logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Последние теории и обсуждения на нашем форуме!

Приглашаем вас обсудить мир Колеса Времени на нашем форуме:

Мазрим Таим - М'хаэль Черной Башни, что он за человек?

---

Ишамаэль и план Тени

---

Последняя Битва и участие Дракона в ней

---

И снова Асмодиан, и тайна его гибели

---

Предсказания

---

Можно ли воскресить Бе'лала?

---

Морейн - откуда она все знает?

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 29. Другой план Печать E-mail
Автор Administrator   
15.11.2006 г.

Подвал Странницы, с выгнутым коромыслом потолком, был огромным, но всё же казался таким же тесным, как комната, которую делили Том и Джуилин, несмотря на то, что здесь находилось только пять человек. Масляная лампа, установленная на перевёрнутую бочку, высвечивала колышущиеся тени. Весь подвал был наполнен тенями. Проход между полками и грубыми каменными стенами был узким - чуть шире бочки - и высоким, но переполненным он казался не из-за этого.

- Я просила о помощи, а не петли для шеи, - холодно сказала Джолин. За неделю опеки госпожи Анан, Айз Седай, кушающая стряпню Энид, больше не выглядела измученной. То поношенное платье, которое Мэт вначале видел на ней, исчезло, сменившись закрытым платьем из прекрасной синей шерсти, слегка украшенное тесьмой на запястьях и по вороту. В дрожащем свете её лицо было наполовину скрыто тенью, выглядела она разъяренной, а её глаза пытались просверлить дыры в лице Мэта. - Если что-нибудь пошло не так- что-нибудь! - Я была бы беспомощна!

Ничего такого с ним бы не произошло. Вот, предложи помочь от чистого сердца - ладно, не совсем от чистого - и посмотрите, что получается! Он помахал ай'дам фактически у нее под носом. Тот шевелился в руке словно длинная серебряная змея, вспыхивая в тусклом свете лампы, браслет и ошейник, скребясь по каменному полу, и Джолин, подобрав тёмные юбки, отступила назад, чтобы избежать прикосновения. Судя по тому, как скривились её губы, это должно быть была гадюка. Ему стало интересно - будет ли он ей впору - ошейник казался больше её тонкой шеи.

- Госпожа Анан снимет это, как только мы выведем тебя за стены, - прорычал он. - Ты доверяешь ей, так? Пряча тебя здесь она рискует своей головой. Говорю тебе - это единственный выход! - Джолин упрямо задрала подбородок вверх. Госпожа Анан что-то сердито пробормотала себе под нос.

- Она не хочет это носить, - позади Мэта сухим голосом сказал Фэн.

- Если она что-то не хочет носить, то она это не оденет, - сказал Блейрик ещё более сухим голосом, чем Фэн.

Тёмноволосые стражи Джолин были столь же разными, как горошины в стручке. Фэн, со своими тёмными раскосыми глазами и подбородком, о который можно сточить камень, был чуть ниже Блейрика, и быть может капельку массивнее в груди и плечах, и всё же они без проблем могли носить одежду друг друга. Прямые чёрные волосы Фэна доставали ему почти до плеч, а очень короткие волосы голубоглазого Блейрика были слегка светлее. Блейрик был шайнарцем, он сбрил свой хохолок и отрастил волосы, дабы не привлекать внимания, но ему это не нравилось. Фэн, салдеец, кажется вообще никому не нравился кроме Джолин. И они оба сильно любили Джолин. Эти двое похоже говорили, одинаково думали и двигались как близнецы. Они носили темные рубашки и длинные, ниже бёдер, простые шерстяные жилеты мастеровых. Хотя тот, кто принял бы их за рабочих, даже в столь скудном свете, наверное был слепым. Днём, в конюшнях, где госпожа Анан поручила им работать... Свет! Они смотрели так на Мэта, как львы могут смотреть на козленка, оскалившего на них зубы. Он шел так, чтобы даже краем глаза не попасть в поле зрения Стражей. Когда они за спиной, он чувствовал мало комфорта, даже со всеми спрятанными в различных местах ножами.

- Если ты не послушаешь его, Джолин Мэйза, ты будешь слушать меня. - Уперев в бёдра кулаки, Сеталль впилась своими круглыми светло-коричневыми глазами в стройную Айз Седай. - Я хочу увидеть тебя вернувшейся в Белую Башню, даже если мне придётся всю дорогу подталкивать тебя на каждом шагу! Быть может по дороге ты покажешь мне, что знаешь о том, что значит быть Айз Седай. Я поручилась за тебя как за взрослую женщину. Пока что я видела только бьющуюся в истерике послушницу!

Джолин уставилась на неё. Её и так большие карие глаза стали еще больше, словно она не верила своим ушам. Мэт тоже не был уверен в том, что только что услышал. Хозяйки гостиниц обычно не хватают Айз Седай за глотку. Фэн хрюкнул, а Блейрик пробормотал что-то не очень лестное.

- Нет необходимости носить его после того как мы скроемся из вида стражи в воротах, - быстро сказал Мэт Сеталль, надеясь таким способом отвлечь внимание Джолин. - Натяните капюшон плаща пониже... - Свет, он должен получить один из этих чуднЫх плащей! Ну, если Джуилин смог украсть ай'дам, то он мог бы стянуть и проклятый плащ. - ... и охрана увидит просто ещё одну сул'дам. Вы сможете вернуться сюда до рассвета. Если только вы не будете настаивать на ношении своего брачного кинжала. - Он рассмеялся собственной шутке, но все промолчали.

- Ты думаешь, я могу остаться там, где женщин превращают в животных только потому, что они могут направлять? - она требовательно подошла к нему вплотную. - Ты думаешь, что я позволю остаться моей семье? - Если раньше её глаза сверлили Джолин, то теперь они сверкали на него. Откровенно говоря, он о таком никогда не думал. Конечно, ему бы хотелось видеть свободными всех дамани, но почему это так важно для неё? А это явно важно, потому что её рука, лаская, скользила по рукоятке длинного изогнутого кинжала, прикреплённого к её поясу. Жители Эбу Дар не любезничали обидчиками, и в этом отношении она была коренной жительницей этого города. - Через два дня после появления Шончан я выставила Странницу на продажу, когда увидела то, что они из себя представляют. Я должна была передать всё Лидл Илонид уже несколько дней назад, но не сделала этого потому, что Лидл не ожидает здесь найти Айз Седай. Когда вы будете готовы, я отдам ключи и уйду вместе с вами. Лидл уже становится нетерпеливой, - через плечо многозначительно добавила она для Джолин.

"А как же его золото?" - с негодованием хотел спросить он. Позволила бы Лидэл взять его из тайника в своей кухне? Однако еще кое-что заставило его поперхнуться словами.

Внезапно он увидел себя обременённым всею семьёй госпожи Анан, включая женатых сыновей и дочерей с детьми и, быть может, нескольких дядюшек, тётушек и, конечно, кузенов. По дюжине каждого. Возможно, даже побольше. Она-то может и не здешняя, но её муж местный и у него родственники повсюду в этом городе. Блейрик сильно хлопнул его по спине, что Мэт зашатался.

Он показал ему все свои зубы, надеясь, что шайнарец примет это за благодарную улыбку. Выражение лица Блейрика никогда не менялось. Проклятые Стражи! Проклятые Айз Седай! Проклятые, проклятые хозяйки гостиниц!

- Госпожа Анан, - осторожно сказал он, - при способе, которым я собираюсь убраться из Эбу Дар, есть места для очень многих. - Он еще не рассказывал ей о балагане Люка. В конце концов, всегда есть вероятность, что ему не удастся его убедить. И чем больше людей он будет стараться убедить взять с собой Люка, тем ему труднее будет его убедить. - Возвращайтесь сюда, как только мы будем за воротами. Оставляя город, воспользуйтесь одной из лодок вашего мужа. Я предлагаю выждать ходя бы несколько дней. Может с неделю или около того. Как только Шончан обнаружат пропажу двух дамани, они будут проверять всех желающих покинуть город.

- Двух? - резко спросила Джолин. - Теслин и кто еще?

Мэт вздрогнул. Он не хотел говорить о второй Айз Седай. При мысли о Джолин на ум ему сразу приходили такие сравнения: раздражительная, своенравная и испорченная. Абсолютно все, что заставляло ее напрячь мозги, казалось ей сложным для понимания и как она считала "близко к провалу", и этого могло быть достаточно, чтобы она сама решила попробовать какой-нибудь свой безумный план. Что-нибудь, что без сомнения разрушило бы его собственные планы. Наверняка ее сразу схватят, если бы она попыталась убежать из города самостоятельно и пришлось бы драться. А как только Шончан узнали бы, что в городе, прямо у них под носом, была Айз Седай, они снова начали бы интенсивные поиски марат'дамани, увеличили бы число патрулей - больше, чем сейчас из-за "маньяка", и хуже того, они могут усложнить процедуру выхода за ворота.

- Эдесина Аззедин, - неохотно сказал он. - Больше я ничего о ней не знаю.

- Эдесина, - медленно сказала Джолин. Её гладкий лоб слегка нахмурился. - Я слышала, что у неё… - не зависимо оттого, что она слышала, она сжала зубы и твердо посмотрела на него. - Они удерживают и других Сестёр? Если Теслин освободится, я не оставлю у них ни одной сестры!

Мэта потребовалось усилие, чтобы удержать челюсть от падения на пол. Раздражительная и испорченная? Он увидел львицу, подходящую Блейрику и Фэну.

- Поверь мне, я не оставлю ни одной Айз Седай в этих конурах, если только они сами не захотят там остаться, - сказал он, постаравшись придать голосу максимум. Женщина все же оставалась своенравной. Она могла настоять на попытке освобождения остальных, таких как Пура. Свет, он никогда не должен ругаться с Айз Седай, и ему не нужны никакие древние воспоминания, чтобы предупредить об этом! Благодаря своей глупости, достаточно и собственного опыта.

Фэн сзади ткнул его жёстким пальцем в левое плечо.

- Не будь столь лёгок на язык, - предупреждающе сказал Страж. Блейрик ткнул его в другое плечо.

- Помни, с кем ты говоришь!

Джолин только фыркнула в ответ на его слова, но больше на него не пялилась.

Мэт почувствовал, как сзади на шее ослаб узел, как раз там, где ударил бы топор палача. Айз Седай выворачивали слова, разговаривая с другими людьми, и не ожидали, что другие могут использовать их штучки на них же самих.

Он повернулся к Сеталль.

- Вы видите, Госпожа Анан, что лодки вашего мужа подойдут значительно лучше…

- Может и так, - прервала она его, - за исключением того, что три дня назад Джасфер отплыл со всеми своими десятью лодками и всеми нашими родственниками. Я думаю, гильдия захочет с ним побеседовать, если он когда-нибудь вернётся. Предполагается, что он не берет пассажиров. Они отправились в Иллиан, где будут дожидаться меня. Как видишь, я и в самом деле не собираюсь путешествовать столь далеко, как отсюда до Тар Валона.

На этот раз Мэт не смог удержаться, чтобы не вздрогнуть. В случае неудачи с Люком он намеревался отплыть на лодках Джасфера. Опасная затея, действительно очень опасная. И даже больше чем опасная. Может быть безумная. Вполне возможно, сул'дам в доках захотели бы перепроверить любой приказ, по которому дамани отправлялись бы в плавание на рыбацких лодках, особенно ночью. Правда лодки были на самый крайний случай. Что ж, ему придётся посильнее выкрутить руки Люка. Так сильно, как потребуется для получения его согласия.

- Вы позволили вашим родственникам выйти в море в это время года? - Презрение и недоверие прозвучало в голосе Джолин. - Когда назревают сильнейшие шторма? - Стоя спиной к Айз Седай, госпожа Анан гордо подняла голову, но это была гордость не за себя.

- Если потребуется, я доверю Джасферу плыть в зубы кимарос. Я доверяю ему также, как ты доверяешь своим Стражам, Зелёная. И даже больше.

Внезапно нахмурившись, Джолин подняла лампу за железное основание так, чтобы сет падал не лицо хозяйки гостиницы.

- Мы не встречались где-нибудь раньше? Иногда, когда я не могу разглядеть лицо, ваш голос кажется знакомым.

Вместо ответа Сеталль взяла у Мэта ай'дам и завозилась с плоским сегментированным браслетом на одном из концов серебреной привязи. Он был выполнен из столь искусно подогнанных сегментов, что нельзя было понять, как они крепятся.

- Мы могли бы испытать эту штуку.

- Испытать? - сказал он, и ее светло-коричневые глаза бросили на него потухший взгляд.

- Не каждая женщина может быть сул'дам. Ты должен это знать. Я надеюсь, что смогу, но лучше бы мы выяснили это за час назад. - Хмурясь на упрямый закрытый браслет, она вертела его в своих руках. - Ты знаешь, как открыть его? Я даже не могу найти, где он открывается.

- Да, - сказал он слабо. Когда он беседовал с Шончан о сул'дам и дамани, он задавал осторожные вопросы о том, как они использовались в битве. Он никогда даже не думал о том, как выбиралась сул'дам. Возможно, ему пришлось бы бороться с ними - его прошлые памяти едва позволили ему перестать думать о том, как сражаться в битвах - но он конечно никогда не предполагал, что ему придется кого-либо из них принимать на службу. - Лучше проверить это сейчас. - А не когда… Свет!

Замки никогда не были для него проблемой, а этот браслет был совсем простым. Нужно было только нажать на правильные точки сверху и снизу почти напротив привязи, но чуть с боку. Это можно было сделать даже одной рукой, и с металлическим щелчком браслет открывался. Ошейник был немного сложнее, и требовались обе руки. Поместив пальцы на нужных точках с обеих сторон, где присоединялся шнур, он нажал, затем повернул и, нажимая, потянул. На первый взгляд ничего не произошло, пока он не повернул половинки в противоположные стороны. Затем они разошлись прямо возле шнура с еще более острым щелчком, чем тот, что был при открытии браслета. Просто. Правда, для того чтобы понять "как" потребовался почти час безуспешных попыток во Дворце, несмотря на помощь Джуилина, который видел как это делается. А никто из здесь присутствующих его не похвалил. Все выглядели так, словно каждый мог это сделать!

Защёлкивая браслет вокруг своего запястья, Сеталль закрепила шнур спиралью на своём предплечье, затем подняла открытый ошейник. Джолин с ненавистью смотрела на него, ее руки, сжавшиеся в кулаки, вцепились в юбки.

- Ты хочешь спастись? - тихо спросила хозяйка гостиницы.

Через момент Джолин выпрямилась и подняла подбородок. Сеталль закрыла ошейник вокруг шеи с тем же самым щелчком, что был и при его открытии. Должно быть, он ошибался с размером; все подошло довольно точно как раз поверх ворота ее платья. Губы Джолин задёргались, и это было всё, но Мэт почувствовал напрягшихся позади него Блейрика и Фэна. Он задержал дыхание.

Плечом к плечу две женщины сделали шажок, протискиваясь мимо Мэта, и он снова начал дышать. Джолин неуверенно хмурилась. Затем они сделали второй шажок.

С криком Айз Седай упала на пол, корчась в агонии. Она не могла говорить, только стонала всё сильнее и сильнее. Она сжалась в комок, её руки, ноги и даже пальцы дёргались и изгибались во все стороны.

Сеталль упала на колени, как только Джолин рухнула на пол, её руки потянулись к ошейнику, но Блейрик и Фэн оказались быстрее, хотя их действия и казались странными. Стоя на коленях, Блейрик поднял вопящую Джолин и удерживал её на уровне груди, в то же время начав массировать её шею. Фэн работал пальцами вдоль рук. Ошейник открылся, и Сеталль встала на ноги, но Джолин продолжала дергаться и хныкать. Её Стражи продолжали нянчится с ней, пытаясь прогнать судороги. Они стреляли холодными взглядами в Мэта, как будто это была его вина.

Гляди вниз на все свои прекрасные планы, лежащие в руинах, Мэт видел только людей. Он не знал, что делать теперь, с чего начать. Тайлин может быть не будет еще два дня, и должен уйти прежде, чем она вернётся.

Приобняв Сеталль сзади, он погладил её по плечу.

- Скажите ей, что мы попробуем что-нибудь ещё, - пробормотал он. Но что? Очевидно, чтобы обращаться с ай'дам нужна женщина со способностями сул'дам.

Хозяйка гостиницы поймала его в темноте в футе от лестницы, ведущей на кухню, когда он забирал свои шляпу и плащ. Крепкий, простой плащ без вышивки. Мужчина может обойтись и без вышивки. Он на самом деле не будет жалеть о ее отсутствии. И о кружевах! Нисколько!

- У тебя есть наготове другой план? - спросила она. Он не мог различить её лицо в темноте, но часть серебряного ай'дам мерцала даже в темноте. Она нащупала браслет на запястье.

- У меня всегда есть другой план, - солгал он, расстёгивая для неё браслет. - По крайней мере, вы можете забыть о том, чтобы рисковать своей шеей. Как только я заберу из ваших рук Джолин, вы сможете отправиться навстречу вашему мужу.

Она только хрюкнула. Он подозревал, что она догадалась, что у него нет никакого плана.

Он хотел обойти стороной зал, полный Шончан, поэтому вышел из кухни через конюшню и сквозь ворота на Мол Хара. Он не боялся, что кто-то заметит его или задумается о том, почему он был здесь. В новой серой одежде, они, казалось, принимали его за кого-то, выполняющего поручения хозяйки гостиницы. Но среди шончан было три сул'дам, и две с дамани. Он уже начинал опасаться, что ему придётся оставить Теслин и Эдесину в ошейниках, и сейчас ему не хотелось смотреть на дамани. Кровь и проклятый пепел, он обещал только попробовать!

Слабое солнце все еще стояло высоко в небе, но с моря поднимался ветер, полный соли и холода, обещая дождь. За исключением Стражи Последнего Часа, состоящей для разнообразия из людей, а не из Огир, марширующей поперёк площади, каждый на площади Мол Хара спешил завершить дела, независимо от того, что это было, до начала дождя. Как только он добрался до основания высокой статуи королевы Нариен с обнажённой грудью, чья-то рука опустилась на его плечо.

- Я поначалу не признал тебя, без твоей причудливой одежды, Мэт Коутон.

Мэт повернулся и нос к носу столкнулся с самым крупным иллианцем со'джин, которого он видел с тех пор, как Джолин заново вторглась в его жизнь. Это была неприятная ассоциация. Человек выглядел весьма странно: круглое бородатое лицо, с половиной волос, отсутствующих на голове, и дрожа в одной рубашке.

- Мы знакомы? - спросил осторожно Мэт.

Лицо крупного мужчины осветила широкая улыбка.

- Направь меня Удача, конечно! Однажды ты совершил незабываемое путешествие на моёй посудине, Мэт Коутон, с троллоками и Шадар Логотом в начале, и мурддраалом с горящим Беломостьем в придачу в конце. Байл Домон, мастер Коутон. Теперь ты меня вспомнил?

- Вспомнил. - Каким-то образом он сделал это. Большая часть того путешествия была покрыта в его голове туманом, изодрана дырами, заполненными другими воспоминаниями других людей. - Мы должны где-нибудь сесть, выпить горячего вина с пряностями и поговорить о старых временах. - Чего никогда бы не произошло, если бы он увидел Домона первым. То, что осталось в его памяти о том рейсе, было удивительно неприятным, как неприятно вспоминать смертельную болезнь. Конечно, он тогда был болен. Еще одно неприятное воспоминание.

- Лучше чем сейчас случая и не найдешь, - рассмеялся Домон, обхватив Мэта толстой рукой за плечи и поворачивая его обратно к Страннице.

Без борьбы способа сбежать от этого человека не было, так что Мэт покорно пошёл. Сокрушительный удар не лучший способ избежать огласки. В любом случае, он не был уверен в том, что победил бы он. Домон выглядел толстым, но жир скрывал твёрдые мускулы. Все равно, выпивка не помешала бы. Кроме того, Домон ведь был контрабандистом? Он мог знать дороги в и из Эбу Дар, которые неизвестны остальным, и этим остальным он мог ответить на несколько маленьких благоразумных вопросов. Особенно за вином. Толстый кошелёк с золотом лежал в кармане плаща, и он не возражал потратить все, чтобы парень напился, как скрипач в воскресение. Подвыпившие обычно болтливы.

Домон толкал его через залу, налево и направо кланяясь Высокородным и офицерам, которые едва ли его замечали, но не зашёл он и на кухню, где Энид могла бы выделить им скамейку в углу. Вместо этого он потащил Мэта наверх по лестнице без перил. Пока он не проводил Мэта в комнату в задней части гостиницы, Мэт предполагал, что Домон идёт взять свои шляпу и плащ. Яркий огонь, пылающий в камине, нагрел комнату, но внезапно Мэт почувствовал холод сильнее, чем снаружи.

Закрыв за ними дверь, Домон встал перед ней, скрестив руки на груди.

- Вы находитесь в присутствии Капитана Зеленого ранга Леди Эгинин Тамарах, - провозгласил он, затем добавил более нормальным голосом, - Это Мэт Коутон.

Мэт перевёл взгляд с Домона на высокую женщину, неподвижно сидящую в плетеном кресле. Её гофрированное платье сегодня было бледно-жёлтым, и поверх него она носила вышитую цветами мантию, но он её помнил. Её бледное лицо было твердым, и каждая частичка её голубых глаз была такой же хищной, как у Тайлин. Единственное о чем он подозревал, что лицо Эгинин не было предназначено для поцелуев. Её руки были тонки, но на них мозоли фехтовальщика. У него не было ни шанса узнать, в чём дело, но этого и не требовалось.

- Мой со'джин сообщил мне, что ты знаком с опасностью, мастер Коутон, - сказала она, как только Домон закончил говорить. В её тягучем акценте все ещё звучали безапелляционные и командные нотки, но теперь она была Высокородной. - Мне нужны люди в команду на судно, и я хорошо заплачу, и не серебром, а золотом. Если ты знаешь других, таких как ты, я найму и их. Но они должны будут держать свои языки за зубами. Мои дела касаются только меня. Байл упоминал и два других имени. Том Меррилин и Джуилин Сандар. Если кто-либо из них находится здесь, в Эбу Дар, я могу использовать так же и их. Они знают меня, и знают, что могут доверить мне свои жизни. Также как и вы, мастер Коутон.

Мэт сел на второе кресло в комнате и откинул свой плащ. Предполагалось, что ему не положено сидеть даже в присутствии кого-либо из Высокородных, стоящих ниже её вполовину. Выбритые тёмные волосы и покрытые зелёным лаком кончики ногтей объявляли, кем она была, но ему нужно было подумать.

- У вас есть корабль? - спросил он, в основном, чтобы выиграть время. Она сердито открыла свой рот. Задавать вопросы Высокородным нужно деликатно.

Домон хрюкнул и помотал головой, и на мгновение она посмотрела на него даже более сердито, но затем её строгое лицо смягчилось. С другой стороны её глаза, впились в Мэта подобно сверлам, и она поднялась на ноги, уперев руками на бёдра, глядя на него.

- У меня будет судно самое позднее к концу весны, как только моё золото прибудет из Канторина, - ледяным голосом сказала она.

Мэт вздохнул. Ладно. И так не было ни малейшего шанса увести Айз Седай на судне, принадлежащем Шончан. Просто не реально.

- Откуда вы знаете Тома и Джуилина? - Домон мог рассказать ей о Томе, конечно, но откуда, о Свет, она могла узнать о Джуилине?

- Ты задаёшь слишком много вопросов, - твёрдо сказала она, отворачиваясь. - Боюсь, что я не смогу использовать тебя. Байл, выпроводите его наружу. - Последние слова были категоричной командой.

Домон не сдвинулся ос места.

- Скажи ему, - убеждал он её. - Рано или поздно, он должен всё узнать, или он подвергнет тебя большей опасности, чем та, в которой ты сейчас. Скажи ему. - Даже для со'джин он, казалось, болтал с высшего соизволения. Шончан были очень щепетильны с правилами поведения в зависимости от занимаемого ими положения. Они учитывали малейшие условности. Эгинин должно быть и на четверть не была такой жёсткой, как выглядела.

Но в данный момент она выглядела очень жёсткой, пиная свои юбки и шагая взад-вперёд, хмурясь на Домона и Мэта. Наконец она остановилась.

- Я оказала им небольшую помощь в Танчико, - сказала она. Через мгновение она добавила, - И двум женщинам, которые были с ними - Илэйн Траканд и Найнив ал'Мира. - Её глаза пристально сосредоточились на нём, наблюдая за тем, знал ли он эти имена.

Мэт почувствовал тяжесть в груди. Это была не боль - это больше было похоже на то, как если бы он смотрел на лошадь, на которую он сделал ставку, несущуюся прямо к финишной черте, оставив других чуть позади, но сомнения в победе всё ещё оставались. Что такого, во имя Света, делали в Танчико Найнив и Илэйн, что им понадобилась помощь Шончан, и они её получили? Том и Джуилин были немногословны. Все равно, не в этом дело. Эгинин были нужны люди, которые не выдали бы её секретов и не возражали бы против опасности. Она сама была в опасности. Для Высокородных существовало очень мало угроз за исключением других Высокородных и …

- Вас наступают на пятки Взыскующие Истину, - сказал он.

То, как поднялась её голова, а рука опустилась, как бы пытаясь достать меч, было достаточным подтверждением его подозрениям. Домон встал поудобнее и согнул свои большие руки, его глаза уставились на Мэта. Его глаза внезапно стали твёрже, чем у Эгинин. Толстый человек больше не выглядел забавным - он выглядел опасным. Внезапно Мэт понял, что может и не покинуть эту комнату живым.

- Если вам нужно убраться от Взыскующих, я могу помочь вам, - быстро сказал он. - Вам необходимо отправиться туда, где у Шончан нет власти. Но где бы они не были, Взыскующие могут вас найти. Поэтому лучше отправиться как можно скорее. Золото всегда можно получить. Если Взыскующие не получат вас первыми. Том сказал мне, что они почему-то стали очень активными. Греют железо и готовят виселицы.

Какое то время Эгинин, уставившись на него, стояла неподвижно. Наконец, она обменялась долгим взглядом с Домоном.

- Возможно, действительно было бы лучше отправиться как можно скорее, - выдохнула она. Хотя её голос немедленно окреп. Если на её лице и появилось на мгновение беспокойство, то оно исчезло. - Думаю, что Взыскующие не будут препятствовать мне покинуть город, но они подумают, что если последуют за мной, то получат нечто большее, чем просто я. И до тех пор, пока я не покину территорию, которая удерживаются Рьягелле, они смогут приказать солдатам арестовать меня, если решат, что я направляюсь в земли, которые ещё не собраны. Тогда мне понадобятся способности вашего друга Тома Меррилина, мастер Коутон. Между здесь и там я должна исчезнуть от взгляда Взыскующих. Я могу и не получить золота из Канторина, но его у меня достаточно, чтобы вознаградить вас за вашу помощь. Вы можете быть уверены в этом.

- Зовите меня Мэт, - сказал он, выдав ей свою лучшую улыбку. От этого смягчались даже самые суровые женщины. Что ж, внешне она не смягчилась - похоже даже слегка нахмурилась - но единственное, что он точно знал о женщинах - это какой эффект оказывают его улыбки на женщин. - Я знаю, как вам исчезнуть сейчас. Вы знаете, что ожидание не поможет. Взыскующие могут решить арестовать вас прямо завтра. - Это поразило её. Она не вздрогнула - он считал, что существует очень мало вещей, которые заставили бы её вздрогнуть - но она была готова утвердительно кивнуть. - Осталось одно, Эгинин. - Всё могло ещё взорваться прямо ему в лицо как фейерверки Алудры, но он не колебался. Иногда ты должен бросить кости. - Мне не нужно золото, но мне нужны три сул'дам, которые будут молчать. Как вы думаете, вы сможете найти таких?

Через мгновение, которое, казалось, длилось часы, она кивнула, и он улыбнулся самому себе. Его лошадь пришла первой.

* * *

- Домон, - сказал Том плоским голосом с трубкой, зажатой в зубах. Он лежал на тонкой подушке, сложенной в двое, под головой и, казалось, изучал слабый синий дым, висящий в воздухе комнаты без окон. Единственная лампа давала прерывистый свет. - И Эгинин.

- И теперь она одна из Высокородных. - Сидящий на краю своей кровати Джуилин уставился в обгоревший чубук своей трубки. - Не знаю, нравится ли мне это.

- Вы говорите, что мы не можем им доверять? - требовательно спросил Мэт, небрежно набивая в трубку табак. Он зажег её и легко затянулся, придерживая у рта, чтобы выдохнуть дым. Опять у него был выбор стоять или сидеть, но теперь нигде не видно даже табурета. Дела с Эгинин заняли большую часть вечера, но Тома не было во Дворце до заката, а Джуилин появился даже позже. Ни тот, ни другой не казался доволен новостями Мэта, как он ожидал. Том только что вздыхал, что только что получил приличный оттиск одной из нужных печатей, а Джуилин с негодованием смотрел на узел в углу комнаты, который сам туда зашвырнул. Никакой надобности мужчине вести себя подобным образом не было, просто им больше не нужны были платья сул'дам. -

- Говорю вам, они оба панически боятся Взыскующих, - продолжил Мэт, когда его большой палец остыл. Быть может и не панически, но напуганы уж точно. - Эгинин может быть Высокородной, но она даже не моргнула, когда я сказал ей, для чего мне нужны три сул'дам. Она просто сказала, что она знает трёх, которые сделают то, что нам нужно, и они могут быть готовы уже завтра.

- Благородная женщина, Эгинин, - размышлял Том. Каждый раз он делал паузу, чтобы выдуть колечко дыма. - Странно, все это, ведь она Шончан. Я думаю, что она понравилась даже Найнив, и, как мне известно, Илэйн. И они ей понравились. Даже когда они притворялись Айз Седай, она ведь верила в это. И она была очень полезна тогда в Танчико. Очень полезна. Более чем просто компетентна. Я действительно хотел бы знать, как она стала Высокородной, но да, я полагаю, что мы можем доверять Эгинин. И Домону. Интересный человек, Домон.

- Контрабандист, - пренебрежительно пробормотал Джуилин. - И теперь он принадлежит ей. Со'джин - больше чем просто собственность, ты знаешь.

- Есть со'джин, которые говорят Высокородным, как поступить. - Том поднял косматую бровь. Только это, но через мгновение, Ловец воров пожал плечами.

- Я полагаю, что Домон заслуживает доверия, - он сказал неохотно. - Для контрабандиста.

Мэт фыркнул. Возможно, они просто ревновали. Он та'верен, и они должны жить с этим.

- Тогда завтра ночью мы уезжаем. Единственное изменение в плане - это то, что у нас есть три настоящих сул'дам и одна из Высокородных, чтобы нас пропустили за ворота.

- И эти сул'дам собираются вывезти трех Айз Седай из города, позволить им уйти, и даже не подумают поднять тревогу, - пробормотал Джуилин. - Однажды, когда Ранд ал'Тор был в Тире, я видел, как подбрасываемая монета вставала на ребро пять раз подряд. Наконец, мы ушли и так и оставили её стоящей на столе. Я считаю, что случиться может всё что угодно.

- Или ты доверяешь им, или нет, Джуилин, - прорычал Мэт. Ловец воров впился взглядом на сваленные в углу платья, и Мэт поднял голову. - Что они сделали, помогая вам в Танчико, Том? Кровь и пепел, вы двое снова уставились на меня оловянными глазами! Вы знаете, и они знают, и я тоже могу узнать.

- Найнив сказала не говорить никому, - сказал Джуилин, как будто это действительно имело значение. - Илэйн сказала то же самое. Мы пообещали. Можно сказать, что мы поклялись.

Том потряс своей головой на подушке.

- Обстоятельства меняют дело, Джуилин. В любом случае, это не было клятвой. - Он выдул три совершенных колечка дыма, одно внутри другого. - Они помогли нам заполучить и уничтожить своего рода мужской ай'дам, Мэт. Черные Айя, очевидно, хотели использовать его на Ранде. Ну, видишь, почему Найнив и Илэйн хотели, чтобы это не разглашалось. Если бы стало известно, что такая вещь когда-либо существовала, то Свет, знает, какие рассказы сразу бы возникли.

- Кто заботится о том, что за истории рассказывают люди? - Мужской ай'дам, Свет, если бы Черная Айя застегнуло это на шеи Ранда, или это сделали бы шончан.… Цвета закружились у него в голове снова, и он заставил себя перестать думать о Ранде. - Сплетни не повредят... любому. - Никаких цветов. Он может избегать их, пока он не думает о.... Цвета замельтешили снова, и он сжал зубами мундштук.

- Не правда, Мэт. У историй есть сила. Подобно сказкам и эпопеям бардов, и уличным сплетням. Они перемешивают правду и ложь, они изменяют то, как люди видят мир. Сегодня, я слышал, как один человек говорил, что Ранд поклялся в верности Элайде, что он был в Белой Башне. Его товарищ поверил ему, Мэт. Что, если, скажем, достаточно тайренцев поверят? Тайренцы не любят Айз Седай. Правильно, Джуилин?

- Некоторые, - подтвердил Джуилин, затем добавив, словно Том вытянул из него это признание, - Большинство. Но не многие из нас встречали Айз Седай, зная об этом. Они следовали закону, который запрещал направлять, поэтому немногие Айз Седай приезжали в Тир, и очень редко давали понять, кем они были.

- Это не по существу, мой уважаемый, любящий Айз Седай, друг-тайренец. В любом случае, это придает вес моим аргументам. Тир принадлежит Ранду, знать тоже, так как они, как минимум, его боятся, потому что в противоположном случае, он вернётся. Но если они полагают, что Башня его удерживает, тогда они подумают, что, возможно, он и не сможет вернуться. Если они считают, что он - инструмент Башни, то это только еще один повод для них повернуть против него. Позвольте большинству тайренцев поверить этим двум вещам, и он мог просто покинуть Тир, едва забрал Калландор. Это - только один из слухов, и только в Тире, но он мог бы причинить столько же вреда и в Кайриэне, и в Иллиане, и ещё где-нибудь. Не знаю, какие слухи могли бы появиться из-за мужского ай'дам в связи с Возрождённым Драконом или Аша'манами, но я слишком стар, чтобы захотеть выяснять подобное.

По тону разговора Мэт понял как раз обратное. Это человек всегда пытался делать так, чтобы те, кто сражается против него, полагали, что он делает прямо противоположное тому, что он делал на самом деле. Что он идет там, где у него не было и намерения идти, и противник если тот был сам столь же хорош, пытался делать то же самое по отношению к нему. Иногда обе стороны настолько запутывались, что происходили очень странные вещи. Иногда трагедии. Горели города, хотя никто не был в этом заинтересован, за исключением того, что поджигатели верили в то, что это было не так, и гибли тысячи людей. Зерно, уничтожалось по той же самой причине, и появлялись десятки тысяч умерших от голода, который неизменно за этим следовал.

- Так что я не буду ломать свои зубы об этот мужской ай'дам, - сказал он. - Я полагаю, что кто-то подумал о том чтобы сообщить… ему? - Вспыхнули цвета. Возможно, он мог просто не замечать их, или же он мог их использовать. Они ушли так же быстро, как и пришли, и вроде никак не вредили. Ему просто не нравились вещи, которых он не понимал. Особенно, когда они могли иметь какое-то отношение к Силе. Серебренная лисья голова под его рубашкой могла защитить его от Силы, но эта защита имела столько же дырок, сколько было в его памяти.

- На самом деле у нас не было регулярной связи, - сухо сказал Том, двигая бровями. - Я полагаю, что Илэйн или Найнив нашли бы какой-нибудь способ дать ему знать, если бы они считали это важным.

- Зачем им это? - сказал Джуилин, нагибаясь, чтобы стащить грязный ботинок. - Ведь эта вещь на дне моря. - Нахмурившись, он швырнул ботинок в узел платьев в углу комнаты. - Ты уйдёшь, чтобы дать нам поспать сегодня ночью, Мэт? Не думаю, что завтра у нас будет время поспать, а я люблю спать каждую ночь.

Этой ночью Мэт решил спать в кровати Тайлин. Совсем не ради былых времен. Эта мысль заставила его рассмеяться, хотя его смех имел слишком много общего с хныканием, и это было еще забавнее. Просто хороший матрас и подушки из гусиного пуха были предпочтительнее сеновала для человека, который не знал выпадет ли ему следующей ночью поспать.

Проблема была в том, что он не мог уснуть. Он лежал в темноте, сунув руку под голову, на запястье которой был закреплён петлёй кожаный шнурок медальона, готовый схватить его в случае, если голам проскользнёт под дверью. Но отнюдь не голам заставлял его бодрствовать. Он не мог перестать прокручивать у себя в голове план. Это был хороший план и настолько простой, насколько простым он мог быть в такой ситуации. Вот только никакие битвы никогда не шли по плану, даже самые лучшие. Великие полководцы заработали свою репутацию не за разработку прекрасных планов, а за способность победить, когда эти планы рушатся. Так что когда первый свет осветил окна, он всё ещё лежал, катая медальон поперёк тыльной стороны пальцев, пытаясь сообразить, что идет не так, как надо.

 
« Пред.   След. »