logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Последние теории и обсуждения на нашем форуме!

Приглашаем вас обсудить мир Колеса Времени на нашем форуме:

Мазрим Таим - М'хаэль Черной Башни, что он за человек?

---

Ишамаэль и план Тени

---

Последняя Битва и участие Дракона в ней

---

И снова Асмодиан, и тайна его гибели

---

Предсказания

---

Можно ли воскресить Бе'лала?

---

Морейн - откуда она все знает?

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 10. Исполение плана Печать E-mail
Автор Administrator   
15.11.2006 г.

Илейн смотрела в темноту, глядя на тусклые тени, танцующие на какой-то бледно-туманной поверхности. Ее лицу было холодно, а тело горячее и потное, и что-то удерживало ее руки и ноги. На мгновение в ней вспыхнула паника. Но она сразу ощутила присутствие в комнате Авиенды - просто успокаивающее понимание, а также Биргитте - кулак спокойного, сдерживаемого гнева в ее голове. Они успокаивали ее своим присутствием. Она находилась в собственной спальне, под одеялами в собственной кровати с грелками, уложенными по бокам, и таращилась на тугой льняной навес над кроватью. Тяжелые зимние шторы плотно закрывали резные ставни, и единственный свет в комнате поступал от крошечного мерцающего огня в камине, едва достаточного, создать тот танец теней, но слишком слабого чтобы их рассеять.

Непроизвольно она попыталась дотянуться до Источника и нашла его. Чувствовать саидар, даже не направляя, было чудесно. Борясь с сильным желанием притянуть силу, она неохотно отступила. Очень неохотно, и не только из-за желания наполнить себя саидар до предела - опасное желание, которое обязательно должно контролироваться. Больше всего ей было страшно в течение этих бесконечных минут ужаса, не от присутствия Смерти, а от того, что она никогда больше не будет прикасаться к Источнику вновь. Как только она додумалась до эдаких глупостей!

Внезапно, к ней вернулась память, и она, покачнувшись, села. Одеяла скользнули на талию. Незамедлительно она натянула их назад, придержав руками. Воздух был очень холоден для ее обнаженного тела, смоченного потом. А они даже ночнушки ей не оставили, и пытайся-непытайся копировать поведение Авиенды, которая могла невозмутимо стоять перед толпой полностью обнаженной, с холодом она поделать ничего не могла.

- Дайлин, - спросила она с тревогой, надежнее укутываясь в одеяла. Получилось довольно неуклюже, она чувствовала тошноту и головокружение. - И Гвардеец. Что с ними...?

- На мужчине ни царапины, - сказала Найнив, шагнувшая из тени. Она положила руку на лоб Илейн и удовлетворенно кивнула, почувствовав его прохладу. - Я Исцелила Дайлин. Хотя, ей потребуется много времени, чтобы полностью восстановить силы. Она потеряла много крови. Ты тоже поправляешься. Недавно я подумала было, что ты подцепила лихорадку. Она может внезапно проявиться, если вы ослаблены.

- Она дала тебе травы вместо Исцеления, - кисло сказала Биргитте со своего стула в футе от кровати. В полумраке комнаты, она казалась низкой и зловещей.

- Найнив ал'Мира достаточно умна, чтобы знать, что ей делать не следует, - сказала Авиенда ровным тоном. Была видна только ее белая блуза низко рядом со стеной и блеск полированного серебра. Как обычно между стулом и полом она выбрала пол. - Она узнала вкус этого "корня вилочника" в чае и не знала как против этого сработает Исцеление, так что она не стала тратить время на глупые попытки.

Найнив резко фыркнула. Без сомнения больше на слова Авиенды в ее защиту, чем на кислый тон Биргитте. Найнив есть Найнив, вероятно она с большим удовольствием прыгнула бы с обрыва с закрытыми глазами, не зная куда и без возможности что-либо сделать. И сегодня она была больше чем обычно раздражительна из-за Исцеления. С тех пор, как выяснилось, что некоторые из Семьи обладали большим опытом.

- Ты должна была сама понять, Илейн, - сказала она резким голосом. - По крайней мере, листвянка и овечьи язычки заставили тебя спать, но они незаменимы при болезнях желудка. Я решила, что ты предпочитаешь сон.

Вытаскивая грелки из рыбьей кожи из-под одеял и укладывая их на ковер, чтобы не изжарится совсем, Илейн содрогнулась. Те дни, когда Ронде Макура потчевала ее и Найнив корнем вилочника, были ужасом, который она пыталась забыть. Что бы это ни было, те травы, которые дала ей Найнив, она чувствовала слабость не меньшую, чем от корня вилочника. Она считала, что могла бы уже ходить, если не нужно идти далеко или долго стоять. И она может ясно мыслить. Сквозь створки окна и шторы пробивался только тонкий лучик лунного света. Сколько же уже времени?

Снова обратившись к Источнику, она сплела четыре нити Огня, чтобы зажечь сначала одну из ламп у кровати, затем вторую. Небольшой, мерцающий огонь показался очень ярким после темноты в комнате, и Биргитте даже сперва подняла руку защищая глаза от света. Облачение Капитан-Генерала действительно было ей к лицу, она без конца восхищала торговцев.

- Тебе еще нельзя направлять, - засуетилась Найнив, покосившись на свет ламп. Она все еще носила то же самое укороченное синее платье, в котором Илейн видела ее ранее, с накинутой на плечи шалью с желтой каймой. - Несколько дней, чтобы восстановить силы, и много сна. - Она нахмурилась, взирая на грелки, сброшенные на пол. - И тебе необходимо сохранять тепло. Лучше уберечься от лихорадки сейчас, чем потом пробовать ее вылечить.

- Я думаю, что Дайлин доказала сегодня свою верность, - Сказала Илейн, перекладывая подушки, так чтобы она могла откинуться назад на кровать, и Найнив всплеснула руками в отвращении. На маленьком серебряном подносе на одном из боковых столиков возле кровати стоял единственный серебряный кубок, наполненный темным вином, на которое Илейн бросила один короткий, недоверчивый взгляд. - Трудный способ доказать это. Я думаю, что у меня к ней тох, Авиенда.

Авиенда пожала плечами. По прибытию в Кеймлин она возвратилась предметам одежды Айил с смехотворной поспешностью, оставив шелка ради блуз из алгода и широких шерстяных юбок, словно внезапно испугавшись роскоши мокроземцев. С темной шалью, повязанной вокруг талии и темным платком, удерживающим сзади ее длинные волосы, она была образцом для ученицы Хранительниц Мудрости, хотя ее и вырывало из образа наличие единственной драгоценности - сложное серебряное ожерелье, созданное из переплетающихся дисков - дар от Эгвейн. Илейн никак не могла понять такой спешки. Мелейн и другие, казалось, могли позволить ей пойти собственным путем, пока она носила одежду мокроземки, но теперь они ухватились за нее также сильно как поступают с любым новичком, попавшим в руки Айз Седай. Единственная причина, по которой они вообще разрешили ей оставаться на любое время во Дворце и в городе, было то, что она и Илейн были первыми сестрами.

- Если ты так считаешь, значит ты его исполнишь. - Ее наставительный тон перешел в нежный упрек. - Но маленький тох, Илейн. У тебя были причины сомневаться. Ты не можешь нести ответственность за все свои подозрения, сестра. - Она улыбнулась, словно вдруг услышала замечательную шутку. - Этот путь ведет к слишком огромной чести, и я должна буду разделить эту честь с тобой, вот только Хранительницы Мудрости не позовут тебя ее подсчитать.

Найнив театрально закатила глаза, но в ответ Авиенда просто кивнула головой, устав бороться с невежеством женщины. С Хранительницами Мудрости она изучала не только обращение с Силой.

- Вот и хорошо. А то нам не хотелось бы, чтобы ваша парочка стала слишком гордой, - сказала Биргитте, что прозвучало подозрительно похоже на скрываемое веселье. Ее лицо было слишком гладким, почти каменным от усилий сдержать смех.

С одеревеневшим лицом Авиенда осторожно взглянула на Биргитте. Так как она и Илейн приняли друг друга, то Биргитте как бы автоматически тоже ее приняла. Не как Страж, естественно, но почти как старшая сестра к младшим, что она часто показывала по отношению к Илейн. Авиенда была не очень уверена, что с этим теперь делать, и как ответить. И даже присоединение к крошечному кругу посвященных в то, кем Биргитте является в действительности, тоже не помогло. Она колебалась между страстным желанием показать, что Биргитте Серебрянный Лук не вызывает в ней благоговение и потрясающей кротостью, ненадолго повисая в нерешительности посредине.

Биргитте улыбнулась ей, удивленной улыбкой, но улыбка сразу увяла, едва она подняла с колен узкий сверток и принялась осторожно разворачивать ткань. Через некоторое время она показала кинжал с длинным лезвием и рукояткой, обернутой кожей. Выражение ее лица было серьезно, и через узы пульсировал сдерживаемый гнев. Илейн немедленно узнала кинжал. Его близнеца она недавно видела в руке главаря убийц.

- Они не пытались похитить тебя, сестра, - мягко сказала Авиенда.

Тон Биргитте был мрачен.

- После того, как Меллар убил первых двоих - второго метнув в него меч через всю комнату как копье в каком-нибудь рассказе проклятого барда, - она держала кинжал за самый кончик рукоятки, - он отобрал это у последнего парня и этим же убил. У них имелось четыре похожих кинжала. Но этот отравлен.

- Коричневое пятно на лезвии - серый фенхель, смешанный с толченым зернышком персика, - сказала Найнив, присаживаясь на край кровати, и скривившись в отвращении. - Едва взглянув в его глаза и на язык, я знала, что убил его не нож.

- Хорошо, - Через секунду спокойно сказала Илейн. Действительно, хорошо. - Корень вилочника, чтобы я не смогла направлять, или встать, может и так. А два человека должны удерживать меня стоя, чтобы третий смог пырнуть меня отравленным кинжалом. Сложный план.

- Мокроземцы любят сложные планы, - сказала Авиенда. Тяжело глядя на Биргитте, она отодвинулась от стены и добавила, - Некоторые.

- Все гораздо проще - сказала Биргитте, повторно бережно заворачивая нож. - До тебя легко добраться. Каждый знает, что ты обедаешь одна. - Ее длинная коса качалась, поскольку она постоянно кивала головой. - Если бы не удача, первый же достигший тебя укол вот этим, и ты была бы мертва. Удачно, что Меллар шел мимо и услышал мужскую брань в твоих комнатах. Удачи достаточно для та'верен.

Найнив фыркнула.

- Ты могла бы умереть даже от небольшой царапины на руке. Зерно персика - очень ядовито. У Дайлин не было бы никаких шансов, если бы остальные кинжалы были отравлены.

Илейн посмотрела на друзей, на невеселые лица и вздохнула. Очень сложный план. Как будто не достаточно шпионов во Дворце. - Маленький телохранитель, Биргитте, - наконец сказала она. - Что-нибудь... Незаметное. - Она могла бы догадаться, что женщина была к этому готова. Лицо Биргитте ни капли не изменилось, но самое крошечное удовлетворение вспыхнуло через совместные узы.

Для начала подойдут женщины, которые охраняли тебя сегодня, - сказала она, даже не притворившись, что только что это придумала, - еще нескольких я должна будут подобрать. Двадцать или около того. Очень малое количество не сможет защищать тебя день и ночь, а ты, проклятье, должна быть в порядке, - твердо закончила она, хотя Илейн и не протестовала. - Женщины могут охранять тебя там, где мужчины не смогут, и они будут осторожны просто потому, что они те, кто они есть. Большинство будет думать, что они просто декорация, просто твои собственные церемониальные Девы Копья, и сделаем все что возможно, чтобы усилить такое впечателение, быть может дадим специальные ремни. - Чем заслужила острый взгляд со стороны Авиенды, который она не заметила. - Проблема в руководстве, - сказала она, нахмурясь в задумчивости. - Два-три дворянина, из Охотников за Рогом, уже заявляли о своей "компетентности, подходящей для данного поста". Проклятые женщины знают, как правильно отдавать приказы, но я не уверена, что знают какие проклятые правильные приказы отдавать. Я могла бы выдвинуть Казейлл на должность лейтенанта, но я думаю, она в душе больше знаменосец. - Биргитте пожала плечами. - Возможно кто-то из новых окажутся более способными, но я думаю, что они - больше последователи, чем лидеры.

О, да; все уже решено. Двадцать или около того? За Биргитте нужен глаз да глаз, иначе скоро количество вырастет до пятидесяти. И даже больше. Возможность ее охранять там, где мужчины не могут. Илейн вздрогнула. Это по крайней мере означало охрану, наблюдающую за тем как она принимает ванну.

- Казейлл конечно подойдет. Знаменосец может справиться с двадцатью. - Она решила, что сможет уговорить Казейлл сохранить численность неизменной. И в отсутствии необходимости в охране во время купания. - Мужчина, который вовремя нас выручил. Меллар? Что ты знаешь о нем, Биргитте?

- Дойлин Меллар, - медленно произнесла Биргитте, лучи ее бровей опустились под острым углом. - Чрезвычайно хладнокровный товарищ, хотя улыбается он часто. Главным образом женщинам. Он увивается за служанками и заполучил троих за четыре дня, это только те о которых я знаю. Он хвастается своими "победами", но еще не нашлось никого, кто сказал бы "нет". Он болтал, что был охранником у какого-то купца, затем наемником, а теперь Охотником за Рогом, и у него конечно есть опыт. Достаточный, чтобы я произвела его в лейтенанты. Он - андорец, откуда-то с запада, из района Байрлона, и говорит, что был на стороне вашей матери во время борьбы за Наследование, хотя в то время он должен был быть всего лишь мальчишкой. Так или иначе, он знает правильные ответы, я проверила, так что возможно он тот за кого себя выдает. Наемники обычно о своем прошлом лгут не задумываясь.

Скрестив руки на груди Илейн представила Дойлина Меллара. Она помнила только впечатление от гибкого мужчины с острым лицом, душившего одного из ее врагов, во время борьбы за отравленный кинжал. Мужчина с приличным для солдата опытом, чтобы Биргитте сделала его офицером. Ей хотелось чтобы столько, сколько возможно офицеров были, по крайней мере, андорцами. Прибывшее вовремя спасение, один против троих, и меч отправленный через всю комнату вместо копья как в сказках бардов.

- Он заслуживает подходящую награду. Продвижение по службе до капитана, и принять командование над моими телохранителями, Биргитте. Казейлл будет его заместителем.

- Ты спятила? - вспыхнула Найнив, но Илейн шикнула на нее.

- Я буду чувствовать себя в большей безопасности, зная, что он там, Найнив. Он не будет пытаться ухлестывать за мной. Не с Казейлл под боком и двадцатью телохранителями в придачу. С его репутацией, они будут зорко как ястребы следить за ним. Ты говорила двадцать, Биргитте? Я остановлюсь на этой цифре.

- Двадцать, - рассеянно сказала Биргитте. - Или около того. - Однако взгляд, который она обратила на Илейн был крайне внимательный. Она наклонилась вперед, уперев руки в колени. - Я полагаю, что ты знаешь, что делаешь. - Хорошо. Она собралась для разнообразия вести себя как подобает Стражу, вместо пререкания. - Лейтенант Гвардии Меллар станет Капитаном Гвардии, за спасение жизни Дочери-Наследницы. Это прибавит ему самодовольства. Если ты не считаешь, что лучше сохранить все в тайне.

Илейн покачала головой.

- О, нет; нисколько. Пусть весь город знает. Кто-то пытался убить меня, и Лейтенант… Капитан Меллар спас мою жизнь. Однако, мы сохраним в тайне между нами подробности о яде. На всякий случай, если кто-то распустит свой язык.

Найнив заерзала и искоса посмотрела в ее сторону.

- Однажды ты станешь слишком умной, Илейн. У тебя будет такой острый ум, что ты сама порежешься.

- Она умная, Найнив ал'Мира. - мягко встав на ноги, Авиенда разгладила свои тяжелые юбки, а затем погладила роговую рукоять ножа на поясе. Он был не таким большим как тот, что она носила Девой, но тоже был добрым оружием. - И у нее есть я, чтобы прикрыть ей спину. А теперь я прошу разрешения остаться с ней наедине.

Найнив сердито открыла рот. И к удивлению присутствующих, тут же закрыла его, поправляя свои юбки, явно успокаивая себя. - На что вы все уставились? - пробормотала она. - Если Илейн нужен этот парень, чтобы приставать к ней при всяком удобном для него случае, кто - я такая, чтобы спорить? - Рот Биргитте остался открытым, а Авиенда похоже подавилась. При этом глаза ее вылезли из орбит.

Слабый звук гонга сверху самой высокой башни Дворца, пробившей час, заставил ее вздрогнуть. Было позже, чем она думала.

- Найнив , Эгвейн может уже ждет нас. - Одежда нигде не было видно. - Где мой кошелек? В нем мое кольцо. - Ее кольцо Великого Змея было на пальце, но не его она имела в виду.

- Я увижусь с Эгвейн сама, - твердо сказала Найнив. - Ты не в том состоянии, чтобы идти в Тел'аран'риод. В любом случае, ты проспала с полудня до ночи. Могу поспорить, что снова ты спать захочешь не скоро. И я знаю, что у тебя не получается входить в транс для посещения его без сна. - Она самодовольно улыбнулась, не сомневаясь в своей победе. После урока Эгвейн, на котором та пыталась научить их входить в такой транс, она проснулась косоглазая и с сильным головокружением.

- Ты хочешь поспорить, не так ли? - пробормотала Илейн. - Ну что будешь держать пари? Потому что я собираюсь выпить вот это, - и она поглядела на серебряный кубок на краю стола, - Спорим, что я сразу усну? Конечно, если ты не подмешала чего-нибудь в это питье, пытаясь обманом заставить меня выпить это... Ну конечно, ты бы так со мной не поступила. Так, что будем спорить?

Та гнусная улыбка внезапно пропала с лица Найнив, сменившись пятнами яркого цвета на щеках.

- Прекрасный поступок, - сказала, вставая, Биргитте. Уперев руки в бока, она встала прямо в ногах кровати, ее лицо и голос были обвиняющими. - Женщина спасает тебя и твой желудок от мучений, а ты еще и издеваешься над ней как самая настоящая ханжа. Возможно, если ты выпьешь этот кубок и пойдешь спать, забыв о приключениях в Мире Снов на сегодня, я решу, что ты уже достаточно выросла, чтобы я смогла доверить тебя меньше, чем сотне охранников, чтобы не бояться за твою жизнь. Или мне нужно зажать тебе нос, чтобы заставить выпить? - Отлично, Илейн и не ожидала, что она и дальше будет продолжать сдерживаться. Не меньше сотни, говорите?

Авиенда шагнула, вставая прямо перед Биргитте до того, как та закончила, и ждала лишь последнего слова, прозвучавшего из рта другой женщины.

- Ты не должна говорить с нею таким тоном, Биргитте Трахелион, - сказала она, выпрямляясь, чтобы получить преимущество в росте. Что из-за высоких каблуков на сапогах Биргитте оказалось несущественным, но с шалью, стянувшей ее грудь, она выглядела скорее Хранительницей Мудрости, нежели ученицей. У некоторых лица выглядели не намного старшее ее. - Ты - ее Страж. Спроси Аан'аллейна, как себя вести. Он - великий человек, но все же он повинуется Найнив. - Аан'аллейн это Лан, Один Человек, его история, известная и очень восхищавшая всех Айил.

Биргитте оглядела ее сверху донизу как будто измеряя ее, и приняла свободную позу, почти потеряв дополнительный рост от каблуков. С усмешкой, она открыла рот, явно готовая уколоть надувшуюся Авиенду, если бы смогла. Обычно могла. Прежде, чем она сказала хоть слово, Найнив спокойно и весьма твердо произнесла.

- О, из любви к Свету, перестань, Биргитте. Если Илейн сказала, что идет, то она пойдет. И не надо спорить. - Она уставила палец на другую женщину. - Или ты и я побеседуем позже.

Биргитте посмотрела на Найнив, ее рот, беззвучно открывался, узы Стража доносили яркую смесь раздражения и расстройства. Наконец, она откинулась назад на стуле, вытянув ноги, установив сапоги на шпорах, выполненных в виде голов львов, и принялась что-то угрюмо бормотать себе под нос. Если бы Илейн не знала ее лучше, она могла поклясться, что та обиделась. Ей захотелось узнать, как Найнив это сделала. Когда-то Найнив боялась Биргитте даже сильнее, чем Авиенда теперь, но все изменилось. Полностью. Теперь Найнив издевается над Биргитте как никто другой. И гораздо успешнее, чем кто бы то ни было. "Она - тоже женщина, точно так же как любая другая," - сказала Найнив: "Она просто сказала мне это, и я поняла, что она права". Как будто это что-нибудь могло объяснить. Биргитте все та же Биргитте.

-Мой кошелек? - обратилась Илейн ко всем присутствующим, и Биргитте ушла в гардеробную за вышитым золотом красным кошелем. Хорошо, Стражи выполняют подобные поручения, но Биргитте всегда все свои действия сопровождала комментариями. Хотя, возможно, одним из них предполагалось сопроводить ее возвращение. Она передала Илейн кошель с цветистым поклоном. И скривив губы в сторону Найнив и Авиенды. Илейн вздохнула. В действительности женщины не ненавидели друг друга. Они могли действовать очень дружно, если Вы не замечаете их небольшие недостатки. Только иногда они сцеплялись друг с другом.

Странно искривленное каменное кольцо, висевшее на кожаном шнурке, покоилось на дне кошеля под горсткой монет, рядом с тщательно свернутым шелковым носовым платком, полном перышек - это были ее самые большие сокровища. Тер'ангреал, на первый взгляд казался каменным, но его было также трудно поцарапать как сталь, а еще слишком тяжелый для камня. Повесив кольцо на шею и расположив его поудобнее на груди она затянула завязки кошеля и положила его на стол, взяв вместо него серебряный кубок. Пахло обычным хорошим вином, но она, выгнув бровь, улыбнулась Найнив.

- Я пойду в свою комнату, - вымученно сказала Найнив. Встав с кровати, она разделила строгий взгляд между Биргитте и Авиендой. Ки'саин на ее лбу заставлял его казаться еще более бескомпромиссным. - Вы двое остаетесь и будете держать глаза открытыми! Пока у вас нет этих телохранителей женщин возле нее, она по прежнему в опасности. И даже после того, я надеюсь, что мне не нужно будет напоминать вам об этом.

-Ты думаешь, я не знаю? - возразила Авиенда одновременно с рычанием Биргитте:

-Я - не дура, Найнив!

-Да что вы говорите? - ответила обеим Найнив. - Я надеюсь, это поможет Илейн. И вам самим. - Поправив шаль, она выскользнула из комнаты, столь же величественная как любая Айз Седай. Она справлялась с этим все лучше и лучше.

-Можно подумать, что она какая-нибудь проклятая королева, - пробормотала Биргитте.

-Она - просто сверх самодовольна, Биргитте Трахелион, - проворчала Авиенда. - Такая же как Шайдо с одним козлом. - Они кивнули друг другу в полном согласии.

Но Илейн заметила, что прежде чем начать обсуждение они подождали, пока за Найнив не закрылась дверь. Женщина, которая так сильно отвергала свое желание стать Айз Седай, превращалась в истинную Айз Седай. Возможно, Лан имел к этому какое-то отношение. Может он передает ей свой опыт. Ей все еще трудно сохранять сдержанность, иногда, но начиная с ее странной свадьбы у нее с каждым днем получается лучше.

Первый глоток не отличался от обычного вина, очень хорошего вина, но Илейн нахмурилась и засомневалась. Пока она не поняла, что сделала и почему. Память о корне вилочника, скрытом в чае была все еще сильна. Что Найнив подмешала сюда? Не корень вилочника, конечно, но что? Поднять кубок, чтобы выпить целый глоток казалось очень трудным. Внезапно она залпом выпила вино. "Я просто измученна жаждой, вот и все", - думала она, протягивая руку, поставить кубок назад на серебряный поднос. - "И конечно я не пытаюсь что-нибудь кому-то доказать".

Другие две женщины наблюдали за ней, но поскольку она стала устраиваться поудобнее для сна, они повернулись друг к другу.

- Я буду в гостиной, - сказала Биргитте. - У меня там колчан и стрелы. Ты остаешься здесь на случай, если ей что-нибудь понадобиться.

В знак согласия Авиенда вынула нож из-за пояса и положила себе на колени, готовая вскочить на встречу любому вошедшему сквозь дверь прежде, чем ее увидят.

-Стучи дважды, затем один раз, и назовись прежде чем войти, - сказала она. - Иначе я буду думать, что это - враг. - И Биргитте кивнула, словно это была сама разумная мысль в мире.

-Это - глу…- Илейн, прикрыла зевок ладошкой. - Глупо. - закончила она, когда смогла снова говорить. - Никто не собирается у…- Следующий зевок, и она легок могла бы сунть в рот кулак! Свет, что же такое Найнив подмешала в то вино? - убивать меня… сегодня ночью, - вяло сказала она, - и вы обе это знаете… - Ее веки налились свинцом и опускались вниз несмотря на все усилия держать глаза открытыми. Неосознанно она прижалась щекой к подушке и попробовала закончить свою мысль, но....

Она очутилась в Большом Тронном Зале Дворца. Точнее в отражении зала в Тел'аран'риоде. Здесь каменное кольцо, которое было слишком тяжелым в обычном мире, казалось достаточно легким чтобы плыть меж ее грудей. Свет как всегда казалось светил одновременно отовсюду и неоткуда. Он не был похож на солнечный или свет ламп, даже в ночное время здесь было достаточно светло чтобы все видеть. Как во сне. А вот постоянное чувство присутствия невидимых наблюдателей было не из снов- скорее из кошмара -, но к нему она уже привыкла.

В зале проводились аудиенции для важных гостей, официальные приемы иностранных послов, заключение важных соглашений и объявления войны, оглашение указов придворным, и эта грандиозная палата вполне оправдывала свое название и функцию. Безлюдная зала, исключая ее, она походила на пещеру. Два ряда толстых сверкающих белых колон, в десять спанов, размещались по всей длинне комнаты. В одном ее конце был Трон Льва, установленный поверх мраморного постамента, застеленного красными коврами, поднимающимися на его белые ступени с красных-белых плиток пола. Трон был предназначен для женщины. Он стоял на массивных, резных и вызолоченных львиных лапах, с Белым Львом составленным из лунников на поле из рубинов в верхней части спинки, объявляя всем что кто бы на нем ни сидел, он управляет обширной страной. Из больших цветных витражей окон высоко сверху вниз, смотрели королевы, прославившие Андорскую землю, чередующиеся с образом Белого Льва и сценами сражений. Они боролись за то, чтобы вырастить целую страну из единственного города во время падения империи Артура Ястребиное Крыло. Многие страны, созданные во время Войны Сотни Лет перестали существовать, но все же Андор пережил с тех пор тысячу лет и процветал. Иногда Илейн чувствовала как эти изображения судят ее, взвешивая достижения своего потомка, стоявшего у их ног.

Едва она очутилась в Большом Тронном Зале, как появилась другая женщина, усевшаяся на Троне Льва. Темноволосая молодая женщина в одеждах красного шелка, вышитой серебряными львами на манжетах рукавов и понизу, с ожерельем огневиков размером с яйца голубя вокруг шеи и Короной Роз на голове. Одна ее рука легка опиралась на львиноголовый подлокотник трона. Она пристально оглядела Зал. Когда ее взгляд пал на Илейн, она ее с замешательством узнала. Корона, ожерелье и шелковая одежда исчезли, сменившись на обычную шерстяную и длинный фартук. Секундой позже молодая женщина тоже пропала.

Илейн, развеселившись, улыбнулась. Даже посудомойки мечтают о Троне Льва. Она понадеялась, что молодая женщина не проснулась, испугавшись увиденного, или по крайней мере, на то, что она ушла к другому приятному сну. Более безопасному чем Тел'аран'риод.

В комнате вновь произошли изменения. Зажглись прекрасные лампы, стоящие в ряд между колоннами, и на потолке, полу и стенах задрожали блики от пламени. Огромные арочные двери - не успеешь и глазом моргнуть - попеременно открывались и закрывались. В Мире Снов неизменными оставались только вещи, постоянно находящиеся на одном месте.

Илейн представила себе зеркало, и оно моментально пред ней появилось, отражая ее образ в плате из зеленого шелка с высоким воротом, украшенным серебряной вышивкой по лифу, с большими изумрудами в ушах и камнями меньшего размера в золотых кудрях. Она заставила изумруды из прически исчезнуть и кивнула. В самый раз для Дочери- Наследницы, но не слишком вызывающе. Здесь нужно быть очень осторожным со своим воображением, а то может случиться… Ее скромное зеленое шелковое платье превратилось в обтягивающее тарабонское платье, затем в почти прозрачные шаровары Морского Народа с босыми ногами в придачу к тяжелым золотыми серьгам, кольцу в носу и цепочке, полной медальонов. На ее руках даже появились темные татуировки. Кроме того она оказалась без блузы, также как Ата'ан Мейр ходят в море. Покраснев, она торопливо вернула все как было, затем сменила серьги с изумрудами на простые серебряные кольца. Чем проще воображаемая вами одежда, тем проще ее сохранять.

Разрешив зеркалу исчезнуть, ей просто было нужно перестать о нем думать, она взгялнула на строгие лица наверху.

- Женщины приняли трон такими же молодыми как и я, - сказала она им. Не многие, однако; всего семеро из них поносили Корону Роз достаточно долго. - Женщины моложе меня. - Трое. И одна из них продержалась всего год. - Я не обещаю что, стану столь же великой как и вы, но и стыдиться меня вам не придется. Я буду хорошей королевой.

- Разговариваешь с окнами? - сказала Найнив, заставив Илейн подпрыгнуть от неожиданности. Используя копию кольца Илейн, висевшего на груди, она казалась туманной, почти прозрачной. Нахмурившись, она попробовала шагнуть к Илейн и споткнулась, запутавшись в в юбке темно-синего тарабонского платья еще более обтягивающего чем до того Илейн представляла себе. Найнив взглянула вниз на свой наряд и внезапно очутилась в шелковом платье андорского покроя тогоже цвета, вышитом золотом на рукавах и груди. Она по прежнему считала, что " хорошая, крепкая двуреченская шерсть" для нее намного лучше всех других, но даже здесь, где она могла бы появляться в том в чем желала, она почти никогда этого не делала.

- Что ты подмешала в то вино, Найнив? - спросила Илейн. - Я отключилась как задутая свеча.

- Не пытайся сменить тему. Если ты разговариваешь с окнами, тебе действительно нужно поспать. Я думаю, что мне даже стоит приказать тебе…

- Пожалуйста, не надо! Я - не Вандене, Найнив. Свет, я даже вполовину не знаю так много обычаев как Вандене, и того, что прочие считают само собой разумеющимся. Но я не желаю выслушивать такое от тебя, так что не делайте этого, пожалуйста.

Найнив с негодованием посмотрела на нее, сильно дернув себя разок за косу. Детали ее платья изменились, юбки чуть выросли стали пышнее, изменился рисунок вышивки, вырез декольте увеличился и украсился каймой. Ей всегда было сложно сосредотачиваться. Однако, красная точка на ее лбу никогда изменялась.

- Очень хорошо, - сказала она спокойно, вся ее хмурость исчезла. На ее плечах появилась шаль с желтой каймой, и в лице появилось нечто от безвозрастности Айз Седаи. Появились белые пряди на висках. Ее слова являлись полной противоположностью ее облику и голосу. - Позволь мне вести разговор, когда Эгвейн здесь появится. Я имею в виду то, что случалось сегодня. Вы всегда начинаете болтать словно вы расчесываете друг дружке волосы перед сном. Свет! Я не хочу чтобы она, разговаривая со мной, превращалась в Амерлин, и ты знаешь, что случиться, если она выяснит…

- Если я выясню что..? - спросила Эгвейн. Найнив оглянулась вокруг, с охваченным паникой взглядом и на мгновение ее шаль и шелковое платье сменились на белый наряд Принятой. Даже ки'сайн исчез. Только на секунду, и все снова было на месте, за исключением седины в волосах, но этого было достаточно, чтобы виновато смотреть в лицо Эгвейн. Она-то знала Найнив очень хорошо. - Если я выясню что, Найнив? - твердо повторила она.

Илейн глубоко вздохнула. Точнее, она не смогла сдержать вздоха. Ничего важного для Эгвейн.

Но в таком состоянии Найнив скорее всего будет что-то нервно лепетать себе под нос или же упрется и станет все категорически отрицать. Что только заставит Эгвейн копать глубже.

- Кто-то днем подсыпал в мой чай корень вилочника, - сказала она, и кратенько поведала о мужчинах с их кинжалами и случайном появлении Дойлина Меллара, и о том, кем оказалась Дайлин. Для ровного счета она прибавила новость о Элении и Найан, и о поисках Первой Дамой шпионов во Дворце, и даже о Зарии и Кирстиан, приставленных к Вандене, и о нападении на Ранда и о его исчезновении. Эгвейн, казалось, рассказ ничуть не взволновал - она даже прерывала Илейн, несколько раз во время рассказа о Ранде, упоминув что уже знает об этом -, а услышав что Вандене не продвинулась со своим расследованием о Черной Сестре среди них она разочарованно покачала головой, и это с ее стороны было самым сильным проявлением интереса. - О, да… Еще у меня скоро будут телохранители, - закончила Илейн. - Двадцать женщин, под командованием Капитана Меллара. Не думаю, что Биргитте найдет для меня хотя бы одну, но она собирается постараться.

Позади Эгвейн появилось кресло, в которое она не глядя села. Здесь она была намного опытнее Илейн или Найнив. Она была одета в прерасно сшитое шерстяное платье для верховой езды, но без какого-либо орнамента или украшений, вероятно в нем она ходила весь день. В нем и осталась даже после того как попала в Мир Снов.

- Я хотела сказать вам, чтобы вы присоединились ко мне в Муранди завтра… а точнее уже сегодня ночью, - сказала она, - если только прибытие Семьи не разожжет пожар среди Сестер.

Найнив пришла в себя, хотя она и без необходимости постоянно расправляла юбки. Теперь на ней ее платье была серебряная вышивка.

- Я думала, что теперь Совет Башни у тебя под каблуком.

- Скорее похоже, что под каблуком гадюка, - сухо ответила Эгвейн. - Она крутится и корчится, собираясь укусить за ногу. О, они делают все что я им говорю, когда это касается войны с Элайдой - этого они не могут обойти, однако они много ворчат по поводу расходов на увеличение численности войска! Но сделка с Семьей или разглашение им сведений, что Башня знала о них с самого начала, никак не относится к войне. Или думают, что не относится. Весь Совет хватит удар едва они выяснят сколько им неизвестно. Они старательно пытаются найти возможность прекратить прием Новичков.

- Они не могут, ведь правда? - удивилась Найнив. Она тоже вызвала для себя кресло, но когда она обернулась посмотреть на месте ли оно, то оно оказалось копией кресла Эгвейн. Когда она села в него оно превратилось в трехногий стул с плетеной спинкой и подлокотниками. В ее платье тоже произошли изменения - юбка преобразилась из обычной в юбку для верховой езды с широкими простроченными штанинами. - Ты объявила при всех во всеуслышанье. Любая женщина любого возраста, если пройдет испытания. Все, что тебе нужно только решить вопрос с Семьей. - Элейн создала себе копию кресла из своей гостиной. Его оказалось гораздо проще себе представить.

- О, любое заявление Амерлин приравнивается к закону, - сказала Эгвейн. - Пока Совет Башни не найдет способа его обойти. Очередное возражение, что у нас всего шестнадцать Принятых. Даже Фаолайн и Теодрин по прежнему многие Сестры считают Принятыми. Но даже восемнадцать Принятых не достаточно чтобы давать уроки Новичкам, как всегда было принято в Башне. Приходится этим заниматься Сестрам. Я думаю, многие думали, что плохая погода удержит многих дома. Но они ошибались. - внезапно она улыбнулась, искорка смеха мелькнула в ее темных глазах. - С одной из Новичков я бы хотела тебя познакомить, Найнив. Шаринэ Меллоу. Бабка. Я думаю, ты согласишься, что она примечательная женщина.

Кресло Найнив полностью исчезло, и она со шлепком грохнулась оземь. Похоже, что она даже не заметила своего падения - сидела себе на полу с открытым ртом, уставившись на Эгвейн.

- Шаринэ Меллоу? - повторила она прерывающимся голосом. - Новичок? - Ее платье превратилось в нечто, ранее еще не виданное Илейн: рукава и глубокий вырез украсились яркими цветами, обшитыми жемчугом. Волосы упали до пояса. Голова украсилась шапочкой с лунниками и сапфирами поверх ажурного золотого каркаса не толще волоса. А на ее левом указательном пальце появилась гладкая золотая полоска кольца. Только ки'сайн и Кольцо Великого Змея остались прежними.

Эгвейн удивленно моргнула.

- Тебе знакомо это имя?

Поднявшись на ноги Найнив уставилась на свое новое платье. Затем подняла левую руку и с сомнением взглянула на кольцо. Как это ни странно, но она оставила все как есть.

- Это не может быть та же женщина, - пробормотала она себе под нос. - Не может быть! - Сделав себе еще одну копию кресла Эгвейн, она взглянула на него так, словно приказывала ему оставаться на месте, но все равно к тому времени, когда она повернулась чтобы сесть, оно удлинило спинку и время от времени подрагивало. - Шаринэ Меллоу была там… Во время моего испытания на Принятую, - поспешно выпалила она, - я не должна была вам говорить об этом, вы же знаете правила!

- Конечно, нет, - сказала Эгвейн, взгляд, которым она наградила Найнив, показался Илейн очень странным, наверное таким же как она посмотрела на Найнив. Но ничего нельзя было поделать, если Найнив решила заупрямиться - она может даже поучить этому ослов.

- Ты что-нибудь придумала что делать с Клятвенным Жезлом, - спросила Элейн - С тех пор как появилась Семья?

Эгвейн подняла руку, как бы пытаясь остановить Илейн, но ее ответ был спокойным и уровновешенным.

- Тут не о чем думать Илейн. Три Клятвы, принесенные на Клятвенном Жезле, вот то, что превращает нас в Айз Седай. Я не видела этого вначале, но теперь поняла. В первый же день, когда мы вернем Башню я принесу все Три Клятвы на жезле.

- Но это безумие! - закричала Найнив, подавшись вперед в своем кресле. В том же кресле. И все еще в том же платье. Очень удивительно. Ее руки, лежащие на коленях, сжались в кулаки. - Тебе известно к чему это приведет, Семья тому пример! Сколько Айз Седай прожили три сотни лет? Или хотя бы дожили? И не говори мне, что я не должна думать о возрасте. Это всего лишь дурацкий обычай и ты об этом знаешь! Эгвейн, Рианне называют Старейшей потому, что она Старейшая из Семьи в Эбу Дар. Старейшая среди всех женщина, которую зовут Элоиза Немосни, торговка маслом в Тире. Эгвейн, ей почти шесть… сот… лет!!! Спорим, что когда Совет узнает об этом, они немедленно положат Клятвенный Жезл на полку?

- Свет знает, триста лет долгий срок, - вставила Илейн, - но не могу сказать, Эгвейн, что буду счастлива от перспективы умереть посреди жизни. И чего стоят Клятвенный Жезл и твое обещание Семье? Рианне желает стать Айз Седай, но что произойдет когда она даст клятву? А что станет с Элоизой? Может они сразу упадут замертво? Ты не можешь просить их поклясться, не будучи уверенной в последствиях.

- Я не собираюсь ничего просить, - лицо Эгвейн было все еще мягким, но ее спина выпрямилась, а от голоса повеяло холодом и твердостью. Ее глаза превратились в буравчики. - Каждая женщина, желающая стать Сестрой поклянется. И каждая отказавшаяся и по прежнему называющая себя Айз Седай почувствует всю тяжесть правосудия Белой Башни.

Илейн с трудом проглотила вздох под этим пристальным взглядом. Лицо Найнив густо покраснело. Никакого сомнения в том, кого имела в виду Эгвейн у них не было. Только что они слышали речь не подруги, а Престол Амерлин. А как известно во время вынесения приговора у Престол Амерлин нет подруг или друзей.

Очевидно, увидев что ее поняли, Эгвейн расслабилась.

- Мне известны все сложности, - сказала она обычным тоном. Более нормальным, но все еще не приемлющим никаких возражений. - Книга Новичков открыта для любой женщины, откуда бы она не прибыла, чтобы попытаться если сможет надеть шаль и служить Айз Седай, но мне не нужны из-за этого смерти, если этого можно избежать. Едва Совет узнает о Семье - едва они сделают хоть шаг - я уверенна, что уговорю их согласиться принять отставку у любой из Сестер, желающих отказаться от службы. С отменой клятв, разумеется. - Еще давно они решили, что если Жезл используется для принесения клятв, то с его помощью возможно их отменить. Иначе как Черные смогли бы солгать?

- Я думаю, что все будет в порядке - примирительно сказала Найнив. Илейн просто кивнула, она считала, что будет продолжение.

- Уйут в отставку в Семью, Найнив, - тихо сказала Эгвейн. - Вот способ, которым Семья тоже может послужить Башне. Семья, конечно, идет своим путем, придерживается своих правил, но они согласятся, что их Круг находится в ведении Престола Амерлин или Совета, а женщины Круга подчиняются Сестрам. Я хочу чтобы они стали частью Баши, а не стояли в сторонке. Я думаю они согласятся.

Найнив снова кивнула, удовлетворенно, но ее улыбка исчезла едва смысл сказанного дошел до ее ума. От возмущения она зашипела:

- Но…! Остаться в Семье это же на века! Ты думаешь Сестры согласятся получать приказы от женщин никогда в жизни не достигших даже уровня Принятых!?

- Бывшие Сестры, Найнив, - палец Эгвейн, украшенный Кольцом Великого Змея, погрозил Найнив и та слабо вздохнула. - Даже женщина из Семьи, получившая кольцо, не наденет его. Поэтому мы должны будем сделать это. Мы станем членами Семьи, а не Айз Седай. - Ее голос прозвучал так, словно она чувствует приближение этого отдаленного дня, отдаленных потерь, но она отняла руку от кольца и тяжело вздохнула. - Так. Есть что-нибудь еще? У меня впереди трудная ночь, и прежде чем я снова сцеплюсь с Восседающими, мне хотелось бы по настоящему поспать.

Нахмурившись Найнив сжала кулак и положила другую руку поверх него, закрывая свое кольцо, но похоже она была готова уступить в споре о Семье. Сегодня.

- Тебя все еще беспокоят твои головные боли? Я думала, что массажи этой женщины избавили тебя от них.

- Массажи Халимы творят чудеса, Найнив. Без них я вообще не смогла бы уснуть. А теперь…? - она умолкла, глядя на двери у входа в зал, и Илейн обернулась тоже посмотреть.

Там стоял мужчина, наблюдая за ними. Столь же высокий как айилец, с темно-рыжими волосами с прядями белого цвета, но его синий кафтан с высоким воротником никогда не стал бы носить ни один айилец. Плотного, мускулистого телосложения с твердым, странно знакомым лицом. Заметив, что его присутствие обнаружено незнакомец повернулся и бросился наутек из комнаты в корридор.

На секунду Илейн удивилась. Он не просто спал в настоящий момент и случайно попал в этот зал в Тел'аран'риод, она все еще удаляющийся слышала звук его сапог. Либо он был ходящим по снам - очень редкий дар среди мужчин -, либо он обладал собственным тер'ангреал.

Вскочив на ноги она бросилась за ним вслед, но как бы быстро она не бежала, Эгвейн оказалась быстрее. Мгновение назад Эгвейн была позади, через секунду - уже впереди стояла в проеме дверей и смотрела в корридор по которому ушел мужчина. Илейн постаралась представить себя, стоящей рядом с Эгвейн, и моментально очутилась возле нее. Коридор был пуст и тих, и только колеблющаяся пламя ламп на стенах и гобеленах свидетельствовало о том, что здесь только что кто-то пробежал.

- Как вы это сделали? - потребовала Найнив, подбегая к ним, подобрав юбки выше колен. Она была в красных шелковых чулках! Торопливо отпустив юбки, поняв, что Илйен заметила ее чулки, она посмотрела в сторону коридора. - Куда он делся? Он ведь мог все слышать! Вы его узнали? Он напомнил мне кого-то, не знаю кого…

- Ранда, - подсказала Эгвейн. - Он мог бы быть дядей Ранда.

"Ну конечно!" - подумала Илейн. Если бы у Ранда был дядя.

Из другого конца зала донеслось эхо металлического щелчка. Закрылась дверь в гардеробную позади возвышения, на котором стоял трон. Иногда двери в Тел'аран'риод сами открывались и закрывались.

Но закрывшись они не дрожали.

- Свет! - пробормотала Найнив. - Сколько же людей нас подслушивали? Не говоря уж о том кто, и почему?

- Кто бы они ни были, - спокойно ответила Эгвейн, - очевидно они не знают Тел'аран'риод также хорошо как мы. Но это не друзья, скажем так, иначе им не нужно было бы подслушивать. И похоже они не дружат друг с другом, иначе зачем им подслушивать на разных концах комнаты? Тот человек был в одежде Шайнара. В моей армии есть шайнарцы, но их вы все занете. Из них никто не похож на Ранда.

Найнив фыркнула.

- Пусть его, кем бы он ни был, но мне не нравится, что здесь так много людей подслушивает по углам. Вот, что я думаю. Я хочу вернуться в собственное тело, где все из-за чего мне нужно волноваться - это шпионы и отравленные кинжалы.

"Шайнарец", - подумала Илейн. - "Приграничники. Как же это я упустила этот факт?" Ладно, здесь еще можно сослаться на корень вилочника.

- Есть еще одно дело, - сказала она громко, хотя и чрезвычайно осторожно, чтобы дрожащим голосом не выдать своего волнения, и пересказала новость, принесенную ей Дайлин о Приграничниках в лесу Браэма. Также она передала содержание писем Мастера Норри, пытаясь одновременно с этим смотреть в обе стороны: в сторону коридора и в сторону трона. Ей не хотелось быть пойманной в расплох еще одним шпионом. - Я считаю, что и правители находятся в Баэмском лесу, - закончила она. - все четверо.

- Ранд, - выдохнула Эгвейн, показывая раздражение. - Даже когда его не удается найти, он всем усложняет жизнь. У вас есть идеи о том за чем они прибыли - предложить ему союз или схватить его, чтобы передать Элайде? Мне ничего больше не приходит на ум, для чего бы им потребовалось совершить такой переход в тысячу лиг. В настоящий момент они уже должны варить суп из своих сапог! Вы знаете как трудно содержать армию на марше?

- Думаю, я могу представить, - ответила Илйен. - Я имею в виду, из-за чего они здесь. И в тоже время… Ты подсказала мне одну идею, Эгвейн. - Она не смогла сдержать улыбки. Сегодня должно было произойти хоть что-то хорошее. - Думаю, что смогу их использовать чтобы удержать за собой Львиный Трон.

* * *

Асне взглянула на высокую рамку с вышивкой перед ней и вздохнула. Вздох обернулся зевком. Висячие светильники давали мало света, но ее птички казались бледными не по этой причине. Ей хотелось спать, она терпеть не могла вышивать. Но она должна бодрствовать. Это единственный способ избежать долгой беседы наедине с Чесмал. То, что Чесмал называла беседой. Самодовольная, высокомерная Желтая была поглощена собственной вышивкой на другом конце комнаты и она считала, что любой, кто взялся за иглу должен акцентироваться на работе. С другой стороны, Асне знала, что если она встанет со стула Чесмал станет развлекать ее рассказами о собственной важности. За месяц после исчезновения Могидин она выслушала историю о Тамре Оспении раз двадцать, а о том как она подговорила Красных убить Сиерин Вайю прежде чем та успела отдать приказ о ее аресте раз пятьдесят. Послушать Чесмал, так она спасла всю Черную Айя одной правой. И она снова расскажет об этом - дай ей только шанс. Такая беседа не просто доканывала, она была опасной. Даже смертельна, если о ней узнает Совет. Поэтому Асне подавила еще один зевок и вернулась к работе, протолкнув иголку сквозь сильно натянутую материю. Возможно, если бы красные птички были побольше, у них даже были бы крылья.

Щелчок замка заставил обеих женщин повернуть головы. Оба слуги знали, что их не стоит беспокоить, во всяком случае женщина. Ее муж должен уже спать. Асне обняла саидар, свивая копье, которое вопьется пришельцу в кости, Чесмал тоже окутало сияние. Если через порог переступит не тот человек, он пожалеет об этом прежде чем умереть.

Это оказалась Элдрит, с перчатками в руке и темным плащом, висящим за спиной. Платье пухлой Коричневой было тоже темным и без украшений. Асне было крайне неприятно носить обычную шерсть, но они пытались всячески избежать огласки. Простая одежда полностью удовлетворяла Элдрит.

Увидев их она остановилась, моргая, на ее круглом лице отразилось замешательство.

- О! - сказала она. - Вы думали это кто?

Бросив перчатки на маленький столик рядом с дверью, она внезапно увидела свой плащ и нахмурилась, словно только что узнала, что носила его наверху. Аккуратно отстегнув серебряную брошь она сняла плащ и бросила его на стул в образовавшуюся кучу.

Свечение саидар мигнуло вокруг Чесмал, от того, что она повернула свою рамку для вышивания так чтобы она могла стоять. Ее строгое лицо делало ее выше, хотя она и так была высокой женщиной. Яркие цветы, вышитые ей, легко могли расти в каком-нибудь саду.

- Где ты была? - требовательно спросила она. Элдрит была выше их по старшинству, и кроме того Могидин оставила ее за старшую, но Чесмал уже забыла об этом. - Ты должна была вернуться к полудню, а уже прошло полночи!

- Я потеряла счет времени, Чесмал. - рассеяно ответила Элдрит, ища потерянную мысль. - Прошло достаточно много времени с тех пор как я в последний раз была в Кеймлине. Внутренний город очарователен, и я вкусно поела в таверне, которую вспомнила. Хотя нужно сказать, тогда было меньше Сестер. Однако, никто меня не узнал. - Она посмотрела на брошь в руке, словно задавшись вопросом - откуда та взялась в ее руке - и, затем, опустила ее в кошель на поясе.

- Ты потеряла счет времени. - категорично сказала Чесмал, заткнув пальцы за поясок платья на талии. Возможно убрала их подальше от горла Элдрит. Ее глаза сверкали гневом - Ты потеряла счет времени!

Элдрит снова заморгала, пораженная упреком.

- О. Вы опасались, что Кеннит снова меня нашел? Ручаюсь, начиная с Самары я была очень осторожна и постоянно скрывала связь.

Время от времени Асне задавала себе вопрос: "Сколько из очевидной рассеянности Элдрит настоящее?" Никто так долго не воспринимал мир, окружающий его, столь несерьезно, и никто так долго при этом не избегал гибели. С другой стороны, она была сосредоточена недостаточно, позволив исчезнуть маске, скрывавшей связь со Стражем, достаточно надолго, чтобы тот смог их выследить прежде чем они смогли добраться до Самары. Слушаясь приказа Могидин ожидать ее возвращения в этом городе они скрывались в восстаниях после ее исчезновения, в то время как толпы приверженцев так называемого Пророка отправились на юг захватывать Амадицию. Оставались там они даже после того как несчастный город был разрушен, тогда Асне окончательно убедилась, что Могидин их совсем бросила. Ее губы скривились при этом воспоминании. Решение покинуть город вспыхнуло после того как туда прибыл Кеннет Страж Элдрит, уверенный что она убийца и Черная Айя, решительно настроенный убить всех независимо от последствий для собственной персоны. Единственной альтернативой было сбежать из города. И снова Элдрит указала на Кеймлин как на единственный путь спасения.

- Ты что-нибудь узнала, Элдрит? - спросила Асне вежливо. Чесмал дура. Однако, из-за раздираемого на части мира, в данный момент казалось, что дела движутся самостоятельно. Тем или иным способом.

- Что? О! Только, что перцовый соус уже не так хорош как раньше. Правда, это было пятьдесят лет назад.

Асне подавила вздох. Возможно, приспело время для несчастного случая с Элдрит.

Дверь открылась вновь и Тимайл так скользнула в комнату, что застала всех в расплох. Одежда, вышитая львами на плечах, крошечной Серой с лисьей мордочкой была в беспорядке, открывая внизу кремово-розового цвета шелковую ночную рубашку, что применительно к ней выглядело крайне неприлично. Поверх одной из рук был одет браслет из двух переплетенных стеклянных колец. Кольца только по виду и на ощупь выглядели как стекло. Но ни один молоток не смог бы причинить им никакого вреда.

- Ты была в Тел'аран'риод, - сказала Элдрит, взглянув на тер'ангреал. Однако, она говорила без малейшего упрека. Они все немного опасались Тимайл после того, как Могидин заставила их смотреть как сломалась Лиандрин. Асне давно потеряла счет количеству замученных и убитых за стотридцать с лишним лет с тех пор как получила шаль, но ей редко встречался кто-то, кто бы проделывал все это с таким… энтузиазмом как Тимайл. Глядя на Тимайл и даже не пытаясь ни на что претендовать Чесмал неосознанно облизывала губы. Асне поспешно убрала свой язык обратно за зубы, убедившись, что ее замешательства никто не заметил. Элдрит конечно не заметила. - Мы договорились его не использовать, - сказала она тоном, слабо отличающимся от просительного. - Я уверена это Найнив ранила в тот раз Могидин, а если она лучше Избранного освоилась в Тел'аран'риод представляешь, что может произойти? - Перенеся внимание на остальных она изменила тон на гневный. - Вы двое знали об этом? - ей удалось придать голосу злость.

Чесмал встретила взгляд Элдрит с удивлением, а Асне придала своему лицу невинность. Они знали, но кто собирался мешать Тимайл? Она очень сомневалась, что сама Элдрит смогла бы сделать больше, чем просто символический протест, будь она на их месте.

Тимайл точно знала результат своего влияния. Она должна была опустить голову на выговор Элдрит, повиниться, как обычно, и принести свои извинения за то, что пошла против ее приказов. Вместо этого она улыбнулась. Эта улыбка никогда не касалась ее глаз, больших, темных и вместе с тем очень светлых.

- Ты оказалась права предположив, что Илйен прибудет сюда и Найнив вместе с ней. Они были вместе, и ясно, что они обе во Дворце.

- Да, - сказала Элдрит, слегка смутившись под пристальным взглядом Тимайл. - Хорошо, - она переступила с ноги на ногу, облизнув губы. - Даже в таком случае мы не знаем как до них добраться из-за всех этих дичков…

- Они дички, Элдрит, - Тимайл опустилась на стул, небрежно вытянув ноги. Ее голос окреп, недостаточно, чтобы быть приказным, но уже больше чем просто твердый. - Есть всего три Сестры, о которых стоит беспокоиться, и мы сможем ими заняться. Мы захватим Найнив и возможно Илейн вместе с ней. - Внезапно она наклонилась вперед на стуле, уперев руки в подлокотники. В беспорядке одежда или нет, но теперь в ней не было ничего забавного. Элдрит отступила на шаг назад под напором этого взгляда. - А для чего еще мы здесь, Элдрит? Ведь это цель нашего приезда.

Никто не смог на это ничего возразить. Позади осталась вереница неудач - в Тире, в Танчико - каждая из которых могла стоить им жизни, если Высший Совет сможет до них добраться. Но если бы их возглавил один из Избранных, и если Могидин так сильно хотелось заполучить Найнив, то и другим тоже будет интересно ее получить. Настоящей проблемой было найти другого Избранного, чтобы отдать их дар ему. Никто кроме Асне еще не рассматривал эту часть дела.

- Там были и другие, - продолжила Тимайл, откидываясь назад. Это прозвучало почти буднично. - Наблюдали за нашими двумя Принятыми. Мужчина, который позволил себя обнаружить, и еще кто-то, кого я не смогла разглядеть. - она криво усмехнулась. По крайней мере ее губы усмехнулись, но ее глаза остались прежними. - Мне пришлось остаться за колонной, чтобы девочки не обнаружили и меня. Таким было твое распоряжение, Элдрит. Вот они меня и не увидели. Ты довольна?

От такой радости Элдрит, выходя, чуть не споткнулась. Асне позволила себе почувствовать своих четверых Стражей, подобравшихся гораздо ближе. Она перестала маскировать связь едва они оставили Самару. Из них только Поул был Другом Тьмы, но остальные полностью ей доверятся и будут делать то, что она им скажет. Было необходимо скрываться, но ей просто необходимо было иметь под рукой вооруженных мужчин. Мускулы и сталь очень полезны. И если плохие дела станут совсем отвратительными она всегда может достать длинную, резную палку, которую Могидин спрятала не столь надежно, как она надеялась.

* * *

Предрассветный свет в окнах гостиной был серым, еще было слишком рано, Леди Шиайн встает обычно гораздо позже, но в это утро она была уже одета, когда было еще совсем темно. Леди Шиайн, так она думала о себе теперь. Мили Скейн, дочь седельщика почти полностью была забыта. В любом случае она действительно была Леди Шиайн Аварин уже несколько лет. Лорд Виллим Аварин был обедневшим, неспособным сохранить то, чем он когда-то правил, и жил в обычном фермерском доме, который тоже не мог содержать в исправном состоянии. Он и его единственная дочь были единственными представителями прервавшегося рода в стране, и жили достаточно далеко, чтобы кто-то о них вспоминал, поэтому теперь от них остались только их обгоревшие кости, захороненные в лесу неподалеку от дома. А она теперь была Леди Шиайн, и если тот высокий, прекрасно выстроенный дом и не был поместьем в прямом смысле, но очень походил на дом зажиточного торговца. Она тоже долго была мертвой, отписав все свое наследство "Ее высотчеству". Прекрасная мебель, дорогие ковры, гобелены и даже подушки, обшитые золотой канителью, и огонь в широком синем мраморном камине. Она даже заказала герб Аваринов - Сердце и Руку вырезанный из дуба.

- Еще вина, девушка, - коротко сказала она, и Фалион бросилась к ней с серебряным кувшином с высоким горлышком в руках, наполнять ее кубок горячим пряным вином. На девице была ливрея с Красным Сердцем и Золотой Рукой на груди, которая очень ей шла. С лицом жестким как маска она быстро заменила кувшин, стоящий на высоком резном сундуке, и заняла свое место за дверью.

- Вы играете в очень опасную игру, - сказала Мариллин Гемалфин, перекатывая собственный кубок между ладонями. Тощая женщина с безжизненными бледно каштановыми волосами, Коричневая была совсем не похожа на Айз Седай. Ее узкое лицо и широкий нос больше подошли бы к ливрее Фалион, чем это синее платье из хорошей шерсти, которым не побрезговала бы состоятельная купчиха. - Я знаю, она как-то ограждена, но едва она сможет снова направлять, она заставит вас за это взвыть, - ее тонкие губы скривились в подобии улыбки. - И вам может понравиться выть.

- Так для нее пожелал Моридин, ответила Шиайн. - Она потерпела неудачу в Эбу Дар, и он ее наказал. Я не знаю деталей и не хочу знать, но если Моридин захочет чтобы она рыла носом землю, я буду ее так подталкивать в зад, чтобы она загребала грязь поглубже и год с этого момента дышала землей. Или вы предлагаете ослушаться одного из Избранных? - она с трудом подавила дрожь от одной только мысли об этом. Мариллин постаралась скрыть выражение своего лица за кубком с вином. - А что ты думаешь, Фалион? Станешь ли ты любить Моридина, если он заберет тебя отсюда подальше? Он может найти для тебя что-нибудь по-легче. - А ослы запоют как соловьи.

Фалион даже не колебалась. С совершенно прямой спиной она как хорошая служанка сделала реверанс, ее лицо стало даже еще бледнее чем было.

- Нет, Госпожа, - сказала она торопливо. - Я довольна моей судьбой, Госпожа.

- Видишь? - сказала Шиайн Айз Седаи. Она очень сомневалась, что в словах Фалион была хоть крупица правды, но женщина вытерпит все, что бы то ни было, чем согласится еще раз взглянуть в недовольное лицо Моридина. По той же причине Шиайн управляла бы Фалион очень твердой рукой. Никогда не знаешь о чем сможет узнать один из Избранных и решить, что это неправильно. Она подумала, что ее собственный просчет похоронен очень глубоко, но у нее не было бы и шанса. - Когда она снова сможет направлять, она не будет служанкой, Мариллин. - Все равно, Моридин сказал, что Шиайн может убить ее, если желает. Всегда можно это сделать, если она станет слишком надоедать. Он сказал, что при желании она может убить обеих Сестер.

- Да будет так, - мрачно ответила Мариллин. Она бросила косой взгляд на Фалион и скривилась. - Могидин проинструктировала меня помогать Вам, и я думаю я смогу вам помочь, но я хочу сообщить вам прямо сейчас, что я ни за что не войду в Королевский Дворец. На мой взгляд в городе слишком много Сестер, а Дворец доверху наполнен дичками. Я не смогу пройти и десяти футов чтобы кто-нибудь не узнал, что я внутри.

Вздохнув, Шиайн откинулась назад и закинула ногу на ногу, праздно постукивая по коленке пальцами. Почему люди всегда думают, что вам не известно столько же, сколько им? Мир был полон глупцов!

- Могидин приказала, чтобы вы мне повиновались, Мариллин. Я знаю, потому что Моридин мне сказал. Он не говорил так прямо, но я думаю, когда он щелкает пальцами, Могидин прыгает. - Так говорить об одном из Избранных было опасно, но она должна была прояснить ситуацию. - Хочешь еще раз сказать мне, что ты не станешь делать?

Узколицая Айз Седаи облизала губы, устремив еще один взгляд в сторону Фалион. Женщина боится, что она закончит также? Сказать по правде, Шиайн сменила бы Фалион на эту женщину с легкостью щелчка пальцами. Ладно, пока она может оказать услуги другого рода. Вероятно, они обе умрут, когда все закончится. Шиайн не любит оставлять концы без присмотра.

- Я не лгу, - медленно сказала Мариллин. - Я действительно не смогу пройти и десяти футов. Но во Дворце уже есть одна женщина. Она сможет сделать то, в чем вы нуждаетесь. Правда, может потребоваться время, чтобы вступить сней в контакт…

- Только удостоверитесь, что это время будет слишком длинным, Мариллин. - Так. Одна из Сестер во Дворце была из Черной Айя, не так ли? Она должна была бы быть Айз Седаи, не просто Приспешницей Тьмы, для такого дела, за которое собиралась взяться Шиайн.

Открылась дверь и в нее вопросительно заглянул Муреллин, его тяжелое мускулистое тело заполнило почти весь дверной проем. За ним она смогла увидеть и другого мужчину. В поклоне, Муреллин отступил в сторону позволяя войти Дэвиду Ханлону, закрыв дверь позади него. Ханлон был закутан в темный плащ, но проходя мимо ухитрился ущипнуть Фалион пониже спины. Она горько взглянула на него, но не сдвинулась с места. Ханлон был частью ее наказания. Однако, у Шиайн не было никакого желания наблюдать как он ласкает женщину.

- Это позже, - приказала она. - Все прошло нормально? - Широкая улыбка разделила его топоро-подобное лицо.

- Все прошло в точности по плану, поскольку все спланировал я сам. - Он отбросил одну полу темного плаща на плечо, показывая золотые узлы ранга на его красном камзоле. - Вы разговариваете с Капитаном Телохранителей Королевы.

 
« Пред.   След. »