logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
FAQ Брендона Сандерсона

После интервью на Горе Дракона Брендон выложил FAQ  с ответами на часто задаваемые вопросы о книге.

Ссылка

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

ежегодное обучение водителей
contenttop
Глава 5. Темный и мужчины-Отрекшиеся. Печать E-mail
Автор Administrator   
16.11.2006 г.

 

ШАЙИ'ТАН

Момент, когда было "просверлено отверстие" в место, лежащее за пределами Узора, некая темная сущность использовала, чтобы коснуться мира. Эта сущность, называющая себя Шайи'тан была заключена за пределами времени и пространства Создателем Вселенной. С тех пор как мир почуствовал его прикосновение, было придумано множество имен для этого существа: Отец Лжи, Лишающий Зрения, Повелитель Могил, Пастырь Ночи, Отравитель Сердец, Губитель Душ, Клык-для-душ, Древний Враг, Сжигатель Травы, Погубитель Листьев, но, чаще всего, Темный. Даже сейчас очень немногие решаются произнести его истинное имя, опасаясь привлечь к себе внимание Темного. Называть Темного по имени равносильно проклятию.

Несмотря на то, что Шайи'тан не является мужчиной или женщиной в общепринятом смысле, обычно о нем говорят как о мужчине. Он не имеет реальной физической формы, находясь где-то вне этой вселенной, но, тем не менее, имеет возможность оказывать воздействие на материальный мир. Ему часто приписываются побуждения, свойственные людям, несмотря на то, что он - не человек и потому не подлежит нашему полному пониманию. Хотя имеется одно человеческое слово, которое наиболее точно характеризует сущность Шайи'тана - "ЗЛО".

Его последователи приветствуют намерение Темного вырваться на свободу из своего узилища и полностью войти в мир, он также объявил им о своих планах переустройства вселенной, опираясь на свои собственные замыслы, после того, как он выйдет на свободу по окончании Тармон Гай'дон, Последней Битвы. Нет сомнений, что у Темного имеются возможности осуществить эти планы, так как он обладает могуществом, сопоставимым с возможностями самого Создателя. Многие ученые считают его абсолютным противопоставлением Создателю. Тем не менее, Темный не в состоянии освободиться из своего заключения без поддержки, оказанной из нашего мира. Тот факт, что Война Тени началась с попытки его последователей довершить то, чему положило начало Отверстие, есть доказательство этого ограничения. Так что последователи необходимы Темному для освобождения, и с момента, когда было просверлено Отверстие, не было недостатка желающих служить Тьме, так как когда Шайи'тан впервые коснулся мира, прикосновение его принесло в мир обещание силы и власти, находящихся за гранью мечтаний любого человека. Он пообещал тем, кто откроет ему путь в мир, править от его имени после переустройства, а послужившим ему наиболее преданно Темный дарует бессмертие.

ПОВЕЛИТЕЛИ УЖАСА.

Кое-кто из Айз Седай не устоял от такого соблазна, власть и слава слишком влекли их. Для них уже не имело значения, что мир, которым они будут править, станет миром Тени. Важно лишь, что они будут править в этом мире, и правление их продлится вечно, благодаря обретенному бессмертию. Эти Айз Седай отреклись от Света и всех клятв, чтобы поклясться служить Великому Повелителю Тьмы. Они никогда не произносят вслух его имени, утверждая, что использование истинного имени Темного является богохульством. Вместо этого, называя Темного, они говорят: "Великий Повелитель Тьмы". Сами они получили название Повелителей Ужаса. Все Повелители Ужаса обязаны были совершить паломничество к Бездне Рока в Шайол Гул, дабы вручить свои души Темному. Лучшим из них были дарованы сила и власть превыше других, сто сделало их почти полубогами. Среди своих они называли себя "Те, Кто Избран Править Миром Вечно" или просто "Избранные". Для всех прочих они стали Отрекшимися.

ОТРЕКШИЕСЯ.

Кое-что известно о них абсолютно точно и подтверждается множеством источников: Все Отрекшиеся плетут интриги друг против друга с не меньшим усердием, чем делают это во имя своего общего дела - победы Тени. Сильнее всего Избранные стремятся к тому, чтобы получить звание "Ни'блис", ведь получивший его будет поставлен над остальными, лишь ступенью ниже самого Великого Повелителя после Последней Битвы. Они соперничали за это положение, обеспечивающее наибольшие привилегии, с того дня, как присягнули Тьме, всеми способами стараясь доказать свою преданность и главное полезность Великому Повелителю.

Несмотря на то, что многие Айз Седай переметнулись на сторону Тени, никто из тех, кто был близок по силе к тем, кого ныне называют Отрекшимися не остался в живых к последнему году Войны Силы, причем ни один из них не погиб от рук их непосредственных врагов. Эти люди всегда хотели власти над миром, и желание это со временем превратилось в навязчивую идею, да и Темный, почти наверняка, всегда поощрял смертельное соревнование среди своих вассалов. Нет сомнений в том, что он хочет, чтобы ему служили только сильнейшие и подталкивает своих слуг к тому, чтобы они сами отсеивали недостойных. В результате этой жесточайшей борьбы в живых остались только тринадцать наиболее могущественных Избранных, и все они были заключены вместе со своим хозяином, когда Отверстие было запечатано. Сейчас они известны всем по именам, которые были даны им людьми на Древнем Наречии и все они исполнены презрения и отвращения. Это Агинор, Асмодиан, Балтамель, Бе'лал, Демандред, Грендаль, Ишамаэль, Ланфир, Месана, Могидин, Равин, Саммаэль и Семираг. Все они с гордостью приняли свои новые имена, как символ своего перерождения в Тени, отказавшись от тех, что были даны им при рождении.Со времен Войны Силы и до наших дней эти имена используют, чтобы пугать детей, но самые страшные сказки, рассказываемые об Избранных - лишь бледные тени содеянного ими в действительности. Многие детали их происхождения и жизни были забыты за те долгие годы, пока сами они удерживались в заключении вместе с Темным силой Печатей, но кое-какие разрозненные факты все же сохранились в течение трех или четырех тысячелетий с того дня, когда Отверстие было запечатано Льюсом Тэрином. Не слишком много известно о них и после их возвращения в мир. Возможно, хотя и не достоверно, что сами Отрекшиеся старательно уничтожают всю информацию о себе, дабы никто не смог обнаружить их слабых мест. В любом случае, количество достоверных данных о каждом из Отрекшихся резко варьирует от одного к другому. О ком-то известно многое, о ком-то почти ничего.

ИШАМАЭЛЬ.

Главой тринадцати, составивших высший совет сил Тени, был Ишамаэль, или "Предавший Надежду" на Древнем Наречии. Известный также как Ба'алзамон, Сердце Мрака и Душа Тени, он, несомненно, был главным капитан-генералом Темного, несмотря на тот факт, что сам никогда не командовал непосредственно на поле боя. Очевидно, что он был наиболее могущественен среди Избранных в использовании Единой Силы, равным ему был лишь сам Льюс Тэрин Теламон.

Его настоящее имя - Элан Морин Тедронай, и был он одним из величайших философов своего времени, вполне возможно, что и самым лучшим. Его книги (среди них "Анализ Осознанного Значения", "Реальность и Недостаток Значения", "Понимание Причины") оказывали огромное влияние не только на философские воззрения той эпохи, но и на многие сферы жизни, в особенности - на искусство. Ни одного экземпляра его произведений не сохранилась и, возможно, мир только выиграл от этого, учитывая все обстоятельства. Сохранились лишь немногие его письма, относящиеся ко времени, когда он уже перешел на сторону Тени, и письма эти подтверждают, что Ишамаэль верил в то, что война с Тенью идет с самого начала Творения, что это - бесконечная борьба Великого Повелителя Тьмы и Создателя с использованием своих представителей среди людей. Если верить ему, то Льюс Тэрин служил Тьме во время некоторых оборотов Колеса, и тогда он становился главным сторонником Великого Повелителя. Во время войны Ишамаэль сражался за то, чтобы обратить Льюса Тэрина на сторону Тени столь же яростно, сколь и Льюс Тэрин старался нанести поражение ему. Определенно, что Элан Морин был одним из первых, кто предался Тени, возможно, и самым первым. Публичное признание Предавшегося Тени, услышанное от уважаемого всем миром человека в то время, когда голод, болезни и мощные бунты сотрясали не готовый к такому повороту событий мир, в самой середине конференции, собранной, чтобы разрешить этот кризис, привело к еще большим беспорядкам. Тогда Элан Морин впервые показал миру, с чем ему придется столкнуться. Он призвал к полному уничтожению прежнего порядка - к окончательному разрушению всего.

Когда Дракон возглавил последний удар по Темному в Шайол Гул, Ишамаэль каким-то образом оказался лишь частично запечатан в Отверстии, что оставило ему сознание и возможность прикасаться к миру, в то время как остальные были заключены внутри печатей. Это утверждение основывается на недавно обнаруженном манускрипте, предположительно написанном Араном, сыном Малана, сына Сенара (родился приблизительно в 50 году После Разлома). Рукопись, очевидно оставшаяся недописанной из-за смерти Арана, основывается в основном на письмах и дневниках, которые автор приписывает Айз Седай, жившим непосредственно во время Разлома. Эти записи (к сожалению, представленные сегодня лишь маленькими фрагментами манускрипта) утверждают, что уже после того, как Отверстие было запечатано, случались явления и даже столкновения с Ишамаэлем, по крайней мере, в течение сорока лет. Никто из женщин, писавших эти дневники, не был свидетелем этих "явлений", но, очевидно, что Аран доверял им безоговорочно. Такие утверждения могут показаться смешными, если бы Аран не был известен, как крайне скрупулезный автор, никогда не цитировавший источник, не проверенный заранее им самим. (Хотя и его источники, и их достоверность давно потеряны для нас). Он решил (цитируя другие утерянные источники), что потребовалось некоторое время,чтобы Ишамаэля полностью затянуло в ловушку к другим Отрекшимся. Если это так, то вполне возможно, что Ишамаэль мог покидать заключение, крепко сдерживавшее остальных, и возвращаться в мир через регулярные промежутки времени. В течение своей жизни Аран делал наблюдения, основанные на циклах по сорок лет, но не обнаружил никаких признаков того, что в эти интервалы один из Отрекшихся был свободен. Последние страницы рукописи говорят о том, что Арана стали терзать сомнения в своей правоте, но мы имеем свидетельство, говорящее в пользу его теории. Допросы плененных Приспешников Темного показывают, что многие из них получали инструкции от Ишамаэля задолго до того, как другие Отрекшиеся оказались на свободе (В основном эти свидетельства относятся к 997 или 998 годам Новой Эры, и могут быть объяснены постепенным ослаблением печатей). Но некоторые утверждали, что получали приказы от него гораздо раньше, еще в 983 г. Н.Э., когда печати были еще достаточно сильны, чтобы сдержать остальных. Похоже, что Ишамаэль освободился еще раньше, а цикл просто был длиннее, чем мог предположить Аран. Два периода наибольших потрясений для человечества со времен Разлома, Троллоковы Войны и Война Ста Лет, кажутся наиболее вероятным подтверждением того, что уже тогда один из Отрекшихся был свободен и вредил миру. Во времена Троллоковых Войн имя Ба'алзамон, позднее принятое Ишамаэлем, использовалось неким верховным лидером, а потом другими Повелителями Ужаса. Ничего подобного не наблюдалось во время Войны Ста Лет, но довольно затруднительно придумать иное объяснение. Возможно, какой-нибудь исследователь в будущем определит, был ли Ишамаэль действительно ответственен за эти два бедствия.

Другое подтверждение возможного освобождения Ишамаэля исходит от тех, кто видел его незадолго до гибели. Похоже, он позабыл свое настоящее имя, и было в нем больше от безумца, нежели от нормального человека. Состояние его можно, по крайней мере частично, объяснить при помощи теории Арана. Он обычно носил черное, а из глаз и рта у него вырывалось пламя. Был ли это эффектный трюк с использованием Силы, или результат его заключения, неизвестно. Он был убит Рандом ал'Тором в Тирской Твердыне в 999 году Н.Э., но не следует забывать о том, что для служителей Повелителя Могил смерть не всегда окончательна.

АГИНОР.

 Второй по силе мужчина, известный среди Отрекшихся под именем Агинор, в Силе мог посоперничать с Льюсом Тэрином и Ишамаэлем. До того, как предаться Тьме, его звали Ишар Моррад Чуайн и был он одним из самых передовых ученых-биологов Эпохи Легенд. Если имеющимся источникам можно доверять, то он понял "основную структуру живой материи" лучше, нежели кто-то другой. Очевидно, что его раздражала широко распространенная в те времена уверенность в том, что невозможно добиться каких-либо новых открытий, тогда как сам он считал, что граница знанию установлена произвольно и ничего не стоит ее преодолеть. Работа его в основном касалась выведения новых видов растений, как сельскохозяйственных культур, так и декоративных, но его неоднократно уличали в незаконных экспериментах над животными.

Ишар Моррад был одним из первых Отрекшихся, принявших сторону Тени и сделал это в течение первых трех десятилетий после пробурения Отверстия. Переметнувшись, он направил все свои силы на создание "Отродий Тени", живых конструкций, разработанных для служения Тени. Его первым созданием стали троллоки - существа, являющиеся комбинацией человеческой и животной субстанций. Наверняка троллоки были созданы гораздо раньше начала Войны Силы, так как они появились в больших количествах в первые же дни войны. Быстро размножавшиеся троллоки вскоре составили основную часть армии Тени. Вскоре за ними последовали другие создания, некоторые из которых до сих пор существуют, например, Драгкар, а некоторые, такие как Голам и Джумара известны лишь по записям.

Насколько известно, Агинор никогда не был полевым командиром и не правил завоеванными землями. Однако он обладал достаточным влиянием, чтобы всегда в достатке получать материал для своих экспериментов. Известно, что тысячи мужчин, женщин и детей забирались куда-то ежедневно с самого начала Войны Силы и до ее конца, и это число можно увеличить более чем вдвое для последних пяти лет войны. Бытует мнение, что Агинор переметнулся к Тени, так как, только будучи ее служителем, мог заниматься интересующими его исследованиями.

В момент закрытия Отверстия он оказался под самой поверхностью печатей. В результате своей близости к миру он пробудился и вернулся в мир одним из первых, но лишь только для того, чтобы обнаружить себя заключенным в плоть, неимоверно дряхлую и поврежденную вращением Колеса в течение долгих лет его заточения. Благодаря бессмертию, дарованному Темным Лордом, он остался в живых, но из-за специфических условий заключения тело его претерпело разрушительное воздействие времени. Умер он одним из первых - его убил Ранд ал'Тор близ Ока Мира в 998 году Н.Э.

БАЛТАМЕЛЬ.

Балтамель, чье настоящее имя Эвал Раммен, был историком, специализирующимся на исследовании исчезнувших цивилизаций. Несмотря на то, что он был силен во владении Силой, ему так и не удалось заслужить почетное третье имя. Некоторые источники говорят о том, что вовсе не качество его работы было главной причиной его невысокого статуса. Упоминается, что он обладал неуравновешенным темпераментом, и часто терял контроль над собой. Не единожды он был очень близок к тому, что его могли отсечь от Источника, дабы лишить возможности прибегать к насилию.

Он был красивым мужчиной, наслаждавшимся обществом женщин, и имел среди них успех, и, в то же время, несмотря на свое положение в институте высшего образования в М'Джинне, он проводил много времени в заведениях, которые сегодня назвали бы тавернами самого низкого пошиба. Ему доставляло огромное удовольствие общение с самыми низкими слоями общества, вплоть до преступников. Очевидно, единственной причиной, по которой его не сместили с его поста, была его мощь в Единой Силе.

Эвал Рамман был привлечен на сторону Тени обещанием бессмертия. Жить вечно и не стареть, вот что послужило главной причиной его отречения. Он проделал путешествие к Шайол Гул, дабы заложить свою душу, где-то посередине промежутка времени между образованием Отверстия и Разломом. Несмотря на то, что Балтамель занимал довольно высокое положение в советах Тени, установить его точную роль не представляется возможным. Возможно, он возглавлял шпионскую сеть, конкурирующую с той, которая подчинялась Могидин. Совершенно определенно он никогда не командовал армиями, хотя, возможно, он исполнял обязанности губернатора. Вне зависимости от занимаемого положения, тем не менее, известно, что он руководил несколькими крупномасштабными злодеяниями, включая создание лагерей, в которых люди разводились на прокорм троллокам.

После запечатывания Отверстия он оказался даже ближе к поверхности, чем Агинор, и был освобожден в одно с ним время. Так же, как Агинор, он пострадал от течения времени, причем в гораздо большей степени. Хотя его душа все еще оставалась жизнеспособной, в тоже время его когда-то красивое тело оказалось изуродовано до такого состояния, что он не мог переносить его вида. Потеряв возможность говорить, он постарался скрыть каждую частицу своей плоти, и предоставил Агинору держать речь от его имени. Из Отрекшихся он умер первым, пав от руки последнего Нима, Зеленого Человека, у Ока Мира.

САММАЭЛЬ

Большинство Отрекшихся оказалось заключено настолько глубоко, что время не затронуло их, хотя и вынудило их пробыть в узилище несколько дольше Агинора и Балтамеля. У них не осталось даже шрамов, кроме одного, который был у Избранного по имени Саммаэль. Лицо Саммаэля можно было назвать привлекательным, если бы не мертвенно-бледный шрам, наискось пересекавший его лицо, словно раскаленной докрасна кочергой провели от линии волос до челюсти. Несмотря на то, что в ту Эпоху такие раны с легкостью Исцелялись, он не позволил удалить свой шрам, оставив его как напоминание о том унизительном поражении, благодаря которому он появился. Это был символ ненависти и грядущего мщения.

Активный, солидный человек с золотистыми волосами, голубыми глазами и резковатыми манерами, он обладал некоей своеобразной красотой. Его крепкое телосложение позволяло ему выглядеть крупнее, чем он был на самом деле. Но, в сравнении с другими людьми, он был лишь среднего роста. Это крайне его злило, так как ему часто казалось, что его оценивают больше по росту, которого ему недоставало, нежели по своим способностям.

Перед войной, под именем Тэл Джанин Аэллинсар, он был известным на весь мир спортсменом, участвуя в большом количестве соревнований, таких, как стрельба из лука и разновидность бескровной борьбы на мечах, в которых он был чемпионом мира. Упоминается, что он был другом Льюса Тэрина Теламона, но насколько близким не известно. После начала Войны Силы открылись другие его таланты, и вскоре он стал одним из лучших генералов Льюса Тэрина. Без сомнения, он влюбился в войну, скорее даже в почести и привилегии, предоставляемые ему, как одному известнейших и высокопоставленных генералов. Его величайший талант состоял в организации защиты, а война с Тенью была, как правило, оборонительной. На четвертом году войны он внезапно перешел на сторону Тени. Отчасти это объясняется тем, что он уверился в возможной победе Темного, ведь, несмотря на свои способности воина и тактика, Саммаэль предпочитал вести в бой свои силы только тогда, когда был уверен в победе. А отчасти потому, что он ненавидел Льюса Тэрина, полагая, что является лучшим генералом, нежели последний, и в большей степени заслужил верховное командование, доставшееся другому. Этим другим и был Льюс Тэрин Теламон, наградивший его шрамом, который он поклялся носить до тех пор, пока его враг не падет, сраженный им. Саммаэль считал, что военные достижения предпочтительнее, нежели изворотливые политические интриги или дипломатия, и предпочитал полевое командование службе в качестве губернатора. Он начинал военные действия при малейшей возможности.

Люди, жившие на управляемых им территориях, всегда были без ума от счасья, узнавая, что он уходит. В дополнение к обычным злодеяниям его правление было отмечено тем, что можно назвать "жестокостью по рассеянности". Его земли быстро доходили до такого ужасного состояния, что с трудом могли поддерживать военные действия Тени. Грязь и голод отнюдь не были необычным явлением на территориях, захваченных Тенью, скорее необычным бывало их отсутствие, а использование Силы для поддержания здоровья граждан и вовсе не имело места. Но там, где правил Саммаэль, люди умирали тысячами только потому, что он не заботился ни о поддержании элементарных санитарных норм, ни о распределении пищи. Саммаэль слыл любителем грандиозных планов, люди и ресурсы, направленные на определенные цели предыдущим губернатором, неизбежно втягивались в эти замыслы, как только он брался за правление. В отличие от гражданского населения, о солдатах, находящихся в подчинении Саммаэля, и людях, и Отродьях Тени, проявляли определенную заботу и с ними неплохо обращались, хотя Саммаэль лично не принимал в этом участия. Похоже, что он заботился о них так же, как в свое время следил за своим спортивным снаряжением, не допуская, чтобы оно подвело его. Но если гражданское население жило при нем в ужасных условиях, то пленники страдали в гораздо большей степени. Те, кто сразу не попал в котел к троллокам (а это была наиболее обычная судьба солдат, плененных Тенью), держались в заключении с количеством воды и пищи, явно недостаточном для поддержания жизни, а, частенько, и вовсе без оного. Известен случай, когда Саммаэль, узнав, что имеется лишь половина того количества пищи, которое необходимо для содержания пленных, приказал немедленно казнить половину из них. Последние данные о Саммаэле свидетельствуют о том, что он правил в Иллиане под именем Лорда Бренда.

РАВИН

Если Саммаэль ненавидел политические интриги, то Равин всегда предпочитал дипломатию открытому конфликту. Высокий темноволосый человек крупного телосложения, Равин был весьма красив, несмотря на седые волосы на висках. Ничего не известно о Ареде Мосинеле до момента пробурения Отверстия, когда он и появился в высшем совете сил Темного, и, в общем, не так уж много известно и о дальнейшей его жизни. Нет лишь никаких сомнений в том, что власти он жаждал превыше всего остального, и присягнул Темному, дабы утолить эту жажду.

Он частенько использовал Принуждение, аккуратно влияя на ум и волю людей, чтобы быть уверенным в своем контроле над ними в любой ситуации. На службе Тени ему приходилось и командовать на полях сражений, и заниматься политикой, но если он и был неважным генералом, то в политической и дипломатической сферах его способности были весьма велики, чему способствовала его склонность к хитроумным манипуляциям. Известно, что он убедил несколько регионов сдаться силам Темного без всякого сопротивления. Вверенными ему Темным регионами он управлял весьма эффективно и жестко, хотя и с некоторым небрежением к повседневной текучке. Две основные слабости Равина заключались в его любви к лести и женщинам. Многие люди получали высокое положение в его администрации, раболепствуя перед ним, хотя он быстро выгонял их, если они демонстрировали слишком явное несоответствие занимаемой должности. И, будучи красивым человеком, он совсем не переносил отказов женщин. У его любовниц редко бывал выбор. Многие недостатки его правления объясняются огромным количеством времени, проведенным со своими фаворитками. Освободившись из заключения в Отверстии, он назвался Лордом Гэйбрилом, и с помощью Принуждения превратил королеву Моргейз Андорскую в свою "игрушку", одурманенную Силой, после чего правил Андором от ее имени до тех пор, пока не был уничтожен Рандом ал'Тором при помощи погибельного огня.

БЕ'ЛАЛ

Если Равин имел лишь некоторую склонность к манипулированию, то Отрекшийся, известный как Бе'лал, или Завистливый, был настоящим мастером этого дела, причем до такой степени, что его часто называли Плетущим Сети. Под именем Дурам Ладдел Чам, он был в Эпоху Легенд кем-то подобным адвокату, представлявшему интересы людей в судах. То, что он сильно отличился на этом поприще, подтверждается почетным третьим именем, но больше по этому поводу не известно ничего.

Из всех Отрекшихся о нем известно меньше всего. Некоторые источники утверждают, что он, как и Саммаэль, был одним из полководцев, боровшихся против Тени, до того, как перешел на сторону Тьмы, и что он завидовал и позже возненавидел Льюса Тэрина. Высокий, атлетического телосложения мужчина с коротко остриженными серебристыми волосами, он соединил и умножил в себе способности Саммаэля и Равина, будучи терпеливым и хитроумным интриганом и, в то же время, прекрасным бойцом, предпочитающим сражаться с противником лицом к лицу. Он обратился к Тени еще в годы Падения в Тень, но когда именно, никто не знает. Во времена Войны Силы он командовал несколькими сражениями, проявив себя при этом, как хороший, если не великий полководец, и управлял, по меньшей мере, одним захваченным регионом. Как руководимые им военные кампании, так и его правление отмечены неимоверной жестокостью и обилием насилия, но это можно сказать и о любом другом Отрекшемся. Некоторые источники утверждают, что он был среди тех, кто уничтожил Зал Слуг, за несколько дней до того, как был запечатан вместе со всеми Отрекшимися. После освобождения он осторожно проделал путь в высшие слои знати Тира, где и правил под именем Благородного Лорда Саймона до тех пор, пока не был убит Морейн Седай при помощи погибельного огня в Тирской Твердыне.

ДЕМАНДРЕД

Демандред - еще один Отрекшийся, который, подобно Саммаэлю, повернул против Льюса Тэрина из зависти. Он ненавидел Дракона даже сильнее, нежели Саммаэль, хотя реальных причин для этого у него имелось гораздо меньше. До своего перехода в Тень его звали Барид Бел Медар, и был он в то время вторым человеком после Льюса Тэрина по своему влиянию и положению в обществе. Он был высок, хотя и не столь высок, как Льюс Тэрин, и довольно хорошо выглядел, а его ястребиный нос делал его почти красивым. Слово "почти" вообще можно назвать историей его жизни. Родившись на день позже Льюса Тэрина, он обладал почти такой же силой и умениями. Он потратил годы на то, чтобы почти сравняться по своим деяниям со свершениями и славой Льюса Тэрина. Если бы не Дракон, Барид Бел был бы, несомненно, величайшим человеком своей Эпохи. Он занимал различные высокие должности и написал большое количество книг на великое множество тем. Книги эти получили успех и среди критиков, и среди основной массы населения. К несчастью для него, Льюс Тэрин занимал еще более значимые должности и достиг в работе еще больших успехов и написал книги, получившие еще большее признание.

С началом Войны Силы Барид Бел быстро стал одним из лучших и высокопоставленных генералов, сражавшихся против Тени. В мире, не помнившем войн и не имевшем вооруженных сил, полководческие таланты обнаруживались там, где о них меньше всего можно было подозревать. Барид Бел обладал прекрасным стратегическим мышлением и тактическими способностями. Наконец-то он нашел область, в которой если и не превосходил, то хотя бы равнялся Льюсу Тэрину. Есть основания полагать, что Барид Бел верил, что интеллектуально он намного превосходит Льюса Тэрина, считая последнего излишне осторожным и полнейшим профаном в военном отношении, тогда, как сам он был игроком, не чуравшимся риска. В результате он был в ярости, когда Льюс Тэрин был назначен выше него в иерархии сил, противостоявших Тени. Вновь став вторым, он все больше ненавидел и завидовал Льюсу Тэрину с каждой наградой, к которой того представлял. Кроме того, он искренне считал, что если командовать будет Льюс Терин - то победа Тени неизбежна. И, наконец, на третьем году войны он переметнулся к Темному, дабы удовлетворить, наконец, пожиравшую его ненависть к Дракону, после чего был именован Демандредом.

Он остался таким же хорошим генералом на стороне Тени, каким был пока боролся против нее, выиграв множество сражений. Несколько раз его назначали губернатором захваченных территорий, но эти периоды были коротки. Всякий раз он быстро возвращался к военным действиям, и вовсе не из любви к сражениям, а лишь только для того, чтобы лично уничтожить Льюса Тэрина. Известно, что он плохо ладил с другими Отрекшимися, особенно холоден был с Саммаэлем, возможно, из-за его таланта ведения военных действий, а также соперничества в желании убить Дракона. Он также полагал, что все, кто хоть однажды не выказал ему почтения, должны быть непременно наказаны, а его представление о почтении и соответствующем наказании было самым невероятным. Так во время войны он докладывал, что захватил два крупных города и скормил всех их жителей троллокам, только потому, что ему показалось, что они недостаточно уважали его в то время, когда он еще носил имя Барид Бел Медар.

После пробуждения Демандред обнаружил, что Льюс Тэрин давным-давно мертв, но это для него ровным счетом ничего не изменило. Он лишь переключил сжигавшую его ненависть к Дракону, на Ранда ал'Тора. На данный момент Демандред жив.

АСМОДИАН

Из всех Отрекшихся Асмодиан выделяется наиболее оригинальным примером предательства.

Весьма красивый, темноглазый и темноволосый мужчина, Жоар Аддам Нассосин был известным композитором до Войны Тени. Родился он в маленьком портовом городе Шорелле (местонахождение неизвестно) и был сыном одаренного человека, писавшего музыку и игравшего на многих инструментах. В наше время из них известны лишь арфа и несколько разновидностей флейты. Кроме того, он играл на шаме, балфоне, корэе и обаене, но от них не осталось ничего, кроме названий. Жоар Аддам так никогда и не смог достичь тех высот, к которым всю свою жизнь стремился. Его произведения были исполнены в нескольких величайших городах мира, но он так и не занял места среди великих композиторов своей Эпохи, хотя многие предсказывали ему это. Из надежных источников известно, что причиной того, что он отдал свою душу Тени, было обещание бессмертия. С вечностью в своем распоряжении, он рассчитывал достичь необходимого ему величия и получить всеобщее признание, которое так ему не досталось.

Известно, что он никогда не командовал армиями, хотя и участвовал в некоторых сражениях в разных качествах, а также служил в качестве губернатора захваченных территорий. Вообще-то, его управление не было особенно ужасным по сравнению с другими Отрекшимися, хотя надо помнить, что он, как и все они, позволял свободно хозяйничать в своих владениях бандам подростков, организованным Месаной, и сотрудничал со "сборщиками" Агинора, отлавливающих людей на прокорм троллочьих гарнизонов. Одно злодеяние, которым отличился только Асмодиан, было пропущено большинством историков, так как касалось оно лишь немногих людей. Но умолчать об этом было бы неправильно. Любые творческие личности, которые ему не нравились, в обязательном порядке ослеплялись или получали другие увечья. Почти любой писатель, музыкант, да и все остальные из этого круга становились объектами немилости Асмодиана, но особенно это относилось к тем музыкантам и композиторам, которые являлись его конкурентами перед войной. Ужас этот может быть лишь слегка приуменьшен тем фактом, что Асмодиан не применял никаких пыток, опальный деятель искусств "всего лишь" становился неспособен продолжать заниматься своим делом и затем отпускался на свободу.

После освобождения, поддавшись уговорам, он вступил в альянс с Ланфир, изображая из себя барда Джасина Натаэля, до тех пор, пока не был предан ею, и в результате стал учителем Ранда ал'Тора. Он погиб в Кэймлине от руки неизвестного убийцы.

 

 
« Пред.   След. »