logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Объявления WoT

Артель "Илфинн". Кожаные изделия из кожи заказчика.
Отдам голама в добрые руки. Саммаэль.
Печати, штампы. ООО "Теламон"
Художественные татуировки любой сложности. Мастер Джасин Натаэль.
И другие объявления из мира WoT...

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 25. Узы Печать E-mail
Автор Administrator   
15.11.2006 г.

В своей комнате, в гостинице «Голова Консула» Ранд, сидя на кровати поджал ноги и оперевшись спиной о стену, играл на украшенной серебром флейте в прошлом доставшейся от Тома Меррилина. Кажется прошла целая эпоха. Эта комната с резными панелями на стенах и окнами открывающими вид на Нэтвинский рынок, была лучше, чем та которую они оставили в Короне Маредо. Подушки, сложенные рядом с ним, были набиты гусинным пухом, у постели имелся вышитый балдахин и шторки, а на стекле зеркала, что над умывальником, не было видно ни единого пузыря. Даже полка над каменным камином была слегка украшена резьбой. Это была комната для состоятельного иностранного торговца. Он был рад, что покидая Кайриен, догадался прихватить с собой достаточно золота. У него пропала привычка брать с собой много вещей. Дракону Возражденному предоставлялось все, что угодно. Но пока еще он мог заработать с помощью флейты им на ночлег. Мелодия называлась “Прелюдия длинной ночи”, и он никогда не слышал ее. Наверное Льюс Терин слышал. Это было похоже на способность рисовать. Ранд думал что должен напугать его или разозлить, но он просто молча сидел и играл, пока Льюс Терин плакал.

- Свет, Ранд, - пробормотала Мин, - неужели ты будешь просто сидеть и дуть в эту штуку? -- ее юбки вскружились когда она прошагала вдоль усыпанного цветами ковра. Узы с ней Элейн и Авиендой ощущались так, словно кроме этого он ничего не знал или не хотел. Он дышал и был связан с ними, первое было также естественно как и второе. - Если она скажет хоть одно неверное слово там, где ее могут подслушать, если уже не сказала... Я не позволю кому бы то ни было затянуть тебя в ловушку Элайды! - Узы Аланны никогда не чуствовались так сильно. Они не изменились, просто сегодня ощущения усислились чем тогда в Кеймлине. Узы Аланны напоминали вторжение, взгляд постороннего за спиной, песчинку в ботинке. – Обязательно это делать? Эта музыка заставляет меня плакать и одновременно сдирает с меня кожу… Если только она подвергнет тебя опастности...! - Выхватив один из ножей, она взмахнула им, сжав в кулаке.

Он убрал флейту от рта и молча посмотрел на Мин. Ее лицо покраснело, и внезапно зарычав, она метнула нож в дверь.

- Она там, - сказал он, используя флейту как указку. Бессознательно, он переместил инструмент, точно следуя за Аланной. - Скоро она будет здесь. - Она была в Фар Мэддинге с прошлого дня, и он не понимал чего она ждала все это время. Аланна была пучком эмоций в его голове, нервная и осмотрительная, обеспокоенная и решительная и к тому же сердитая. Едва сдерживавшая ярость. – Если ты не хочешь присутствовать, то тебе не обязательно ее дожидаться… - Мин свирепо тряхнула головой. Рядом с Аланной в его голове появился еще один узел эмоций - это была Мин. Она была обеспокоена и сердита, но любовь сияла подобно маяку всякий раз, когда она смотрела на него и часто даже тогда, когда не смотрела. Страх тоже сиял, но все же она пыталась его спрятать.

Он приложил флейту к губам и стал наигрывать "Пьянного разносчика." Музыка была достаточно веселой, даже чтобы взбодрить мертвеца. Льюс Терин зарычал.

Мин стояла изучая его, сжимая и разжимая кулаки. Затем, внезапно она стала расправлять свое платье, устраивая юбку удобнее на бедрах. Со вздохом убрав флейту он стал ждать. Когда женщина без причины поправляет свое платье, это похоже на то, как мужчина подтягивает ремни доспехов или проверяет подпругу. Она собирается тебя в чем то убедить, и ты будешь зарезан как собака если попробуешь сбежать. Решительность в Мин стала также сильна как и в Аланне – как два солнца, горящих в его голове.

- Мы больше не будем говорить об Аланне, пока она сюда не придет, - сказала она твердо, как будто он настаивал. Решительноть, и все еще страх, сейчас были сильнее чем прежде, постоянно угасая и возвращаяясь вновь.

- Почему бы и нет, жена, если это тебя обрадует, - ответил он, склонив голову по моде Фар Мэддинга. Она громко фыркнула.

- Ранд, Мне нравится Аливия. Она все равно будет мне нравится, даже если она станет трепать Найнив как котенка. – Один ее кулак оказался на бедре, и она наклонилась вперед, ткнув пальцем в его нос. - Но она хочет убить тебя. – Она четко отделила каждое слово.

- Ты сказала она поможет мне умереть, - тихо произнес он. - Это твои слова. - Что он почувствует в момент смерти? Печаль охватила его при мысли что он оставит ее, оставит Илэйн и Авиенду. Печаль за боль которую он им нанес. Он должен снова повидаться с отцом, до того как все закончится. Помимо этого промелькнула мысль, что смерть принесет облегчение.

«Смерть это облегчение», - горячо произнес Льюс Терин: «Я желаю смерти. Мы заслужили смерть!»

- Помочь мне умереть и убить меня - не одно и то же, - Ранд поднялся. Сейчас ему очень хорошо удавалось игнорировать голос. - До тех пор ты не меняла свое толкование того, что ты видишь.

Мин досадно махнула рукой.

- Я видела, то что я видела и все это я тебе рассказала, но пусть меня поглотит Бездна Рока, если я вижу в этом какую то разницу. И не понимаю почему ее увидел ты!

- Рано или поздно, но я умру Мин, - терпеливо сказал он. Это было предсказано ему теми, кому он обязан был верить. Чтобы жить ты должен умереть. Для  него это не имело никокого смысла, но оставалось неоспоримым фактом. Также как и Пророчества о Драконе, в которых говорилось, что он должен умереть. - Не так скоро, я надеюсь. Думаю, что не скоро. Мне очень жаль Мин. Я не должен был позволить вам связать меня узами. – Но он был недостаточно тверд чтобы им отказать, недостаточно силен чтобы оттолкнуть их прочь. Он слишком слаб для исполнения долга. Ему нужно впитать холод пока он не заставит сиять Зимнее Сердце подобно воскресному полдню.

- Если бы ты не позволил, то мы связали бы тебя и все равно сделали бы это.

«Лучше не спрашивать, чем бы это отличалось от того, что сделала Аланна,» - решил он. Несомненно, она видела какую-то разницу. Встав коленями на кровать, она обхватиля его голову руками,

- Послушай меня Ранд ал’Тор. Я не позволю тебе умереть. И если это тебе удастся, просто чтоб разозлить меня, я пойду за тобой и верну тебя назад. – Внезапно, в клубке ее серьезных мыслей в его голове проявился оттенок веселья. Ее голос стал обманчиво суровым. – И тогда я верну тебя к жизни. Я подниму тебя за волосы, что ниже пупка, и украшу их заколками, усыпаннми лунниками.

Он улыбнулся ей. Она по прежнему может заставить его улыбнутся.

- Я никогда не слышал ни о чем хуже чсмерти, но думаю это тоже подойдет.

Кто то постучал в дверь, и Мин замерла. В тишине она прошептала имя Аланны. Ранд кивнул, и к его удивлению Мин толкнула его на подушки устроилась по-удобнее на его груди. Извернувшись, она подняла голову, и он понял что она пытается увидеть себя в зеркале над умывальником. Наконец она выбрала позу, которая ей наиболее понравилась, лежа половину на нем с одной рукой под его головой, а второй на его груди.

- Войдите, - сказала она.

В комнату вошла Кадсуане и остановилась, нахмурившись при виде ножа в двери. В зеленом платье из тонкой шерсти и в плаще, украшенном изящной вышевкой, скрепленным на шее серебрянной брошью, она была очень похожа на преуспевающую купчиху или банкиршу, вот только золотые птички, рыбки, звездочки и полумесяцы, позвякивающие в ее прическе, выбивались из общего образа. Она не носила кольцо Великого Змея, и казалось что она прилагает все усилия, чтобы не привлекать внимания.

- Вы спорили дети? - слегка произнесла она.

Ранд почувствовал как Льюс Терин притих и, словно кошка на мягких лапах, прокрался назад в темноту. Льюс Терин опасался этой женщины не меньше его самого.

Покраснев, Мин принялась яростно разглаживать свое платье.

- Ты сказал что это она! - обвинительно произнесла она, как только Аланна вошла. Кадсуане закрыла дверь.

Взглянув на Мин, Аланна уставилась на Ранда. Не сводя с него взгляда, она скинула свой плащ и бросила его на один из двух сундуков, стоявших в комнате. Она опустила руки на свои темносерые юбки и крепко в них вцепилась. Она тоже не надела свое кольцо Айз Седай. В какой то момент ее глаза остановились на нем и узы расцвели от чувств. Здесь было все: нервозность, ярость, но он никогда не ожидал что она почувствует радость!

Не меняя положения, он взял флейту и повертел ее в руках.

- Я должен удивиться, увидев тебя, Кадсуане? Ты слишком часто появляешся тогда, когда я не хочу тебя видеть. Кто научил тебя Перемещению? – Больше она никак не могла здесь появиться. На мгновение от Аланны полыхнуло беспокойством, но затем узы забились, наполняя силой его голову. Сначала он подумал, что это она сама научилаь Перемещению, но увидев Кадсуане все понял.

Аланна сжала губы, и даже Мин посмотрела осуждающе. Чувства, текущие через узы Стража быстро пронеслись в голове: от одной; от другой - теперь гнев смешался с восхищением. Почему Аланна чувствует радость?

- Вижу, что манер у тебя все еще не больше, чем у козла, - сухо сказала Кадсуане. - Мальчик, не думаю что мне нужно твое разрешение чтобы посетить свою родину. А что касается Перемещения, это не твое дело, где и когда я чему либо научилась. – Скинув плащ, она защелкнула брошь на поясе, чтоб была под рукой, и перекинула плащ через одну руку, сложив его так тщательно, словно он был куда важнее какого-то там Дракона. Ее голос прозвучал без малейшего раздражения. – Ты заставил меня тащить за собой кучу попутчиков. Аланна отчаянно хотела увидеть тебя, и только каменное сердце могло ей отказать. И Сорилея сказала некоторым из тех, кто поклялся тебе в верности что было бы неплохо раз они решили идти с Аланной и я в конце-концов притащила Несуне, Сарене, Эриан, Белдейн и Эльзу. Это не считая Харине с ее сестрой и этого ее Господина Мечей. Сейчас, после того как обнаружила, что мы с Аланной пошли искать тебя, наверное даже не знает что ей лучше делать: ругаться, кричать или покусать кого-нибудь. И на последок – трое твоих приятелей в черных кафтанах тоже желают с тобой повидаться. Понятия не имею, что они будут делать, когда наконец встретят тебя, но они тут. Хорошо, теперь когда мы наконец-то нашли тебя, могу я прислать к тебе Сестер и Морской народ, чтобы ты решил с ними все проблемы?

Прыжком Ранд очутился на ногах и заклиная ее завопил:

- Нет! Держи их от меня подальше!

Кадсуане прищурила свои темные глаза.

- Я тебя предупреждала насчет твоего языка. Больше я этого делать не буду. - Она не на долго нахмурилась, затем кивнула сама себе, словно он принял урок близко к сердцу. – Теперь объясни, почему ты решил что можешь приказывать мне что делать, мальчик?

Ранд боролся с собой. Он не мог здесь отдавать приказы. Никогда и нигде он не сможет приказывать Кадсуане. Мин сказала что он в ней нуждается, она должна научить его чему то в чем он нуждается, и ему нужно вести себя с ней поприветливее.

- Мне нужно закончить свои дела здесь и тихо уйти, - сказал он наконец. - Если ты скажешь им, или покрайней мере дашь им понять, что я не могу позволить им ходить за мной повсюду, пока я не буду готов уйти - Женщина вскинула брови, ожидая чего то еще, и он глубоко вздохнул. Почему она всегда все усложняет? - Я буду очень призателен, если ты не скажешь никому из них где я. - С огромным трудом он добавил - Пожалуйста. - Мин выдохнула так, как будто до сих пор она старалась не дышать.

- Хорошо, - через некоторое время произнесла Кадсуане. - Ты можешь хорошо себя вести, если постараешься, даже если при этом ты выглядишь так, словно у тебя все зубы разболелись. Полагаю, что какое то время смогу сохранить твой секрет. Большинство из них даже не знают что ты в городе. О! Да, я должна тебе сказать, Мериза связала узами Наришму, Кореле связала Дарнера, а молодой Хопвил теперь пренадлежит Дайгиан. - Она произнесла это так, будто это была случайная мысль появившаяся в голове.

На этот  раз он не сдержался и пробормотал проклятье, за что немедленно получил звонкую оплеуху от Кадсуане. Перед глазами замелькали черные точки. Одна из женщин в комнате чуть не подавилась.

- Я говорила, - спокойно произнесла Кадсуане. – Больше никаких предупреждений.

Мин шагнула к нему. Он стоял и мотал головой – это немного помогло разогнать точки. Ему хотелось потереть щеку в месте, куда попала рука Кадсуане, но смог сдержать свои руки. Ему необходимо слегка расслабить хватку на флейте. По виду Кадсуане вообще было не понять была ли вообще пощечина.

- Почему Флинн и другие позволили себя связать? - требовательно спросил он.

- Сам спроси, когда их увидишь, - ответила она. - Мин, я думаю Аланна хотела бы немного побыть с ним наедине. - Повернувшись к двери и не ожидая ответа Мин, она добавила, - Аланна, я буду ждать внизу, в женской комнате. Не задерживайся. Я хочу вернуться на Холмы. Мин?

Мин сверкнула глазами на Аланну и Ранда. Затем она сложила руки на груди и, бормоча что-то недовольно себе под нос, направилась вслед за Кадсуане. С треском захлопнулась дверь.

- Ты мне больше нравился со своими волосами. – Алана сложила руки под грудью и принялась его изучать. Гнев и радость в узах поочередно сменяли друг друга. - Я надеялась, что если я буду ближе к тебе, то будет получше, но ты все равно как камень у меня в голове. Даже находясь здесь, я с трудом могу сказать расстроен ты или нет. Все равно, здесь лучше. Я не люблю расставаться со Стражем на долго.

Ранд проигнорировал ее и радость, пробежавшую по узам.

- Она не спросила зачем я пришел в Фар Маддинг, - тихо произнес Ранд, пристально глядя на дверь, словно он мог видеть Кадсуане скозь дерево. Наверняка она удивлена. - Это ты ей сказала, что я здесь Аланна. Это могла быть только ты. Ты забыла свою клятву?

Аланна глубоко вздохнула и, прежде чем она ответила, прошло некоторое время.

- Я не уверена, что Кадсуане беспокоится о тебе хотя бы на волосок. – наконец сломалась она - Я держу свою клятву как могу, но из за тебя это получается не очень легко. - Ее голос стал тверже, и гнев с большей силой начал пульсировать в узах. - Я очень признательна человеку, который уходит и оставляет меня. Как же я могу служить тебе? Но более важно, что ты делал? - Пройдя по ковру она остановилась и пристально уставилась на него, ярость горела в ее глазах. Он был выше более чем на фут, но она похоже этого не замечала. - Ты что-то сделал, я знаю. Я была без сознания целых три дня! Что ты сделал?

- Я просто подумал, что если мне нужно быть связанным узами, то пусть это будет тот, с кем я хочу себя связать. - Он едва успел поймать ее руку, до того как она достигла его лица. - Меня уже достаточно били сегодня.

Она взглянула на него, оскалив зубы, готовая вцепиться ему в горло. Узы доносили теперь только ярость и возмущение - острые как кинжалы. "Ты позволил кому то другому связать тебя узами?" - прорычала она. "Как ты посмел! Кто бы она не была, я увижу ее как ее накажут! Я буду смотреть как ее высекут! Ты мой!

- Потому что ты взяла меня Аланна, - холодно ответил он. - Если это узнает большинство Сестер, то высекут тебя. - Однажды Мин сказала ему, что он может верить Аланне, что она видела Зеленую и четырех других сестер "в его руке". Он доверял ей, на свой манер, но пока что Аланна держала его в своей руке и это ему совсем не нравилось. - Освободи меня и я забуду все что случилось. - Он даже не знал, что такое возможно, пока Лан не рассказал ему о себе и Мирелль. - Освободи меня, и я освобожу тебя от клятвы.

Гнев текущий по узам не стих, но ее лицо и голос стали спокойными.

- Ты больно сжимаешь мне руку.

Он знал это. Он даже чувствовал ее боль сквозь узы. Он отпустил ее, и она принялась массировать руку, хотя он чувствовал, что в этом не было необходимости. Все еще потирая запястье, она села на второе кресло и скрестила ноги. Похоже она думала.

- Я уже думала освободится от тебя, - наконец поизнесла она. - Я мечтала об этом. - Она уныло усмехнулась. - Я даже просила Кадсуане позволить передать эти узы ей. Видишь в каком я была отчаянии, раз попросила о подобном? Если кто то и может справится с тобой, то это Кадсуане. Правда, она отказалась. Она была в ярости, что я решилась на это не спросив тебя, но даже если бы ты дал согласие, она все равно бы отказалась. - Она махнула рукой. - Поэтому ты мой. - Ее лицо не изменилось, но как только она это произнесла, радость вновь вспыхнула в узах. - Тем не менее я связана с тобой, ты мой Страж, и я несу ответственность. Это так же важно для меня как и клятва, которую я тебе дала. Поэтому я  не отпущу тебя к кому-либо другому до тех пор, пока не узнаю, что она может с тобой справится. Кто связал тебя? Если она подходит, я передам тебя ей.

Холодок пробежал по спине Ранда при одной только мысли, что Кадсуане могла получить его узы. Аланна никак не могла управлять им через узы, и он не думал что это удастся какой-то другой Сестре, но и рисковать ему не хотелось. Свет!

- С чего ты решила, что она не сможет обо мне позаботится? - требовательно спросил он вместо ответа на вопрос Аланны. Верить или не верить – никто не смог бы подсказать даже если знал ответ. То, что сделали Илейн, Авиенда и Мин могло караться законами Башни, но пока они могли не бояться наказания со стороны своих Айз Седай, если только никто не узнает об их тайне. Сидя на краю кровати он вращал флейту в руках. - Только из за того, что она отказалась от моих уз? Может быть она лучше предвидит последствия в отличии от тебя. Она пришла ко мне в Кайриен, и должна быть какая-то причина помимо меня, почему она так долго там оставалась. Я не готов поверить, что она решила навестить друзей в то время, когда я нахожусь здесь. Она привела тебя в Фар Мэддинг, чтобы найти меня.

- Ранд, она хочет каждый день знать где ты находишся, - убежденно сказала Аланна – Но сомневаюсь, что даже самый последний пастух в Салдее не хочет знать того же. Весь мир хочет знать это. Я знала что ты где то далеко на юге и не перемещался несколько дней. Не больше. Когда я обнаружила, что Кадсуане и Верин собираются сюда, я попросила ее, просила, стоя на коленях! – пока она не позволила идти вместе с ними. Но я не знала что ты здесь, пока не вышла из переходныъ врат в холмах возле города. До этого я собиралась переместится в Тир, чтобы найти тебя. Кадсуане научила меня, когда мы прибыли сюда, так что не думай что сможешь так же легко бегать от меня в будущем.

Кадсуане научила Аланну Перемещению? Пока что это не говорило о том кто научил Перемещению Кадсуане. Но подумал, что это не важно.

- А Дарнер и двое других позволили связать себя узами? Или эти  Сестры взяли их так же как ты меня?

Слабый румянец пятнами покрыл ее щеки, но голос не изменился.

- Я слышала как Мериза уговаривала Джахара. Это заняло два дня, и я никогда не видела, чтобы она на него давила. Я ничего не могу сказать про остальных, но как сказала Кадсуане, ты в любой момент можешь спросить их сам. Ранд ты должен понять, эти мужчины боятся возвращаться в твою 'Черную Башню'. - При этом ее рот скривился. - Они боятся что их обвинят в покушении на тебя. Если они просто убегут, за ними будут охотится, как за дезиртирами. Я правильно поняла ваши порядки? Куда еще им податься как не к Айз Седай? И с их способностями? - Она улыбнулась словно увидела что то смешное, и ее голос стал возбужденным. - Ранд, Дарнер нашел способ Исцелять укрощенных! Свет, я могу говорить это слово без страха. Он исцелил Иргейн, Ронайлле и Сашелле. Они тоже поклялись тебе в верности, также как и другие.

- Другие? Что ты имеешь в виду?

- Я говорю о Сестрах, которых держат аийльцы. Даже Красные. – ее слова прозвучали недоверчево даже для нее самой, но она постаралась замаскировать его, быстро вскочив на ноги и шагнув к нему. Ее глаза остановились на его лице.- Каждая из них поклялась и приняла прощение от Несуне и остальных пятерых, которые принесли клятву первыми. Кадсуане не доверяет им. Она не разрешила им привести с собой своих Стражей. Признаю, что вначале я тоже не была в них уверена, но теперь я верю что ты можешь им доверять. Они принесли тебе клятву. Ты знаешь что это означает для Сестры. Мы не можем нарушить клятву Ранд. Это невозможно.

Даже Красные. Он был удивлен, когда первые пять пленниц поклялись в верности. Элайда посылала их похитить его, и они это сделали. Он был уверен, что все, что с ними произошло является его влиянием та’верен, но оно только улучшало шансы состояться такому событию, которое возможно одно в милионе комбинаций. В любых обстоятельствах было трудно поверить, что Красные принесут клятву мужчине, который может направлять.

- Ты нуждаешся в нас Ранд. - Поднявшись она качнулась, как будто хотела шагнуть, но вместо этого стояла и немигая смотрела на него. Ее руки разглаживали юбку, а она не обращала на это внимание. - Ты нуждаешся в поддержке Айз Седай. Без нее ты не сможешь собрать все народы, а без этого тебе не осуществить всего остального. Восстание в Кайриене быть может закончилось для тебя, но не все одобрили назначение Добрейна Сенешалем. Возможно многие опять придут к Тораму Риатину, если тот вдруг объявится вновь. Высокий Лорд Дарлин устроился в Твердыне и объявил себя Сенешалем Тира, но бунтовщики из Хаддонского Сумрачья не кинулись к нему с рапростертыми объятьями. Насчет Андора - Илейн Траканд может сказать, что поддержит тебя когда займет трон, но она выставила твоих солдат из Кеймлина, и если она позволит им оставаться в Андоре, я голой отправлюсь в Запустение с колокольчиком в руках. Сестры могут помочь тебе. Элейн будет к нам прислушиваться. Мятежники Кайриэна и Тира будут слушать нас. Белая Башня останавливала войны и восстания на протяжении трех столетий. Тебе может не нравится договор Рафелы и Мераны, заключенный с Харине, но они получили все о чем ты просил. Свет, позволь нам помочь тебе!

Ранд медленно кивнул. Это был просто способ заставить людей поверить в его силу, когда Айз Седай принесут ему клятву верности. Страх, что они могут манипулировать им, ослепил его. Он не хотел этого допустить. Он был дураком.

«Человек который верит всем – глупец,» - сказал Льюс Терин: «а человек который не верит никому тоже - дурак. Если живем слишком долго - все мы дураки!». Он совсем не казался безумным.

- Возвращайся в Кайриэн, - сказал он. - Передай Рафеле и Меране, чтоб направлялись к мятежникам в Хаддонское Сумрачье. Скажи им, чтоб взяли с собой также Беру и Кируну. - Это были те четверо, кроме Аланны, про которых Мин сказала, что он может им доверять. Что там она говорила про остальных пятерых, которых привела с собой Кадсуане? Каждая будет ему служить на свой лад. Не слишком ясно, пока что. – Я пожелал, чтобы Дарлин Сиснера был моим Сенешалем и поддерживал законы, которые я утвердил в Тире. С остальным они могут поступать по своему усмотрению, лишь бы остановили мятеж и прекратили кровопролитие. После этого… В чем дело?

Аланна опустила голову, и она села обратно в кресло.

- Я прошла весь этот путь, а ты отсылаешь меня обратно. Полагаю будет лучше, если здесь будет эта девочка, - вздохнула она. - Ты не представляешь чего мне стоило добраться до Кайриена, постоянно маскируя узы, для того чтобы то, чем вы занимались, не мешало мне спать по ночам. Это намного труднее, чем просто полностью скрыть узы, но я не люблю полностью терять контакт с моими Стражами. Только возвращение в Кайриэн будет почти таким же ужасным.

Ранд прокашлялся.

- Это то, чего я хочу от тебя. - Женщины, как он понял, о некоторых вещях говорят более открыто чем мужчины, но это по прежнему его шокировало. Он надеялся что Илейн и Авиенда маскируют свои узы, когда он занимался любовью с Мин. Когда они оба лежали на кровати, кроме нее никого больше не существовало, так же как это было с Илейн. Он конечно не собирался говорить об этом с Аланной. - К тому времени, как ты управишся в Кайриэне, я могу закончить свои дела здесь. Если я не успею… Если я не успею, ты можешь вернуться. Но держись от меня подальше, пока я сам не захочу тебя видеть. - Даже с этим ограничением, в ней снова ожила радость.

- Ты не хочешь говорить, кто связал тебя узами, не так ли? - Она покачала головой, и вздохнула. - Мне лучше уйти. – Поднявшись, она взяла свой плащ и закинула его на руку. - Кадсуане очень нетерпелива. Сорилея как родная мать уговорила ее следить за нами, и она делает это. По своему. - У двери она остановилась. - Зачем ты здесь Ранд? Кадсуане это может и не интересует, а меня очень. Я сохраню это в секрете, если хочешь. Я никогда не могла оставаться в стеддинге больше чем на несколько дней. Почему ты остаешься здесь, где даже не можешь почуствовать Источник?

- Может быть потому, что в этом для меня нет ничего плохого, - солгал он. Он понял, что ей он может это сказать. Он доверял ей и мог доверить этот секрет. Но она видела в нем лишь своего Стража, и она была Зеленой. Никакое объяснение не помогло бы ему проделать все в одиночку, но в Фар Мэддинге она не способна защитить даже себя, как это может сделать Мин, а может даже хуже. - Иди Аланна. Я потратил достаточно времени.

Как только она ушла, он вновь прислонился спиной к стене и начал рассматривать флейту. Вместо того чтобы играть он думал. Мин сказала, что он нуждается в Кадсуане, но Кадсуане не интересовалась им, разве что только из любопытства. Плохое любопытство. Как-то ему необходимо заставить ее интересоваться. Свет! Как же он сделает это?

* * *

С некоторым трудом Верин разместилась в портшезе во дворе дворца Алейс. Она не взяла с собой свои вещи, но зато они быстро добрались до Фар Мэддинга. Кареты рано или поздно застревают в толпе, а также не всегда могут доставить вас в желаемое место. Влажный ветер, дующий со стороны озера к сумеркам становился холоднее, но она позволила ветру трепать свой плащ, пока она доставала из кошеля на поясе два серебрянных пенни и подавала их носильщикам. Она не должна была бы, конечно, этого делать, так как они были служащами Алейс, но Эдвина могла бы о таком и не знать. А они не должны были брать его, но серебро с мерцанием исчезло в их кафтанах, а самый младший, красивый малый для своих средних лет, даже низко поклонился ей прежде чем взяться за свой край портшеза и отправиться назад. Верин вздохнула. Парень средних лет. Да, у нее не заняло много времени после столь длительного отсутствия почувствовать, словно она никогда не уезжала из Фар Мэддинга. Ей нужно быть осторожной с этим. Может быть опасно, если Алейс или другие раскроют ее обман. Она подозревала, что приказ о ссылке Верин Матвин все еще в силе. Фар Мэддинг всегда хранит молчание даже если Айз Седай на столько глупа, что нарушает местные обычаи, но Совету не пристало их бояться, а Башня обычно делает вид, что ничего не происходит, даже если одну из Сестер осудили на публичную порку. И у нее нет желания докапываться до причин подобного безразличия.

Дворец Алейс не был похож на Солнечный Дворец Кайриена или Дворец Королевы Андора, и ни на какой другой дворец откуда правят короли и королевы. Это была ее личная собственность, принадлежащая ей не из-за должности Первого Консула. Остальные - большие и меньшие, раскинулись по обе стороны, обнесенные высокими стенами со всех сторон, кроме той, что была обращена к Холмам, единственной точке острова, обрывающейся отвесными  утесами в воды озера. И надо сказать не малыми. Женщины рода Барсала подноторели в торговле и политике еще с тех пор, когда город называли Фел Морейна. Аллеи с высоченными колоннами окружали дворец на всех уровнях, и его беломраморный куб был также окружен высокими стенами.

Она нашла Кадсуане сидящей в комнате, откуда наверное был бы прекрасный вид на озеро, если бы шторы не были задернуты для сохранения тепла от мраморного камина. Кадсуане сидела в кресле, рядом на мальньком инкрустированном столе лежала корзинка для вышивания. Кадсуане спокойно работала иглой и пяльцами. Она была не одна. Верин кинула свой плащ на спинку кресла и села в другое.

Эльза едва взглянула в ее сторону. Обычно симпатичная Зеленая сейчас стояла перед Кадсуане с весьма сверепым видом, ее лицо было красным, а глаза сверкали. Эльза всегда сознавала, где она находится, и с уважением относилась к другим Сестрам. Проигнорировать Верин для нее не меньшее преступление, чем ругаться с Кадсуане. - Как ты могла позволить ей уйти? - требовательно стпросила она у Кадсуане. - Как без нее мы его найдем? – А, теперь понятно из-за чего всеь сыр-бор.

Голова Кадсуане осталась склоненной над пяльцами, и ее игла продолжала делать небольшие стежки.

- Ты можешь подождать, пока она не вернется, - сказала она спокойно.

Руки Эльзы сжались в кулаки.

- Как ты можешь быть такой спокойной? – закричала она. - Он Дракон Возрожденный! Это место может быть для него смертельной ловушкой! Ты должна… - Ее зубы щелкнули, когда Кадсуане подняла палец. Это все, что сделала Кадсуане, но этого оказалось достаточно.

- Я достаточно выслушивала твои замечания, Эльза. Теперь ты можешь идти. Немедленно!

Эльза засомневалась, но у нее действительно не было выбора. Пока она делала реверанс, со своим зажатым в кулаках темно зеленым платьем, ее лицо по прежнему оставалось красным, но она оставила комнату без дальнейшего промедления.

Кадсуане положила пяльцы на колени и откинулась на спинку кресла.

- Не приготовишь ли ты чаю, Верин?

Несмотря на собственное нежелание, она кивнула. Другие сестры вообще не смотрели в ее сторону.

- Конечно Кадсуане. - Красивый серебрянный чайник стоял на четырехногой подставке на одном из столов, и к счастью до сих пор был горячим. - Было ли разумно отпускать Аланну? - спросила она.

- Было бы трудно удержать ее, не дав мальчику понять слишком много. - Сухо ответила Кадсуане.

Затягивая время, Верин тонкой струйкой наливала заварку в изящную чашку из голубого фарфора. Этот фарфор не был сделан Морским народом, но был очень хорош.

- У тебя есть какие нибудь идеи насчет того, почему он пришел именно в Фар Мэддинг, а не в какое нибудь другое место? Я чуть не проглотила язык, когда до меня дошло, что причиной прекращения его перемещений стало его прибывание в этом месте. Если это что то опасное, мы должны попытаться остановить его.

- Верин он может делать все, что решит его сердце. Абсолютно все - вплоть до Тармон Гай’дон. И так долго, насколько я смогу быть рядом, чтобы научить его снова смеятся и плакать. - Закрыв глаза, она потерла виски пальцами и вздохнула. - Он превращается в камень, Верин, и если он не вспомнит, что он человек, победа в Последней битве будет не лучше поражения. Юная Мин сказала ему, что я ему нужна. Я узнала это у нее не вызвав подозрений. Но я должна ждать, пока он сам не придет ко мне. Сама видишь как он сбежал от Аланны и прочих. Будет очень трудно учить, его если он не попросит. Он упрямится наставлениям. Он  думает что должен все сделать и выучить сам, и если я не заставлю его работать над этим он ничему не научится. - Ее руки упали на пяльцы на коленях. – Мне даже захотелось по-выть сегодня ночью на Луну. Непривычно для меня. Если ты когда нибудь закончишь разливать этот чай, то я смогу по-выть подольше.

-О! Да, конечно. - Быстро наполнив вторую чашку, Верин спрятала маленький пузырек назад в кошель на поясе неиспользованным. Неплохо убедиться в Кадсуане в конце-концов. - Ты пьешь с  медом? - спросила она. - Всегда забываю.

 
« Пред.   След. »