logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Последние теории и обсуждения на нашем форуме!

Приглашаем вас обсудить мир Колеса Времени на нашем форуме:

Мазрим Таим - М'хаэль Черной Башни, что он за человек?

---

Ишамаэль и план Тени

---

Последняя Битва и участие Дракона в ней

---

И снова Асмодиан, и тайна его гибели

---

Предсказания

---

Можно ли воскресить Бе'лала?

---

Морейн - откуда она все знает?

 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 32. Крупица мудрости Печать E-mail
Автор Administrator   
15.11.2006 г.

"Золотое колесо" было большой гостиницей неподалеку от Аваринского рынка, в общей зале которой стояло множество маленьких квадратных столиков. Даже в полдень лишь один стол из пяти был занят посетителями, обыкновенный заезжий купец беседовал с женщиной в неяркой одежде с волосами, собранными на затылке в пучок. Такие женщины обычно либо купчихи либо банкиры, так как в Фар Меддинге мужчинам запрещено заниматься банковским делом и торговлей. Все иностранцы в общей зале были мужчины, потому что приезжие женщины обязаны были отправляться в Женскую комнату. В воздухе витал запах рыбы и баранины, приготовляемой на кухне, и время от времени какой-нибудь посетитель криком подзывал одного из слуг, ожидавших в задней комнате. В других обстоятельствах купцы и банкиры не повышали голос. Шум дождя заглушал разговоры.

- Ты уверен? - Спросил Ранд, забирая мятый рисунок у слуги с вытянутым лицом, которого он отозвал в угол комнаты.

- Кажется, он, - неуверенно сказал парень, вытирая руки о длинный фартук с вышитым на нем жёлтым колесом, - Похож на него. Он должен скоро вернуться. - Он стрельнул глазами за спину Ранда и вздохнул. - Лучше Вам купить выпивку или уйти. Госпожа Галлгер не любит, если мы разговариваем, когда должны работать. И уж точно ей не понравится, что я говорю о её клиентах.

Ранд оглянулся через плечо. Худощавая женщина с волосами, собранными в пучок на затылке, стояла под жёлтой аркой, ведущей в Женскую комнату. Она оглядывала общую залу так, как королева осматривает своих подданных или фермер - свои поля, что выдавало в ней хозяйку гостиницы, недовольную ходом торговли. Когда её взгляд упал на Ранда и слугу, она нахмурилась.

- Подогретое вино с пряностями, - сказал Ранд, давая человеку несколько монет, медяки за вино, и серебряную марку за столь смутные сведения. Прошло больше недели с тех пор, как он убил Рочайда, и сбежал Кисман, но за все эти дни только сегодня он добился большего, чем пожимание плечами или покачивание головой при взгляде на рисунок.

Совсем близко было с дюжину пустых столов, но Ранд хотел разместиться в углу зала, откуда он смог бы видеть всех входящих, оставаясь незамеченным. Пока он шел между столов, до его уха доносились обрывки разговоров.

Высокая бледная женщина в темно-зелёном шелке качала головой, разговаривая с коренастым мужчиной в облегающем тайренском кафтане. Цвет ее волос и прическа делали её слегка похожей на Кадсуане. Её собеседник казался вырубленным из каменных глыб, но его темное квадратное лицо было взволнованным.

- Можете не волноваться на счет Андора, мастер Адмира, - говорила она успокаивающе. - Поверьте, андорцы будут кричать друг на друга и размахивать мечами, но они никогда не доведут дело до настоящего сражения. В ваших же интересах не менять нынешние маршруты своих товаров. В Кайриене с вас запросят в пять раз больше, чем в Фар Мэддинге. Подумайте о дополнительных тратах. - Тайренец скривился так, словно он уже думает об этом, или как будто он сомневался, что их интересы совпадают.

- Я слышал, тело было совсем черным и раздутым, - сказал сидевший за соседним столиком стройный бородатый иллианец, одетый в темно-синий кафтан. - Я слыхал, что Советницы приказали его сжечь. - Он со значительным видом поднял брови и дотронулся пальцем до острого носа, делавшего его похожим на ласку.

- Если бы в городе началась эпидемия, мастер Азереос, то Советницы непременно бы объявили об этом, - спокойно сказала изящная женщина, сидевшая напротив него. Она была красива, в ее волосах были две костяных заколки тонкой работы, и чем-то напоминала лису, и была холодна как Айз Седай, несмотря на мелкие морщинки вокруг карих глаз. - Я действительно против любых сделок через Лугард. Муранди почти обезлюдело. Знать никогда не поддержит Роедрана в создании армии. К тому же в этом замешаны Айз Седай, думаю вы слышали об этом. Только Свет знает, что они собираются предпринять. - Иллианец поежился, как будто ему стало неуютно. В эти дни никто не был уверен, как поступят Айз Седай, даже если раньше у него была такая уверенность.

Кандорец с серыми прядями в раздвоенной бороде и большой жемчужиной в левом ухе наклонился к одетой в темно-серый шёлк полной женщине, с темными волосами, уложенными плотным валиком вокруг макушки.

- Я слышал, что Дракон Возрожденный стал королем Иллиана, госпожа Шимель. - Он нахмурился, и морщин на его лбу добавилось. - Учитывая заявление Белой Башни, я подумываю о том, чтобы весной отправить свои повозки вдоль реки Эринин в Тир. Возможно, Речная Дорога и более трудный маршрут, но на Иллиане не сошелся свет клином, чтобы мне захотелось сильно рисковать.

Полная женщина улыбнулась, очень тонкой улыбкой для такого круглого лица.

- Мне говорили, что этот человек очень редко появляется в Иллиане с тех пор, как получил корону, мастер Посавина. В любом случае, Башня с ним разберётся, если уже не разобралась. Я получила известия, что Твердыня Тира находится в осаде. Едва ли в этом случае вы найдете там хороший рынок для меха. Нет, Тир - это не то место, где можно избежать риска. - Морщины на лбу мастера Посавина стали глубже.

Добравшись до маленького столика в углу, Ранд бросил плащ на спинку стула и, подняв воротник, сел спиной к стене. Парень с вытянутым лицом принес дымящуюся оловянную кружку вина, пробормотав слова благодарности за серебро, и поспешил к другому столу. Два камина на противоположных сторонах комнаты достаточно прогревали воздух, но если кто и заметил, что Ранд не снимает перчаток, то не придал этому значения. Он сделал вид, что смотрит в кружку, зажатую между ладоней, в то время как краем глаза смотрел на дверь, ведущую на улицу.

Большая часть того, что он услышал, его почти не интересовала. Многое он уже слышал раньше и часто знал гораздо больше людей, которых подслушивал. Илэйн согласилась бы с бледной женщиной, а она должна знать Андор лучше любого купца из Фар Мэддинга. А вот осада Тира была новостью. Но Ранду не нужно было самому об этом беспокоиться. Твердыню кроме него еще никто не покорял, и он знал, что Аланна была где-то в Тире. Он почувствовал, как она из какого-то места севернее Фар Мэддинга, переместилась гораздо дальше на север, а потом, днём позже, куда-то на юго-восток. Она была далеко, поэтому он не мог сказать точно, где она: в Хаддонском Сумрачье или в самом Тире, но был уверен, что она в одном из этих мест, а вместе с ней и другие четыре сестры, которым он мог доверять. Если Мерана и Рафела смогли добиться того, чего он хотел, от Морского Народа, то они разберутся и с тайренцами. К тому же Рафела родилась в Тире, это могло помочь. Нет, мир сможет без него обойтись ещё немного. Обязан.

С улицы вошел высокий человек, закутанный в длинный мокрый плащ с капюшоном, скрывающим лицо, и Ранд проследил глазами, как он шёл к лестнице в конце комнаты. Поднимаясь, парень откинул капюшон, обнаружив ведые волосы и бледное вытянутое лицо. Это не мог быть тот, о ком говорил слуга. Никто, если он конечно не слепой, не спутает этого парня с Пералом Торвалом.

Ранд вернулся к изучению вина в своей кружке. Мысли его стали горькими. Мин и Найнив отказались потратить ещё час "на шатание по улицам", как выразилась Мин. И он подозревал, что Аливия если что-то и делает, то просто показывает рисунок. А может, не делает даже этого. Все три девушки весь день были за городом, в холмах, о чем ему сообщили узы Мин. Она была чем-то очень взволнована. Трое из них считали, что Кисман сбежал после неудачной попытки убийства Ранда, а остальные предатели либо скрываются вместе с ним, либо вообще не появлялись. Все в течении нескольких дней пытались убедить его покинуть город. По меньшей мере, Лан не сдавался.

"Почему женщины не правы?"- Яростно прошептал в его голове Льюс Терин. - "Этот город хуже любой тюрьмы. Здесь нет Источника! Для чего им здесь оставаться? Для чего любой здравомыслящий мужчина здесь останется? Мы могли бы выехать на ту сторону барьера, всего на день, всего на несколько часов. Свет, всего несколько часов". - Голос дико, неудержимо рассмеялся. - "О, Свет, ну почему в моей голове живет безумец? Почему? Почему?"

Разозлившись, Ранд усилием воли приглушил голос Льюса Терина до тихого жужжания. Он думал о том, чтобы составить женщинам компанию в их прогулке, просто чтобы снова ощутить Источник. Но только Мин приняла эту идею с энтузиазмом. Найнив и Аливия не признались, почему им захотелось прогуляться как раз, когда утреннее небо обещало дождь, разразившийся сейчас. Это был уже не первый раз, когда они уезжали. Как Ранд считал, чтобы почувствовать Источник. Но он сможет справиться со своей неспособностью направлять. Он сможет вынести отсутствие Источника. Он сможет! Он должен, чтобы убить мужчин, покушавшихся на него.

"Причина не в этом!" - Прокричал Льюс Терин, преодолев попытки Ранда заставить его молчать. - "Ты боишься! Если безумие одолеет тебя, когда ты попытаешься использовать тер'ангриал, то я убью тебя, или даже хуже! Это убьет всех нас!" - Он застонал.

Вино выплеснулось на запястье Ранда, намочив рукав, и он ослабил хватку на кружке с вином. Она вообще не была идеально круглой, и он не думал, что смял её настолько, чтобы это заметили. Он не был испуган! Он не позволял страху коснуться себя. Свет, в конце концов, он должен умереть. Он смирился с этим.

"Они пытались убить меня, и поэтому я хочу, чтобы они умерли," - подумал он. "Это не займет много времени. Может быть, после этого пройдет тошнота. Чтоб ты сгорел, я должен жить до Последней Битвы!" - Льюс Терин рассмеялся ещё более дико, чем раньше.

Ещё один высокий человек вошел в дверь, ведущую в конюшню, и почти сразу оказался у подножия лестницы наверх. Стряхивая капли дождя с плаща, он сбросил капюшон и большими шагами подошел к дверному проему, ведущему в Женскую Комнату. Усмешкой на губах, острым носом и взглядом, презрительно скользящим по людям за столами, он действительно напоминал Торвала. Но, судя по лицу, он был на двадцать лет старше, а судя по фигуре, - на тридцать фунтов тяжелее. Вглядываясь под желтую арку, он сказал высоким, чопорным голосом с сильным иллианским акцентом:

- Госпожа Галгер, я уезжаю утром. Рано утром, поэтому, мне не придется платить за завтрашний день. - Торвал был тарабонцем.

Подхватив плащ, Ранд оставил свою кружку с вином и вышел, не оглядываясь.

Полуденное небо было серым и холодным, и если дождь ослаб, то не очень сильно. Кроме того дул сильный ветер с озера, поэтому на улицах почти никого не было. Придерживая плащ одной рукой, Ранд использовал его для защиты рисунка в кармане кафтана и одежды от дождя. Второй рукой он придерживал капюшон при порывах ветра. Капли дождя били его по лицу словно льдинки. Мимо него пронесли одинокий портшез, мокрые волосы носильщиков прилипли к их спинам, а сами они шлёпали ботинками по лужам на мостовой. Несколько человек устало брели по улицам, завернувшись в плащи. И хотя до заката оставалось еще несколько часов, Ранд прошёл мимо гостиницы под названием "Сердце Равнины", а затем мимо "Трёх Дам Маредо". Он убедил себя, что это из-за дождя. Сегодня была не та погода, чтобы ходить из одной гостиницы в другую. Однако, он знал, что это неправда.

Низкая плотная женщина, завернутая в темный плащ и спускавшаяся вниз по улице, неожиданно направилась к нему. Когда она остановилась перед ним и подняла голову, он увидел, что это Верин.

- Итак, ты здесь, - сказала она. Капли дождя падали на её поднятое лицо, но она, казалось, этого не замечала. - Хозяйка гостиницы думала, что ты собираешься пойти в сторону Аварина, но не была уверена. Боюсь, госпожа Кин не уделяет внимания приходу и уходу мужчин. И вот я здесь в промокших насквозь туфлях и чулках. Когда я была девочкой, мне нравилось гулять под дождём, но, кажется, за прошедшее с тех пор время он утратил своё очарование.

- Тебя послала Кадсуане? - спросил он, надеясь, что в его голосе не прозвучала надежда. После того, как Аланна ушла, он оставил за собой комнату в "Голове Консула", чтобы Кадсуане могла его найти. Едва ли он смог бы заинтересовать её, если бы ей пришлось разыскивать его по всем гостиницам. Особенно, когда она не проявляла интереса к его поискам.

- О, нет; она никогда так не поступит, - голос Верин звучал так, будто она удивилась этой мысли, - Просто Я решила, что ты захочешь узнать новости. Кадсуане сейчас на верховой прогулке с девочками. - Она глубокомысленно нахмурилась, склонив набок голову. - Хотя полагаю, что Аливию не стоит называть девочкой. Незаурядная женщина. К сожалению, слишком стара, чтобы стать Послушницей. Да, очень жаль. Она впитывает всё, чему её учат. Думаю, она знает чуть ли ни все способы уничтожения при помощи Силы, но помимо этого она не знает почти ничего.

Он оттащил её на другую сторону улицы, туда, где далеко выступающий карниз одноэтажного каменного дома давал хоть какое-то укрытие от дождя, но совсем не защищал от ветра. Кадсуане была вместе с Мин и остальными? Возможно, это ничего не значит. Он уже встречал Айз Седай, восхищающихся Найнив, а по словам Мин, Аливия была ещё сильнее.

- Какие новости, Верин? - спросил он тихо.

Маленькая полная Айз Седай прищурилась так, будто забыла, что вообще были какие-то новости, затем она неожиданно улыбнулась.

-О, да. Шончан. Они в Иллиане. Не в городе, ещё нет, тебе не надо бледнеть. Но они пересекли границу. Они строят укреплённые лагеря вдоль побережья и вдали от моря. Я не разбираюсь в военных вопросах и всегда пропускаю описания битв, когда читаю историю. Кажется, все твои сражения не сильно замедлили их продвижение. Вот почему я не читаю про битвы. Похоже, они редко меняют что-либо в истории надолго и приносят только кратковременные изменения. С тобой всё в порядке?.

Он сделал над собой усилие, чтобы не закрыть глаза. Верин глядела на него, будто круглолицый воробей. Все сражения, все жертвы, люди, которых он убил - и ничего не изменилось. Ничего!

"Она не права!" - Пробормотал Льюс Терин в голове. - "Битвы могут изменить историю." - Казалось, он не был доволен этим. - "Проблема в том, что иногда ты не можешь сказать, каким образом изменится история, пока не станет слишком поздно."

- Верин, если я приду к Кадсуане, она поговорит со мной? О чем-нибудь, кроме того, что мои манеры ей не нравятся? Кажется, это всё, о чем она беспокоится.

- Ох, дорогуша, боюсь Кадсуане в некоторых вопросах слишком привержена традициям. На самом деле, я никогда не слышала, чтобы она называла человека наглым, но … - На секунду она прижала пальцы к губам, затем кивнула, отчего капли дождя скатились с её лица. - Я считаю, что она выслушает то, что ты собираешься ей сказать, если тебе удастся избавиться от плохого впечатления, которое ты на неё произвел. Или, по крайней мере, немного его сгладить, насколько сможешь. Очень немногих сестер впечатляют титулы и короны, Ранд, а Кадсуане обращает на это даже меньше внимания, чем любая другая сестра, которую я знаю. Её больше интересует, дурак человек или нет. Если ты сможешь показать, что ты не дурак, она тебя выслушает.

- Тогда передай ей … - Он глубоко вздохнул. Свет, он готов был задушить Кисмана, и Дашиву, и всех остальных голыми руками. - Скажи ей, что завтра я покидаю Фар Мэддинг и надеюсь, что она будет сопровождать меня в качестве советницы. - Льюс Терин вздохнул с облегчением после первой части фразы, и если бы он был больше, чем просто голосом, то можно было бы сказать, что он напрягся, услышав вторую часть. - Скажи ей, что я принимаю её условия. Я прошу прощения за моё поведение в Кайриене, и изо всех сил постараюсь следить за своими манерами в будущем. - Говоря это, он почти не чувствовал раздражения. Пожалуй, небольшое раздражение он всё-таки чувствовал, но если Мин не ошиблась, Кадсуане нужна ему, а Мин никогда не ошибалась, когда речь шла о её видениях.

- Итак, ты нашел то, зачем сюда приехал? - Он нахмурился, а она в ответ улыбнулась, похлопав его по руке. - Если бы ты пришел в Фар Мэддинг, думая, что сможешь захватить город, просто объявив, кто ты такой, то ты бы покинул город сразу, как только осознал, что не можешь здесь направлять. Поэтому остается предполагать, что ты хотел найти что-то или кого-то.

- Возможно, я нашел то, что нужно, - кратко ответил он. Но не то, что хотел.

- Тогда приходи в дворец Барсалла на холмах сегодня вечером, Ранд. Любой может тебе сказать, как его найти. Я действительно уверена, что она захочет тебя выслушать. - Приподняв полы плаща, она, похоже, в первый раз заметила, что шерсть намокла. - О, мне надо идти обсохнуть. Предлагаю тебе поступить также. - Наполовину развернувшись, чтобы уйти, она замерла и посмотрела на него через плечо. Её темные глаза смотрели, не мигая. Её слова прозвучали так, будто она вовсе не была рассеяна. - Ты мог бы поступить хуже, чем назначить Кадсуане своей советницей, но сомневаюсь, что ты смог бы поступить лучше. Если она согласится, и ты действительно не дурак, то ты будешь прислушиваться к её советам. - Она удалилась плавной походкой, со стороны очень похожая на большого лебедя.

"Иногда эта женщина пугает меня," - пробормотал Льюс Терин, и Ранд кивнул. Кадсуане не пугала его, но вызывала беспокойство. Любая Айз Седай, не поклявшаяся ему в верности, вызывала у него беспокойство, исключением была Найнив. И даже на её счет он был не всегда уверен.

Пока он прошел две мили, отделявшие его от "Головы Консула", дождь кончился, но ветер усилился, и знак над дверью, с нарисованным на нем строгим лицом женщины в венце Первой Советницы, раскачивался на скрипучих крюках. Общая зала здесь была меньше, чем в "Золотом Колесе", но стенные панели были украшены резьбой и отполированы, балки на потолке были покрашены в красный цвет, а столики стояли не так близко друг к другу. Дверной проем, ведущий в Женскую Комнату, тоже был выкрашен в красное и украшен резьбой в виде замысловатого кружева, также были отделаны камины из светлого мрамора. Здесь слуги закалывали свои длинные волосы полированными серебряными заколками. Можно было видеть лишь двух слуг, стоящих рядом с кухней, но в зале было всего три посетителя. Иностранные купцы сидели далеко друг от друга, каждый был поглощен только своим вином. Вероятно, они были конкурентами, потому что время от времени то один, то другой менял позу и бросал нахмуренный взгляд на двух других. Один из купцов, седеющий мужчина, был одет в серый шелковый кафтан, а у худого парня с жестким лицом в ухе был красный камень размером с голубиное яйцо. В "Голове Консула" обслуживали богатых приезжих купцов, а в данный момент таких в Фар Мэддинге было немного.

Часы на каминной полке в Женской Комнате - по словам Мин, сделанные из серебра, - пробили час, когда он вошел в общую залу, и прежде, чем он успел отряхнуть свой плащ, вошел Лан. В момент, когда Страж перехватил взгляд Ранда, он покачал головой. Ранд действительно не ожидал найти его здесь. Даже для та'верена это было почти невероятным совпадением.

После того, как они оба заказали вина и устроились на длинной красной скамье напротив одного из каминов, он рассказал Лану, какое решение принял и почему. Точнее, он сказал лишь о части причин. Значительной части.

- Если бы они оказались у меня в руках прямо сейчас, я бы убил их и покинул бы город, но их смерть ничего не изменит. В любом случае, не изменит ситуацию в целом. - Уточнил он, нахмурившись и глядя на пламя. - Я могу подождать еще один день, надеясь найти их завтра, потом подождать неделю, месяц. Только мир не будет ждать меня. Я думал, что к этому моменту я разберусь с ними, но события уже ушли дальше, чем я предполагал. Те события, о которых я знаю. Свет, а о чем я еще не знаю, потому что не слушал, что болтают купцы за вином?

- Ты никогда не узнаешь всего, - тихо сказал Лан, - а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Ранд вытянул ноги по направлению к огню.

- Найнив сказала тебе, что она и остальные общаются с Кадсуане? Сейчас они вместе с ней на верховой прогулке. - Точнее, уже возвращаются. Он чувствовал, что Мин приближается. Скоро она появится. До сих пор она была чем-то взволнована, это чувство вздымалось и опадало, когда она пыталась его подавить.

Лан улыбнулся, что случалось редко, если рядом не было Найнив. Но улыбка не коснулась его глаз.

- Она запретила мне рассказывать тебе, но раз ты уже знаешь… Она и Мин убедили Аливию, что если Кадсуане заинтересуется ими, то это может помочь тебе сделать её ближе. Они выяснили, где она остановилась и попросили её учить их. - Улыбка угасла, покинув лицо, вырезанное из камня. - Моя жена пошла на жертву ради тебя, пастух, - сказал он тихо. - Я надеюсь, ты это запомнишь. Она многого не рассказывает, но думаю, что Кадсуане обращается с ней, словно она всё еще Принятая, или даже Послушница. Я знаю, как трудно для Найнив сносить такое.

- Кадсуане со всеми так обращается, будто все кругом её ученики, - пробормотал Ранд. Наглый? Свет, как можно иметь дело с этой женщиной? И всё же ему нужно найти способ. Они сидели в тишине, глядя на огонь, пока от подошв их сапог не стал подниматься пар.

Узы предупредили его, и он оглянулся как раз, когда в проеме двери, ведущей в конюшню, появилась Найнив, а за ней Мин и Аливия. Они стряхивали капли дождя с плащей, поправляли юбки и при виде мокрых пятен морщились так, будто хотели ездить верхом при такой погоде и не промокнуть. Как всегда, на Найнив был украшенный драгоценностями тер'ангриал, пояс и ожерелье, браслеты и кольца, и странный ангриал, состоящий из браслета и колец.

Все ещё приводя себя в порядок, Мин посмотрела на Ранда и улыбнулась; конечно же, она совсем не удивилась, увидев его здесь. Тепло и ласка хлынули от неё по узам, несмотря на то, что она всё ещё пыталась подавить свое возбуждение. Двум другим женщинам понадобилось больше времени, чтобы заметить Лана и Ранда, но когда они их увидели, то они отдали плащи слуге и присоединились к двум мужчинам у камина, протягивая руки к теплу.

- Вам понравилась прогулка под дождем в компании Кадсуане? - спросил Ранд, поднимая чашу, чтобы сделать глоток сладкого вина. Голова Мин дернулась, и по узам он ощутил вспышку вины, но лицо её выражало чистейшее негодование. Он чуть не поперхнулся вином. Как он может быть виноват в том, что они встречаются с Кадсуане у него за спиной. - Перестань сверлись Лана глазами, Найнив, - сказал он, - Верин сказала мне. - Найнив перевела свой сердитый взгляд на него, и он покачал головой. Он слышал, что женщины говорят: "что бы не случилось, в этом виноват мужчина". И похоже, иногда женщины действительно в это верят. - Я прошу прощения за всё, что вы от неё терпели из-за моего поведения, - продолжил Ранд, - но больше вам ничего терпеть не придется. Я попросил её стать моей советницей. Точнее, я попросил Верин передать мою просьбу. Сегодня вечером. И если повезёт, то она завтра вместе с нами покинет это место. - Он ожидал возгласов удивления или облегчения, но получил совсем не это.

- Замечательная женщина, Кадсуане, - сказала Аливия, поправляя прядь золотисто-белых волос. Её хриплый голос с шончанским акцентом звучал удивленно. - Требовательный учитель, она может учить.

- Иногда ты видешь лес, только если тебя за нос подвести к нему, овечий пастух, - сказала Мин скрестив руки на груди. По узам он чувствовал одобрение, но он не думал, что причиной было его решение отказаться от поиска предателей. - Помни, что она ждет извинений за то, что было в Кайриене. Думай о ней как о своей тетушке, которая не будет мириться со всякими глупостями, и тогда ты сможешь найти с ней общий язык.

- Кадсуане не так плоха, как кажется. - Найнив, нахмурившись, посмотрела на двух других женщин и её рука дернулась к косе, переброшенной через плечо, хотя женщины просто смотрели на неё и ничего больше не делали. - Ну разве что иногда. Мы устраним… наше разногласие… со временем. Вот и всё, что нужно. Немного времени.

Ранд обменялся взглядом с Ланом, который слегка пожал плечами и сделал глоток вина. Ранд медленно выдохнул. У Найнив с Кадсуане есть разногласия, которые можно устранить со временем, Мин видит в этой женщине строгую тетушку, а Аливия - требовательного учителя. При устранении этаких разногласий, насколько Ранд знал Найнив, будут сыпаться искры, а две последние точки зрения он не хотел бы разделять. Но всем этим он был очень удивлен. Он отпил еще вина.

Мужчины за соседними столами сидели не настолько близко, чтобы расслышать что-нибудь, сказанное не очень громко, но Найнив понизила голос и наклонилась к Ранду.

- Кадсуане показала мне, что делают два моих тер'ангриала, - прошептала она с блеском в глазах. - Готова спорить, те украшения, которые она носит, - тоже тер'ангриалы. Она узнала их, едва прикоснувшись к ним. - Улыбаясь, Найнив погладила большим пальцем одно из трех колец у себя на правой руке, то, которое было со светло-зелёным камнем. - Я знаю, что с помощью него можно определить направляет ли кто-нибудь саидар в радиусе трех миль, но она сказала, оно определит и саидин. Кажется, она считает, что кольцо укажет мне и направление, но мы не знаем, как этого добиться.

Отвернувшись от камина, Аливия громко шмыгнула носом, но и она понизила голос, чтобы сказать:

- И ты была довольна, что она не может сказать этого. Я видела это по твоему лицу. Как можешь ты быть довольна неведением?

- Просто я обрадовалась тому, что она тоже не знает всего, - пробормотала Найнив, сердито посмотрев на высокую женщину, но мгновением позже улыбка вернулась на её лицо. - Вот самая важная вещь, Ранд. - Её руки легли на тонкий пояс с драгоценностями, охватывающий талию. - Она называет это 'Колодец'. - Ранд вздрогнул, когда что-то коснулось его лица, и Найнив захихикала. Найнив действительно захихикала! - Это в самом деле колодец, - она смеялась, зажимая рот рукой, - или бочка, наполненная саидар. Не очень много, но всё, что от меня требуется, - это заново наполнять его, обнимая саидар через него, как будто это ангриал. Разве это не восхитительно?

Восхитительно, - сказал он без особого энтузиазма. Итак, Кадсуане разгуливает с тер'ангриалами в волосах, и скорее всего среди них есть 'колодец', иначе она бы не распознала пояс Найнив. Свет, он думал никто никогда не найдет два тер'ангриала, которые делают одно и тоже. Встреча с ней сегодня вечером и так грозила быть достаточно неприятной, даже если не учитывать, что она способна направлять в этом месте.

Он собирался попросить Мин пойти с ним, когда в залу торопливо вошла госпожа Кин. Ее светлые волосы были стянуты в пучок так сильно, будто она пыталась стянуть кожу с лица. Она бросила неодобрительный взгляд на Ранда с Ланом и скривила губы, словно считала, что они в чём-то поступили неверно. Он заметил, что также она посмотрела на двух купцов, остановившихся в гостинице. Мужчины. Если бы комнаты не были такими удобными, а еда такой вкусной, то у неё вообще не было бы постояльцев.

- Это доставили для вашего мужа сегодня утром, госпожа Фаршав, - сказала она, передавая Мин письмо, неаккуратно запечатанное каплей красного воска. Хозяйка гостиницы вздёрнула острый подбородок. - И о нем расспрашивала женщина.

- Верин, - быстро сказал Ранд, чтобы опередить возможные вопросы и отделаться от госпожи Кин. Кто знал, что он здесь, и мог послать письмо? Кадсуане? Один из Аша'манов, сопровождавших её? Может быть, другая сестра? Он, нахмурившись, глядел на сложенный лист бумаги в руках Мин и с нетерпением ждал, пока уйдет хозяйка гостиницы.

Губы Мин дрогнули, и она так старалась не глядеть в сторону Ранда, что он понял, что вызвал у неё улыбку. Её веселость просачилась по узам.

- Спасибо, госпожа Кин. Верин - это друг.

Острый подбородок поднялся ещё выше.

- Я считаю, госпожа Фаршав, что если у вас красивый муж, то вам надо следить за своими друзьями.

Наблюдая, как женщина возвращается к красной арке, Мин изо всех сил старалась не засмеяться, при этом её глаза блестели, а по узам передавалось веселье. Вместо того, чтобы отдать письмо Ранду, она сама сломала печать и развернула письмо, как будто всю жизнь провела в этом сумасшедшем городе.

Она слегка нахмурилась, пока читала, но лишь краткая вспышка, передавшаяся по узам, послужила Ранду предупреждением. Смяв письмо, она повернулась к камину; он прыгнул с лавки, что вырвать у неё письмо, прежде чем она смогла бросить его в огонь.

- Не будь глупцом, - сказала она, взяв его за руку. Она пристально посмотрела на него, её тёмные глаза были очень серьёзными. Узы не доносили до него ничего, кроме мрачной напряженности. - Пожалуйста, не будь глупцом.

- Я обещал Верин, что постараюсь, - сказал он, но Мин не улыбнулась.

Он разгладил лист у себя на груди. Письмо было написано неразборчивым почерком, который он не узнал, а подписи не было.

"Я знаю, кто ты и желаю тебе добра, но также я хочу, чтобы ты убрался из Фар Мэддинга. Дракон Возрожденный сеет смерть и разрушение. Я знаю, также, для чего ты здесь. Ты убил Рочайда, Кисман тоже мертв. Торвал и Гедвин снимают верхний этаж в доме сапожника по имени Зерам на улице Синего Карпа, вблизи Иллианских ворот. Убей их и уходи, оставь Фар Мэддинг в покое".

Часы в Женской Комнате пробили очередной час. До встречи с Кадсуане оставалось ещё несколько часов.

 
« Пред.   След. »