Айил. Когда первый юноша вернулся к своей семье за поддержкой в ответ он услышал: «спрячь лицо… у меня был сын с похожим на тебя лицом. Но я не хочу видеть похожего на него незнакомца». Так звучит легенда о том, почему Айил стали закрывать лица вуалью перед убийством.

Никто из этих юношей не желал покидать фургоны и они следовали за ними следом. Они все еще считали себя Айил и носили это имя, отметая даже мысль о том, что попытка защитить свою семью лишила их этого наследства. Они жили в палатках и выжили, защитив тех, кто не мог защитить себя самостоятельно, несмотря на то, что последние упорно игнорировали факт их существования.

Девы копья

К моменту когда первая женщина взялась за копье воины составили уже приличных размеров группу. Ее звали Морин, она была матерью двух дочерей, которые были у нее похищены. Она пришла к воинам за помощью, но внезапно сама присоединилась к ним во время их спасения, не беспокоясь, что тем самым она навсегда будет изгнана из свей семьи и фургонов. До сих пор ни одна айильская женщина не участвовала в битве, хотя многие обращались к воинам за помощью. Легенда гласит, что для удобства она укоротила копье, обретя таким образом прототип известных коротких айильских копий, которые сегодня одинаково используются и мужчинами и женщинами.

Морин поклялась оставить свою прежнюю жизнь и мужа, обвенчавшись со своим копьем. Она приняла свой первый бой и стала первой Девой Копья. По сей день ни одна Дева не имеет права выйти замуж, оставаясь в этом обществе, не имеет права сражаться ухаживая за ребенком, хотя внебрачные связи не являются чем-то необычным. Любой ребенок, рожденный Девой, отдается в семьи для воспитания, не зная настоящего имени своей матери и мать не знает, где растет ее ребенок. Прямой ультиматум, который ставят перед каждой новой Девой: «Ты не можешь принадлежать ни одному мужчине, и ни один мужчина не может принадлежать тебе, даже ребенок. Копье твой любовник, твое дитя, твоя жизнь». Интересно отметить, что ни один мужской воинский союз не создал подобных ограничений, какие помогла ввести Морин.

Есть сведения, что Морин пообещала предводителю воинов, Джеордаму, родить ему ребенка и сдержала свое слово, положив тем самым начало процессу размножения у палаточных Айил. Примерно в это время они стали называть мирных Айил - «Дженн Айил», ироничная форма «Единственно истинный Айил» - а сами себя воины называли просто «Айил». Они перестали указывать приставку Да’шайн и в последующих поколениях она была позабыта. Конечно жители фургонов по прежнему не желали признавать существования своих защитников. Если они и называли как-то своих изгнанников, то теперь это неизвестно.

Но до сих пор существуют некоторые аспекты прежней веры, остающиеся нерушимыми. Они не используют мечей, поскольку мечи созданы лишь для убийства людей. Все их оружие, включая ножи, копья, лук и стрелы может использоваться как для охоты, строительства, земледелия, так и для обороны. Таким образом, они могут поклясться, что до сих пор следуют Пути Листа и носят имя Айил по праву.

Со временем число воинов Айил выросло, число Дженн Айил, которые безропотно приняли это имя, сократилось. Воины принялись создавать свою собственную культуру и передавать знания, все меньше и меньше относящиеся к людям из фургонов. Их число теперь постоянно росло даже без притока людей от Дженнов. А защита, предоставляемая Айил, сократила число желающих среди Дженн вставать на путь воина. Но рождаемость у Дженнов упала, они теряли людей от жажды и трудностей, преследовавших с большей интенсивностью, чем их родственников из палаток. Немногие Айз Седай, которых Дженн Айил подобрали во время скитаний, помогли им избежать некоторых потерь, но не смогли исправить общую ситуацию. Эти древние Айз Седай сохранили фургоны и избегали всех контактов с воинами, возможно по тем же причинам, почему Дженны прежде их изгнали. Именно Дженн Айил, выжившие во время Разлома были ближе по культуре к тем Да’шайн Айил, которых они знали прежде, нуждавшихся в их помощи и поддержке.

Водный дар

У нас нет ясной картины истории айильских дикарей, но известно, что Колесу было угодно повернуться так, что в своих скитаниях они прошли через земли, которые позднее стали называться Кайриэном. Здесь они узнали, что некоторые люди еще способны на сострадание, факт столь необычный в их прежнем опыте общения с не-айильцами после Разлома, что даже стал частью их фольклора. История, дошедшая до наших дней, повествует о том, как предводитель одной из крепостей согласился пустить беженцев и набрать воды столько, сколько они пожелают, если они сами выроют для себя колодец. Если оглянуться назад это было бы вполне обычным явлением, поскольку вырытый колодец в дальнейшем служил бы и народу этой крепости после ухода странников, но для Айил это было по настоящему первое воспоминание о чем-то, что они получили просто так и им не надо было за это сражаться. Именно этот факт послужил в дальнейшем причиной для подарка одного из выживших ростков легендарного дерева чоры – Авендоралдеры – кайриэнцам, когда выяснилось, что они наследники тех, кто когда-то разрешил Айил набрать воды. Повинуясь бегу Колеса, Айил, возглавляемые Айз Седай, возможно, пытающихся защитить Дженн Айил от влияния других культур, ушли в одно из всеми забытых ущелий на востоке, изолированное от остального мира, чтобы Пророчества, объявленные во время Разлома стали реальностью. Жители палаток следовали за ними, все еще готовые защищать Дженнов, если это потребуется, но уже в это время их культуры и обычаи разошлись в разные стороны.

Примерно в это время пересечения Пустыни жители палаток стали делиться на кланы и септы, хотя Дженн Айил по видимому всегда сохраняли единую общину и семейные традиции.

Руидин

В глубине пустынных земель, в долине между скал, позднее названных Чэндэй, фургоны наконец-то остановились, и Дженн Айил, с помощью Айз Седай, начали постройку города. Они назвали его Руидин. Его вид, возможно, был вдохновлен воспоминаниями Айз Седай о городах прошлого, существовавших задолго до Разлома Мира. Высокие дома, достающие до неба и сверкающие разноцветными стеклами, прекрасные статуи и широкие улицы. Последнее выжившее дерево чоры, названное мокроземцами Авендесора, было высажено на его центральной площади.

За городом, на большой, но бесплодной земле, расселились жители палаток и зажили на свой лад. Их численность постоянно росла, одни группы постепенно отделялись от других, так что со временем их прошлое единство было забыто. Они забыли, что когда-то они были частью Пути Листа, что когда-то были родственниками Дженнов. Они забыли все свое наследие, оставив для себя только мысли о завоеваниях новых земель и междоусобные распри и войны.

Тем временем, в огромном недостроенном городе постепенно вымирали Дженны. Несмотря на поддержку Айз Седай и их планы, Пророчества не были разгаданы. Айз Седай осознали ошибку. Если ребенок будет рожден среди Айил, чтобы сразиться с Темным, он родится не среди Дженнов. Но Айз Седай не имели ни каких отношений с одичавшими воинами Айил. Для осуществления Пророчества и, возможно, для установления контроля над Айил, они должны были найти путь рассказать воинам правду о себе, чтобы они осознали свои корни и не уничтожили сами себя.

Наследство Руидина

Айз Седай через сны связали с Хранительницами Мудрости Айил, отправив послание главам кланов, чтобы они пришли в Руидин перед лицом грядущей опасности гибели всех кланов. Те, кто придут получат шанс выжить и объединить всех Айил, те же, кто откажется увидят гибель своих людей. Для пришедших объявляется временное перемирие – Перемирие Руидина – которое нельзя нарушать. Любые сражения в пределах Чэндэй запрещены. В сердце Руидина Айз Седай установили великий тер'ангриал, содержавший историю Айил. Каждый вождь клана должен войти в город и пройти между стеклянными колоннами. Вернувшиеся, обычно один из трех, покажут свою смелость перед лицом своего прошлого, и силы Пророчества, которое должно осуществиться через них. Проявившие слабость перед лицом истины никогда не вернутся.

Таким образом Айз Седай постарались сохранить историю Айил, и Пророчество все еще могло бы осуществиться. С этого момента по настоящий день все вожди кланов обязаны входить в Руидин и проходить сквозь тер'ангриал прежде, чем их признают вождем. Мужчина может только раз войти в Руидин.

Женщины, которые собирались стать Хранительницами Мудрости, тоже обязаны были пройти сквозь лес стеклянных колонн, но только во второй визит в город, и среди них было значительно больше выживших. В первый визит в город им следовало пройти сквозь тройное кольцо другого тер’ангриала, похожего на тот, что используется для обряда Принятия в Белой Башне Тар Валона.

С тех пор почти три тысячи лет вожди и Хранительницы Мудрости кланов хранят секрет истории Айил, направляя своих людей и оберегая их от правды.

Последние Дженны и Айз Седай, в конце концов, умерли, но прежде они установили специальные устройства, защищающие Руидин от пришельцев для Айил. За пределами Пустыни ничего не знали о его существовании, кроме того, что вход в долину Руидина карается смертью. Даже среди Айил только вожди кланов и Хранительницы Мудрости когда-либо входили в город до тех пор, пока он не стал открытым для всех.

Ранд ал’Тор снял защиту с Руидин и явил древний город его всему миру. Город стоит на берегу нового озера, питаемого подземным океаном пресной воды. Воды этого озера дают начало единственной реке в Пустыне, которая несет свои воды землям, не знавшим с самого Разлома ничего кроме пыли. В связи с такими изменениями Айил теперь поселились в городе, который не достроили Дженны.

Ранд ал’Тор не только снял завесу тайны с Руидина. Он еще и раскрыл всем Айил секрет их прошлого, то, чего так опасались Айз Седай. Вера в то, что некогда Айил провинились перед Айз Седай долгое время было частью истории Айил, как и вера в то, что следующая ошибка приведет к их уничтожению, но осознание того, что весь образ их жизни, жизнь многих поколений их предков оказалось предательством клятв, данных Айз Седай, оказались слишком тяжелы для принятия многими из них. Они испытали настоящее потрясение от подобного «открытия», что послужила для многих причиной отречения от пути воинов, либо полному отвержению правды и отказа следовать за тем, кого многие признали Кар’а'Карном, Вождем вождей.

Образование кланов

Воины Айил со временем заселили всю Пустыню. Число кланов достигло двенадцати и почти доросли до размеров отдельных народов, сражаясь друг с другом, и совершая набеги, как и обычные народы мира. Большая их часть, если не все, считали любого пришедшего в Пустыню незваным гостем. Немногие чужеземцы, прозванные «мокроземцами», несмотря на опасность, рисковали зайти в Пустыню, польстившись на баснословные барыши от торговли шелками и костью. Сумевшие выжить возвращались с рассказами о злобных огненно-волосых воинах, с закрытыми вуалями лицами, появлявшимися словно из-под земли чтобы беспощадно убить нарушителей запрета. Даже Артур Ястребиное Крыло не смог покорить гордых жителей Пустыни. Их свирепость и оригинальный стиль ведения войны оказались слишком необычными для его закаленной в боях армии.

Закаленные временем и жизнью в своей неприветливой земле Айил полностью оправдывают свою устрашающую репутацию. Они по прежнему закрывают лица вуалями, собираясь убивать, и одинаково смертоносны с оружием в руках и без него. Отзвуком прошлого в них живет любовь к музыке и танцам, которые можно услышать и увидеть только во время подготовки клана к сражению. Битва для них это «танец копий», в котором ошибка смертельна. Даже сейчас ни один айилец не коснется меча под угрозой смерти, и ни за что не сядет на лошадь, пока его хорошенько не попросят.

Двенадцать кланов Айил – это Чарин, Кодарра, Дарейн ,Гошиен, Миагома, Накаи, Риейн, Шаарад, Шайдо, Шианде, Таардад и Таманелле – имеют еще один общий, в память о вымерших Дженнах, еще называемый «Клан, которого нет». Каждый клан владеет многими септами, как Ущелье Даэрн – септ клана Кодарра, и Белы Скалы – септ Чарин. Никто никогда не считал, сколькими септами владеет каждый клан.

Кроме того, воины делятся на двенадцать сообществ. Это Сейа Дун (Черные глаза), Фар Алдазан Дин (Братья Орла), Раиэн Сорей (Закатные бегуны), Совин Най (Руки-ножи), Фар Дараз Мэй (Девы Копья), Хама Н’дор (Горные танцоры), Кор Дарей (Ночные копья), Аэсан Дор (Красные щиты), Шаи эн М'таал (Каменные псы), Ша’мад Кондэ (Громоходцы), Тайн Шари (Истинная кровь) и Дуаде Махди’ин (Ищущие воду). У каждого общества свои обычаи и часто свои обязанности. К примеру, Красные щиты действуют как полиция, Каменные Псы часто используются как арьергард при отступлении, а Девы Копья как разведчики. Набеги и войны между кланами обычное явление с момента образования первого клана, но члены общих сообществ никогда не сражаются между собой, даже когда их кланы враждуют. Именно благодаря этому сохраняются связи между кланами, даже во время войны.

Кодекс долга и чести

Айил заменили свой прежний кодекс смирения сложным кодексом долга и чести, называемым джи’и'тох. По этому кодексу есть масса способов обрести честь, каждый имеет свои методы и цену, каждая грань жизни имеет свой путь. В бою, к примеру, мало чести убить кого-либо, поскольку каждый может это сделать, но великая честь обретается простым касанием живого вооруженного врага, не причиняя ему никакого вреда. Захватить пленника и обратить его в гай'шан стоит где-то посредине между этими двумя крайностями. Каждый благодаря этому кодексу может найти свой путь обрести честь, и она влияет на всю жизнь и общество Айил.

Позор, согласно кодексу, также бывает разным и в зависимости от его уровня он может быть куда хуже боли, ранения и даже смерти. Кодекс взвешивает все в разных вариациях относительно тох, или долга. Любой долг, вне зависимости от его размера или незначительности, должен быть выполнен полностью. Тох так важен для этих людей, что Айил даже согласны принять позор, если это необходимо, чтобы выполнить свои обязательства, которые могут кому-либо не связанному с этими понятиями крайне незначительными.

Переходим к роли гай'шан. Это название на Древнем Наречье означает «взятый мирно в бою» и используется для названия тех Айил, кто был взят в плен другими во время боя или рейда. Такие пленники по джи'и'тох обязаны служить своим пленителям год и один день, не прикасаясь к оружию и не чиня никакого насилия в течении всего этого времени. Они обязаны полностью закончить свое служение униженно и покорно, не пытаясь сбежать. чтобы отличаться от прочих Айил, во время службы они носят белую одежду. Даже если каким-то образом они были возвращены обратно из плена эта служба должна быть закончена. Возможно обычаи гай'шан это реальная попытка вернуться к обычаям Дашайн Айил, служивших Айз Седай. Согласно кодексу Хранительницы Мудрости, кузнецы, дети до пятнадцати лет и женщины с детьми до десяти лет не могут быть взяты в гай'шан.

Хранительницы Мудрости

Как и другие народы мира у Айил имеются собственные способные направлять и научиться использовать Единую Силу. Женщины с искрой таланта разыскиваются Хранительницами Мудрости и обучаются. Все направляющие всегда становятся Хранительницами Мудрости, но не все Хранительницы Мудрости способны направлять. В действительности большое число Хранительниц Мудрости, способных направлять, ничего не говорит о всем народе Айил. Все Хранительницы Мудрости учатся лечить, разбираться в травах и еще многим знаниям как и Мудрые, одним словом - Хранительницы Мудрости. Они обладают огромным авторитетом и влиянием в септах и на вождей кланов, и прекрасно справляются со своими обязанностями. Они не участвуют в битвах и междоусобицах, и согласно джи'и'тох им нельзя причинять вред любым способом. Для Хранительницы Мудрости принять участие в бою величайшее нарушение законов и обычаев. Недавно это произошло, и это событие имело оказало непередаваемый резонанс.

Стиль одежды среди Айил изменился весьма незначительно с самого Века Легенд и Да’шайн Айил. Кадин’сор, одеваемый как мужчинами, так и Девами Копья, это вариант древней рабочей одежды Да’шайн. Название это искаженное «рабочий костюм» в переводе с Древнего Наречья. Классические куртка и штаны, коричневых или серых цветов, прекрасно сливающихся с камнями, песком и тенью. Айил добавили мягкие полусапожки, очень практичные при движении по пустыне, а также шуфа – вид шарфа, песочного цвета или цвета булыжника, который оборачивают вокруг головы и шеи, оставляя открытым только лицо. Готовясь к бою, они по традиции закрывают шуфа лицо, оставляя открытыми только глаза. Единственным отличием в стиле одежды между воинами мужчинами и прочими Айил является длинный кинжал. Выкройка кадин’сор отличается для каждого клана и даже слегка отличается между септами одного клана, однако подобные отличия легко различаются самими айильцами, и они всегда могут сказать из какого септа пришелец, чего не поймет посторонний.

Все мужчины и Девы Копья носят короткие прически, оставляя на затылке хвостик до шеи. Остальные женщины носят волосы длинной по плечи и длиннее, но весьма редко заплетают из в косу или собирают в прическу. Иногда они повязывают их шарфом. Вся их одежда – длинные юбки, блузы и шали обычно выкрашены в цвета пустыни. Украшают они себя в основном множеством бус и браслетами из кости или метала ювелирной чеканки. Чем выше положение, занимаемое женщиной, тем большее число украшений она носит. Девы Копья часто захватывают в качестве трофеев украшения, но очень редко одевают хотя бы часть из них и только по важному поводу. Мужчины совсем не носят украшений. Знак вождя не является украшением, это специальная метка, отмечающая кожу посетившего Руидин изображением дракона, выглядящее как странный металлический браслет.

Согласно обычаям Хранительницы Мудрости избегают общения с Айз Седай, возможно стараясь избежать обнаружения своих способностей направлять. Некоторые Хранительницы Мудрости еще и обладают талантом Ходящих по Снам, способностью входить в Мир Снов, Тел’аран'риод, и общаться с другими во сне.

Мужчины, узнавшие о своей способности направлять покидают свои кланы и отправляются сражаться с Темным на склоны Шайол Гул, где погибают.

Культура

Айил начинают изучать способы выживания и обучаться обращению с копьем в очень раннем возрасте, играя в специальные игры, чтобы развить навыки, быстроту и меткость. Кроме того, они изучают джи’и'тох и правила поведения, основы арифметики и чтения. Хотя внешне айильцы ведут довольно варварский стиль жизни у них имеется множество книг и обычно прекрасно преподается литература. Любой торговец, захвативший книги может рассчитывать на радушный прием.

Перестав вести кочевой образ жизни, Айил занялись возведением настоящих крепостей, вырубая из в скалах, холмах и каньонах Пустыни. У каждого септа есть своя Хранительница очага, обычно жена вождя, олицетворяющая высшую власть спета, имеющая право принять или выгнать собственного супруга, не дав ему ни воды, ни прохлады. Большинство строений в септах из глины и кирпича, с плоскими крышами для выращивания овощей, но обычно это прорытые в земле или вырубленные в скалах комнаты и коридоры, хорошо спасающие от царящей снаружи жары. Свои комнаты айильцы украшают циновками и коврами, гобеленами собственной ручной работы, обстановку составляют полки и столы, но никогда стулья. Только вождь у Айил имеет собственное кресло. Хотя они одеваются очень неприметно, их дома обычно взрываются буйством красок и от различных видов тканей. Прекрасные статуэтки, фарфор, различные книги наполняют множество ниш, украшая собой комнаты и придавая им элегантный вид внутри, хотя снаружи они выглядят довольно непривлекательно. Обычай оставлять себе пятую часть всей добычи в набеге или войне сделало их владельцами многих редких предметов, особенно в течение прошлой Айильской Войны, когда они впервые выбрались за хребет Стены Дракона. Торговля с Шарой дает им шелк и кость. В таком прекрасном окружении, с трудом отвоеванном у неприветливой земли, им приходится вести кочевой образ жизни разве что во время перегонов домашнего скота на пастбища или войны.

Они выращивают множество видов злаков и овощей на специальных террасах или плоских крышах домов, хотя частенько в подобном климате им не хватает воды чтобы вымыть руки. Обычную работу выполняют дети или гай'шан. Внимательный уход дает им урожаи фруктов и овощей чтобы разнообразить диету.

Ткачество и ювелирное дело здесь основные виды деятельности, не считая близких к кузнечному делу видов работ. Айил самостоятельно добывают золото и серебро, а также другие необходимые руды. Они часто находят рубины, сапфиры, лунные камни, огневики, но обычно не занимаются их огранкой. Работа по металлу очень высоко ценится среди Айил, кузнеца нельзя обратить в гай'шан, поскольку нельзя отрывать его от дела на целый год и день. Текстиль – шерсть и алгод ткут, создавая из них массу разных тканей. Шерсть добывают от овец и коз, что прекрасно выживают на практически бесплодных землях, а алгод собирают с аккуратно поливаемых и возделываемых полей внутри септов. В Пустыне очень мало дерева, поэтому среди айильцев очень редко встречаются резчики по дереву, столяры и плотники. Немногие деревянные изделия, находящиеся в Пустыне очень высоко ценятся.

Родственные связи

Взаимоотношения между Айил одинаково весьма ясные и сложные. У них имеется специальные термины, обозначающие отношения по крови и браку. Первые братья и первые сестры это те, кто имеют общую мать, но не обязательно общего отца (Среди Айил иметь общую мать, значит состоять в более близком родстве, чем иметь общего отца). Вторые братья и сестры это дети первого брата или сестры матери, а мать-сестра и отец-сестра это первые сестра и брат их матери. Дедушка и бабушка это, понятно, отец и мать матери, а первые дед и бабка - родные, первые братья и сестры их деда и бабки. Но есть еще и термины, указывающие внеродственные связи. Друзья, близкие как первые брат и сестра, называются «почти-брат» и «почти-сестра». Почти сестры могут быть удочерены, по специальному ритуалу, после которого станут считаться родными, то есть, «первыми». Почти-братья никогда.

Браки у Айил не всегда моногамные. Они поощряют чтобы мужчина и две женщины соединились в браке, главное, чтобы они были согласны. Женщины, обычно почти-сестры либо первые сестры, в этом случае становятся сестрами-женами. Однажды соединившись они считаются скрепленными браком и друг с другом, так же как с мужчиной. По крайней мере, не известно ни одного случая, когда одна женщина сочеталась с двумя мужчинами.

Есть еще масса разных обозначений для родственных уз, но только рожденный айильцем способен в них разобраться, не опасаясь что-нибудь напутать в этом хитросплетении.

Потерянные

Вернемся к тем Айил, что оставили фургоны с наследством Айз Седай и отправились искать Древнюю Песню. Таута’ан единственные среди выживших наследников Да'шайн Айил, кто до сих пор верен Пути Листа. Они известны среди всех народов как Странствующий Народ, скитающийся по земле от Океана до Пустыни с караванами разноцветных фургонов. Их возглавляют люди, которые носят звание Махди. И каждый караван продолжает поиски потерянной мечты о мире. Они носят разноцветные куртки и платья, перемещаются постоянно прислушиваясь к звукам вокруг, всегда готовые танцевать. В отличие от Айил, которые поют только перед битвой и провожая мертвых, Таута’ан поют и играют по собственному желанию. Там, где они всегда слышна музыка.

Таута’ан еще известны как Лудильщики, поскольку часто выполняют эту необходимую работу. Их мастера на столько великолепны, что чинят вещи так, что они становятся лучше, чем были новыми. Но часто их изгоняют и обижают жители деревень и городков, которые не понимают их образа жизни. Истории, обычно неверные, рассказывают о том, что Лудильщики воруют детей и пытаются обратить молодежь в свою веру. А тот факт, что они не пытаются защищаться от нападений приносится в жертву их ненависти. В действительности же, все, кто последовал за ними пошли по своей воле и убеждениям.

Лудильщики по традиции одни из тех, кто беспрепятственно имеет право пересекать Пустыню, поскольку вожди кланов Айил знают их общую историю. Таута’ан же сами не помнят о своих предках и их родстве с Айил.

 
« Пред.   След. »