logoleftЦитадель Детей Света - Главнаяlogoright
header
subheader
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Главная
Контакты
Страсти вокруг Колеса
Фэнтези картинки
Карта сайта
Ссылки
[NEW!] Перевод A Memory of Light
Личное творчество
На нашем форуме открыт новый раздел , в котором собрано личное творчество участников нашего форума. Здесь вы можете ознакомиться с литературными произведениями наших авторов, обсудить его с участниками форума и выложить свое собственное творчество. Обратите внимание на подраздел "Утраченные Сказания" - в нем  будут собраны рассказы и повести, дополняющие цикл "Колесо Времени". Не пропустите также конкурс на лучшее произведение наших пользователей! 
 

Роберт Джордан17 октября 1948г.

16 сентября 2007г.

 

 

 

 

 

 

 

contenttop
Глава 9. Чашка чая Печать E-mail
Автор Administrator   
18.08.2006 г.

В гардеробной Илэйн быстро переоделась после верховой езды. Ей помогала Эссанде, седая пожилая женщина, которую Илэйн выбрала себе в горничные. Эта стройная, величественная женщина была немного медлительной, но она прекрасно знала свое дело и не тратила время на пустую болтовню. В действительности она редко говорила вообще что-нибудь, кроме , не считая вопросов о том, какое платье угодно одеть сегодня госпоже и ежедневного замечания о том "как Илэйн похожа на свою мать". Пламя плясало над толстыми поленьями в широком мраморном камине в конце комнаты, но огню не удавалось согреть воздух. Она быстро надела нарядное голубое шерстяное платье с узором из зернышек жемчуга по высокому вороту и понизу рукавов, серебряный поясок с маленьким серебряным кинжалом и всунула ноги в мягкие туфельки, также отделанные серебром. Вероятно, до встречи с купцами больше не будет времени, чтобы переодеться, а она должна поразить их своим видом.

Надо еще удостовериться, что Бергитте будет присутствоавать; Бергитте в своей униформе всегда производила на людей особое впечатление. А послушать купцов для Бергитте было парой пустяков. Зуд раздражения, прячущийся где-то в затылке Илэйн означал, что Капитан-Генерал Гвардейцев Королевы в данный момент принимала эти "занудные" доклады. Торопливо одевая жемчужные серьги, она отослала Эссанде греться в комнаты слуг. Илэйн подозревала, что у нее болят суставы, но женщина все же отказалась от Исцеления, когда Илэйн ей предложила. Все. Теперь она готова. Золотой венец Дочери-Наследницы остался лежать на подставочке из золота и слоновой кости, стоящей на туалетном столике. Украшений у неё было не так уж и много: большая часть давно была заложена, а остальные пригодятся, когда кончатся тарелки. Сейчас уже не было смысла беспокоиться об этом. Несколько минут для себя, и придется вернуться к своим обязанностям.

В приемных покоях, обшитых белыми панелями, с широкими карнизами, украшенными резными птицами, было два высоких камина с искусно сделанными решетками: по одному в каждом конце комнаты. Два камина лучше обогревали, чем один в гардеробной, хотя и здесь на белом полу, выложенном плиткой, парочка ковров тоже не помешала бы. К ее удивлению в комнате находился Холвин Норри. Когда она вошла, Главный Клерк поднялся со стула с низкой спинкой, прижимая кожаную папку к узкой груди. Он обошел резной столик, стоящий по середине комнаты и неловко поклонился.

Норри был высоким и худощавым, с длинным носом, его редкие волосы поднималась из-за ушей, как брызги белых перьев. Он всегда напоминал Илэйн цаплю. Под его началом находилось множество клерков, и каждый прекрасно владел пером, но на рукове его камзола Илэйн разглядела чернильное пятно. Хотя пятно выглядело старым, ей стало интересно, есть ли внутри папки другие кляксы. Он принял эту папку, которую прижимал к груди, вместе с формой, которую теперь не снимал, на два дня позже Госпожи Харфор. Сделал ли он это в качестве выражения преданности правящему Дому или просто потому, что это сделала Первая Дама, было все еще под вопросом.

- Простите меня за мою поспешность, миледи, - сказал он, - но я уверен, что у меня есть дела большей важности, если не сказать поспешности, чтобы представить их Вам на рассмотрение немедленно. - Важным было сообщение или нет, но вещал он очень занудным тоном.

- Конечно, господин Норри. Не стоит торопиться. Он моргнул удивлённо, и Илэйн сдержала вздох. Она заподозрила, что он возможно немного глуховат, потому, как он наклонял голову туда сюда, как будто чтобы лучше слышать. Возможно поэтому его голос почти никогда не менял тональность. Она решила говорить немного громче. И все-таки он зануда. - Садитесь и расскажите мне об этих важных делах.

Она отодвинула от стола один из резных стульев и указала ему на другой, но он продолжал стоять. Он всегда стоял. Илэйн закинула ногу на ногу, расправила юбки и приготовилась слушать. Он даже не заглянул в папку. Все, что было на бумаге, было у него в голове, бумаги были только на случай, если она пожелает посмотреть их своими собственными глазами.

- Самое неотложное и, возможно, наиболее важное, это то, что были обнаружены большие залежи квасцов в Ваших владениях в Данабаре. Первосортные квасцы. Я уверен, банкиры, когда они узнают об этом, будут меньше раздумывать над моими запросами от Вашего имени, миледи. - Он слегка улыбнулся, на мгновение скривив тонкие губы, что для него это было почти что радостный смех.

Как только он упомянул квасцы Илэйн подалась вперед и широко улыбнулась. Она сама была готова радостно расхохотаться. Если бы у нее был другой собеседник, а не Норри - ее ликование было гораздо сильнее. Илэйн почувствовала себя такой счастливой, что даже раздражение Бергитте стало понемногу убывать. Дубильщики и ткачи, стеклодувы и мастерские по изготовлению бумаги - все расходовали квасцы. А единственным источником первоклассных квасцов был Гаелдан - или был до настоящего момента. Одних налогов от торговли квасцами было достаточно для поддержания трона Гаелдана в течение многих поколений. Те, что приходили из Тира и Арафела, даже близко не стояли по своему качеству, но все равно приносили прибыль в государственную казну этих стран, помимо денег от торговли оливковым маслом или драгоценностями.

- Это важная новость, господин Норри. Лучшая на сегодня. Лучшая из тех, что мне приходилось слышать за сегодняшний день. - Вполне возможно, лучшая со времён прибытия в Кэймлин, но за этот день - точно самая приятная. - Как скоро вы сможете справиться с "сомнениями" банкиров? - Их поведение выглядело так, как будто перед ее носом постоянно захлопывали дверь, может не настолько грубо. Банкиры точно знали, сколько мечей она имеет за спиной, и сколько у ее противников. Несмотря на это, у нее не было ни малейших сомнений, местророждение квасцов заставит их изменить свое отношение. Норри тоже в этом не сомневался.

- Довольно скоро, миледи, и, я уверен, на очень хороших условиях. Я скажу им, что если лучшие предложения окажутся неудовлетворительными, я обращусь к Тиру или Кайриену. Они не рискнут потерять клиента, миледи. - Все было произнесено ровным, сухим тоном, без намека на то удовольствие, с которым это проделал бы другой человек. - Они не откажутся дать нам ссуду, а мы потом возместим за счёт залежей. Правда, будут кое-какие издержки. Надо будет строить шахты. Затем - дороги. Данбар - холмистая местность на некотором расстоянии от Лугардской Дороги. Но все же доходов будет достаточно, чтобы удовлетворить ваши запросы на счет Гвардии, а также содержания Академии.

- Достаточно "мало", вот правильное слово, мастер Норри, если Вы пытаетесь заставить меня забросить мои планы на счет Академии, - сказала она, почти смеясь. Он так же трясся над казной Андора, как курица над яйцом, и он был абсолютно против того, что она приняла на себя опеку над Академией, которую основал Ранд в Кеймлине. При каждом удобном случае он снова и снова возврался к своим аргументам до тех пор, что девушке уже казалось, его голос звенел в ее черепе. До настоящего времени Академия состояла только из нескольких дюжин ученых со студентами, разбросанными по разным гостиницам в Новом Городе. Но даже зимой новые люди всё прибывали и пребывали, а места уже не хватало. Она, конечно, не собиралась отдавать им Дворец, хотя нужно было что-нибудь подыскать. Норри пытался экономить золото Андора, но она рассчитывала на будущее. Тармон Гай'дон стремительно приближался, но у страны должно быть будущее, разломает Ранд снова Мир или нет. Иначе и вовсе не было смысла что-либо затевать, а она не могла просто сидеть и ждать. Даже, если бы она знала, что Последняя Битва была бы концом для всего, она не бы не смогла просто сидеть сложа руки. Ранд начал основывать школы на случай, если он не сможет избежать разрушения мира, надеясь спасти что-нибудь, но эта школа будет школой Андора, а не Рэнда ал'Тора. Академия Роз, посвященная памяти Моргейз Траканд. Будущее никуда не денется, а потомки будут помнить её мать. - Или Вы решили, что золото Кайриена , в конце концов, утечёт к Дракону Возрождённому?

- Я уверен, что риск все еще не велик, миледи. Но нельзя не принимать во внимание известия, которые я только что получил из Тар Валона. - Его тон не изменился, но было ясно, что он взволнован. Его пальцы застучали по кожаной папке, как будто заплясали пауки, потом вновь замерли. - Мм, ... Белая Башня публично признала …ммм… лорда Ранда… Драконом Возрожденным и предложила ему… защиту и покровительство. Объявляется также анафема всякому, кто обратитьтся к нему не через Башню. Как Вы сами знаете, глупо пренебрегать гневом Тар Валона, миледи. - Он подозрительно покосился на кольцо Великого Змея на ее руке, покоящейся на резном подлокотнике стула. Он знал о расколе в Башне. Наверное, только фермер в Селейзине не знал сейчас о расколе в Башне. Однако Норри был слишком тактичным, точнее сказать, благоразумным, чтобы спрашивать Илэйн, кому она отдает предпочтение. Хотя, он точно хотел сказать "Престол Амерлин" вместо "Белой Башни." И только Свет знает, что на вместо "Лорда Ранда". Она не обвиняла его. Он был осторожным человеком - качество, которое важно для человека с такой должностью.

Но выходка Элайды ее ошеломила. Нахмурившись, она задумчиво взглянула на кольцо. Элайда носила это кольцо дольше, чем жила она. Эта женщина была надменной, упрямой, она не замечала прочих мнений, кроме своего собственного, но она не была глупой. Далеко не глупой. - Неужели она серьезно думает, что он примет такое предложение? - вслух размышляла Илэйн. - Защиту и покровительство? Не могу придумать лучшего способа отпугнуть его окончательно! - Покровительство? Никто не сможет силой навязать Ранду своё покровительство.

- Если верить моим источникам в Кайриэне, он, вполне возможно, уже принял его, миледи. - Норри бы долго возмущался, если б кто-то посмел предположить, что он руководит шпионажем. Ну, во всяком случае он скривился бы в отвращении. Старший Клерк заведовал казной, контролировал прочих клерков, которые работали с капиталом, и давал советы трону по государственным вопросам. Конечно же, у него не было шпионской сети, как у Айя или некоторых сестер. Но он регулярно обменивался письмами со знающими людьми в других столицах, часто обладающими широкими связями в высшем свете, поэтому его советы всегда были своеременными. - За неделю она прислала всего лишь одного голубя, а это довольно странно, учитывая то обстоятельство, что совсем недавно Солнечный Дворец был атакован Единой Силой.

- Силой? - воскликнула Илейн, в шоке резко подавшись вперед.

Норри кивнул. Спокойно, словно он докладывал о состоянии дел по ремонту дорог. - Так мне говорили, миледи. Айз Седай... возможно, Аша'ман или даже Отрёкшиеся. Боюсь, до меня дошли всего лишь слухи. Крыло, в котором находились покои Дракона Возрождённого, было полностью уничтожено, а сам он исчез. Многие убеждены, что он отправился в Тар Валон - преклонить колени перед Престолом Амерлин. Кое-кто верит, что он погиб во время этой атаки, но не очень многие. Я бы посоветовал ничего не предпринимать, пока картина не прояснится. - Он замолчал, покачивая головой в такт своим мыслям - Я не так хорошо знаю его, - задумчиво произнёс Норри, - но ни за что не поверил бы в смерть этого человека, если б не просидел три дня рядом с трупом.

Илейн смотрела во все глаза. Это была почти что шутка. По меньшей мере, примитивная острота. От Холвина Норри! Она тоже не верила, что Ранд мертв. Тем более, в то, что он преклонил колени перед Элайдой. Слишком упрям для этого. Как много проблем было бы решено, если б Ранд просто доверил себя Эгвейн; но нет, он никогда этого не сделает, а ведь Эгвейн - подруга его детства. После такого заявления у Элайды осталось столько же шансов подчинить его, сколько у обыкновенной козы. Кто же атаковал его? Шончан не могли бы добраться до Кайриэна. Если Отрёкшиеся решили действовать в открытую, мир погрузится в ещё больший хаос, нежели сейчас. Но Аша'маны - это хуже всего. Если его собственные создания повернули против него… Нет! Она не сможет защитить Ранда, как бы сильно ей этого не хотелось. Ему придётся сражаться самому.

Дурак. Глупый мужчина! - Прошептала она про себя. Возможно, он сейчас марширует где-нибудь со своими глупыми знаменами, будто никто совсем не пытался убить его. - Нет, Ранд ал'Тор, лучше сам о себе позаботься, иначе я тебе уши оборву, как только доберусь!

-Что еще Ваши осведомители могут сказать, мастер Норри? - спросила она громко, отгоняя мысли о Ранде. Пока что у неё нет возможности оборвать ему уши, поэтому нужно сосредоточиться на делах Андора.

Его осведомители могли многое рассказать, хотя часть информации была уже устаревшей. Не все использовали голубей, а письмам, переданным с проверенными купцами, требовались месяцы, чтобы пересечь страну в коротчайшие сроки. Ненадежные купцы брали деньги за доставку и никогда не заботились о доставке писем. Немногие могли себе позволить нанять курьеров. У Илэйн была мысль основать Королевскую Почту, если позволит ситуация. Норри страшно огорчало, что письма с последними вестями из Эбу Дар и Амадора были опережены слухами.

Хотя не все новости были важными. Его адресанты не были настоящими шпионами; они просто передавали новости о своей стране, сплетни и слухи. Новости из Тира были об увеличивающемся количестве кораблей Морского Народа, прошли через Пальцы Дракона без тайренского лоцмана, и сейчас заполнили все причалы в городе. Слух о том, что суда Морского Народа сражались в море с Шончан, был просто слухом. Иллиан был спокоен и наполнен солдатами Рэнда, отдыхающими после битвы с Шончан. Более из Иллиана не было никаких новостей, даже был ли Ранд в городе, было под вопросом. Королева Салдэйи все еще была в длительной поездке по стране, о чем Илэйн уже знала, но, оказалось, что а Этинелле Кандорскую не видели в Чачине уже несколько месяцев, и король Шайнара также предположительно был все еще инспектировал границы Запустенья, хотя также сообщалось, что Запустение спокойнее, чем когда бы то ни было. В Лугарде, король Роедран собирал под знамёна всех дворян, кто может привести с собой солдат и город уже был обеспокоен двумя армиями, которые расположились лагерем у границ Андора. Одна, состояла из солдат Айз Седай, другая - из андорцев, и сейчас все были обеспокоены тем, что предпримет этот транжира Роедран?

- Что ты посоветуешь? - спросила Илэйн, когда он закончил, хотя ей совершенно не нужно было это знать. Ей по сути дела и остальное знать было не обязательно. Оно происходило слишком далеко, чтобы как-то повлиять на жизнь Андора, либо было незначительным. Просто окошко во внешний мир. Но от неё ожидали вопросов, даже когда они оба знали, что ответы у неё уже есть - "ничего не предпринимать", - а мастер Норри должен был быстро давать эти самые ответы. Муранди не назовёшь далёкой страной, а события в ней - не имеющими значения. Норри почему-то заколебался и прикусил губу. Он был неторопливым и расчётливым, но не колебался никогда.

- Ничего миледи, - наконец сказал он. - Я мог бы посоветовать послать эмиссара к Роедрану, чтобы выяснить его намерения. Он может опасаться событий к северу от Муранди или айильских набегов, о которых мы столько слышали. У него также могут быть свои интересы в северной Алтаре. Или в Андоре. К сожалению… - Он прижал папку к груди одной рукой, а вторую медленно отвёл в сторону и вздохнул, возможно извиняясь, а может от боли.

К сожалению, она еще не была королевой, и ее эмиссара не пустят к Роедрану. Если Илэйн не удастся занять трон, а у Роедрана будет находиться её человек, претендент, которому повезёт больше, получит возможность отхватить приличный кусок от Муранди, чтобы преподать королю урок. Лорд Луан и прочие уже давно поделили между собой территории. Илэйн, однако, была осведомлена лучше Первого Клерка: её информировала Эгвейн. Девушка не видела пока необходимости открывать свои источники, но решила всё же облегчить душевные страдания Норри. Он знал, "что" нужно делать, но не знал "как", и это его ужасно огорчало.

- Я знаю планы Роедрана, мастер Норри. Он хочет получить Муранди для себя. Андорцы приняли присягу от дворян Муранди на севере, заставив остальных понервничать. Есть еще большая группа наемников - в действительности Принявших Дракона, но Роедран думает, что они наемники, которых он тайно нанял, чтобы они сохранили угрозу, после того, как уйдут прочие две армии. Он планирует использовать эту угрозу, чтобы посильнее привязать к себе дворянство, чтобы каждый боялся сбежать первым, после того как все угрозы исчезнут. В будущем, если ему удастся осуществить свой план, он может стать большой проблемой, так как наверняка захочет вернуть себе северные земли. Но сейчас для Андора он не представляет угрозы.

Норри вытаращил глаза и наклонил голову сначала вправо, а потом влево, разглядывая девушку. Он провёл языком по губам, прежде чем начать говорить.

-Это многое бы объяснило, миледи. Да. Да, очень многое. - Он снова облизнул губы. - Было еще кое-что, о чем сообщил мой осведомитель в Кайриене, о чем я... мм . . . забыл упомянуть. Как Вы возможно знаете Ваше намерение потребовать Трон Солнца хорошо там известно и даже имеет некотороую поддержку. Кажется, многие жители Кайриена открыто говорят о походе в Андор, чтобы помочь Вам завоевать Львиный трон, чтобы Вы поскорее смогли принять трон Солнца. Я думаю, Вам не нужен мой совет по этому вопросу?

Илэйн грациозно кивнула. Помощь из Кайриэна была бы даже хуже помощи наёмников: слишком часто в прошлом Андор воевал с Кайриэном. Халвин Норри не забыл. Он никогда ничего не забывал. Так почему же он рассказал ей об этом, а не стал просто дожидаться как она удивится, когда прибудут люди из Кайриэна? Проявление ли осведомлённости Илэйн впечатлило его? Или он испугался, что она решит, будто он скрывает от неё что-то? Он выжидающе смотрел на неё, ужасно напоминая старую цаплю, поджидающую… рыбку?

- Мастер Норри, приготовьте письма главам всех могущественных Домов Кайриэна, я подпишу их и поставлю свою печать. Начните с моих притязаний на Солнечный Трон как дочери Тарингейла Дамодреда и сообщите, что я займусь Кайриэном, как только в Андоре настанут более спокойные времена. Укажите также, что я не приведу с собой солдат, так как присутствие Гвардии Андора на земле Кайриена заставило бы подняться против меня всех жителей страны. Закончите благодарностью за поддержку и выразите надежу, что все старые конфликты между нашими государствами будут улажены. - Умный разглядит написанное между строк и, если повезёт, разъяснит его смысл остальным, не таким проницательным.

- Искусный ответ, миледи, - сказал Норри, сгорбившись в подобии поклона. - Я все сделаю. Могу ли я спросить, миледи, было ли у Вас время подписать счета? Ах. Не имеет значения. Я пришлю кого-нибудь за ними позже. - Поклонившись как следует, чуть менее неловко, чем до того, он собрался было уйти, но задержался. - Простите меня за дерзость, госпожа, но Вы мне очень сильно напоминаете Вашу мать - последнюю королеву.

Глядя ему вслед она гадала, можно ли его тоже причислить к "своим". Управление Кеймлином намного меньшим чем Андор, без клерков было невозможно, и Старший Клерк имел возможность даже королеву поставить на колени, если его не проверять. А комплимент и заверения в преданности - не одно и то же.

Времени на размышления оказалось немного - всего несколько секунд. В комнату вошли три служанки с серебряными подносами и поставили их в ряд на столе у стены.

- Первая Дама сказала, что миледи забыли послать за своим обедом, - сказала полная, седовласая женщина, делая реверанс, когда жестом показала своей молодой помощнице снять высокие крышки, - поэтому, она прислала несколько блюд на выбор.

Выбор. Покачав головой при виде подносов, Илэйн вспомнила сколько времени прошло с момента завтрака, который она съела с восходом солнца. Там была нарезанная говядина в горчичном соусе, каплун, зажаренный с высушенным инжиром, сладкие хлебцы с кедровыми орешками, сочный лук-порей с картофельным супом, капустные булочки с изюмом и перцом, фруктовый пирог, не говоря уже о маленькой тарелочке яблочных пирожных и другой тарелочке с пропитанным кремом бисквитом, украшенным взбитыми сливками. Клубы пара поднимались от двух низких серебряных кувшинов с вином, на случай, если она предпочтет тот или иной сорт. В третьем был горячий чай. И стыдливо отставленное в угол одного из подносов блюдо, которое она всегда заказывала на обед: прозрачный бульон и хлеб. Рене Харфор его не одобряла. Она заявляла, что Дочь-Наследница "тощая, как жердь".

Наверное, Первая Дама всех во Дворце заразила своим мнением. Седовласая служанка состроила укоризненную мину, когда сервировала стоящий по середи комнаты стол хлебом, бульоном и чаем, добавив ко всему белую льняную салфетку, тонкую голубую фарфоровую чашку с блюдцем, и серебряный горшочек с медом. И еще несколько фиг на подносе. "От переполненного желудка в полдень тупеешь днем", - так говорила Лини. Однако, похоже ее мнение никто не разделял. Все горничные были пышными женщинами, и даже молоденькая выглядела разочаровано, когда Илейн отказалась от остальных блюд.

Бульон был очень хорош: горячий и слегка сдобренный специями, а чай приятно пах мятой. Но Илэйн так и не удалось остаться наедине со своим обедом и мыслями о том, что, возможно, маленький кусочек пропитанного кремом бисквита совсем не повредил бы. Не успела девушка проглотить вторую ложку бульона, как в комнату вихрем, тяжело дыша ворвалась Дайлин в зеленом платье для верховой езды. Отложив ложку, Илэйн предложила ей чаю, до того как поняла, что на столе стояла только одна чашка, которой она всегда пользовалась. Но Дайалин, нахмурившись, отмахнулась от ее предложения.

- В Браемском Лесу стоит армия, - объявила она. - Такого не видели со времён Айильской Войны. Купец из Нового Браема привёз новости этим утром. Его зовут Тормон, он иллианец; серьёзный человек, не имеющий привычки поднимать шум по пустякам. Он говорит, что видел кандорцев, арафелцев и шайнарцев. Тысячи. Десятки тысяч. - Она рухнула на стул и принялась обмахивать себя одной рукой, как веером. Её лицо было красным, как будто женщина бежала всю дорогу. - Света ради, что могло понадобиться объединённой армии Пограничья у рубежей Андора?

- Это всё Ранд, готова поспорить, - сказала Илэйн. Она прикрыла ладонью зевок и сделала ещё один глоток. Утро было напряжённым, но чашка чая должна её взбодрить.

Рука Дайлин замерла в воздухе, женщина выпрямилась.

- Думаешь, он послал их тебе? Чтобы… помочь, да?

Такая идея не приходила Илэйн в голову. Порой она жалела, что Дайлин известно о её чувствах к Ранду.

- Я не думаю, что он… настолько… так глуп.

Свет, как же она устала! Иногда Ранд вёл себя так, будто был королём Мира, но он, конечно же, не станет... нет, не станет… Она так и не смогла сообразить, что не стал бы делать Ранд.

Она снова подняла ладонь, прикрывая зевок, но вдруг увидела чашку в своей руке. Освежающий вкус мяты. Илэйн попыталась, как можно осторожней, поставить её на стол. И едва не перевернула соусницу вместе с кружкой. По столу растеклась лужица. Отвар из корня вилочника. Уже зная, что это бесполезно, девушка потянулась к Истинному Источнику, стремясь наполнить себя радостью саидар, но с тем же успехом она могла бы ловить ветер сачком. В уголке сознания попрежнему теплился ослабевающий гнев Бергитте. В отчаянии Илэйн попыталась передать Стражу свой страх и панику. Голову как будто набили шерстью, комната в глазах плыла и раскачивалась. "Помоги мне, Бергитте!" - заметалась мысль, каким-то чудом ещё сохранившая подвижность.- "Помоги!"

- Что случилось? - насторожилась Дайлин. - Тебе в голову пришло что-то ужасное? На тебе лица нет.

Илэйн вытаращилась на неё. Она и забыла о присутствии второй женщины.

- Иди, - промямлила она. Затем сглотнула, попыталась прочистить горло. Язык, казалось, увеличился вдвое. - Приведи помощь. Меня… отравили. - Нет, объяснять слишком долго. - Иди!

Дайлин несколько секунд смотрела на неё круглыми глазами, потом вскочила, схватившись за рукоять поясного ножа.

Дверь открылась, и слуга нерешительно просунул внутрь голову. Илэйн почувствовала прилив облегчения. Дайлин не заколет ее при свидетеле. Мужчина облизнул губы, метнув взгляд на двух женщин. Затем он вошел, вытаскивая из-за пояса нож с длинным лезвием. За ним, обнажая длинные ножи, вошли еще двое мужчин в красно-белых ливреях.

"Я не хочу умерать, как котенок в мешке", - горько подумала Илэйн. Приложив нечеловеческое усилие, она заставила себя подняться на ноги. Колени подгибались, одной рукой ей пришлось опереться о стол, но второй она смогла нащупать кинжал. Клинок был едва ли длиннее её ладони, но этого хватит. Хватило бы, если б пальцы не казались деревянными. Кинжал у неё заберёт и ребёнок. "Я не сдамся без боя", - подумала она. Мысли шевелились, как мухи в густом сиропе. - "Не сдамся без боя!"

Странно, но время текло не так медленно, как она предполагала. Дайлин только успела повернуться к вошедшим, а последний из них ещё закрывал дверь.

- Убийство! - закричала Дайалин. Подняв стул, она со всей силы бросила его в мужчин. - Стража! Убийство! Стража!

Трое вошедших попытались увернуться от стула, но один был слишком медлителен, и стул ударил его по ногам. С криком он упал на соседа и они рухнули оба. Другой, стройный, светловолосый молодой человек с ясными голубыми глазами, прыгнус с ножом вперед.

Дайалин встретила его своим собственным ножом, нанося сильный удар, но он двигался, как хорек, легко отразив ее нападение. Его собственное лезвие достигло цели, и Дайалин с криком отступила назад, зажав одну руку возле локтя. Он легко прыгнул вперед, нанося удар, и она закричала и упала, словно тряпичная кукла. Он перешагнул через нее, направляясь к Илэйн.

Ничего больше не существовало для нее, кроме него и ножа в его руке. Он не напал на нее. Точнее сказать, осторожно крался, изучая её тревожным взглядом. Конечно. Он ведь знал, что она Айз Седай. И теперь сомневался, подействовал ли яд, как нужно. Илэйн попыталась выпрямиться, смотреть на него в упор, чтобы выиграть несколько мгновений, но он словно сделал для себя какой-то вывод, кивнул и немного расслабился. Если бы она могла что-то сделать, давно бы уже сделала. На его лице не было издевки. Он просто выполнял свою работу.

Вдруг он резко остановился, уставившись в изумлении вниз. Илэйн тоже посмотрела. Это был кончик стали, выпирающий из его груди. Кровь пузырилась у него на губах, когда он упал на стол, резо его оттолкнув.

Илэйн тоже зашаталась, упала на колени и ухватилась за край стола, чтобы не рухнуть лицом вниз. Поражённая, она смотрела на кровь, впитывающую в ковёр. Из спины мужчины торчал меч. В голове бродили мрачные мысли. Эти ковры потом не отстираешь от крови. Она медленно подняла глаза, посмотрела на неподвижную фигуру Дайлин. Похоже, она не дышала. Затем перевела взгляд на дверь. Открытую дверь. Еще один из убийц лежал перед ней, его голова лежала как-то неестественно, только половина ее держалась на шее. Оставшийся из убийц дрался с другим человеком в бело-красной форме, они рычали и катались по полу, оба боролись за один кинжал. Незадачливый убийца пытался отвести от своего горла руку противника, сжимающую нож. А кто его противник? Мужчина с жёстким лицом, в форме Королевской Гвардии.

Поторопись, Бергитте, - мысли тонули в тумане.- Пожалуйста, поспеши.

Темнота поглотила ее.

© Перевод с английского Элансу, Виктория Май 2001

 
« Пред.   След. »