logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
FAQ Брендона Сандерсона

После интервью на Горе Дракона Брендон выложил FAQ  с ответами на часто задаваемые вопросы о книге.

Ссылка

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 12. Лилия зимой Печать E-mail
Автор Administrator   
15.11.2006 г.

Еще один слуга почти ткнулся носом в пол, кланяясь, и Илейн вздохнула, скользя мимо по коридору. По крайней мере, она пыталась скользить. Дочь-Наследница Андора - величественная и безмятежная. Ей хотелось бежать, но темно-синие юбки обязательно будут путаться в ногах. Пробовала уже. Она ощущала на себе и своих спутниках провожающие их взгляды. Не имеет значения - это мелочь словно песчинка в туфле. А Ранд, знающий-что-лучше-для-других, проклятый ал’Тор – неизлечимая чесотка на спине! Если ему удастся сбежать от  нее и в этот раз...!

- Только помните, - твердо сказала она. - Он не ничего не знает о шпионах и корне вилочника, и обо всем таком! – Меньше всего ей нужно, чтобы он решил ее "спасать". Мужчины всегда норовят делать подобные глупости.

Найнив называет это "думать волосами на груди". Свет, наверное, он сразу вернет айильцев и салдейцев в город! Да прямо во Дворец! Она злилась потому, что вынуждена была признать, что не смогла бы его остановить, если бы он попытался. Это конечно еще не война, но и этого может быть достаточно.

- Я не расскажу ему о том, о чем он знать не должен, - сказала Мин, хмуро глядя на долговязую служанку, которая делая реверанс совсем села на красно-коричневые плитки пола. Искоса глядя на Мин, Илейн припомнила как сама некоторое время назад носила штаны и подумала не пробовать ли снова. В них она чувствовала себя свободнее, чем в юбках. Но только без туфель на высоких каблуках, решила она благоразумно. В них Мин стала почти такой же высокой как Авиенда, но даже Биргитте, с ее тягой ко всему вызывающему, находила сочетание брюк Мин с курткой, едва прикрывающей бедра, слишком скандальным.

- Ты ему лжешь? - Подозрительно поинтересовалась Авиенда. Даже то, как она поправила свою темную шаль выражало неодобрение. После Мин она перевела взгляд на Илейн.

- Конечно нет, - резко обернувшись ответила Мин. - Если этого не требуется. - Авиенда захихикала, затем заметив, что она делает, нацепила строгое лицо.

Что ей делать с ними? Они нравились друг другу. Но так было раньше. Теперь эти двое, встречаясь, глядели друг на друга как две дикие кошки в тесной комнате. О, они согласны на все — у них действительно нет выбора, ведь никто из них не сможет предсказать, когда они снова увидят этого мужчину —  но она все же надеялась, что они не будут снова соревноваться друг с другом в искусстве владения ножами. Очень впечатляюще и всегда готовы. С другой стороны, Авиенду поразило количество ножей, которое носит с собой Мин.

Молодой слуга - наверное из принятых недавно - переносивший поднос с высокими абажурами для ламп, как безумный принялся кланяться. К сожалению, при этом он забыл про свою ношу. Грохот от бьющегося на полу стекла наполнил коридоры.

Илейн снова вздохнула. Хотелось верить, что скоро все встанет на свои места. Ни она, ни Авиенда, ни даже Мин вовсе не причина останавливаться и разевать рот. Хотя Мин, вероятно все же, заставляет некоторых остолбенеть. Нет, это идущие позади них Касейлле и Дени вызвали задержку и поклоны слуг. У нее теперь восемь телохранителей, и, когда она проснулась, эти двое стояли на страже возле ее дверей.

Вероятно, многих поражало не столько то, что Илейн сопровождали телохранители, сколько, что они были женщины. Раньше ни у кого такого не было. Но Биргитте обещала, что она попытается придать им вид церемониальной стражи, и это ей удалось. Должно быть, она засадила за работу каждую швею во Дворце, сразу как прошлой ночью оставила комнату Илейн. Каждая из женщин носила ярко-красную шляпу с длинным белым плюмажем, лежащим на широких полях, широкий красный пояс с белым кантом, сочетающимся с белоснежным шнуром и шагающими Белыми Львами поперек груди. Их темно-красные камзолы с белоснежными воротниками были сшиты из шелка и специально для более удобной посадки на лошадь укорочены чуть выше бедер, затянутых в алые бриджи с белыми лампасами. Черные сапоги сияли, начищенные до блеска. Выглядели они просто убойно, а Дени даже немного позировала. Илейн подозревала, что они еще больше задерут носы, когда получат от оружейников новые мечи в ножнах с золотой насечкой, и полированные шлемы с кирасами. Биргитте уже получила нагрудник, сделанный специально для женщины, из-за которого, как подозревала Илейн, у королевских оружейников от удивления глаза на лоб вылезли!

Сейчас Биргитте занималась опросом еще двадцати женщин для отбора в телохранители. Илейн чувствовала ее сосредоточенность, но без признака активной деятельности, что обычно было с ней во время чтения или игры в камни, а та редко пренебрегала своими обязанностями из-за личных дел. Ей хотелось надеяться, что телохранителей будет только двадцать. Еще она рассчитывала, что Биргитте достаточно занята, чтобы не обращать на нее внимания до тех пор, пока не будет слишком поздно, когда она спрячет связь. Дело было не в том, что она беспокоилась о чувствах и ощущениях Биргитте, получаемых через их связь. Просто решение было в обычном вопросе, заданном Вандене. Ответ был еще одним напоминанием как мало она знала о настоящих Айз Седай, особенно о том, что другие Сестры считали само собой разумеющимся. Очевидно, об этом знала каждая сестра, имеющая Стража, и даже те, кто оставался свободными.

Было странно видеть, как иногда вещи связаны между собой. Если бы не телохранители, если бы не она задалась вопросом как ей спрятаться от них и Биргитте, она никогда бы не подумала расспросить Вандене и никогда бы не узнала как маскировать связь. Она конечно не планировала в ближайшее время прятаться от охраны, но лучше всегда быть готовым в случае надобности. Биргитте конечно не позволит ей и Авиенде наведываться в город в одиночку - один день или ночь, никак не дольше.

Остановившись у двери Найнив она выкинула из ее головы все мысли о Биргитте. За исключением того, что до самой последней секунды она не должна прятать связь. Ранд был по ту сторону двери. Ранд, который иногда целиком переполнял все мысли, пока она сама не задавалась вопросом: «на сколько она похожа на ту глупую женщину из сказки, которая из-за мужчины бросила собственную голову через стену?». Ей всегда казалось, что эти сказки почти все написаны мужчинами. Однако, из-за Ранда она иногда чувствовала себя глупой. По крайней мере, он не понимал этого, благодаря Свету!

- Ждите здесь, и никого не пускайте, - скомандовала она женщинам-Гвардейцам. Сейчас она не могла позволить кому-либо прерывать себя или отвлекать внимание. Если повезет, все будут любоваться новой униформой ее телохранителей и никто даже не подумает, что значит их появление здесь в такой прекрасной форме. - Я вернусь через несколько минут.

Они быстро ей отсалютовали, прижав правую руку к груди, и заняли места  по обе стороны двери, каменнолицая Казейлли с рукой на эфесе меча, и Дени с длинным боевым посохом в обеих руках и слабой улыбкой на лице. Илейн был уверена, та думала, что Мин привела ее сюда для тайной встречи с возлюбленным. И, как она подозревала, Казейлли думает о том же. Кажется, они были очень не осторожны в их присутствии, и хотя никто не упоминал Его имя, надо было меньше болтать про «он то» и «он се». По крайней мере, ни одна не отпросилась отойти, чтобы доложить обо всем Биргитте. Если они ее телохранители, то пусть теперь и охраняют ЕЕ тело, а не Биргитте. Вот только это не остановит Биргитте, когда вскоре она укроется от их связи.

И еще она сильно волновалась. Мужчина, о котором она мечтала каждую ночь, был по ту сторону двери, а она стояла здесь как пугало. Она ждала так долго, желала так сильно, что теперь почти испугалась. Она не позволит этому делу идти не так как нужно. С усилием, она взяла себя в руки.

- Готовы? - Ее голос не был столь тверд, как ей хотелось, но по крайней мере не дрожал. В животе бились бабочки размером с кошку. Она давно уже так не волновалась.

- Конечно, - сказала Авиенда, но перед этим ей пришлось сглотнуть.

- Я готова, - слабо сказала Мин.

Без стука они зашли внутрь и поспешно закрыли дверь за спиной.

Прежде чем они успели осмотреться, перед ними с широко распахнутыми глазами вскочила Найнив, хотя в первый момент Илейн едва ли заметила ее или Лана, несмотря на то, что приятный запах табака Стража распространялся по всей комнате. Ранд действительно был здесь, хотя в последний момент она испугалась, что его здесь не окажется. Эта ужасная маскировка, про которую говорила Мин, исчезла, и, за исключением потертой одежды и грубых перчаток, он был... Прекрасен.

При виде ее он тоже вскочил со стула, но прежде, чем он полностью встал, ухватился обеими руками за стол, поперхнулся и сухо закашлял. Илейн обняла Источник и шагнула к нему, затем остановилась и заставила себя отпустить Силу. Ее способность с Исцелению была мизерна, и, кроме того, Найнив была быстрее - внезапно вокруг нее появилось сияние саидар и она протянула руки к Ранду.

Он отрицательно покачал головой.

- Здесь нет ничего, что можно Исцелить, Найнив, - резко сказал он. - Но, похоже, ты выиграла спор.

Его лицо было словно маска, скрывающая все эмоции, но Илейн показалось, что его глаза в нее впились. И в Авиенду. Она была удивлена, не увидев радости от их встречи. Она надеялась, что будет взрыв эмоций, надеялась, что она сможет справиться со своей сестрой, успокоить. А оказалось… Вообще не требуется ни с чем справляться. Было видно, что для него трудно сохранять спокойствие, и он старается не смотреть на нее и Авиенду, хотя и пытался это скрыть.

- Поздно бежать, Мин, - сказал он.

Илейн открыла рот.

- Ты думал, что можешь сбежать даже без разговора со мной… с нами? - Она постаралась успокоиться.

- Мужчины! - одновременно выдохнули Мин и Авиенда, и пораженно уставились друг на друга. Торопливо они отпустили руки. На секунду, несмотря на полную противоположность во всем, они являли собой копию отражения женского отвращения.

- Мужчины, пытавшиеся убить меня в Кайриене, превратили бы этот дворец в кучу щебня, если бы узнали, что я был здесь, - спокойно сказал Ранд. - Возможно, даже если бы только подозревали. Я полагаю, что Мин рассказала вам, что это были Аша'маны. Не доверяйте никому из них. Кроме, возможно, троих: Дамера Флинна, Джахара Наришмы и Эбена Хопвила. Вы можете доверить им. Но остальным... – Не замечая он сжал кулаки в перчатках по бокам. - Иногда меч в вашей руке обращается против вас, но мне все еще нужен меч. Просто держитесь подальше от парней в черном. Слушайте, сейчас не время для разговоров. Будет лучше, если я побыстрее уйду. - Она была не права. Он был не таким о ком она мечтала. Раньше в нем было что-то от мальчишки, но теперь исчезло, выжжено. Она оплакивала про себя эту его потерю. Он теперь ни за что не заплакал бы, не смог.

- Он прав в одном, - сказал вдруг Лан своим тихим голосом. Еще один мужчина, который похоже никогда не был ребенком. Его взгляд под плетенным кожаным шнуром был похож на синий лед. - Каждый рядом с ним находится в большой опасности. Каждый. – Почему-то Найнив фыркнула. Затем положила руку на лежащий на столе кожаный сверток с жесткими краями и улыбнулась. Хотя через секунду ее улыбка погасла.

- Моя первая сестра, я боюсь опасности? – потребовала ответа Авиенда, уперев кулаки в бедра. Ее шаль соскользнул с плеч и упал на пол, но она была настолько поглощена происходящим, что не заметила потери. – У этого человека есть тох к нам, Аан'аллейн, и у нас к нему. Он должен быть исполнен.

Мин скрестила руки на груди.

- Я не знаю, что какой-то там тох должен что-то там делать с чем-то или пух, но я никуда не пойду пока ты с ними не поговоришь, Ранд! - Она постаралась не обращать внимания на оскорбленный вид Авиенды.

Вздохнув, Ранд облокотился об угол стола и запустил одетые в перчатку пальцы, в темную, беспорядочно вьющуюся шевелюру. Казалось, он спорит сам с собой.

- Мне жаль, что вам пришлось заниматься сул'дам и дамани, - наконец сказал он. Слова прозвучали так, словно он сожалел о том, что зимой холодно, и в целом не слишком искренне. – Предполагалось, что Таим передаст их Сестрам, которые, как я думал, были с Вами. Но я думаю, каждый может ошибиться. Возможно ему почудилось, что все эти ведуньи и Мудрые, которых собрала Найнив, и есть Айз Седай. – Он тихо улыбнулся. Но улыбка не затронула его глаз.

- Ранд, - предупреждая его, сказала Мин тихим голосом.

Он имел наглость вопросительно посмотреть на ее, как будто не понял о чем речь. И продолжил как ни в чем не бывало.

- Тем ни менее, у вас их, кажется, достаточно, чтобы сдержать эту горстку женщин, пока не сможете переправить их к... Другим Сестрам. Тем  с Эгвейн. Дела никогда не идут так как нужно тебе, правда? Кто бы мог подумать, что несколько Сестер, удирающих от Элайды, вырастут в армию, восставшую против Белой Башни? Во главе с Амерлин Эгвейн! И в ее армии Отряд Красной Руки. Я думаю, что Мэт еще какое-то время может там оставаться. – Он почему-то поморщился и поднял руку ко лбу, затем продолжил тем же тоном. - Интересно. Все события принимают странный поворот. Если так пойдет и дальше, я не удивлюсь, если мои друзья в Башне наберутся достаточно мужества и выступят открыто.

Илейн удивленно выгнув бровь посмотрела на Найнив. Значит, какие-то ведуньи и Мудрые? Отряд Красной Руки – это армия Эгвейн, и Мэт с ними? Попытка Найнив прикинуться невинной, широко раскрыв в притворном удивлении глаза, сделала ее похожей на преступницу пригвожденную к позорному столбу. Илейн подумала про себя, что все равно это уже не имеет значения. Рано или поздно, но он узнал бы правду и достаточно скоро, если бы она стала уговаривать его обратиться к Эгвейн. Все равно у нее есть более важные дела, которые нужно срочно решить. Мужчина продолжал болтать, стараясь говорить как можно более небрежно и путая факты, наверно надеясь, выпытать у них остальные детали, когда они примутся его поправлять,.

- Этого не будет, Ранд. - Илейн сжала пальцами край юбки, чтобы не вцепиться ему в волосы. Или ударить кулаком; она не была еще уверена, как лучше. Другие Сестры? Настоящие Айз Седай, он хотел сказать. Как он смеет? Его друзья в Башне! Как он может верить этому странному письму Алвиарин? Ее голос был ровным и холодным, отметающим всю ерунду. – Все это сейчас не имеет значения. Ты, Авиенда, Мин и я - вот о  чем мы должны поговорить. И поговорим. Все, Ранд ал'Тор, и ты не уйдешь из Дворца, пока мы не закончим!

После ее слов, он долго молча смотрел на нее и ни один мускул даже не дрогнул на его лице. Затем он шумно вздохнул, и его лицо превратилось в гранит.

- Я люблю тебя, Илейн. - Без паузы, продолжил он, и из него полились водопадом слова. - Я люблю тебя, Авиенда. Я люблю тебя, Мин. И ни одну из вас ни на волос больше или меньше, чем других двух. И мне не нужна кто-то одна, мне нужны все. Вот, теперь вы все знаете. Я - развратник. Теперь вы можете уйти и забыть обо мне. Все равно, это - безумие. Я не могу себе позволить никого любить!

- Ранд ал'Тор, - громко сказала Найнив, - Это - самая возмутительная вещь, что я когда-либо от тебя слышала! Сама мысль о признании в любви сразу трем женщинам! Ты хуже, чем развратник! Ты немедленно извинишься! - Лан вынул трубку изо рта и посмотрел на Ранда.

- Я люблю тебя, Ранд, - просто сказала Илейн, - и хотя ты не спрашивал, я хочу выйти за тебя замуж. - Она слегка покраснела. Она намеревалась зайти еще дальше перед расставанием – сколь долгим оно будет даже трудно представить. Рот Найнив раскрывался и закрывался как у рыбы, выброшенной на берег, но никакого звука не было.

- Мое сердце в твоих руках, Ранд, - сказала Авиенда, произнося его имя словно что-то дорогое и редкое. - Если ты сплетешь свадебный венок для моей первой сестры и для меня, я его подниму. - И она тоже покраснела. Пытаясь это скрыть она подобрала с пола шаль и расправила ее на плечах. По обычаям она вообще ничего не должна была об этом ему говорить. Найнив, наконец-то, издала первый звук. Писк.

- Если даже сейчас ты еще не знаешь, что я люблю тебя, - сказала Мин, - то ты слепой, глухой и мертвый! – Она-то, конечно, не покраснела. В ее темных глазах светился какой-то озорной огонек, и, казалось, она готова рассмеяться. - А что касается брака, ну, в общем, мы решим кто из нас троих будет невестой. Вот так! - Найнив схватилась обеими руками за сою косу и что было силы дернула, тяжело задышав носом. Лан старательно рассматривал содержимое своей трубки.

Ранд рассматривал их троих словно раньше ни разу не видел женщин и ему интересно, что они из себя представляют.

- Вы все безумны, - сказал он наконец. - Я бы женился на любой из вас… на всех вас, помоги мне Свет! Но этого не может быть, и вы это знаете. - Найнив грохнулась на стул, тряся головой. Она что-то бормотала про себя, хотя все, что Илейн могла разобрать, это что-то на счет Круга Женщин, проглотивших свои языки.

- Есть и еще кое-что, что мы должны обсудить, - сказала Илейн. Свет, Мин и Авиенда так жадно смотрят на него - как на печенье! С усилием она смогла сделать свою улыбку несколько менее... нетерпеливой. – У меня в комнате. Я думаю, нет надобности беспокоить Найнив и Лана. – Вообще-то, она боялась, что Найнив, если узнает, попробует их остановить. Женщина и раньше, еще не будучи Айз Седай, лезла со своим «авторитетом» не в свои дела.

- Да, - помедлив сказал Ранд. И затем, почему-то, добавил, - Как я говорил, ты победила, Найнив. Я не уйду не повидавшись с тобой.

- О! – для начала сказала Найнив. - Да. Конечно нет. Я видела как он рос, - она криво улыбнулась Илейн. - Почти с пеленок. Видела его первые шаги. Он не может уйти без длинного, хорошего разговора со мной.

Илейн подозрительно на ее взглянула. Свет, она так говорит словно она старая нянька для всего мира. Даже Лини никогда так не говорила. Ей хотелось верить, что Лини жива и чувствует себя хорошо, но очень боялась, что это не так. Почему Найнив упорно это всем твердит? Женщина была вздорной и очень упрямой, и всегда старалась настоять на своем, даже если знала, что была не права.

Внезапно, воздух вокруг Ранда замерцал, словно нагрелся до высокой температуры, и все мысли вылетели у Илейн из головы. Через секунду он стал... Кем-то другим: ниже, толще, грубее и жестче. И таким отвратительным на вид, что она даже забыла, что только что он использовал мужскую половину Силы. Грязные черные волосы, свисали вниз на нездорово-бледное лицо, усыпанное волосатыми бородавками, включая одну прямо на носу над толстыми слюнявыми губами. Он прикрыл глаза и сглотнул, схватившись руками за подлокотники кресла, словно он не мог стоять под их взглядами.

- Ты все еще симпатичный, Ранд, - мягко сказала она.

- Ха! – сказала Мин. – Да от такого лица козел бы упал в обморок! – В общем-то она права, но нельзя же так прямо об этом говорить. Авиенда засмеялась.

– У тебя хорошее чувство юмора, Мин Фаршав. При виде этого лица стадо козлов грохнулось бы в обморок. - О, Свет, точно! Илейн с большим трудом вовремя смогла проглотить смешок.

- Я - тот, кто я есть, - сказал Ранд, понимаясь из кресла. - Только вы этого не видите.

Едва Дени взглянула на Ранда в его маскировке, улыбка полностью исчезла с лица коренастой женщины. Рот Казейлли остался открытым. Они уже много чего успели себе нафантазировать о моем тайном любовнике, - про себя смеясь, думала Илейн. Она была уверена, что он почувствовал недоуменные, угрюмые взгляды женщин, плетущихся за ними следом. Никто, конечно, даже не заподозрил кем он был. Слугам в коридорах он, по всей вероятности, казался одним из них, пойманным на каком-то проступке. Действительно, очень похоже. Казейлли и Дени так пристально за ним следили, словно были тоже в этом уверены.

Женщины уже почти полностью себя в этом убедили, когда вдруг поняли, что она собирается оставить их перед дверьми в ее комнаты, тогда как остальные будут с ним внутри. Сейчас маскировка Ранда больше не казалась ей такой уж забавной. Рот Казейлли сжался, а широкое лицо Дени недовольно нахмурилось. Илейн пришлось почти под самый нос сунуть свое Кольцо Великого Змея прежде, чем они, хмурясь, заняли свой пост. Она мягко закрыла дверь, оставляя по другую сторону их мрачные физиономии, хотя всей душой хотела хлопнуть ею что есть силы. Свет, этот мужчина, что не мог выбрать какую-нибудь менее подозрительную личину для маскировки?

Что касается него, то он прошел прямо к инкрустированному столу и прислонившись к нему, в то время как воздух вокруг него опять замерцал, опять стал собой. Головы Драконов на запястьях его рук блестели алым и золотым металлом.

- Мне нужно выпить, - глухо пробормотал он, при виде серебряного кувшина с высоким горлышком на длинном столе напротив стены.

Все еще не глядя ни на кого из них, он нетвердой походкой подошел и наполнил серебряный кубок, который осушил наполовину одним глотком. Это сладкое пряное вино осталось после завтрака. Оно уже наверное холодно как лед. Скорого ее возвращения не ждали, и огонь в очаге среди пепла уже почти потух. Но она не заметила, чтобы он постарался согреть вино, направляя Силу. По  крайней мере, она увидела бы пар. И почему это он подошел к вину, а не перенес кувшин к себе? Ведь он всегда так поступал, действуя потоками Воздуха.

- С тобой все в порядке, Ранд? – спросила Илейн. - Я хотела спросить - ты устал? - Ее живот, сжался в комок от мысли о какой-нибудь болезни, которая могла вдруг с ним приключиться. - Найнив могла бы…

- Я в порядке, - категорично отрезал он, все еще стоя спиной к ним. Допив вино он стал наполнять кубок по новой. – Что такого вы хотели сказать, что не должна услышать Найнив?

Брови Илейн взлетели вверх, и она обменялась взглядами с Авиендой и Мин. Если он заметил ее подвох, то уж Найнив-то заметила наверняка. Почему же она дала им уйти? И как он догадался об этом? Авиенда от удивления покачала головой. Мин с усмешкой кивнула, как бы говоря, что они и впредь могут ожидать чего-нибудь подобного. Илейн почувствовала небольшой укол — нет, не ревности; ревность была тут не при чем — раздражения от того, что Мин так много времени провела с ним, а она нет. Ну хорошо, если он хочет поиграть в сюрпризы...

- Мы хотим сделать тебя нашим Стражем, - сказала она, разгладив платье и усаживаясь на стул. Мин села на край стола, свесив ноги, а Авиенда, устроилась, тщательно расправив шерстяные юбки прямо на ковре. – Для всех троих. По обычаю, перед этим принято сначала спрашивать.

Он резко обернулся, и вино выплеснулось из кубка и кувшина прежде, чем он смог поставить его прямо. Бормоча извинения, он торопливо выскочил из растекающегося на ковре влажного пятна и поставил кувшин назад на поднос. Большое влажное пятно на груди и следы капель от темного вина, которое он пробовал отряхнуть свободной рукой, украсили его куртку. Поделом ему.

- Вы действительно безумны, - рычал он. - Вы знаете, что меня ждет. Вы знаете, что это значит для каждой, кто будет со мной связан. Даже если я не впаду в безумие, она почувствует мою смерть! И что значит «стать Стражем для всех троих»? Мин не может направлять. Все равно, Аланна, которая Мосвани уже опередила вас, и она не обеспокоила себя моим мнением. Она и Верин забрали несколько девушек из Двуречья в Белую Башню. Я связан с ней узами уже нескольких месяцев.

- И ты скрывал это от меня? Ты, шерстеголовый овечий пастух!!! – вскричала Мин. - Если бы я знала… - Она ловко выхватила нож из рукава, затем хмуро на него посмотрела и убрала назад. Такое лекарство одинаково тяжело сказалось бы как на Аланне, так и на Ранде.

- Это против правил, - наполовину вопросительно сказала Авиенда. Она пошевелилась на ковре и  в ее руке тоже появился нож из-за пояса.

- Да, - мрачно ответила Илейн. Связать узами любого мужчину без его разрешения было отвратительно. Но эта… Аланна… проделала такое с Рандом, - Она вспомнила темненькую Зеленую, непоседливую и сверкающую весельем словно ртуть.

- У Аланны тох к нему большее чем, она сможет возместить своей службой за всю жизнь! И к нам. И даже если сможет, после того, как я доберусь до нее, ей останется только желать смерти.

- После того, как мы доберемся до нее, - сказала Авиенда, кивнув в знак согласия.

- Итак. - Ранд не поднимал взгляда от кубка с вином. - Вы видете, что в этом нет никакого смысла. Я... я думаю, что лучше мне теперь будет вернуться к Найнив. Ты идешь, Мин? - Несмотря на то, что они ему сказали, его голос прозвучал так, словно он действительно верил, что Мин теперь могла бы от него отказаться. Но не страшась такого исхода, а словно его уже покинули.

- В этом и дело, - настойчиво произнесла Илейн. Она склонилась к нему, пытаясь заставить его понять то, что она говорила. - Одни узы не защитят тебя от других. Сестры не связывают узами того же самого мужчину только по традиции, Ранд, потому что они не хотят ни с кем его делить, а не потому, что этого нельзя сделать в принципе. И это не противоречит законам Башни. - Конечно, некоторые обычаи гораздо сильнее законов, по крайней мере, на взгляд некоторых Сестер. Найнив, кажется, тратит большую часть дня, отстаивая обычаи и достоинство Айз Седай. Когда она узнает про это, она наверное взлетит в воздух прямо сквозь крышу. - Итак, мы хотим тебя разделить! И мы тебя разделим, если ты согласен.

Как легко оказалось это сказать! И она была уверена, что никогда не сделает ничего подобного. Пока она не поняла, что она любит Авиенду также как его, только немного по-другому. И Мин, конечно; она еще одна сестра, пусть они и не приняли друг друга. Случись что - она бы разорвала Аланну на кусочки сверху донизу за то, что дотронулась до него, но Авиенда и Мин это другое. Они часть ее самой. Другими словами - они это она, а она часть их.

Она смягчила голос.

- Я спрашиваю тебя, Ранд. Мы спрашиваем. Пожалуйста разреши нам.

- Мин, - прошептал он, почти обвиняюще. Его глаза, обращенные к Мин, горели отчаянием. - Ты знала, не так ли? Ты знала, что я положил на них глаз.... - Он покачал головой, неспособный или не желая продолжать.

- Я ничего не знала на счет уз, пока они не сказали мне меньше часа назад, - ответила она, встречая его пристальный взгляд самым нежным взглядом, который Илейн видела когда-либо прежде. - Но я знала, надеялась, что это случится, если ты встретишь их снова. От судьбы не скроешься, Ранд. Это судьба.

Ранд смотрел в кубок, и мгновения тянулись часами. Наконец он поставил его назад на поднос.

- Хорошо, - он сказал спокойно. - Я не могу врать, что не хочу, поэтому - я согласен. Сожги меня Свет после этого! Но подумайте о цене. Подумайте о цене, которую вы заплатите!

Илейн не хотелось думать о цене. Она знала про нее с самого начала и обсудила все с Авиендой, чтобы убедиться, что та все понимает. Она все объяснила Мин. «Берите, что хотите, но за все надо платить.» - пришла на ум старая поговорка. Ни одна из них уже не станет думать о цене - они все знали, и собирались платить. Теперь нет пути назад. Даже сейчас, она не думала, что цена слишком высока. Как будто она мало заплатила за принятие этого решения!

Открыв себя саидар, она соединилась с Авиендой, обменявшись с ней улыбками. Всегда приятно делить все эмоции, физические ощущения и растущее постижение друг друга с сестрой. Это очень похоже на то, в чем скоро примет участие Ранд. Она все тщательно продумала и отрепетировала до мелочей. То, чему она научилась при посвящении в первые сестры, оказало немалую помощь. Вся эта церемония основывалась на той же идее, что уже давно витала у нее в голове.

Тщательно она соткала поток Духа из почти сотни нитей. Каждая нить ложилась по своему, и затем разместила плетение на Авиенде, сидящей на ковре. Затем проделала то же с Мин, сидящей на краю стола. Во многом эти плетения были неразделимы и переплетались друг с другом. Они светились абсолютно одинаково и, казалось, что глядя на один, видишь другой. Эти плетения не повторяли в точности ту сеть, что использовалась в церемонии принятия, но они использовали те же принципы. Вплетали в себя. Все что случится с одним, из пойманных в эту сеть, почувствуют все. Как только плетения, встали на места, она передала управление их соединением Авиенде. Уже готовые плетения остались на месте, Авиенда быстро создала подобные вокруг Илейн и Мин, переплетая предыдущие с новыми, пока они полностью не объединились в единое целое. Затем передала контроль над соединением обратно. Теперь, после долгой совместной практики они все это делали очень легко. Четыре потока, или больше, потом три, затем, казалось, все переплелись в один.

Все было готово. Авиенда излучала уверенность также сильно, как Илейн часто ощущала от Биргитте. Мин сидела, ухватившись за край стола, ее лодыжки были связаны вместе. Она не могла видеть потоки, но выдала уверенную улыбку, которую слегка испортила, облизнув губы. Илейн глубоко дышала. На ее взгляд, они были окружены и связаны потоками Духа, по сравнению с видом которых, самый прекрасный шнурок казаться бы обыкновенным. Ну теперь, если только все сработает как надо, они будут объединены узами.

От плетений вокруг каждой из них, она отвела узкий поток к Ранду, перекрутив эти три нити в один, сплетая его в узы Стража. Полученное плетение она наложила на Ранда так мягко, словно опускала покрывало на младенца. Паутина из Духа, сотканная вокруг него, вложенная в него. Он даже не моргнул, а все уже было готово. Она позволила саидар уйти. Сделано.

Он без выражения глядел на них, и медленно массировал пальцами виски.

- О, Свет, Ранд, эта боль, - тихим голосом пробормотала Мин. - Я и представить не могла. Как ты можешь ее терпеть? Есть такое чего ты, похоже, даже уже не замечаешь, не осознаешь, как будто всю жизнь живешь с этим, так долго, что они - часть тебя. Эти цапли на руках; Ты все еще чувствуешь эти метки. И драконы! И твой бок. О, Свет, бок! Почему ты не кричишь, Ранд? Почему не кричишь?!!

- Он - Кар'а'карн, - смеясь сказала Авиенда, - такой же сильный как вся Трехкратная Земля! - Ее лицо светилось гордостью… такой сильной, но даже сквозь смех по ее темным щекам струились вниз слезы. – О, Свет! Золотые прожилки! Ты любишь меня, Ранд!

Илейн просто смотрела на него, прислушиваясь к ощущениям в своей голове. Боль ран и порчи он действительно не замечал. Напряжение, недоверие и удивление. Его эмоции были слишком ярки и тверды как отвердевшая смола, почти камень. И все же связанный с ними, сквозь них, каждый его взгляд на Мин, нее или Авиенду заставлял пылать и пульсировать золотые прожилки. Он любил ее. Он любил их всех. И ей захотелось радостно рассмеяться. Другие женщины могут сомневаться, но она теперь всегда будет знать правду о его любви.

- Свет знает, что вы сделали, - сказал он хриплым голосом. - Свет, вы не.... – Смола стала втрое тверже. Он был уверен, что они поранятся или будут выжжены. - Я... теперь я должен идти. По крайней мере, я хотя бы буду знать, что со всеми вами все хорошо, и я не буду за Вас волноваться. - Внезапно он улыбнулся и мог бы стать похожим на мальчишку, если бы улыбались его глаза. - Найнив с ужасом решит, что я сбежал, не повидав ее. Вообще-то, она заслуживает, чтобы ее слегка проучили.

- Есть еще кое-что, Ранд, - сказала Илейн, и перестала дышать. Свет, она то думала, что это как раз будет самая легкая часть.

- Я полагаю Авиенде и мне нужно поговорить, пока у нас есть время, - сказала поспешно Мин, соскакивая со стола. - Где-нибудь, где мы можем побыть одни. Вы простите нас?

Авиенда изящно встала с ковра, расправив юбки. - Да. Мы с Мин Фаршав должны узнать друг друга. - Она с сомнением взглянула на Мин, поправляя шаль на плечах, но та опять соскользнула на руки.

Ранд осторожно следил за ними, словно знал, что их уход заранее спланирован. Загнанный в угол волк. Но золотые прожилки по-прежнему мерцали в ее голове.

- Есть кое-что, что они получили от тебя, а я нет, - начала Илейн, и замолчала, чувствуя, как от румянца словно ошпаренное загорелось все лицо. Кровь и пепел! Как другие справлялись с этим? Внимательно она анализировала клубок его чувств в своей голове, и то, что было чувствами Биргитте. Во втором пока не наблюдалось никаких изменений. Она представила себе как укутывается в шаль, укутывает узы и Биргитте уходит. Остался только Ранд. И сияющие золотые прожилки. Бабочки размером с собаку затрепетали в ее животе. С трудом сглотнув, она глубоко вздохнула. - Тебе придется помочь мне с пуговицами. - сказала она нетвердо. - Я не сниму это платье одна.

* * *

Двое телохранительниц переглянулись, когда Мин вышла в коридор под ручку с айилкой. А когда они поняли, поскольку Мин закрыла за ними дверь, что больше никого не будет, их лица вытянулись.

- Ее вкус не может быть настолько плох, - пробормотала себе под нос одна из них, сжимая руками, длинный боевой посох. Мин не думала, что ее слова предназначались для чьих-то еще ушей.

- Слишком много смелости и чересчур много невинности, - наклонясь прохрипела вторая. – Лорд-Капитан предупреждала нас на счет этого. – собираясь открыть дверь она положила руку в железной  перчатке на дверную ручку, выполненную в виде головы льва.

- Вы войдете, а она может снять с вас шкуру, - беспечно сказала Мин. - Вы когда-нибудь видели ее в гневе? Она может заставить сбежать медведя!

Авиенда отпустила руку Мин и отодвинулась от нее на небольшое расстояние. Но ее гнев обратился на женщин-Гвардейцев. - Вы сомневаетесь, что моя сестра сможет справиться с одним мужчиной? Она - Айз Седай, и у нее сердце льва. Вы поклялись, следовать за ней! Вы последуете куда она поведет, а не станете совать свой нос в ее дела.

Женщины обменялись долгим взглядом. Более полная пожала плечами. Нехотя она убрала руку от замка. - Я принесла присягу, что девушка останется живой, - сказала она твердым голосом, - и я собираюсь ее выполнить. А теперь, вы, детки, идите играть с вашими куклами, и разрешите мне делать мою работу.

В руке Мин словно из воздуха появился нож, и она сосредоточилась на вращении его между пальцами, как показывал ей Том Меррилин. Просто, чтобы разъяснить им, кто здесь ребенок. Тощая женщина была немолода, но никакой седины в ее волосах не было, и выглядела она весьма крепкой. И быстрой. Мин хотелось верить, что у полной хотя бы часть ее веса это жир, но она ясно видела, что это не так. Она не видела никаких образов или ауры вокруг них, но обычно, когда она сознательно пыталась что-нибудь рассмотреть, как раз ничего и не видела. Хорошо, по крайней мере, что они оставили Илейн и Ранда в покое. Возможно нож был не нужен.

Краем глаза она заметила как айилка неохотно убрала руку от ножа на поясе. Если эта женщина не перестанет все за ней повторять, она начнет думать, что эти фокусы-покусы с Силой нечто больше чем ей сказали. А ведь это началось уже перед этими их фокусами. Возможно, они просто думают одинаково. Тревожная мысль. Свет, весь этот разговор на счет того, чтобы взять и жениться на них троих очень хорош только для разговора, но на ком он действительно собирался жениться?

- Илейн храбрая. - сказала она охранницам, - Храбрее я еще никогда не встречала. И она не глупая. Если вы начнете так о ней думать, то очень скоро убедитесь как были не правы. - Они смотрели на нее сверху вниз с высоты своих лишних пятнадцати или двадцати лет, сильные, спокойные и размышляли. Через мгновение они снова посоветовали бы ей убираться отсюда подобру-поздорову. - Ладно, мы не можем болтаться здесь целую вечность, если собираемся поговорить. Не так ли, Авиенда?

- Да, - напряженно выдохнула айилка, взглянув при этом на женщин-Гвардейцев. - Мы не можем говорить здесь.

Телохранительницы вообще не обратили на их уход никакого внимания. У них был долг, который они поклялись исполнить, и он не имел никакого отношения к наблюдению за подругами Илейн. Мин надеялась, что они хорошо справятся. «Она не так глупа», - думала она. – «Но иногда она позволяет своей смелости увлечь себя». Она надеялась, что они не позволят Илейн залезть в кусты ежевики, из которых та не сможет выбраться.

Идя по коридору она искоса разглядывала айилку. Авиенда старалась держаться от нее в стороне на столько, насколько ей позволял коридор, даже не глядя в сторону Мин. Из мешочка на поясе она вынула красивый резной браслет слоновой кости и с удовлетворенной улыбкой надела на руку. Она высоко гордо задрала нос, а Мин не понимала почему. У Айил вроде бы обычаи позволяют нескольким женщинам делить одного мужчину. Дикость, но теперь это коснулось и ее. Она так сильно любила его, что даже согласна делить его с другой, но если она должна это делать, то она предпочла бы разделить его только с Илейн и больше ни с кем во всем мире. С ней, это вроде как не делить его вообще. А эта айилка - чужая. Илейн сказала: «очень важно, чтобы они узнали друг о друге как можно больше», - но как они это сделают, если женщина будет все время молчать?

Однако, она не долго волновалась об Илейн, или Авиенде. То что наполняло ее гоову было слишком прекрасно. Ранд. Небольшой шарик, который ей все о нем поведал. Она была уверена, что для нее такая штука не сработает. Интересно каково будет заниматься с ним любовью, зная все, что с ним происходит! Свет! Конечно, он тоже бы все знал о ее ощущениях. Определенно она была неуверенна как к этому относиться!

Внезапно она поняла, что клубок чувств и эмоций больше не такой как вначале. Добавился... красный свет к... остальным чувствам, словно пожар, пожирающий сухой лес. Что это могло бы...? Свет! Она пошатнулась и едва удержала равновесие, чтобы не упасть. Если бы она знала об этом жаре, об этом голодном огне внутри него, она будет страшно позволять ему до нее дотрагиваться! А с другой стороны... Это здорово, когда знаешь, что разожгла такой ад. Она не могла бы ждать, думая, произвела ли такой же эффект как... Она снова пошатнулась, и на сей раз должна была опереться на резной сундук. О, Свет! Илейн! Ее лицо горело как печь. Это же как посматривать в щелку!

Поспешно она попробовала ту уловку, о которой ей говорила Илейн, воображая, как шарик эмоций закутывается в платок. Ничего не произошло. Отчаянно она попробовала снова, но бушующий пожар никуда не пропал! Она должна перестать подсматривать, прекратить ощущать. Ей нужно что-нибудь, на что она могла бы отвлечь внимание! Что-нибудь! Возможно, если она постарается занять себя разговором.

-Ей нужно пить чай из сердцелистника, - пробормотала она. Она никогда не говорила того, что видела, кроме заинтересованных сторон, и только тогда, если они хотели услышать, но она же должна говорить хоть что-нибудь. – Сегодня они зачнут ребенка. Двоих. Мальчика и девочку. Оба будут здоровыми и сильными.

- Она хочет от него детей, - ответила айилка. Ее зеленые глаза смотрели прямо вперед, губы напряжены, и на лбу выступил пот. - Я не буду пить чай, если я —  Заставив себя встряхнуться, она повернулась в сторону Мин и уставилась на нее через весь зал. - Моя сестра и Хранительницы рассказывали мне о тебе. Ты действительно что-то видишь о людях, что потом сбывается?

- Иногда я что-то вижу, и если я знаю что это значит – это сбывается, - сказала Мин. Их голоса, громкие, чтобы слышать друг друга, эхом разносились по коридору. Слуги в красно-белых ливреях оглядывались посмотреть на них. Мин передвинулась к центру зала. Она встретила бы другую женщину ровно на полпути, никак не ближе. Через мгновение Авиенда присоединилась к ней.

Мин спрашивала себя, сказать ли ей о том, что она видела в момент, когда они все были вместе. У Авиенды также будут дети от Ранда. Сразу четверо! Однако, кое-что ей было не совсем ясно. Было еще что-то, что она не могла понять. Дети будут здоровы, но с ними связаны какие-то неприятности. Люди часто не желают слышать о своем будущем, даже если они говорят, что хотят. Она хотела бы, чтобы кто-то мог сказать ей,  что будет с ней самой....

Стоя в тишине Авиенда рукой вытерла пот с лица и с трудом сглотнула. Мин ответила тем же. Все, что чувствовал Ранд светилось в том шарике. Все!

- Та уловка с платком не сработала, да? – хрипло спросила она.

Авиенда моргнула, и покраснела. Секундой позже, она сказала,

- Так лучше. Спасибо тебе. Я... С ним в голове, я о ней забыла. - Она нахмурилась. – С тобой не сработало?

Мин несчастно покачала головой. Так не честно!

- Но мне легче, пока мы разговариваем. - Так или иначе, но она должна подружиться с этой женщиной, если она хочет чтобы их странный союз стал работать. – Извини за то, что я сказала. Я имею в виду о тох. Я немного знаю о ваших обычаях. Что-то есть в этом мужчине, что делает меня несдержанной. Я не могу удержать свой язык за зубами. Но не думай, что я позволю тебе побить меня или зарезать. Возможно, у меня есть тох, но мы должны найти какой-то другой способ. Я могла бы всегда чистить твою лошадь, когда мы вместе.

- В тебе столько же чести как и у моей сестры, - нахмурясь пробормотала Авиенда. Что она хотела этим сказать? – А еще у тебя есть чувство юмора. - Она, казалось, говорила сама с собой. – И ты не валяла дурака из-за Ранда и Илейн как стали бы другие мокроземки. И ты напомнила мне... - Со вздохом, она поправила шаль на плечах. - Я знаю, где есть немного оосквай. Если ты слишком пьян чтобы думать, тогда— глядя в коридор за спиной Мин, она остановилась как вкопанная. – Нет! Зарычала она. – Не сейчас!

Это заставило Мин резко обернуться. Ее испуг вызвал у Ранда недоумение. Из сплетен она знала, что Лордом-Капитаном Гвардии Илейн была женщина, и в нагрузку еще и Страж Илейн, и больше ничего. У женщины, которую она увидела, была длинная, толстая, золотистая коса, перекинутая на плечо короткой красной куртки с белой отделкой, и широкие синие штаны, заправленные в сапожки на высоком как у Мин каблуке. Вокруг нее мерцали аура и образов больше чем Мин когда-либо видела вокруг любого другого. Тысячи, которые, казалось, наслаиваются друг на друга.

Стража Илейн и Лорда Капитана Гвардии Королевы... немного… шатало, словно она уже попробовала оосквай. Слуги, заметив ее решительный вид, сразу вспомнили, что у них есть дела в другой части Дворца, оставляя из троих в коридоре одного. Казалось, она не видит Мин и Авиенды, пока почти не столкнулась с ними.

- Вы, проклятые девчонки, помогли ей в этом, не так ли? - рычала она, сосредотачивая свои остекленевшие синие глаза на Авиенде. - Сначала, она обманом исчезает из моей головы, а затем... - она задрожала, и явно совладала собой, но все равно тяжело дышала. Казалось, ее ноги не хотят держать ее прямо. Она сердито смотрела на них, облизывая губы. – Чтоб ей сгореть, я не могу концентрироваться, чтобы выкинуть все из головы! Хочу сообщить вам, что если она делает то, о чем я думаю, я буду пинками гнать ее вокруг проклятого Дворца, а затем отстегаю хворостиной так, что месяц не сможет сидеть, и вас с ней вместе! И если нужно, я найду корень вилочника!

- Моя первая сестра – взрослая женщина, Биргитте Трахелион, - свирепо сказала Авиенда. Несмотря на тон, ее плечи опустились и она старалась не встречаться взглядом с другой женщиной. - Вы должны перестать обращаться с нами как с детьми!

- Когда эта проклятая девчонка будет вести себя как взрослая, я, чтоб всем сгореть, буду обращаться с ней как надо, но она не имеет права делать то, что она делает с моей проклятой головой! Только не с моей...! -  Внезапно остекленевшие синие глаза Биргитте вылезли из орбит. Рот златоволосой женщины остался открыт, и она упала бы, если бы Мин и Авиенда каждая не подхватили ее под руку.

Закрыв глаза, она захныкала. - Два месяца! – Освободившись от их рук она выпрямилась и уставилась на Авиенду своим синим взглядом - ясным как вода и твердым как лед. - Огради ее для меня, и я прощу вам ваше участие. – Авиенда только мазнула по ее лицу своим угрюмым и негодующим взглядом.

- Вы - Биргитте Серебряный Лук! – выдохнула Мин. Она поняла это даже раньше, чем Авиенда назвала ее имя. Неудивительно, что айилка вела себя так будто боялась, что все угрозы будут немедленно выполнены прямо здесь и сейчас. Биргитте Серебряный Лук! - Я видела вас в Фалме!

Биргитте вдруг будто вся покрылась мурашками, затем поспешно огляделась вокруг. Как только она поняла, что они одни, она немного расслабилась. Совсем немного. Она оглядела Мин с ног до головы. - Что бы ты не видела, Серебряный Лук давно мертва, - сказала она прямо. - Теперь я - Биргитте Трахелион, и на этом - все. - Ее ноги опять на мгновение подкосились. - Леди проклятая Биргитте Трахелион, если это, чтоб вы сгорели, вас устраивает! И поцелуйте барана в День Матери, если я смогу что–нибудь с этим поделать. А как вас называют когда вы появляетесь дома? Ты всегда выставляешь на показ свои ноги как какая-нибудь проклятая танцовщица с перьями?

- Я - Мин Фаршав, - ответила она кратко. И это Биргитте Серебряный Лук, героиня сотни легенд? Грязно ругающаяся женщина! И что значит, «Серебряный Лук мертва»? Она же стоит прямо перед ней! Кроме того, множество аур и образов высвечивающихся слишком быстро чтобы понять что-либо определенно, но некоторые указывали, что у женщины приключений будет большее, чем можно было бы уместить в срок одной жизни. Странно, некоторые из образов были связаны с уродливым мужчиной, старшее ее, и с другим, намного моложе ее, но все же Мин знала, что это был один и тот же человек. Легенда или нет, но эти видения вокруг женщины мелькали без конца. - Илейн, Авиенда и я только что взяли Стража, - сказала она не раздумывая. - И если Илейн немного празднует, ну, в общем, это вам лучше дважды подумать прежде чем врываться, а не то вы будете с трудом сидеть.

Этого было достаточно, чтобы снова заставить Ранд волноваться. Бушующий пожар был на месте, немного поменьше, но хвала Свету, он больше.... Кровь прилила к щекам. Он достаточно часто лежал в ее объятьях, отдыхая на смятых простынях, но так это действительно было похоже на подглядывание!

Его? - мягко сказала Биргитте. – Все материнское молоко ей в чашку! Она могла бы влюбиться в висельника или конокрада, но еще глупее было выбрать его. Судя по тому, что я видела в том месте, о котором ты упомянула, у него есть все чтобы быть слишком хорошим для любой женщины. В любом случае, она должна остановиться.

- Ты не имеешь права! - настаивала Авиенда мрачным тоном. Биргитте терпеливо посмотрела в ее сторону. Уже теряя его, но все еще терпеливо.

- Хотя она и подобна девице Талмоури, может кроме той части, когда той пришлось сунуть голову под топор, но я думаю, что вся ее смелость выветриться когда он снова повторит все, что уже сделал когда-то. А если она еще раз проделает то, что она сделала, она больше не вернется назад в мою голову. Проклятье! Я не хочу испытать такое снова! - Она выпрямилась, явно готовясь пойти и высказать все самой Илейн.

- Подумай об этом как о веселой шутке, - попросила Авиенда. Попросила! - Она сыграла с нами хорошую шутку. Со всеми нам. – Углами губ Биргитте выразила все, что она думает о подобных шутках.

- Илейн рассказал мне о небольшом трюке, - поспешно сказала Мин, поймав ладонь Биргитте своей рукой. – Со мной похоже это не сработало, но возможно.... - К сожалению, как только она объяснила....

- Она - все еще там, - через секунду мрачно сказала Биргитте. – Уйди с дороги, Мин Фаршав, - сказала она, освобождая руку, - Или…

- Оосквай! – в отчаянии повысила голос Авиенда, скручивая в мольбе руки - Я знаю, где есть оосквай! Если ты пьяна... Пожалуйста, Биргитте! Я... я поклянусь повиноваться тебе во всем как ученица, но пожалуйста не прерывай ее! Не позорь ее так!

- Оосквай? – задумчиво сказала Биргитте потерев губу. - Это что-то вроде бренди? Хмм. Я думаю, что  девушка краснеет! Действительно - большинство времени она чопорнее всех на свете. Ну вы знаете. Шутка, ты сказала? - Внезапно она улыбнулась и, приглашая идти, сделала знак рукой. – Веди меня к этому своему оосквай, Авиенда. Не знаю как вы, а я намереваюсь напиться настолько... хорошо..., чтобы скинуть одежду и танцевать на столе. И ни на волосок больше.

Мин ничего не поняла, или то, почему Авиенда, посмотрев на Биргитте, внезапно засмеялась этой "замечательной шутке", но была уверена, что знала, почему Илейн покраснела, если это на самом деле было так. Этот твердый шарик чувств в ее голове снова горел пожаром.

- Теперь мы можем пойти поискать оосквай? – сказала она. - Я хочу напиться как утопшая мышь, и побыстрее!

* * *

Когда Илейн проснулась на следующее утро, в спальне был мороз. Легкий снег за окном падал на Кеймлин. Ранд ушел. Но по прежнему был с ней в ее голове. И будет. Она медленно улыбнулась. Всегда будет. Томно потянувшись под одеялом она вспомнила, что не спала прошлую ночь и почти весь день! Она не могла бы поверить, что такое могло с ней случиться, а подумав, что должна краснеть как помидор! Но ей не хотелось расставаться с Рандом, и она не думала, что когда-либо будет краснеть снова из-за чего-либо, связанного с ним.

А лучше всего на свете, что он оставил ей подарок. На подушке возле нее, когда она проснулась лежала распустившаяся лилия золотого цвета, со свежей росой на пышных лепестках. Она не могла даже вообразить, где он смог достать такую посереди зимы. Но она соткала сеть Хранения вокруг цветка, и поставила на стол, откуда она его будет видно каждое утро при пробуждении. Плетению она научилась у Могидин, и оно сохранит цветок всегда свежим с никогда не испаряющейся росинкой, как постоянное напоминание о человека, который отдал ей свое сердце.

Утро принесло новость о том, что ночью исчезла Аливиа, - серьезное происшествие, которое поставило Семью на уши. Это продолжалось до тех пор пока Зайда не заявилась в приемные покои с сообщением, что Найнив не появилась на уроке с Ата'ан Мейер. Из чего Илейн узнала, что Найнив и Лан тоже оба исчезли из Дворца, и никто не знал когда и как. Чуть позже, изучая собрание ангриалов и тер'ангриалов из Эбу Дар, она обнаружила отсутствие трех наиболее мощных ангриалов, и еще нескольких прочих вещиц. Некоторые из них, как она была уверена, были предназначены для женщины, ожидающей внезапной атаки Единой Силой. О чем имелась торопливо нацарапанная записка от Найнив, оставившая больше загадок, чем ответов.

 
« Пред.   След. »