logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Личное творчество
На нашем форуме открыт новый раздел , в котором собрано личное творчество участников нашего форума. Здесь вы можете ознакомиться с литературными произведениями наших авторов, обсудить его с участниками форума и выложить свое собственное творчество. Обратите внимание на подраздел "Утраченные Сказания" - в нем  будут собраны рассказы и повести, дополняющие цикл "Колесо Времени". Не пропустите также конкурс на лучшее произведение наших пользователей! 
 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 34. Секрет колибри Печать E-mail
Автор Administrator   
15.11.2006 г.

Найнив положила тускло зеленую ленту для волос обратно в корзину уличной торговки и незаметно вцепилась руками в свой плащ, чтобы ветер его не распахнул. Она следила за переулком рядом с мастерской свечника, стараясь, чтобы это не слишком бросалось в глаза.

Плащ, который был на ней и подобного которому не было ни у кого в окружающей ее толпе, но в тоже время достаточно простой, чтобы проходящие мимо люди, бросив один лишь взгляд на нее, продолжали заниматься своими делами.

Хотя лишнего внимания не удалось бы избежать, доведись им разглядеть ее пояс.

Женщин, которые носили ювелирные украшения, не так уж часто можно было увидеть на улице Синего Карпа, покупающими что-нибудь у уличных торговцев.

Найнив, в который раз повертев в руках ленту, заслужила гримасу тощей торговки, Но она уже приобрела три шнурка, две ленты и связку булавок, просто потому что ей нечем было себя занять. Как бы то ни было, булавки всегда могут пригодиться, а вот что делать со всем остальным?

Внезапно со стороны караульной, расположенной ниже по улице, до ее слуха донеслись звуки трещоток городских стражников, которые становились все громче и громче.

Стражник быстро спустился вниз со своего поста наверху. Прохожие, оказавшиеся неподалеку от караульной, устремили изумленные взгляды в сторону перекрестка и улицы Синего Карпа, и при появлении бегущих стражников, размахивающих своими деревянными трещотками над головой, тут же поспешно прижались к стенам домов.

Это был не обычный патруль из двух-трех человек, а целый поток вооруженных мужчин, которые, громко топая сапогами, бежали вниз по улице, и к ним присоединялись все новые стражники с других улиц.

Тех, кто не спешил убраться с их пути, отпихивали в сторону, а один рухнувший на землю мужчина был просто затоптан караульными, которые даже не замедлили шага.

Торговка, пробираясь к стене дома, просыпала половину своих товаров, в то время как Найнив поспешно втиснулась между какой-то женщиной, изумленно взиравшей на суматоху, и фасадом дома.

Заполонившие улицу стражники, вооруженные выступавшими вверх, словно копья, шестами, часть из которых были увенчаны крючьями, а другие были окованы железом, задели Найнив плечами и протащили ее вдоль стены.

Торговка истошно завопила, когда корзина, вырванная из ее рук, исчезла в толпе, но стражники даже не оглянулись.

Когда мимо нее пробежал последний человек, Найнив оказалась в добрых десяти шагах от того места, где на нее налетели караульные. Торговка, потрясая кулаком, что-то разъяренно кричала вслед мужчинам.

Негодующе расправив свой измятый плащ, Найнив была не прочь не то что заорать, а…

Внезапно у нее сперло дыхание. Городские стражники, возможно человек сто, остановились нестройной толпой и принялись кричать друг на друга, словно потеряв представление о том, что им дальше делать.

Остановились напротив лавки сапожника. О, Свет, Лан. И Ранд. Но прежде всего Лан, любовь ее сердца.

Она перевела дыхание. Сотня мужчин. Найнив прикоснулась к украшенному драгоценностями поясу вокруг своей талии. В нем сохранилась едва ли половина того количества саидар, которое она поместила туда, но и этого вполне может хватить.

Этого было бы достаточно, хотя она и понятия пока не имела для чего именно.

Накинув на голову капюшон, Найнив бросилась к дому сапожника.

Никто не смотрел на нее. Она могла бы…

Две пары рук, которые, как она позже поняла, принадлежали Кадсуане и Аливии, схватили ее, потащили назад и, развернув в противоположном направлении, потянули прочь от лавки сапожника. Кадсуане и Аливия на ходу поторапливали ее.

Идущая позади них Мин постоянно обеспокоено оглядывалась через плечо. Неожиданно она вздрогнула.

- Он…. По-моему, он упал, – прошептала она. – Вроде бы он без сознания, но ушибся, не знаю насколько серьезно.

- Сейчас наше вмешательство только повредит ему или же нам, - хладнокровно сказала Кадсуане. Каждый раз, как она поворачивала голову, внимательно рассматривая людей вокруг, золотые украшения, прятавшиеся внутри капюшона ее плаща, оказывались впереди на ее волосах. Свободной рукой она придерживала глубоко накинутый на голову капюшон, чтобы его не сорвал ветер.

- Надо убираться отсюда, пока этим ребяткам не пришла в голову мысль попросить женщин вокруг показать свои лица. Любую Айз Седай, которую сегодня днем обнаружат поблизости от улицы Синего Карпа, будут допрашивать, и все из-за этого дитя.

- Пустите меня! – резко оборвала ее Найнив, развернувшись к ним. - Лан. Если Ранд без сознания, что тогда с Ланом? - Я должна вернуться и помочь им!

Две женщины держали ее стальной хваткой.

Проходящие мимо люди пытались разглядеть, что происходит у лавки сапожника.

- Ты уже порядочно натворила, глупая девчонка, – в голосе Кадсуане зазвенел металл. – Я же рассказывала тебе о системе безопасности Фар Мэддинга. Направив силу там, где никто не может коснуться Источника, ты посеяла панику среди Советниц. Если кого-то схватит стража, то только по твоей вине.

- Я думала саидар можно воспользоваться – пролепетала Найнив. – Я зачерпнула совсем чуть-чуть и удерживала источник совсем недолго. Я… я думала, они даже не заметят.

 Кадсуане раздраженно посмотрела на нее.

- Сюда, Аливия. – сказала она, затащив Найнив за угол рядом с опустевшей караульной. Улица была заполнена маленькими группками людей, которые взволнованно о чем- то говорили. Один мужчина энергично жестикулировал, словно держал в руке багор. Какая-то женщина, покачав в удивлении головой, указала на пустую караульную.

- Ну скажи что-нибудь, Мин. – взмолилась Найнив. – Мы же не можем так просто их оставить. - Ей даже в голову не пришло обратиться к Аливии, выражение лица которой заставляло Кадсуане казаться мягкой.

- И не надейся на какое бы то ни было сочувствие с моей стороны. – Голос Мин был почти так же холоден, как и у Кадсуане. Искоса взглянув на Найнив, она снова устремила взгляд вперед.

- Я просила тебя помочь остановить их, но у тебя видно голова вместо мозгов набита шерстью, прямо как у них. А теперь нам придется положиться на Кадсуане. - Найнив фыркнула.

– Да что она может сделать? Разве мне нужно тебе напоминать, что Ранд и Лан остались там за спиной, и каждая минута разделяет нас еще больше.

- Мальчик не единственный, кому необходимо преподать урок хороших манер, – проворчала Кадсуане. – Он до сих пор не извинился передо мной, хотя и сказал Верин, что сделает это. Ну, в данной ситуации, я еще могу с этим смириться. Ну и ну! Один этот мальчишка причиняет мне больше беспокойства, чем любые десять мужчин, которых я когда-либо встречала. Впредь ты будешь делать только то, что я скажу, а иначе Аливия поставит тебя на место. - Аливия кивнула. И Мин тоже!

Найнив скривилась. Она считала, что Мин согласится с ее мнением! Тем не менее, гостья Главной Советницы может сделать для них явно больше, нежели какая-то там просто Найнив ал’Мира, пусть и с кольцом Великого Змея на пальце.

Ради Лана она смирится со всеми выходками Кадсуане.

Когда Найнив поинтересовалась у Кадсуане, что та собирается предпринять, чтобы освободить мужчин, та ответила: - Намного больше, чем я хочу, если я вообще что-нибудь смогу сделать. Я дала мальчику обещание, а свои обещания я сдерживаю. Надеюсь, он помнит это. - Такой ответ, произнесенный ледяным тоном, не вселял должной уверенности.

* * *

Ранд очнулся в темноте и боли, лежа на спине. Его перчатки пропали, и он смог нащупать под собой жесткий соломенный тюфяк. Они и его сапоги забрали. Его перчатки пропали! Эти люди знали кто он такой. Он осторожно приподнялся. Его лицо представляло собой сплошной кровоподтек, а мышцы горели, словно его избили, хотя сломано вроде ничего не было.

Медленно встав, он на ощупь пошел вдоль каменной стены и почти сразу добрался до угла, а затем и до двери, укрепленной грубыми железными полосами. Во мраке его пальцы нащупали маленькую створку, через края которой не проникал ни один лучик света, но ему не удалось ее открыть.

В его голове Льюис Терин часто и тяжело задышал. Ранд ощупью двинулся дальше, каменные плиты пола холодили его голые ступни. Он почти сразу добрел до следующего, а затем и до третьего угла, где споткнулся обо что-то, что загрохотало на каменном полу. Придерживаясь одной рукой за стену, Ранд нагнулся и обнаружил деревянное ведро. Он оставил его там, где оно упало, и, совершив полный круг, вернулся к железной двери. Его заключили в камере, где царила кромешная тьма, чья длина измерялась трем я шагами, а ширина и того меньше – двумя. Подняв руку, он нащупал каменный потолок менее чем в футе над своей головой.

Заперты, - хрипло выпалил Льюис Терин. Снова в сундуке. Как когда те женщины засунули нас в ящик. Мы должны выбраться! - взревел он. - Мы должны выбраться!

Не обращая внимания на вопли Льюис Терина, Ранд попятился прочь от двери и, остановившись в предполагаемом центре камеры, опустился и сел на пол, поджав ноги. Он постарался выбрать наиболее отдаленное место от окружающих его стен, и пытался представить, что они находятся еще дальше, чем в действительности. Но ему казалось, что если он протянет вперед руки ему даже не понадобиться их полностью разгибать, чтобы коснуться камня. Он ощущал, как лихорадочная дрожь сотрясает его тело, которое словно бы принадлежало кому-то другому.

Ранда не покидало ощущение, что стены и потолок были много ближе к нему, чем на самом деле. И он должен был бороться с этим, иначе к тому времени, когда кто-нибудь придет освободить его, он будет так же безумен, как и Льюис Терин.

В конце концов, им придется выпустить его, хотя бы для того, чтобы передать в руки тех, кого пришлет Элайда, кто бы это ни был. Сколько месяцев понадобиться для того, чтобы депеша достигла Тар Валона, а посланцы успели вернуться сюда? Если у Элайды есть верные ей Айз Седай за стенами Тар Валона, то это может произойти и раньше. Его охватил ужас, когда он понял, что надеется на то, что эти Сестры уже в городе. Ведь они смогут вытащить его из этой камеры.

- Я не сдамся! – закричал он. – Я буду жестким, как мне и надлежит быть! - В таком замкнутом пространстве его голос прогрохотал словно гром.

Морейн умерла, потому что у него не хватило решимости сделать то, что должно быть сделано. Ее имя всегда возглавляло список, запечатленный в его памяти. Морейн Дамодред. Женщина, погибшая по его вине. Каждое имя из этого списка причиняло ему мучение, которое заставляло забыть о страданиях тела, забыть о стенах вокруг него. Колавир Сайган, которая погибла из-за того, что он лишил ее всего, чем она дорожила. Лия, Дева Копья, из Косайда Чарин, принявшая смерть от его рук, потому что она последовала за ним в Шадар Логот.

Джендилин, Дева из Холодных Скал Миагома, погибшая, потому что она почла за честь охранять его покои. Он должен быть сильным! Воскрешая в памяти эти и другие имена, одно за другим, он терпеливо закалял свою душу в огнях боли.

* * *

Приготовления заняли больше времени, чем надеялась Кадсуане, во многом, потому что ей надо было произвести такое впечатление на многих людей, чтобы освобождение в лучших традициях сказаний менестрелей прошло без лишних вопросов. Так что днем она степенно, не торопясь, прогуливалась по залитым светом ламп коридорам Зала Совета. Поспешишь - тогда люди могут подумать, что ты о чем-то тревожишься, и что у них есть над тобой преимущество. Если когда-нибудь в жизни ей и надо было с самого начала одержать верх, так это сегодня вечером.

В этот час коридоры обычно пустовали, но сегодняшние события изменили нормальный распорядок вещей. Везде сновали одетые в синие жакеты служащие, временами останавливаясь, чтобы поглазеть на ее спутников. Вполне возможно они раньше никогда не видели сразу четырех Айз Седай – Кадсуане не желала признавать за Найнив это звание до тех пор, пока она не принесет Три Клятвы - а сегодняшние беспорядки только усилят их замешательство. Трое мужчин, замыкавших шествие, заслуживали почти столько же пристальных взглядов.

Слуги могли и не знать, что означают черные мундиры и значки на высоких воротничках, но вряд ли кто-нибудь из них когда-нибудь видел в этих коридорах троих вооруженных мечами мужчин. Во всяком случае, немножко везения, вот и все что нужно, чтобы никто из них не побежал сообщать Алейс, кто собирается прервать закрытое заседание Совета. Жаль, что ей пришлось силком тащить мужчин, хотя даже Дайган мужественно принял ее предложение. Очень досадно также, что никто из ее спутников не проявлял должного самообладания, кроме разве Меризы и двух других сестер.

- Из этого ничего не выйдет, – наверное уже в десятый раз после того как они покинули Холмы пожаловалась Найнив. – Нам с самого начала следовало действовать более решительно!

- Нам надо было идти побыстрее, – угрюмо проворчала Мин. – Я ощущаю в нем перемену. Если раньше он был тверд, словно камень, то теперь он тверд как железо! Свет, что они делают с ним? - Мин была их единственной связью с Рандом, и поэтому она неустанно описывала, что она ощущает, причем каждое последующее ее сообщение было мрачнее, чем предыдущее. Кадсуане не стала рассказывать ей, на что были похожи здешние камеры, иначе Мин могла не выдержать, как и в тот раз, когда она рассказывала что с ним делали похитившие его сестры.

Кадсуане вздохнула. Она собрала разношерстную армию, но даже временная армия нуждается в дисциплине. Особенно, когда впереди их ожидало сражение.

Хорошо, что она заставила женщин Морского народа остаться, а то все было бы только еще хуже

- Если понадобиться, я могу сделать без чьей либо помощи, – решительно сказала она. – Нет. Помолчи Найнив. Мериза и Кареле с таким же успехом могут носить этот пояс, как и ты. Так что если вы, дети, не перестанете хныкать, я отправлю вас с Аливией на Холмы, а там то вы у нее наплачетесь по-настоящему.

Это была единственная причина, по которой она взяла с собой эту сдержанную дикарку. Аливия обычно вела себя очень кротко с теми, кого ей не удавалось смутить своим взглядом, и, тем не менее, она свирепо уставилась на двух болтушек. Их головы как одна повернулись к златовласой женщине, и они наконец-то умолкли, однако же, вряд ли смирились с этим. Мин могла сколько угодно скалить зубы, но вот угрюмый, сердитый взгляд Найнив раздражал Кадсуане. Девочка обладала хорошими задатками, но ее обучение было слишком рано прервано. Ее способность к Исцелению была поистине невероятной, а вот почти со всем остальным положение было удручающим. К тому же, Найнив не преподали урок о том, что, если человек должен что-то выдержать, то он сможет это выдержать

По правде говоря, Кадсуане ей симпатизировала. Отчасти. Это был такой урок, которому в Башне не каждый мог выучиться.

Ей самой, гордившейся своей силой и новой шалью, преподала урок почти беззубый дичок на ферме в сердце Черных Холмов. Мда, очень маленькая разношерстная армия, которую она собрала, попробует поставить Фар Мэддинг с ног на голову.

Клерки и посыльные наполовину заполнили многоколонную приемную Зала Совета, но они были, как никак, только слугами, не более того. Клерки, медлившие в почтительном замешательстве, ожидали, когда первым заговорит кто-нибудь другой, а посыльные в красных жакетах, которые знали, что не в их полномочиях сейчас что-нибудь говорить, попятились к стенам.

Так что и клерки расступились перед ней, не осмеливаясь первыми открыть рот. Несмотря на это, когда Кадсуане распахнула высокие двери, на которых были выгравированы Рука и Меч, она услышала дружный вздох.

Зал Совета был небольшой. Четырех одинаковых светильников хватало для того, чтобы ее осветить, а большой ковер тайренской работы в красных, лазурных и золотых тонах почти полностью скрывал пол. У стены находился большой отделанный мрамором камин, который достаточно хорошо обогревал помещение, несмотря на то, что застекленные двери, ведущие к колоннаде на улице, громко стучали на ночном ветру, заглушая тиканье высоких, позолоченных иллианских часов на каминной полке.

На тринадцати украшенных тонкой резьбой позолоченных стульях, как на тронах, полукругом расставленных напротив дверей, восседали встревоженные женщины. Сидевшая в центре Алейс нахмурилась при виде того, как маленькая процессия, возглавляемая Кадсуане, вошла в палату.

- Это закрытое совещание, Айз Седай. – официально и в то же время неприветливо сказала она, – мы бы попросили вас обратиться к нам позже, но…

- Ты ведь знаешь КТО заключен в твоей темнице, – прервала ее Кадсуане.

Это не было вопросом, но Алейс попыталась выкрутиться.

- По-моему, несколько мужчин, среди которых и дебоширы, и различные чужеземцы, задержанные за драки и воровство, а также уроженец Пограничных Земель, арестованный сегодня по подозрению в убийстве троих людей. Лично я не веду учет тех, кого арестовывают, Кадсуане Седай.

Найнив глубоко вздохнула при упоминании о мужчине, которого задержали за убийство, и ее глаза угрожающе засверкали. Но дитя хватило здравого смысла держать рот на замке.

- Итак, ты хочешь попробовать скрыть, что держишь в тюрьме Возрожденного Дракона, – тихо сказала Кадсуане. Она надеялась, горячо надеялась, что кропотливая работа, проведенная Верин, заставит их отступиться. Хотя, возможно, все еще можно исправить. – Я могу увести его. Я имела дело с двадцатью мужчинами, которые могли направлять в течение многих лет. И я не боюсь его.

- Мы благодарны за ваше предложение, – спокойно ответила Алейс. – но мы предпочитаем сначала связаться с Белой Башней. - Чтобы договориться о его цене, вот что она имела в виду. Что ж, чему быть, того не миновать. – Не откажите нам в любезности рассказать, как вы узнали…

Кадсуане снова прервала ее. – Возможно, мне стоило сказать об этом раньше, но эти мужчины за моей спиной – Аша’маны.

Они шагнули вперед, как им было велено, и она была вынуждена признать, что эти трое выглядели очень опасно. Седой Дамер походил на старого медведя с больными зубами, миловидный Джахар казался мрачным, блестящим леопардом, а немигающий взгляд Эбена на этом юном лице был особенно зловещ.

Естественно, они произвели сильное впечатление на Совет. Некоторые буквально вжались в стулья, будто бы в попытке отодвинуться подальше, а у Сипрайн вообще отвисла челюсть, к несчастью выставив напоказ ее выступающие вперед зубы. Сибайн, чьи волосы были так же покрыты сединой как у Кадсуане, обвисла на своем стуле и принялась обмахиваться тонкой рукой, а Кумирэ скривила рот, словно ее тошнило. Алейс обладала решительным характером, и, тем не менее, она сцепила руки на талии.

- Я как-то уже говорила тебе, что Аша’маны могут посещать город до тех пор, пока они не нарушат наши законы. Мы не боимся их, Кадсуане, хотя должна сказать, я удивлена узнав, что ты вместе с ними. Принимая во внимание предложение, которое ты только что сделала.

Итак, теперь она говорила без обиняков, да? Кадсуане все же испытывала сожаление от необходимости сломить Алейс. Та хорошо управляла Фар Мэддингом и может так и не оправиться после сегодняшнего вечера.

- Разве ты забыла, что еще произошло сегодня днем, Алейс? Кто-то в городе использовал Силу.

Советницы снова заерзали, и многие лбы покрылись встревоженными морщинками.

- Заблуждение. – В ее голосе, наполненном гневом взамен прежнего спокойствия, похоже, прорезался оттенок страх. Ее глаза мрачно сверкнули. - Возможно, стражники ошиблись. Ни один из тех, кого об этом спрашивали, не видел ничего такого, что подтвердило бы…

- Даже то, что, как мы думаем, совершенно, может обладать изъянами, Алейс.

Кадсуане зачерпнула строго выверенное количество саидар из своего Источника.

У нее уже был в этом опыт: маленькая золотая колибри не могла вместить в себя столько саидар, сколько пояс Найнив.

- Изъяны могут проходить незамеченными веками, прежде чем их обнаружат - Сплетенный ею поток воздуха обладал как раз достаточной силой для того, чтобы поднять инкрустированную драгоценными камнями диадему с головы Алейс и поместить ее на ковер перед ее ногами. - Однако, когда их однажды обнаружат, кажется, что любой, кто внимательно посмотрел бы, смог бы их найти.

Тринадцать пар шокированных глаз уставились на диадему. Все без исключения Советницы, казалось, застыли, едва дыша.

- По-моему, не такой большой изъян как ворота амбара, – заявил Дамер. - Думаю, она будет лучше смотреться у тебя на голове.

Свечение Силы внезапно засияло вокруг Найнив, и венец, проплыв по воздуху в сторону Алейс, в последний момент замедлил свое движение и опустился над ее безжизненным лицом, тогда как казалось, что он ударит ее в голову. Тем не менее, сияние саидара не исчезло. Ну что ж, пусть она осушит свой Источник.

- Будет... – Алейс сглотнула, но когда она продолжила, ее голос все еще звучал хрипло. – Будет ли достаточно, если мы просто передадим его вам?

Похоже, для нее самой было неясно, кому именно– Кадсуане или Аша’манам.

- Полагаю, да – невозмутимо ответила Кадсуане.

Алейс осела, словно кукла, которой подрезали веревочки. Потрясенные использованием Единой Силы, Советницы обменялись вопрошающими взглядами. Они посмотрели на Алейс, обменялись кивками, их лица обрели решительность. Кадсуане глубоко вздохнула. Когда-то она пообещала мальчику, что чтобы она ни сделала, будет для его блага, а не для блага Белой Башни или еще кого-нибудь.

И сейчас ради него она сломила достойную женщину.

- Мне очень жаль, Алейс – промолвила она.

«Ты все увеличиваешь уже и так многочисленный счет, мальчик»,- подумала Кадсуане.

 
« Пред.   След. »